Статья опубликована в рамках: XIX-XX Международной научно-практической конференции «История, политология, социология, философия: теоретические и практические аспекты» (Россия, г. Новосибирск, 06 мая 2019 г.)

Наука: История

Секция: Всемирная история

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Сенников А.И. ГЕНРИ КИССИНДЖЕР И КУРДСКИЙ ВОПРОС В АМЕРИКАНСКОЙ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ 1970-Х ГГ // История, политология, социология, философия: теоретические и практические аспекты: сб. ст. по матер. XIX-XX междунар. науч.-практ. конф. № 4-5(14). – Новосибирск: СибАК, 2019. – С. 10-14.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ГЕНРИ КИССИНДЖЕР И КУРДСКИЙ ВОПРОС В АМЕРИКАНСКОЙ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ 1970-Х ГГ

Сенников Алексей Иванович

аспирант 3 курса, Вятский государственный университет,

РФ, г. Киров

HENRY KISSINGER AND KURDISH QUESTION IN US FOREIGN POLICY IN 1970S

 

A. Sennikov

post graduate, Vyatka State University

Russia, Kirov

 

Публикация подготовлена в рамках поддержанного РФФИ научного проекта № 17-01-00330.

 

АННОТАЦИЯ

В статье рассматривается место курдского вопроса в американской внешней политике в 1970-е гг. Ключевое внимание уделяется поли­тической фигуре Генри Киссинджера, являвшегося советником по национальной безопасности (1969–1975), а затем госсекретарем США (1973–1977) при президентах Р. Никсоне и Дж. Форде.

ABSTRACT

The article studied place of Kurdish issue in U.S. Foreign policy in 1970s. Key attention is paid to the political figure of Henry Kissinger, who in the years under review was a National Security Adviser, and then the US Secretary of State under presidential board of R. Nixon and G. Ford.

 

Ключевые слова: внешняя политика США; ближневосточная политика США; Генри Киссинджер; Ричард Никсон; Джеральд Форд; курдский вопрос; американо-иракские отношения.

Keywords: U.S. Foreign Policy; U.S. Middle East Policy; Henry Kissinger; Richard Nixon; Gerald Ford; Kurdish Issue; CIA; US-Iraqi Relations.

 

Интерес к курдскому вопросу в политике Соединённых Штатов Америки носит волнообразный характер: на протяжении истории XX - начала XXI вв. позиция Вашингтона менялась от поддержки к отре­шению и забвения, и вновь к сотрудничеству. Один из наиболее ярких периодов, когда США обратили внимание на курдское движение, приходится на президентство Р. Никсона и Дж. Форда, в администрациях которых работал американский политик и дипломат – Генри Киссинджер. Киссинджер был вдохновителем, идеологом и, что самое важное, исполнителем американского внешнеполитического курса. Он внес существенный вклад в решения курдского вопроса.

После свержения монархии в Ираке и прихода к власти представителей левоориентированных национальных сил в 1958 г., а затем и после арабо-израильского конфликта 1967 г. отношения Вашингтона и Багдада сплелись в клубок противоречий. США стремились, во-первых, воспрепятствовать вхождению Ирака в орбиту влияния СССР и ослабить левые силы, во-вторых, поддержать позицию ключевого союзника в Персидском заливе – Ирана. Одним из рычагов давления на Багдад стал курдский вопрос, существенно осложнявший внутриполитическую стабильность баасистского режима, пришедшего к власти в Багдаде в 1968 г. [9, с. 12]. Активными сторон­никами поддержки курдов ради дестабилизации Ирака были иранских шах М.Р. Пехлеви [3, p. 120] и Израиль [7, с. 96].

С приходом Никсона на пост президента, США сделали ставку в ближневосточной политике на Иран. Киссинджер – на тот момент советник по национальной безопасности – в 1970-1971 гг. провел ряд встреч с шахом Пехлеви и был посвящен им в курдскую проблематику и стратегию дестабилизации Ирака [3, p. 126]. Развитие ирано-иракского пограничного конфликта в 1972 г. [9, с. 100], рост напряженности в арабо-израильском противостоянии [7, c. 96] и подписание советско-иракского договора о дружбе [6, p. 51], как отметил сам Киссинджер, побуждали «пересмотреть политику невмешательства» [4, p. 581].

30-31 мая 1972 г. в Тегеране прошла встреча президента Никсона и советника Киссинджера с шахом Пехлеви. Этот визит больше интересен принятыми решениями об иранских военных закупках в США и согласованием цен на нефть (что стало отправной точкой появления у шаха мегаломании и предопределило движение Ирана к революции [1, p. 173]). Менее известно, хотя и не менее важно, что в ходе встречи стороны также договорились о поддержке иракских курдов во главе с М. Барзани, лидера Демократической партии Курдистана (ДПК) – круп­нейшей политической курдской силы в Южном Курдистане [8, с. 76]. Как отметил Киссинджер в своих мемуарах, США и Иран в 1972-1975 гг. согласились тратить и тратили на поддержку курдского движения порядка 5 млн. долларов в год, что по меркам холодной войны «было небольшими затратами» [4, p. 584].

С июля 1972 г. между Вашингтоном и курдами установился тайный дипломатический контакт через американское посольство в Тегеране [3, p. 138]. В то же время, США стремились публично дезавуировать связи с курдами. Киссинджер, под давлением со стороны своих заместителей в СНБ, отказался от личных встреч с курдским лидером М. Барзани или его представителями [3, p. 139]. Вместо него во встречах с представителями ДПК участвовали глава ЦРУ Р. Хэлмс и заместитель Киссинджера – Александр Хэйг-младший.

Госдепартамент США был отстранен от курдского вопроса. Госсекретарь Роджерс и его подчиненные находились в неведении относительно настоящей политики в отношении курдов, поскольку дипломатическому корпусу не доверяли ни Никсон, ни Киссинджер [8, с. 77]. После открытия американского торгового представительства в Багдаде летом 1972 г., его глава, А. Лоури, по поручению своего руко­водства заверил иракское правительство в том, что они поддерживают территориальную целостность Ирака и не ведут дел с курдами [2, p. 236], тем самым демонстрируя неосведомленность внешнеполитического ведомства в этом вопросе.

Вскоре изменения произошли в дипломатической миссии в Иране: в марте 1973 г. послом был назначен Р. Хэлмс, покинувший пост директора ЦРУ. Он стал идеальным кандидатом на эту роль: знал о тайной операции по поддержке курдов, был в дружеских отношениях с шахом Пехлеви и Киссинджером, имел выходы на представителей курдского движения, мог действовать обособленно от руководства гос­департамента. Хэлмс, однако, скептически относился к способности курдов противостоять баасисткому режиму, о чем лично сообщал Киссинджеру. Ещё в бытность директором разведки он докладывал Белому Дому, что для поддержания боеспособности курдам необходимо порядка 18 млн. долларов в год [8, с. 77]. Предоставить подобную сумму в тех исторических и политических условиях было невозможно. И Хэлмс, и Киссинджер считали, что денег курдам нужно давать ровно столько, сколько понадобиться, чтобы «держать их подальше от иракского правительства» [2, p. 80]. Киссинджер также склонялся в пользу поддержки курдов, видя в них силу, способную создавать ситуации нестабильности на иракских и советских границах. Киссинджер рассчитывал, что в этом случае Москве «Ирак будет казаться бездонной воронкой, в которую они (руководство СССР – авт.) не захотят втяги­ваться» [2, p. 81]. Такая установка не было чем-то исключительным. Как отмечает известный историк Дж. Сури, на Ближнем Востоке практически все конкурирующие стороны стремились использовать американскую помощь главным образом для того, чтобы решать собственные задачи в регионе. Курды в этом отношении не были исключением и прагматичный Киссинджер не возражал против предоставления им средств, но только при условии контроля над их использованием и в тех объемах, которые будут достаточными для решения задач политики США [5, p. 271].

Переломный момент наступил после очередной арабо-израильской войны в октябре 1973 г. Киссинджеру (ставшему месяцем ранее госу­дарственным секретарем США) пришлось предпринять меры, чтобы урегулировать конфликт, но ему же пришлось приложить усилия к тому, чтобы курды не приняли участия в конфликте на стороне союзного им Израиля [3, pp. 158-159]. В своих воспоминаниях Киссинджер отмечает, что Вашингтон понимал неспособность курдов оказать серьезное сопрот­ивление иракской армии, не говоря уже о том, чтобы организовать наступление в сторону Багдада [4, p. 586]. С одной стороны, иранцы смогли выставить лишь ограниченный контингент сил против Израиля, тогда как большая часть войск стояла на подступах к занятым курдами территориям, с другой, участие иракских военных в боевых операциях под Дамаском показало их боевую эффективность, что позволило баасистскому руководству начать подготовку к военному решению курдского вопроса.

В марте 1974 г. начался новый виток ирако-курдского военного конфликта, завершившийся в марте 1975 г. подписанием ирано-иракских Алжирских соглашений и разгромом движения Барзани. Иранских шах с молчаливого согласия США положил конец курдской авантюре. Американцы сразу оценили ход войны как неудачный для курдов, иракцы наголову превосходили их благодаря советской технической и военной помощи [8, с. 78]. Хотя Киссинджер предпринимал попытки уговорить шаха продолжить поддержку сил Барзани, он не помешал иранскому лидеру договориться с Ираком.

Последним дипломатическим жестом Киссинджера в адрес курдов стало письмо, написанное генералу Барзани, в котором он объяснил причины, почему США не могут продолжить поддержку курдского движения, но обещал финансовую помощь курдским беженцам, которую Вашингтон впоследствии предоставил [8, c. 83].

Курды оказались жертвами обстоятельств, брошенными и предан­ными Ираном, не желавшим ввязываться из-за курдов в открытый военный конфликт с Ираком, при наличии возможности избежать таковую с весомой для себя политической выгодой. После этого курдский вопрос оказался для американского руководства закрытой темой. После­дующие администрации вплоть до Дж. Буша-старшего игнорировали курдскую проблему в Ираке.

 

Список литературы:

  1. Alvandi R. Nixon, Kissinger, and the Shah: The United States and Iran in the Cold War. – N.Y.: Oxford University Press, 2014. – 272 p.
  2. Foreign Relations of the United States, 1969–1976. Vol. XXVII. – Wash.: United States Government Printing Office, 2012. – 978 p.
  3. Gibson B. Sold out? US foreign policy, Iraq, the Kurds, and the Cold War. – N.Y.: Palgrave Macmillan, 2015. – 257 p.
  4. Kissinger H. Years of Renewal. – N.Y.: Simon & Schuster. 1999. – 1151 p.
  5. Suri J. Henry Kissinger and the American Century. – Cambridge: Harvard University Press, 2007. – 358 p.
  6. Voller Y. The Kurdish liberation movement in Iraq: from insurgency to statehood. – N.Y.: Routledge/Taylor & Francis Group, 2014. – 175 p.
  7. Минасян С. Израильско-курдские отношения в контексте политических процессов на Ближнем и Среднем Востоке // 21-й век. – 2007. – № 2 (6). – С. 88–108.
  8. Сенников А.И. Иракские курды в политике США в 1969–1976 гг. // Вестник Вятского государственного университета. – 2017. – № 10. – С. 74–84.
  9. Степанова Н.В. Курдская проблема в Ираке. Аналитические записки, МГИМО. – М.: МГИМО–Университет, 2005. – 34 с.
  10. Чернова А.Ф. Курдская проблема в ирано-иракских отношениях второй половины XX века // Общество. Среда. Развитие (Terra Humana). – 2011. – № 1. – С. 99–101.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий