Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Telegram: sibac
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: Научного журнала «Студенческий» № 41(169)

Рубрика журнала: История

Секция: Этнография

Скачать книгу(-и): скачать журнал часть 1, скачать журнал часть 2, скачать журнал часть 3, скачать журнал часть 4, скачать журнал часть 5, скачать журнал часть 6

Библиографическое описание:
Смирнов А.И. ПРОБЛЕМА СОХРАНЕНИЯ И ПОПУЛЯРИЗАЦИИ КУЛЬТУРЫ МАЛОЧИСЛЕННЫХ НАРОДОВ РФ НА ПРИМЕРЕ СААМОВ // Студенческий: электрон. научн. журн. 2021. № 41(169). URL: https://sibac.info/journal/student/169/235519 (дата обращения: 18.05.2022).

ПРОБЛЕМА СОХРАНЕНИЯ И ПОПУЛЯРИЗАЦИИ КУЛЬТУРЫ МАЛОЧИСЛЕННЫХ НАРОДОВ РФ НА ПРИМЕРЕ СААМОВ

Смирнов Артём Игоревич

студент 3-го курса, факультет государственного управления, Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова,

РФ, г. Москва

Буданов Максим Александрович

научный руководитель,

канд. ист. наук, доц., кафедра управления в сфере межэтнических и межконфессиональных отношений, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова

РФ, г. Москва

АННОТАЦИЯ

В данной работе рассматривается проблема сохранения и популяризации культуры малочисленных народов РФ на примере саамов. Сравнивается российский и норвежский опыт реализации национальной политики, на основании изучения которого делаются выводы о том какие элементы иностранной правоприменительной практики в сфере национальной политики можно успешно использовать в рамках реализации национальной политики нашей страны.

 

Ключевые слова: Северо-Западный федеральный округ, российская национальная политика, норвежская национальная политика, саамы, коренные малочисленные народы.

 

Введение

Одна из основных целей национальной политики нашего государства – это сохранение и популяризация культуры коренных малочисленных народов Российской Федерации. Это связано с широким этно-конфессиональным составом ее населения. Например, только в одном Северо-Западном федеральном округе РФ проживает 8 официально зарегистрированных коренных-малочисленных народов [4], и это без учета тех этносов, которые не попали в государственный «Единый перечень», как например финны-ингерманландцы.

Важно, чтобы все коренные малочисленные народы РФ были официально признаны, это необходимо для того, чтобы вопрос сохранения их культуры, а иногда и вообще вопрос их дальнейшего существования можно было решить с помощью государства.

Однако, не стоит забывать о том, что некоторые коренные малочисленные народы, как например саамы, проживают одновременно на территории нескольких государств. В данном случае речь идет о четырех странах: Норвегия, Швеция, Финляндия и Россия. У каждой из них есть своя законодательная база, свой опыт правоприменительной практики, свое видение реализации национальной политики.

В рамках данного исследования мне бы хотелось сравнить вышеперечисленные элементы национальной политики двух государств: Норвегии и России, с целью выявления сильных и слабых сторон каждой из них. Для того, чтобы в дальнейшем, на основе полученных результатов, понять – возможно ли в рамках нашей национальной политики использовать те или иные преимущества норвежской системы по вопросу сохранения и популяризация культуры коренных малочисленных народов РФ, в данном случае саамов.

Норвежский опыт

Согласно Конвенции северных саами, единственным коренным малочисленным народом Норвегии являются саамы [1], численность которых в 2007г. на территории страны составляла 40 тысяч человек.

Кроме того, с точки зрения норвежского законодательства саамы обладают исключительными правами: «Обязанностью органов публичной власти государства является создание условий, позволяющих народу саами сохранять и развивать свой язык, культуру и образ жизни». [2]

Но так было не всегда. Относительное «потепление» в отношениях между норвежцами и саамами началось только между второй половиной 19в. и серединой 20в. На смену политики норвегизации, целью которой выступала полная ассимиляция саамов, пришла политика мирного сосуществования, проводимая норвежскими властями по сей день.

Из этого вытекает следующий вопрос: «как эта политика «мирного сосуществования» проявляется в области сохранения и популяризация саамской культуры»?

Во-первых, это право на самоуправление и представительство. Главным нормативно-правовым актом, регулирующем жизнь саамов в Норвегии, является «Закон Норвегии № 56 от 12 июня 1987 года «О Саметинге (Саамском Парламенте) и иных правовых вопросах, касающихся народа саами». [9] Его целью является гарантирование «народу саами в Норвегии условий для сохранения и развития их языка, культуры и образа жизни», а также дарование саамскому народу своего собственного общенационального парламента, Саметинга.

Во-вторых, это право говорить и обучаться на родном языке. Данное положение закрепляется в нескольких нормативно-правовых актах Норвегии: «Закон о языке саами» [7]; «Закон о саами», «Закон о правоотношениях и управление земельными и природными ресурсами в Финнмарской губернии». Согласно этим законам, саамский язык имеет статус официального государственного языка наравне с норвежским на территории регионов Нур-Норге и Трёнделаг. Помимо этого, в этих регионах саамы имеют право на получение образования на родном языке. За пределами этих регионов такое право получают саамские сообщества размером больше 10 человек. Также, на территории всей Норвегии саамы имеют право обращаться во властные структуры, используя при этом саамский язык.

В-третьих, говоря о других проявлениях защиты саамской культуры и саамского быта, необходимо сказать про НПА, закрепляющие право саамов заниматься своими традиционными промыслами. Например, право саамов на оленеводство зафиксировано в «Общем соглашении по оленеводческой индустрии». Иначе обстоит ситуация с признанием рыболовства, вырубки лесов и собирательства исключительно саамскими народными промыслами на территории северных регионов Норвегии, в частности Финнмарской губернии. Эти промыслы являются общедоступными и ими могут заниматься абсолютно все местные жители, которые получили для этого специальную лицензию, если оно того требует.

Помимо ситуации с вышеупомянутыми промыслами, еще одним не до конца проработанным положением норвежской национальной политики является вопрос реализация режима землепользования.

Большая часть саамов Норвегии проживает в Финнмарской губернии, именно поэтому основным законом, регулирующим вопрос земельного права, связанного с саами, является «Закон от 17 июня 2005 г. № 85 о правоотношениях и управление земельными и природными ресурсами Финнмарской губернии». [8] Данный НПА никак не дифференцирует норвежцев и саамов, проживающих на территории региона Нур-Норге, поэтому нельзя сказать, что он каким-либо образом защищает саамов от притеснений со стороны национального большинства губернии. Тем не менее норвежские власти, в рамках исполнения вышеупомянутого закона, создали специальное Агентство Финнмарка, руководство которого наполовину состоит из людей выбранных Саметингом, и следит за беспристрастностью выдачи государственных земель в пользование жителей финнмарской губернии.

Подводя промежуточный итог, можно сказать, что норвежская национальная политика по отношению к саамам имеет свои сильные и слабые стороны. В целом, мы можем увидеть больше положительных моментов нежели отрицательных. Однако, всегда нужно понимать, что такая политика является «политикой мирного сосуществования», неким покаянием норвежцев за времена норвегизации, за эпоху негативной дискриминации.

Российский опыт

Начнем с того, что по данным переписи населения 2010г. на территории РФ проживал 1771 саам. Это почти в 23 раза меньше, чем на территории Норвегии. Однако, в определенном смысле это помогает нашим саамам вообще считаться КМНС. Так как коренными малочисленными народам РФ признаются исключительно те народы, которые «проживают на территориях традиционного расселения своих предков, сохраняют традиционные образ жизни, хозяйственную деятельность и промыслы, насчитывают в Российской Федерации менее 50 тысяч человек и осознают себя самостоятельными этническими общностями». [3]

Кроме того, необходимо понимать, что Норвегия и Россия имеют разное административно-территориально деление. То есть норвежские саамы имеют определенные преференции на территории всей страны, в то время как российские саамы, по сути, являются получателями выгоды от позитивной дискриминации только на территории Мурманской Области, об этом косвенно сказано в статье 21 п. 2 и п.3 Устава Мурманской Области. [6]

Что касается реализации прав российских саамов, то здесь следует пойти по той же схеме, как и в предыдущей части моей работы и начать с их права на самоуправление и представительство.

Согласно статье 12 ФЗ «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации» [3] КМНС России имеют право на создание общенациональных органов самоуправления, как и саамы Норвегии. Однако, если мы сравним два парламента, мы поймем, как на практике реализуется вышеупомянутое право.  «Саамский парламент Кольского полуострова», начавший свою деятельность в 2010г. функционировал всего несколько сессий, после чего был ликвидирован и на данный момент не восстановлен ни в каком-либо другом формате. В свою очередь Саметинг норвежских саамов был создан в 1989г. и функционирует до сих пор.

Здесь необходимо сделать важное замечание, касающиеся формулировок различных положений в российских и норвежских НПА. В наших законах используются такие речевые обороты как: «органы содействуют», «народы имеют право». В свою очередь в тексте зарубежных законов они звучат как: «органы обязуются», «народам гарантируется».

Это говорит о разном формате подхода к гипотетическому выполнению статей данных НПА; если норвежские власти выступают гарантами выполнения статей норвежских законов, то российские скорее дают возможность КМНС пользоваться своими правами. То есть, если мы вернемся к теме самоуправления и представительства, мы увидим, что в случае законодательства РФ «создание саамского парламента» — это право, в случае законодательства Норвегии – это обязанность, причем со стороны самих центральных норвежских властей, а не со стороны саамов.

Перейдем к культурным правам саамов. Как и в случае норвежских саамов, под «саамской культурой» в РФ в основном понимается право использования саамами своего родного языка, получения образования на нём, а также сохранение саамами своего традиционного быта и образа жизни.

Последнее положение зафиксировано в Уставе Мурманской Области. Что касается саамского языка, то его статус никак не оговаривается отдельно, и затрагивает лишь в 10-й статье ФЗ «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации» [3] вкупе с другими языками КМН России.

В целом саамы имеют право говорить на территории РФ на родном языке, а также получать на нем дополнительное образование в границах вышеупомянутых районов своего коренного проживания и города Мурманска. Однако, в отличие от норвежских саами, российские саамы не имеют право получать среднее образование на родном языке, так как саамский язык не имеет статус официального языка на территории СЗфо и отдельно Мурманской Области. Кроме того, никак не оговаривается возможность саамов обращаться к органам государственной власти на саамском языке.

Что касается традиционных промыслов КМНС, то их перечень закреплен в «Распоряжение Правительства РФ от 8 мая 2009 г. № 631-р» [5]; согласно Уставу Мурманской Области, государство способствует саамам в осуществление этих самых традиционных промыслов, однако на деле это происходит иным образом.

Если в Норвегии мы видели отдельный НПА, который закреплял за саами их право на оленеводство, то в Мурманской Области или СЗфо такой закон отсутствует. Вдобавок к этому на территории Мурманской Области можно наблюдать разорительные для саамов бюрократические препоны в сфере рыболовства и охоты. В этих сферах за саамами закреплено право на получение льгот, однако для того, чтобы заниматься этими промыслами, саамы должны оформить специальные квоты на рыболовство или охоту, закупить необходимое оборудование у государства. Подобное положение дел дает нам возможность говорить о недостатках не столько законодательной базы РФ в области реализации национальной политики, сколько о недостатках правоприменительной практики в области жизнедеятельности саамов.

Выводы

Во-первых, национальные политики обеих стран имеют свою особую специфику. Если мы говорим о Норвегии, то мы видим, что их коренные малочисленные народы – это исключительно саамы, в то время как в России – это целый перечень из 47 официально утвержденных этносов. Однако, благодаря тому, что наша страна является федерацией, вопрос сохранения и популяризации культуры тех или иных народов можно более детально рассматривать на уровне субъектов. Например, если мы говорим о саамах, то речь идет о региональных НПА Мурманской Области, в которых можно было бы уточнить такие вопросы, как режим землепользования, вопрос традиционных промыслов и образования саамов на родном языке.

Конечно, я учитываю тот факт, что российских саамов в десятки раз меньше, чем норвежских, но если рассматривать их соотношение в контексте субъекта, то выйдет примерно такое же процентное соотношение, как и в Норвегии.

Во-вторых, правоприменительная практика. В целом наша законодательная база имеет схожий перечень НПА с норвежской, однако процесс реализации наших законов значительно уступает зарубежному. Речь идет о информирование населения о тех или иных положенных им преференциях, о том, что коренные малочисленные народы не могут получить возможность сохранения парламента, положенного им по закону или по-настоящему закрепить свое право на определенные традиционные промыслы. На мой взгляд, здесь возможно заимствовать норвежский опыт и организовать специальные агентства, состоящие из членов коренных малочисленных народов, которые следили бы за процессом реализации нормативно-правовых актов, касающихся их самих.

Подводя итоги, можно сказать, что национальные политики обеих стран имеют свои недостатки, однако, к сожалению, основным минусом России в данном вопросе является правоприменительная практика, которая все еще не успевает за имеющейся нормативно-правовой базой нашей страны. Поэтому основным направлением перенимания норвежского опыта в области национальной политики России должна стать именно практика, а не переработка уже имеющихся НПА.

 

Список литературы:

  1. Саамская конвенция северных стран от 2016 года. https://www.sametinget.se/105173
  2. Конституция Норвегии (Королевства Норвегия) от 17 мая 1814 г. https://web.archive.org/web/20100316144323/http://www.constitution.garant.ru/DOC_3864855.htm
  3. ФЗ «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации» (в редакции от 13.07.2020 № 194-ФЗ). http://pravo.gov.ru/proxy/ips/?docbody=&nd=102059473
  4. Постановление Правительства Российской Федерации от 24 марта 2000 года № 255 "О едином перечне коренных малочисленных народов Российской Федерации". http://www.demoscope.ru/weekly/knigi/zakon/zakon047.html
  5. Распоряжение Правительства РФ от 8 мая 2009 г. № 631-р Об утверждении перечня мест традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов РФ и перечня видов их традиционной хозяйственной деятельности. http://government.ru/docs/30064/
  6. Устав Мурманской области (утв. Мурманской областной Думой 26 ноября 1997 г.) (с изменениями и дополнениями от 09.11.2020 № 2560-01-ЗМО) URL:https://govmurman.ru/regulatory/charter_mo/
  7. Steinlien O. The Sami Law: А Change of Norwegian Government Policy toward the Sami Minority? // URL:http://www2.brandonu.ca/library/cjns/9.1/Steinlien.pdf
  8. Act of 17 June 2005 № 85 relating to legal relations and management of land and natural resources in the county of Finnmark (Finnmark Act) URL://http://www.regjeringen.no/upload/BLD/The%20Finnmark%20 Act.pdf
  9. Act of 12 June 1987 No. 56 concerning the Sameting (the Sami parliament), and other Sami legal matters (the Sami Act) as subsequently amended, most recently by Act of 11 April 2003 №. 22 // Statutes in force. URL:http://www.lovdata.no/all/hl-19870612-056.html

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом