Статья опубликована в рамках: XIV Международной научно-практической конференции «История, политология, социология, философия: теоретические и практические аспекты» (Россия, г. Новосибирск, 05 ноября 2018 г.)

Наука: Политология

Секция: Политический PR и реклама

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Кажанов О.А. ЭЛЕКТОРАЛЬНЫЙ КАНВАССИНГ КАК ОБЪЕКТ АНАЛИЗА В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ МЫСЛИ РУБЕЖА ХIX – ХХ ВЕКОВ // История, политология, социология, философия: теоретические и практические аспекты: сб. ст. по матер. XIV междунар. науч.-практ. конф. № 9(10). – Новосибирск: СибАК, 2018. – С. 50-53.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ЭЛЕКТОРАЛЬНЫЙ КАНВАССИНГ КАК ОБЪЕКТ АНАЛИЗА В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ МЫСЛИ РУБЕЖА ХIX – ХХ ВЕКОВ

Кажанов Олег Александрович

канд. филос. наук, доц. Смоленского государственного университета,

РФ, г. Смоленск

АННОТАЦИЯ

Рассматривается анализ представителями отечественной социально-политической мысли рубежа ХIX – ХХ веков политических технологий, применявшихся в избирательных кампаниях стран Запада в XVIII – XIX вв. На основе работ М. Острогорского и И. Петровского, показаны особенности применения электорального канвассинга в то время. Прослежены исторические связи в использовании этого метода в прошлом и настоящем.

ABSTRACT

The analysis of the representatives of the national socio-political thought of the turn of the XIX – XX centuries of political technologies used in the election campaigns of the West in the XVIII – XIX centuries. Based on the works of M. Ostrogorsky and I. Petrovsky, shows the features of the use of electoral canvassing at the time. Historical connections in use of this method in the past and the present are traced.

 

Ключевые слова: отечественная социально-политическая мысль рубежа ХIX-ХХ веков, политические технологии, электоральный канвассинг, избиратели.

Keywords: domestic socio-political thought of the turn of the XIX-XX centuries, political technologies, electoral canvassing, voters.

 

Если рассматривать исторический процесс развития России через призму теории модернизации, то объяснить его суть можно с помощью концепции «догоняющего развития», т. е. движения вперед через ликвидацию «отставания» от развитых стран Запада. Время от времени российское государство прибегало к политике модернизации «сверху», используя форму «вестернизации», т. е. механического переноса зару­бежных социально и технологически эффективных экономических и политических институтов в отечественную социокультурную среду. Это не могло не сопровождаться интересом общественной мысли к анализу опыта культуры «модернити», накопленному в развитых странах мира.

Одним из объектов такого анализа в конце ХХ века стали западные электоральные технологии в связи с введением в стране института всеобщих демократических выборов. Конкурентная борьба за голоса избирателей, столь неестественная для избирательных кампаний советского тоталитарного прошлого, актуализировала исследовательский интерес к апробированным за рубежом механизмам воздействия на мотивацию электорального выбора.

Однако было бы неверно ограничивать обращение отечественной политической мысли к зарубежному опыту борьбы за голоса избирателей лишь временем постсоветской действительности, так как история парламентаризма в России насчитывает более ста лет. Так же неверно было бы ограничивать изучение института политических технологий на Западе лишь последними ста годами [1, с. 77], в то время как станов­ление свободных демократических выборов в странах Западной Европы и Северной Америки началось значительно раньше. Это позволяет предположить, что анализ такой практики в нашей стране имеет более глубокие исторические корни, чем принято считать.

Обращение к литературному наследию российской социально-политической мысли конца XIX – начала ХХ века подтверждает это предположение. В работах таких мыслителей как П. Милюков, М. Острогорский, П. Берлин, И. Петровский, А. Дживелегов, Н. Кудрин и др. описываются средства воздействия на поведение избирателя, применявшиеся в зарубежных странах в то время.

Одним из таких средств, привлекших внимание М. Острогорского и И. Петровского, явились технологии прямой работы с избирателями, которые получили широкое распространение в ряде стран Запада в ХVIII‑ХIX веках. Так, М. Острогорский, оценивая результаты станов­ления методов воздействия на сознание избирателей в англо-саксонских странах того времени, выделял не только приемы, ориентированные на большие массы электората, но и на индивидуальную вербовку голосов, считая последние достаточно эффективным средством воздействия на сознание избирателя [4, с. 488].

Речь шла об избирательном канвассировании (от англ. canvassing - собирание голосов перед выборами), т. е. обходе избирателей на дому агентами индивидуальных или коллективных кандидатов. Наибольшую популярность этот метод получил в Великобритании, в отличие от стран континентальной Европы (Франция, Германия, Бельгия). Популярность канвассинга в этой стране, по мнению И. Петровского, объяснялось неразвитостью официальных процедур регистрации избирателей, что стимулировало проверку избирательных списков и поиск не внесен­ных в них лиц, обладающих правом голоса, со стороны политических партий [3, с. 13-14]. Члены организаций, выполняя функции регистра­торов, обходили каждый дом, квартиру, комнату, одновременно знакомясь с политическими настроениями и выясняя, кто из избира­телей «свой», а кто - «чужой». Регистрационное канвассирование предшествовало избирательному канвассированию. Последняя процедура проводилась в период предвыборной кампании и представляла собой работу по ознакомлению каждого избирателя в отдельности с фигурой кандидата и вербовки его в число своих сторонников.

В процессе индивидуального обхода избирателей осуществлялось их сегментирование с целью выделения целевых групп. Наряду с «твердыми» сторонниками и противниками кандидата фиксировались не определившиеся или «сомнительные» избиратели. Представители последней группы становились важным объектом агитационной работы в тех избирательных округах, где силы конкурирующих партий были примерно равны.

Эффективность работы канвассера во многом зависела от учета психологических особенностей конкретного избирателя. В одних случаях общение было коротким и носило информационный характер, в других – превращалось в длинную беседу или формальный диспут по програм­мным вопросам. Канвассер должен был быть не только и убедительным, но и, если нужно, терпеливо выслушивать собеседника. Важную роль играла и внешняя сторона общения: внимание уделялось не только изби­рателю, но и членам его семьи (жене, детям, престарелым родителям).

В процессе избирательного канвассирования отрабатывались специальные приемы индивидуального воздействия. Например, если конкретный агитатор не добивался успеха, его место занимал другой, меняя стиль общения. В ряде случаев канвассер специально выдавал себя за представителя конкурирующей партии, агитируя за ее кандидата. Решительный отказ избирателя убеждал в том, что перед ним твердый сторонник его партии.

Метод канвассирования видоизменялся в процессе трансформации избирательного права в Великобритании. В то время, когда избиратель­ное право англичан было ограничено многочисленными избирательными цензами и голосование осуществлялось открыто, его применение сво­дилось к тривиальной «покупке голосов», вызывая негативные отклики общественности. Резкое увеличение численности избирателей в стране, введение тайного голосования, уголовной ответственности за подкуп избирателей в процессе проведения избирательных реформ XIX века, изменили характер технологии, превратив ее в «…лучшее средство ознакомления избирателей с кандидатами и … удобное орудие для морального воздействия на тех избирателей, которые мало затронуты партийной пропагандой» [3, с. 17].

Западный опыт применения электорального канвассинга, описан­ный в работах российских социально-политических мыслителей рубежа ХIX‑ХХ веков, можно рассматривать как предоснову последующих моделей, адаптированных к усложнившимся формам избирательной борьбы ХХ и начала ХХI веков. Ряд приемов и техник прошлого, таких как сегментирование электората и формирование целевых групп, психологический компонент в межличностной коммуникации и др., нашли свое развитие в современных политических технологиях, ориенти­рованных на непосредственное общение с избирателями. Современный электоральный канвассинг, в первую очередь в виде кампании «от двери к двери», широко применяется в избирательных кампаниях стран Запада. Начиная с середины 90-х годов ХХ века, он приходит в электоральную практику нашей страны, принося во многих случаях успех кандидатам, сделавшим ставку на его применение в своей избирательной кампании [2, с. 114].

 

Список литературы:

  1. Васильева П. Глобальные политические технологии: теория и практика / П. Васильева // Обозреватель. ˗ 2012. ˗ № 8. ˗ С. 77-83.
  2. Малишевский Н.Н. Технология и организация выборов / Н.Н. Малишевский. – Мн.: Харвест. ˗ 2003. ˗ 256 с.
  3. Петровский И. Избирательная кампания в свободных государствах / И. Петровский. ˗ Ростов-на-Дону, [1906]. ˗ 32 с.
  4. Острогорский М.Я. Демократия и политические партии / М.Я. Острогорский. ˗ М., 2010. ˗ 759 с.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий