Статья опубликована в рамках: Научного журнала «Студенческий» № 19(63)

Рубрика журнала: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): скачать журнал часть 1, скачать журнал часть 2, скачать журнал часть 3, скачать журнал часть 4

Библиографическое описание:
Волынская К.А., Сидоров Ю.В. АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ОРГАНОВ ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЙ И ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ ВЛАСТИ СУБЪЕКТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ // Студенческий: электрон. научн. журн. 2019. № 19(63). URL: https://sibac.info/journal/student/63/142183 (дата обращения: 24.09.2019).

АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ОРГАНОВ ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЙ И ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ ВЛАСТИ СУБЪЕКТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Волынская Кристина Александровна

магистрант юридического факультета Уральского института управления – филиал ФГБОУ ВО «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации»

РФ, г. Екатеринбург

Сидоров Юрий Вадимович

канд. юрид. наук, заведующий кафедрой административного и финансового права Уральского института управления – филиал ФГБОУ ВО«Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации»

РФ, г. Екатеринбург

В Российской Федерации вопросы организации и деятельности законодательных и исполнительных органов власти субъектов Российской Федерации всегда рассматривались порознь друг от друга в качестве самостоятельных проблем. Вплоть до начала 90-х гг. термин «взаимоотношение» («взаимодействие») редко использовался как в официальных актах органов государственной власти, так и в научной литературе. В настоящее же время он стал одним из распространенных; есть все основания считать, что в действующем законодательстве складывается относительно самостоятельный институт взаимодействия органов законодательной и исполнительной власти субъектов Федерации. Свидетельством этого является тот факт, что в ряде конституций и уставов субъектов Российской Федерации имеются самостоятельные главы (разделы), посвященные взаимоотношениям органов законодательной и исполнительной власти. Введение этого термина в официальный оборот расширило границы наших представлений о механизме функционирования законодательных и исполнительных органов государственной власти, об отношениях, возникающих между ними и, соответственно, о природе принципа разделения властей [4].

Взаимодействие органов исполнительной и законодательной ветвей власти на уровне субъекта РФ составляет основу реализации властных полномочий государства, поэтому данные вопросы получают нормативное закрепление и в конституциях (уставах) субъектов Федерации, и в законах о законодательном органе, об администрации (правительстве) республики, края (области), а также регламентах этих органов [2].

Анализ регионального законодательства по рассматриваемому вопросу позволяет сделать вывод о широте воззрений законодателей.

Так, основы взаимодействия краевых органов государственной власти закреплены в Уставе Красноярского края [8].

Устав Кемеровской области уделяет внимание взаимоотношениям органов государственной власти и органов местного самоуправления области.

В Конституции Республики Алтай (Основном законе) закреплены основы взаимодействия главы Республики Алтай, председателя Правительства Республики, Государственного Собрания — Эл Курултай Республики Алтай и Правительства Республики.

Определяя принципы взаимодействия, Устав (Основной закон) Томской области к ним отнес интересы населения области, единство целей и задач в решении вопросов социально-экономического развития области в соответствии с принципом разделения властей, самостоятельное осуществление функций в пределах своей компетенции, подотчетность и подконтрольность Администрации области Думе в пределах компетенции последней.

В Читинской области областная Дума и Администрация области взаимодействуют в установленных формах в целях эффективного управления процессами экономического и социального развития области в интересах ее населения.

Взаимодействие органов государственной власти на основе конституционного принципа разделения властей установлено в Уставе Кемеровской области [9].

Взаимодействие органов государственной власти на основе разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти республики установлено в Конституции Республики Бурятия [3].

В Республике Алтай исполнительная и законодательная ветви власти взаимодействуют исходя из интересов республики и ее населения, единства целей и задач в решении республиканских проблем, основываясь на принципах разделения властей и их полномочий [1].

При рассмотрении вопросов правового регулирования взаимодействия органов законодательной и исполнительной власти субъектов Российской Федерации нельзя не затронуть вопрос, связанный с качеством законотворческой деятельности субъектов Российской Федерации в рассматриваемой области общественных отношений. Так, исследователи этого вопроса выделяют три типичных для субъектов Российской Федерации варианта принятия законов, нарушающих принцип верховенства закона.

Первый вариант заключается в прямом дублировании норм федерального закона. По сути речь идет об избыточном правоустановлении, так как данная норма уже зафиксирована в федеральном законе и социальной потребности в ее принятии на уровне отдельного субъекта Федерации не существует. Кроме того, появляется и ряд других проблем, связанных с определением надлежащего нормативного правового акта, подлежащего применению. Возникает противоречие с принципом самостоятельной компетенции властного органа, так как государственно-властное веление неоднократно фигурирует в нормативных правовых актах [5].

По мнению Н.Н. Толмачевой1, отношения, которые урегулированы в законе, не должны повторно регламентироваться другим правовым актом, т.е. законом субъекта Российской Федерации. На практике, отмечает исследователь, складывается ситуация, когда законы субъекта Российской Федерации, которые должны соответствовать федеральному закону, дублируют положения федерального законодательства и становятся, по сути, основным нормативным актом.

Второй вариант принятия законов субъектов Федерации включает правовые акты, предметом регулирования которых объявляются отношения в конкретной сфере правового регулирования (например, охрана окружающей среды), а фактическое содержание включает правовые нормы, регулирующие перераспределение между органами власти субъекта Российской Федерации (например, между губернатором и правительством области) его полномочий, установленных в федеральном законе. Распределение законом субъекта Российской Федерации полномочий между высшим и центральными органами власти субъекта Федерации нарушает принцип разделения властей и ставит исполнительную власть в подчиненное положение. Кроме того, наделение законодательного органа власти субъекта Федерации компетенцией исполнительных органов власти создает проблему дисбаланса в полномочиях властей, подрывает самостоятельность органов исполнительной власти при принятии решений и обусловливает отсутствие единообразного понимания, толкования и применения нормативных правовых актов [6].

Третий вариант заключается в принятии субъектами Российской Федерации законов, которые объединяют в себе в разных пропорциях положения федерального закона, а в ряде случаев и подзаконных нормативных правовых актов федеральных органов, и правовых норм, которые должны приниматься в соответствии с компетенцией органов государственной власти субъектов Российской Федерации. Принятие такого рода нормативных правовых актов, по мысли Н.Н. Толмачевой, «приводит к нарушению принципа недопустимости противопоставления законности и целесообразности, в соответствии с которым законодателю предоставляется возможность принять наиболее правильное решение, но в границах, определенных правовой нормой» [7].

Подводя некоторые итоги, следует отметить, что взаимодействие ветвей власти обеспечивается путем распределения, разграничения полномочий властных органов в соответствии с их предназначением и на основе принципа разделения властей.

 

Список литературы:

  1. Демидов М.В. Законодательные и исполнительные органы государственной власти субъектов Российской Федерации: особенности конституционно-правового статуса и организации деятельности // Конституционное и муниципальное право. 2014. № 4. С. 32.
  2. Загурская Л.А. Вопросы взаимодействия государственных институтов власти в субъектах Российской Федерации // Научные ведомости белгородского гос. ун-та. Сер.: Философия. Социология. Право. 2014. № 27 (173). С. 111.
  3. Конституция Республики Бурятия от 22.02.1994 г. (в ред. от 07.03.2018 г.) // СПС «Консультант Плюс»
  4. Павликов А.М., Кацук О.А. О проблемах взаимодействия исполнительных и представительных органов власти в законотворческой деятельности // Социально-экономические явления и процессы. 2015. Т. 10. № 7. С. 92.
  5. Толмачева Н.Н. К вопросу о соблюдении принципа верховенства закона и других принципов законности в законодательстве субъектов Российской Федерации // Журнал российского права. 2008. № 2. С. 35
  6. Толмачева Н.Н. К вопросу о соблюдении принципа верховенства закона и других принципов законности в законодательстве субъектов Российской Федерации // Журнал российского права. 2008. № 2. С. 40.
  7. Толмачева Н.Н. К вопросу о соблюдении принципа верховенства закона и других принципов законности в законодательстве субъектов Российской Федерации // Журнал российского права. 2008. № 2. С. 42.
  8. Устав Красноярского края от 29..02.1996 г. № 8-252 (в ред. от 02.02.2006 г.) // СПС «Консультант Плюс»
  9. Устав Кемеровской области от 05.06.1997 г. № 10-03 (в ред. от 02.10.2017 г.) // СПС «Консультант Плюс»

Оставить комментарий