Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65

Статья опубликована в рамках: Научного журнала «Студенческий» № 23(151)

Рубрика журнала: Медицина

Скачать книгу(-и): скачать журнал часть 1, скачать журнал часть 2, скачать журнал часть 3

Библиографическое описание:
Пронина И.В., Поносова В.О. ПАТОГЕНЕТИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ ФОРМИРОВАНИЯ СИНДРОМА ПОЛИКИСТОЗНЫХ ЯИЧНИКОВ // Студенческий: электрон. научн. журн. 2021. № 23(151). URL: https://sibac.info/journal/student/151/219573 (дата обращения: 23.09.2021).

ПАТОГЕНЕТИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ ФОРМИРОВАНИЯ СИНДРОМА ПОЛИКИСТОЗНЫХ ЯИЧНИКОВ

Пронина Ирина Владимировна

студент, Пермский государственный медицинский университет им. Ак. Е. А. Вагнера,

РФ, г. Пермь

Поносова Валентина Олеговна

студент, Пермский государственный медицинский университет им. Ак. Е. А. Вагнера,

РФ, г. Пермь

Синдром поликистозных яичников (СПКЯ) – это гетерогенное, генетически детерминированное заболевание, характеризующееся структурной и функциональной патологией яичников. Основными клиническими проявлениями являются: нарушение менструального цикла и ановуляция, гиперандрогения клинически и\или биохимически подтвержденная, наличие поликистозных яичников по данным УЗ-исследования. [3]

СПКЯ является самой распространенной причиной бесплодия у женщин репродуктивного возраста. Частота данной патологии — примерно 11% среди женщин репродуктивного возраста, в структуре эндокринного бесплодия доходит до 70%, а у женщин с гирсутизмом СПКЯ выявляют в 65–70% наблюдений. В настоящее время, в связи с расширенным представлением об этиопатогенезе, клиническом течении СПКЯ, данный синдром рассматривается не в качестве патологии исключительно репродуктивной системы, а как патологический процесс, вовлекающий нейроэндокринную систему, увеличивающий риск развития сердечно-сосудистых заболеваний, онкологических процессов. [4]

Несмотря на разнообразие предложенных патогенетических теорий СПКЯ, единого механизма развития так и не удалось выдвинуть. Объединив все, имеющиеся теории, можно выявить следующие механизмы патогенеза: нарушение гонадотропной функции, инсулинорезистентность, периферическая (овариальная или надпочечниковая) дисфункция. Далее рассмотрим каждый из них подробнее. [1]

На гипоталамо-гипофизарном уровне пациенты с СПКЯ демонстрируют нарушение секреции гонадотропина, включая увеличение амплитуды и частоты пульса ЛГ, повышение уровня циркулирующего ЛГ, а также снижение синтеза ФСГ, что наиболее очевидно у пациентов, не страдающих ожирением. Вдобавок гипоталамо-гипофизарная ось оказывается в некоторой степени устойчивой к подавляющему влиянию прогестерона на частоту импульсов гонадотропин-рилизинг-гормона. У девочек с гиперандрогенией в раннем периоде полового созревания наблюдается усиление пульса ЛГ и усиление дневной пульсовой секреции ЛГ, что указывает на то, что аномалии высвобождения гонадотропин-высвобождающего гормона могут быть первичным дефектом при СПКЯ, по крайней мере, у некоторых пациентов. Повышенный уровень ЛГ стимулирует секрецию андрогенов тека-клетками яичников, вследствие чего формируется кистозная атрезия фолликулов с гиперплазией тека-клеток, стромы, не происходит селекции и развития доминантного фолликула. Вследствие относительного недостатка ФСГ, необходимого для синтеза цитохрома Р450с17, активирующего ферменты для метаболизма андрогенов в эстрогены, происходит накопление андрогенов и дефицит эстрадиола. По отрицательной обратной связи уменьшение уровня эстрадиола способствует увеличению синтеза ЛГ, что является еще одним фактором для повышения базального уровня ЛГ. Кроме того, эстрогены, синтезируемые внегонадно из тестостерона в большом количестве, повышают чувствительность клеток гипофиза к ГнРГ, что способствует хронической гиперсекреции ЛГ. Гиперпродукция андрогенов приводит к атрезии фолликулов, гиперплазии стромы тека-клеток и белочной оболочки. Кроме того, повышенные концентрации андрогенов положительно коррелируют с уровнем ингибина В, который подавляет секрецию ФСГ. [5]

В 1993 г. было проведено исследование V. Insler, он предложил две модели формирования данного синдрома. У пациенток с ожирением гиперинсулинемия вызывает избыточную продукцию андрогенов через рецепторы инсулиноподбного фактора роста 1 (ИФР-1), которые, действуя в синергизме с ЛГ, вызывают повышение активности цитохрома Р450с17а (главный фермент, контролирующий синтез андрогенов). А у пациенток с нормальной массой тела относительное повышение концентрации ГР стимулирует избыточную продукцию ИФР-1. В результате данного взаимодействия синергизм с ЛГ приводит к гиперпродукции андрогенов по тому же механизму, что и у пациенток с ожирением. При гиперинсулинемии синтез гормонов, связывающих половые стероиды, (ГСПС) в печени снижается, что приводит к повышению концентраций несвязанных тестостерона и эстрадиола. Помимо этого, инсулин тормозит продукцию белков, связывающих ИФР-1, повышая их биологическую активность, а, следовательно, синтез андрогенов в яичниках. Повышение концентрации андрогенов вызывает изменения функциональной активности гипоталамических центров, приводя к нарушению секреции гонадотропинов и типичным для СПКЯ изменения. [2]

Однако до сих пор этиология сниженной чувствительности к инсулину при СПКЯ остается неясной, хотя все различные генетические и эпигенетические дисфункции, по-видимому, приводят к дефектам продукции и действия основного клеточного переносчика глюкозы, транспортера глюкозы 4 (GLUT4), и дефектам инсулино-опосредованной утилизации глюкозы. [5]

Периферическая дисфункция проявляется первичным овариальным или надпочечниковым нарушением, приводящей к гиперандрогении и ановуляции. Гиперпродукцию андрогенов можно объяснить генетически обусловленной дисрегуляцией цитохрома Р450с17 — ключевого фермента в синтезе андрогенов в яичниках и надпочечниках. Его активность регулируют те же механизмы, что участвуют в активации инсулинового рецептора, т.е. имеет место генетическая детерминанта овариальной, надпочечниковой гиперандрогении и инсулинорезистентности.

Механизмы надпочечниковой гиперандрогении при нормальной и избыточной массе тела различны. У пациенток с нормальной массой тела имеет место генетически связанный дефект цитохрома Р450с17, что приводит к повышенной продукции адренальных и овариальных андрогенов по единому механизму. У пациенток с ожирением активация андрогенной функции надпочечников обусловлена избыточной продукцией кортиколиберина и АКТГ, вследствие чего стимулируется синтез не только ДГЭАС, но и кортизола. [3]

Таким образом, СПКЯ – это гетерогенное заболевание, вовлекающее в патологический процесс овариальные, надпочечниковые, гипоталамические факторы, имеющее сложные патогенетические механизмы, различающиеся у пациентов с гиперинсулинемией, ожирением и нормальной массой тела.

 

Список литературы:

  1. Андреева Е.Н., Шереметьева Е.В., Дедов И.И. Синдром поликистозных яичников: этиология, патогенез, диагностика и лечение: научно-практическое руководство. М.: ВИДАР; 2016.
  2. Дубровина С.О. Синдром поликистозных яичников: современный обзор. Гинекология. 2016; 18(5): 14–7.
  3. Соснова Е.А. Синдром поликистозных яичников. Архив акушерства и гинекологии им. В.Ф. Снегирева. 2016; 3 (3): 116–29.
  4. Гинекология : национальное руководство / под ред. Г. М. Савельевой, Г. Т. Сухих, В. Н. Серова, В. Е. Радзинского, И. Б. Манухина. - 2-е изд., перераб. и доп. - М. : ГЭОТАР-Медиа, 2017. - 1008 с.
  5. Escobar-Morreale, H. F. (2018). Polycystic ovary syndrome: definition, aetiology, diagnosis and treatment. Nature Reviews Endocrinology, 14(5), 270–284.

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом