Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Telegram: sibac
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: Научного журнала «Студенческий» № 37(249)

Рубрика журнала: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): скачать журнал часть 1, скачать журнал часть 2, скачать журнал часть 3, скачать журнал часть 4, скачать журнал часть 5

Библиографическое описание:
Бугаевский Е.А. СОДЕРЖАНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО СУВЕРЕНИТЕТА // Студенческий: электрон. научн. журн. 2023. № 37(249). URL: https://sibac.info/journal/student/249/305843 (дата обращения: 02.03.2024).

СОДЕРЖАНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО СУВЕРЕНИТЕТА

Бугаевский Евгений Анатольевич

магистрант 3 курса, юридический факультет, Сочинский институт (филиал) Российского университета дружбы народов имени Патриса Лумумбы,

РФ, г. Сочи

Иванников Иван Андреевич

научный руководитель,

д-р юрид. наук, д-р полит. наук, проф. кафедры теории государства и права, Сочинский филиал Всероссийского государственного университета юстиции (РПА Минюста России), Сочинский институт (филиал) Российского университета дружбы народов имени Патриса Лумумбы,

РФ, г. Сочи

THE CONCEPT AND CONTENT OF STATE SOVEREIGNTY

 

Evgeniy Bugaevsky

3rd year master's student, Faculty of Law, RUDN University

Sochi, Russia

Ivan Ivannikov

Scientific supervisor, Doctor of Law, Doctor of Medical Sciences Sciences, Professor of the Department of Theory of State and Law, Sochi branch of VGUYU (RPA of the Ministry of Justice of Russia), Sochi Institute (branch) RUDN,

Sochi, Russia

 

АННОТАЦИЯ

В статье рассмотрен вопрос о содержании государственного суверенитета в истории юриспруденции, раскрыта сущность государственного суверенитета в Конституции Российской Федерации, сделаны выводы по укреплению независимости государственной власти.

ABSTRACT

He article examines the issue of the content of state sovereignty in the history of jurisprudence, reveals the essence of state sovereignty in the Constitution of the Russian Federation, and draws conclusions on strengthening the independence of state power.

 

Ключевые слова: государственная власть, источник государственной власти, многонациональный народ, государственный суверенитет.

Keywords: state power, source of state power, multinational people, state sovereignty.

 

Рассматривая вопрос о государственном суверенитете России необходимо подчеркнуть, что Конституция Российской Федерации 1993 года не допускает какого-либо иного носителя государственного суверенитета и источника власти помимо многонационального народа России в целом и не предполагает какого-либо иного государственного суверенитета, кроме суверенитета Российской Федерации [2]. Это означает, что государственным суверенитетом обладает только Российская Федерация в целом, а положения конституций республик в составе федерации, предусматривающие суверенитет республик и ограничивающие суверенитет Российской Федерации, – не могут действовать и не подлежат применению, как противоречащие Конституции России.

Государственный суверенитет как политическая форма всевластия народа и юридический режим осуществления государственной власти получил широкое отражение в многочисленных трудах российских ученых-конституционалистов, которые исследовали происхождение суверенитета, его понятие, место в системе федеративных отношений и предлагали разнообразные авторские концепции осмысления содержания, такие как: А.А. Безуглов [5], А.А. Вихров [6], И.Д. Левин [8], Н.Б. Пастухова [9], Ю.Г. Судницын [12], Д.В. Шумков [13] и другие.

Обобщение опыта научных исследований по теме дает основание считать, что содержание государственного суверенитета включает в себя пять составных частей: семантическое, теоретическое, фактическое, юридическое и процессуальное содержание.

Семантическое содержание. Достоверно известно, что категория «суверенитет» в научный оборот была введена французским мыслителем Жаном Боденом в научном трактате «Шесть книг о республике», изданном в 1576 году [4, с. 225-229].

За время, прошедшее после появления этого термина принципиальных изменений в семантическом толковании понятия «суверенитет», не произошло. Авторы указывают на происхождение термина от французского слова «souverainete», определяя его как верховенство и независимость власти. В современной российской юридической науке большинство исследователей различают государственный, народный и национальный суверенитет. Их субъектами или носителями выступают государство (политическая общность населения), народ как совокупность граждан государства («народ-демос») и этническая общность («народ-этнос»).

Единого мнения о соотношении видов суверенитета в сегодняшней науке российского конституционного права нет. Одни авторы отрицают всякую возможность деления суверенитета на государственный, народный и национальный, считая их различными сторонами одного и того же явления. Другие признают только государственный суверенитет. Третьи считают государственный суверенитет «бюрократической узурпацией суверенитета народа». Четвертые отстаивают существование только народного и государственного суверенитета. Пятые сводят народный суверенитет к национальному. Шестые отождествляют национальный суверенитет и суверенитет государства. Отмеченные различия в соотношении видов суверенитета объясняются в основном неодинаковым пониманием существительного «нация» и прилагательного «национальный», которые рассматриваются как тождественные терминам «государство» и «государственный» по аналогии с английским языком, что вряд ли можно считать продуктивным, поскольку в подлинной российской политической действительности термин «национальный» используется, как правило, в этническом значении.

Убедительный ответ на вопрос о соотношении видов суверенитета дает действующая Конституция Российской Федерации [1]. Во-первых, существование народного, национального (этнического) и государственного суверенитетов как самостоятельных государственно-правовых явлений закреплено в отдельных статьях Конституции Российской Федерации. Статья 3 объявляет носителем суверенитета и единственным источником власти многонациональный российский народ, статья 4 провозглашает государственный суверенитет России, который распространяется на всю ее территорию, а принцип национального суверенитета закреплен в части 3 статьи 5 и в статье 69 Конституции Российской Федерации. Во-вторых, на соотношение видов суверенитета указывает архитектоника текста Основного Закона, в соответствии с которой первоначально и, прежде всего, в статье 3 зафиксирован народный суверенитет, и только после этого в статье 4 закрепляется принцип государственного суверенитета. Такая последовательность установления народного и государственного суверенитета означает, что государственная власть основана на суверенной воле народа, а фундаментом государственного суверенитета является народный суверенитет. Из такого конституционно-правового соотношения этих феноменов вытекает также вывод, согласно которому государственный суверенитет есть политическая форма реализации народного суверенитета.

Теоретическое содержание. Прежде всего, это глобальная доминирующая идея современного прогрессивного политического и правового мировоззрения в сфере представлений об организации публичной государственной власти, которая отражается в философских учениях, политических теориях, взглядах политиков и ученых.

В самом обобщенном виде итог исследований и дискуссий по этому вопросу фокусируется на том, что государственный суверенитет рассматривается как абсолютно обязательный признак всякого государства, без которого невозможно представить существование свободно развивающейся политической организации граждан, поскольку утрата суверенитета неизбежно влечет за собой исчезновение государства как политической субстанции, которая выражает единую и независимую волю всего народа.

Конституционно-правовой аспект теоретического содержания государственного суверенитета объективирован также через реализацию идеи государственного суверенитета в качестве основополагающего принципа конституционного строя России, который, во-первых, имеет определяющее значение для понимания и функционирования всех других правовых институтов, что прямо вытекает из клаузулы статьи 16 Основного закона 1993 года, согласно которой положения главы первой Конституции РФ составляют основы конституционного строя Российской Федерации; во-вторых, в реальной политической действительности государственный суверенитет как органическая составная часть конституционного строя детерминирует, формирует и стабилизирует процесс организации и функционирования всей системы публичной и государственно власти; в-третьих, в сфере внешней политики на международно-правовой арене государственный суверенитет, будучи принципом конституционного строя, лежит в основе установления цивилизованных, гуманных и равноправных связей и отношений России с другими народами и государствами; в-четвертых, во внутриполитической жизни страны государственный суверенитет, как принцип конституционного строя, служит главным элементом и основной опорой прочного теоретического фундамента российской государственности, обеспечивает свободу и самоопределение населяющих Россию народов-этносов, предотвращает конфликты и споры в области национально-государственной жизни, сплачивает людей и стабилизирует весь строй общественных отношений; в-пятых, в системе публично-властных отношений конституционный принцип государственного суверенитета гарантирует неуклонное и последовательное осуществление идей народовластия и исключает любые проявления возможной узурпации власти; в-шестых, в экономической сфере государственный суверенитет обеспечивает свободное развитие производительных сил и производственных отношений, равноправие всех форм собственности в соответствии с конституционными нормами, свободное использование труда и свободу предпринимательства; в-седьмых, в области духовной жизни государственный суверенитет служит залогом всестороннего развития концепции культурного разнообразия, предполагающей идеологический, политический, религиозный, этнический и языковой плюрализм.

Фактическое содержание. Это проявление таких свойств государственной власти, как полнота, единство, верховенство, независимость, самостоятельность и неотчуждаемость.

Наличие этих свойств объясняется тем, что государственная власть исходит от народа, авторитет ее основан на легитимно выраженной воле народа, осуществляется она представителями народа и служит интересам народа. В тоже время, несмотря на органическую связь государственной власти с властью народа, между этими двумя видами власти нельзя поставить знак равенства, поскольку, во-первых, государственная власть только одна из форм народной (публичной) власти наряду с такими формами как прямая публичная власть, публичная власть местного самоуправления и другими формами публичной власти; во-вторых, полнота государственной власти ограничена: а) полнотой власти народа, б) свободой развития гражданского общества, в) неотчуждаемостью основных прав и свобод человека и гражданина, г) обязательностью закона для органов государственной власти, д) самостоятельностью местного самоуправления.

Юридическое содержание. При осмыслении феномена государственного суверенитета с позиций права его можно рассматривать как специальный юридический режим осуществления государственной власти, на что обратили внимание еще С.А. Голунский и М.С. Строгович, которые определяли суверенитет как особую юридическую форму [7, с. 304].

Объективная сторона юридического содержания государственного суверенитета представляет собой достаточно разветвленный правовой институт, состоящий из международно-правовых норм и правовых норм российского государственного права.

В международном праве и в практике международных отношений понятие государственного суверенитета появляется только с момента подписания Вестфальского договора 1648 года, который ознаменовал завершение опустошившей Европу Тридцатилетней войны [11, с. 66]. Договор установил новый порядок международных отношений и закрепил суверенное государство как форму организации власти. По условиям договора запрещалось вмешиваться в дела любой страны и в международных отношениях признавался принцип нерушимости существующих государственных границ. С этого времени суверенитет в пределах государства стал связываться с территорией и гражданством, а соблюдение государственного суверенитета стало основополагающим принципом европейского межгосударственного порядка. По мере становления суверенных государств суверенитет стал распространяться на весь народ в отличие от прежней эпохи, когда сувереном признавался только правитель государства.

В наше время юридическое взаимодействие государственного суверенитета и международного права отражено в принципе суверенного равенства государств, установленного в параграфе 1 статьи 2 Устава ООН, по смыслу которого термин «суверенитет» означает, что государства должны рассматриваться как первичные источники международных норм [3, с. 7-33].

В конституционном праве России первостепенное значение имеют Декларация о государственном суверенитете РСФСР от 12 июня 1990 года и статья 4 действующего Основного закона 1993 года, раскрывающие политический и юридический смысл этого феномена как особого института, который гарантирует свободное и независимое осуществление российским народом всей полноты, принадлежащей ему, власти.

Если учесть, что самые существенные и наиболее важные права российского народа по управлению всеми сторонами общественной жизни реализуются органами государственной власти на основе использования принципа государственного суверенитета, то вполне правомерно считать, что все статьи Основного закона РФ, определяющие статус органов государства, также содержат положения, наполняющие содержание государственного суверенитета.

Конституционные основы государственного суверенитета получили свое дальнейшее развитие и конкретизацию в обширном массиве правовых нормах текущего законодательства, в том числе в указах Президента Российской Федерации.

Субъективная сторона юридического содержания государственного суверенитета представлена суверенными правами Российского государства: 1) свободный выбор собственного наименования; 2) установление и изменение конституционных и законодательных основ деятельности государства и общественных структур; 3) учреждение собственной системы органов государственной власти; 4) утверждение территориального верховенства; 5) регулирование отношений гражданства; 6) определение основных начал и принципов национальной экономики; 7) установление и гарантия конституционного статуса личности; 8) определение и проведение в жизнь самостоятельной внутренней и внешней политики; 9) право на полную международную правосубъектность; 10) обладание собственной государственной символикой.

Будучи реализованными, эти суверенные права выступают как государственно-правовые признаки данного государства.

Процессуальное содержание. Образует организационно-правовые формы его реализации, формируя динамичную составляющую. Динамика государственного суверенитета проявляется в том, что в сфере политической жизни и публично-властных отношений многонациональный российский народ свободно, неограниченно и самостоятельно осуществляет принадлежащую ему единую и верховную власть через исторически сложившиеся формы демократии.

В современной политической жизни России отчетливо сформировались и устойчиво функционируют три конституционные формы демократии.

Первая форма конституционной демократии – прямое народовластие или непосредственная демократия имеет место тогда, когда российские граждане, составляющие российский народ как политическую общность, сами непосредственно решают государственные, общественные и местные дела.

Важнейшим признаком и особенностью прямой демократии является то, что она реализуется через институты публичной власти, участвуя в проведении которых, граждане используют свои конституционные политические права и лично решают важные вопросы социальной жизни, что в свою очередь указывает на то, что реализация гражданами своих политических прав и свобод – это одна из доминирующих процессуальных форм осуществления государственного суверенитета.

Системно-комплексный анализ действующего российского законодательства показывает, что практике осуществления публичной власти известны 3 группы институтов непосредственной демократии: первая группа – это основные институты публичной власти, представляющие собой такие формы непосредственного осуществления политической воли граждан, для которых свойственно принятие обязательных и имеющих юридическую силу решений, например, выборы, референдумы, сходы граждан; вторая группа – это факультативные или совещательные институты публичной власти, которые имеют целью выработать рекомендации для решающих органов власти на основе выявления общественного мнения, например, опросы граждан или публичные слушания; третья группа – это инициативные, то есть не предусмотренные законом, но потенциально возможные на практике институты публичной власти.

Вторая форма конституционной демократии – представительное или опосредованное народовластие – имеет место тогда, когда власть народа осуществляется через органы публичной власти, сформированные на основе принципа представительства. При этом закон может устанавливать разные варианты использования принципа представительства. Это может быть: а) избрание выборных органов публичной власти голосующими, например, избирателями или полномочными делегатами; б) назначение представителей власти управомоченными субъектами, как, например, формирование Центральной избирательной комиссии РФ; в) утверждение представителей власти в должности управомоченным субъектом, например, утверждение Президентом РФ заместителей Председателя Правительства и федеральных министров из числа лиц представленных Председателем Правительства.

Осмысление политической практики, сложившейся на основе действующего законодательства, позволяет утверждать, что в настоящее время в Российской Федерации сформировалась такая система представительных органов публичной власти, которая включает 5 видов органов публичной власти: первый вид – органы государства, второй вид – органы местного самоуправления, третий вид – органы корпоративной публичной власти, например, постоянно действующие органы профессиональных союзов; четвертый вид – органы руководства выборами, то есть избирательные комиссии; пятый вид – органы производственной демократии, например, забастовочные комитеты, возможность создания которых предусмотрена действующим законодательством в соответствии с частью 4 статьи 37 Конституции РФ.

Третья форма конституционной демократии – партисипаторная демократия. Выделение в общей структуре механизма осуществления публичной власти в качестве отдельного и самостоятельного такого способа реализации власти народа, как партисипаторная демократия, объективно обусловлено, во-первых, необходимостью признать тот факт, что в настоящее время и в науке и на практике прочно утвердилось понятие «политическое участие», во-вторых, потребностью обратить внимание на то, что активность, самостоятельность и самодеятельность граждан в сфере публичной власти осуществляется через такие формы и институты, которые не вписываются в традиционные представления о прямой и представительной демократии; в-третьих, важностью тех происходящих в обществе процессов, которые характеризуют новые проявления политического участия населения на фоне позитивной динамики политико-правовой природы общества; в-четвертых, тем очевидным обстоятельством, что в конечном счете объектом политического участия является власть, ее носители и структуры.

Объективный характер существования этого способа реализации публичной власти через разнообразные институты партисипаторной демократии проявляется в том, что любое обязательное юридическое решение как итог властной деятельности представляет собой результат сложного нормотворческого процесса, в котором принимают участие многие субъекты властеотношений. В их число входят не только граждане, обладающие правом нормоучредительного голоса, но и другие лица, обеспечивающие разработку и принятие властных решений, в частности, государственные и муниципальные служащие; освобожденные платные сотрудники общественных объединений; работающие на контрактной основе эксперты, консультанты, советники и другие специалисты, общее суммативное собрание которых можно было бы объединить понятием «аппарат публичной власти». Наряду с этим институтами партисипаторной демократии, через которые обеспечивается влияние и воздействие на принятие решений властными структурами прямой и представительной демократии, являются также консультативные виды институтов народного голосования; такие как предварительное обсуждение проектов решений, публичные слушания, правотворческая инициатива, опросы граждан с целью выявления общественного мнения и многие другие. Хотя в процессе их проведения не принимаются никакие официальные обязательные юридические решения, однако они, безусловно, выражают целенаправленную политическую волю участников этих мероприятий, которая оказывает опосредованное воздействие на решающие властные структуры.

Признание в ХХ веке суверенного равенства и уважения суверенитета каждого государства в качестве правовых принципов, выступает, безусловно, базовой гарантией суверенитета, однако одновременно ставит для многих государств проблему наличия лишь формально-юридического суверенитета, не всегда подкрепленного реальным политическим содержанием и надлежащими средствами обеспечения, что делает государство уязвимым.

Так, на заседании Совета Безопасности Российской Федерации по вопросам обеспечения суверенитета и территориальной целостности России Президент Российской Федерации В.В. Путин отмечал, что «Сегодня в мире все чаще звучит язык ультиматумов и санкций. Само понятие государственного суверенитета размывается. Неугодные режимы, страны, которые проводят независимую политику или просто стоят на пути чьих-то интересов, дестабилизируются…» [10].

И так, можно сделать вывод, что понятие суверенитет многогранное и многозначное. Государственный суверенитет обеспечивает ее гражданам стабильность, свободу и процветание. Выбор наиболее приемлемых вариантов правового выражения государственного суверенитета, установления его юридических гарантий, реализации народовластия как одного из важнейших факторов внутренней устойчивости государства представляется исключительно актуальным для юридической науки и практики государственного строительства.

 

Список литературы:

  1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993 с изменениями, одобренными в ходе общероссийского голосования 01.07.2020) // [Электронный ресурс] /Справочно – правовая система «КонсультантПлюс» Версия Проф (дата обращения 31.10.2023).
  2. Постановление Конституционного Суда РФ от 07.06.2000 № 10-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений Конституции Республики Алтай и Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» // [Электронный ресурс] / Справочно – правовая система «КонсультантПлюс» Версия Проф (дата обращения 15.10.2023).
  3. Устав Организации Объединенных Нация, принят в г. Сан-Франциско 26.06.1945 // [Электронный ресурс] / Справочно – правовая система «КонсультантПлюс» Версия Проф (дата обращения 15.09.2023).
  4. Баязитова, Г. И. Жан Боден. «шесть книг о государстве». Предисловие: перевод и комментарии / Г. И. Баязитова // Европа. – 2014. – № 13. – С. 225-229. – EDN TGNKBF.
  5. Безуглов А.А. Суверенитет советского народа. М., 1975; Тэпс Д. Суверенитет в теории федерализма. СПб., Юрид Центр Пресс, 2004. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/suverenitet-i-vlast-v-teorii-federalizma-ot-razdeleniya-i-otritsaniya-do-trinomialnogo-kompromissa (дата обращения: 28.09.2023).
  6. Вихров А.А. Суверенитет современной Российской Федерации: сущность и проблемы управления. СПб., Издательство Политехн. Ун-та, 2005. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/ponyatie-i-suschnost-suvereniteta (дата обращения: 17.10.2023).
  7. Голунский С.А., Строгович М.С. Теория государства и права. Учебник. М.: Юрид. изд-во НКЮ СССР, 1940. 304с. URL: http://lawlibrary.ru/izdanie30179.html (дата обращения: 05.10.2023).
  8. Левин И.Д. Суверенитет. М., 1949. URL: https://www.litres.ru/book/iosif-levin/suverenitet-11284760/chitat-onlayn/ (дата обращения: 17.10.2023).
  9. Пастухова Н.Б. Проблемы государственного суверенитета. М., Норма, 2006. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/razdelenie-suverenitetav-federativnom-gosudarstve-teoriya-i-istoricheskie-predposylki (дата обращения: 01.10.2023).
  10. Путин В.В. Суверенитет и Конституция - основные ценности нашей страны. URL: https://rg.ru/2014/07/22/putin-site.html (дата обращения: 11.11.2023).
  11. Судницын Ю.Г. Национальный суверенитет в СССР. М., 1958. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/gosudarstvennyy-suverenitet-natsionalnyy suverenitet-i-pravo-natsiy-na-samoopredelenie-v-nachale-tretiego-tysyacheletiyaм (дата обращения: 14.10.2023).
  12. Шинделарж Б. Вестфальский мирный конгресс 1643 —1648 гг. и чешский вопрос.— В кн.: Средние века. Вып. 28—29. М., 1965—66. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/predposylki-sekulyarizatsionnoy-reformy-v-rossiyskoy-imperii (дата обращения: 12.10.2023).
  13. Шумков Д.В. Государственный суверенитет России: история и современность. СПб., 2002. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/suverenitet-i-gosudarstvo-kontseptualnye-vzaimosvyazi-i-rashozhdeniya (дата обращения: 06.10.2023).
Удалить статью(вывести сообщение вместо статьи): 

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.