Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XXXVI Международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история» (Россия, г. Новосибирск, 28 апреля 2014 г.)

Наука: История

Секция: История России

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Егодурова Ю.С., Шапкин Ю.Г., Одинец А.Д. [и др.] ЦЕЛИ СОЗДАНИЯ ШКОЛ ПОДГОТОВКИ ПРАПОРЩИКОВ В ИРКУТСКЕ И РЕЗУЛЬТАТЫ ИХ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ // Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история: сб. ст. по матер. XXXVI междунар. науч.-практ. конф. № 4(36). – Новосибирск: СибАК, 2014.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

ЦЕЛИ  СОЗДАНИЯ  ШКОЛ  ПОДГОТОВКИ  ПРАПОРЩИКОВ  В  ИРКУТСКЕ  И  РЕЗУЛЬТАТЫ  ИХ  ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Егодурова  Юлия  Сергеевна

студент  Иркутского  государственного  медицинского  университета,  РФ,  г.  Иркутск

E-mail:  egodurova@list.ru

Шапкин  Юрий  Григорьевич

канд.  биол.  наук,  ассистент  кафедры  фармакологииИркутского  Государственного  Медицинского  Университета,  РФ,  г.  Иркутск

Одинец  Александр  Дмитриевич

канд.  мед.  наук,  ассистент  кафедры  фармакологии  Иркутского  Государственного  Медицинского  Университета,  РФ,  г.  Иркутск

Левента  Алексей  Иванович

канд.  фарм.  наук,  заведующий  кафедрой  фармакологии  Иркутского  Государственного  Медицинского  Университета,  РФ,  г.  Иркутск

Дмитриченко  Александра  Алексеевна

студент  Иркутского  государственного  медицинского  университета,  РФ,  г.  Иркутск

Пономарева  Галина  Олеговна

студент  Иркутского  государственного  медицинского  университета,  РФ,  г.  Иркутск

 

GOAL  OF  CREATING  A  SCHOOL  FOR  TRAINING  ENSIGN  IN  IRKUTSK  AND  RESULTS  OF  OPERATIONS

Egodurova  Julia

student  of  Irkutsk  State  Medical  University,  Russia,  Irkutsk

Shapkin  Yuriy

candidate  of  Biological  Science,  assistant  professor  of  Pharmacology  departmentIrkutsk  State  Medical  University,  Russia,  Irkutsk

Odinets  Alexander

candidate  of  Medical  Science,  assistant  professor  of  PharmacologydepartmentIrkutsk  State  Medical  University,  Russia,  Irkutsk

Leventa  Alexei

candidate  of  Pharmacological  Science,  Hbad  of  Pharmacology  departmentIrkutsk  State  Medical  University,  Russia,  Irkutsk

Dmitrichenko  Alexandra

student  of  Irkutsk  State  Medical  University,  Russia,  Irkutsk

Ponomareva  Galina

student  of  Irkutsk  State  Medical  University,  Russia,  Irkutsk

 

АННОТАЦИЯ

В  статье  делается  попытка  изучить  цели  открытия  и  результаты  деятельности  Иркутских  школ  прапорщиков.  Мы  провели  анализ  литературы  о  Первой  Мировой  войне.  Изучили  летописи,  монографии,  книги,  и  статьи,  в  которых  отражена  история  города.  В  результате  исследования  было  обнаружено  множество  фактов  создания  и  деятельности  школ  подготовки  прапорщиков  в  Иркутске. 

ABSTRACT

This  article  attempts  to  examine  the  objectives  and  results  of  operations  of  opening  schools  of  ensigns  in  Irkutsk.We  conducted  an  analysis  of  literature  on  First  World  War.  Examined  the  annals,  monographs,  books,  and  articles,  which  reflect  the  history  of  the  city.  A  result  of  research  been  found  many  the  facts  of  creation  and  activity  training  schools  of  ensigns  in  Irkutsk. 

 

Ключевые  слова:  Первая  Мировая  война;  город  Иркутск;  школы  прапорщиков.

Keywords:  World  War;  the  city  of  Irkutsk;  school  warrant.

 

Российская  Армия  вступила  в  войну  1914—1918  гг.  составом  в  105  пехотных  дивизий,  18  стрелковых  бригад,  36  кавалерийских  дивизий  —  2,5  млн  человек  и  в  тылу  —  208  запасных  батальонов-полков  и  118  бригад  государственного  ополчения  —  всего  2  млн.  человек  [1,  с.  325—326]. 

Фронт  требовал  очень  большого  количества  офицеров.  Офицеров,  которые  были  призваны  из  запаса  и  отставки  не  хватало.  Поэтому  власти  начали  принимать  эффективные  решения  по  обучению  новых  боевых  офицеров.  К  существовавшим  военным  училищам  были  открыты  новые  еще  144  школы  прапорщиков  —  двухротного  состава.  Стало  больше  Военных  училищ.  Курс  военных  училищ  сократился  с  2-х  лет  до  4  месяцев,  и  в  школах  прапорщиков  курс  обучения  был  установлен  также  сроком  в  4  месяца.  В  общей  сложности  из  военных  училищ  и  школ  прапорщиков  было  выпущено  около  600  000  молодых  офицеров  [2,  с.  26—35],  но,  несмотря  на  это,  офицерский  состав  постоянно  был  не  полный,  потому  что  огромные  потери  в  результате  ожесточенных  боев  и  новые  формирования  требовали  все  большего  количества  офицеров. 

Сформированные  школы  прапорщиков  были  разбиты  на  две  части  —  одна  подчинялась  Главному  Управлению  Военно-Учебных  заведений,  вторая  —  Командующему  военных  округов  [2,  c.  26—35].  Комплектование  школ  прапорщиков  осуществлялось  по  двум  совершенно  разным  системам:  одни  прямо  со  школьной  скамьи  попадали  в  школы  прапорщиков,  другие  проходили  длинный  и  сложный  путь.  Сначала  запасной  батальон  с  6-ти  недельным  обучением,  затем  «команда  30»  —  с  двухмесячным  обучением;  ну  и  наконец  назначение  в  маршевую  роту,  далее  фронт,  пребывание  в  строевой  части  на  фронте,  затем  откомандирование  в  команду  пополнения  сроком  на  2  месяца,  и  в  итоге,  школа  прапорщиков  с  4-мя  месяцами  обучения.  По  замыслу  создателей  обучающиеся  на  практике  знакомились  со  службой  и  обращению  с  людьми,  «обстреливались»  на  фронте,  а  затем,  полгода  получали  необходимое  военно-техническое  обучение.  Но  в  реальности  это  получалась  скачка  с  препятствиями,  поэтому  многие  обходили  самый  неприятный  этап  —  фронтовую  службу. 

В  мирное  время  юнкера  выпускались  из  училищ  с  чином  подпоручика.  С  введением  ускоренных  курсов  стало  очевидным,  что  уровень  подготовки  молодых  офицеров  не  будет  соответствовать  подготовке  подпоручиков  довоенных  выпусков.  28  августа  1914  г.  последовало  предписание  ГУВУЗ  №  20  992  о  выпуске  юнкеров  из  военных  училищ  прапорщиками.  Последний  выпуск  подпоручиков  состоялся  1  декабря  1914  года  [7,  с.  37]. 

В  декабре  1914  г.  были  открыты  школы  в  Иркутске  [3,  с.  97—100].  Школы  находились  в  подчинении  у  начальника  Генерального  штаба,  а  общее  руководство  ими  осуществлялось  начальниками  штабов  военных  округов.  Все  обучавшиеся  назывались  юнкерами.  В  каждом  военном  округе  находилось  по  несколько  школ,  в  связи  с  этим  начиная  с  февраля  1916  г.  в  округах  стали  создаваться  управления  заведующих  школами  подготовки  прапорщиков  пехоты. 

В  Управлении  школами  подготовки  прапорщиков  пехоты  в  Иркутском  военном  округе  по  списку  числилось  3  офицера:

1.  Генерал-майор  Наперстков  —  он  же  начальник  местной  бригады. 

2.  Поручик  Агапьев  —  Адъютант  Управления.

3.  Прапорщик  Агеев.

Размещалось  управление  с  мая  1917  г.  на  углу  Медведниковской  и  Толкучей  улиц  в  здании  штаба  округа  [7,  с.  37].

В  период  войны  было  принято  решение  призывать  студентов  для  обучения  в  военно-учебных  заведениях.  Число  призывников  определялось  имеющейся  численностью  вакансий,  остававшихся  в  военно-учебных  заведениях  после  приема  других  категорий  поступающих.  В  первую  очередь  призыву  подлежали  студенты-первого  курса,  которым  исполнилось  20  лет,  затем  студенты  второго  и  третьего  курсов.  Старшекурсники,  а  также  студенты-медики,  ветеринары,  семейные,  призыву  не  подлежали.  Студентами  заполнялись  не  только  военные  училища,  но  и  школы  подготовки  прапорщиков.  30  марта  1916  г.  был  издан  приказ  о  переформировании  некоторых  школ  подготовки  прапорщиков  пехоты  в  том  числе  2-й  Иркутской.

1-я  Иркутская  школа  прапорщиков  находилась  в  двухэтажном  здании,  на  Казарминской  улице  (ныне  ул.  Красного  Восстания).  Здание  было  построено  еще  в  1883  году  для  размещения  проходящих  войск.  В  настоящее  время  в  этом  здании  располагается  анатомический  корпус  Иркутского  государственного  медицинского  университета.  Во  время  декабрьских  боев  гражданской  войны  это  здание  было  практически  полностью  разрушено  и  выжжено.  В  конце  1940-х  годов  была  проведена  реконструкция  и  надстроен  3  этаж,  что  заметно  по  более  современным  оконным  проёмам,  имеющим  квадратную  форму.

2-я  Иркутская  школа  прапорщиков  размещалась  в  помещении  губернской  мужской  гимназии  на  пересечении  ул.  Амурской  и  Баснинской  (ул.  Ленина  угол  Свердлова).  Здание  было  заложено  к  100-летию  основания  Иркутской  гимназии  в  июне  1905  года  рядом  со  старым  корпусом  (ныне  авиационный  техникум).  С  1975  года  в  этом  здании  находится  Иркутский  Областной  Художественный  музей,  носящий  имя  создателя  первой  Иркутской  картинной  галереи  В.П.  Сукачева. 

3-я  Иркутская  школа  прапорщиков  находилась  на  железнодорожной  станции  Иннокентьевская  (район  Иркутска-2).  К  несчастью,  это  здание  не  сохранилось  до  наших  дней.  Размещалась  школа  в  четырех  двухэтажных,  одном  одноэтажном  каменных  флигелях  и  в  одном  бараке.  В  3-й  Иркутской  школе  прапорщиков  не  было  бани,  поэтому  юнкерам  приходилось  еженедельно  пользоваться  общей  баней  находящейся  при  остановочном  пункте.

Состав  школ  прапорщиков  Иркутского  военного  округа.

На  1  октября  191  г.  во  2-й  Иркутской  школе  подготовки  прапорщиков  пехоты  числилось  по  списку  составляла:  3  штаб-офицера,  25  обер-офицеров,  2  врача,  2  военных  чиновника,  3  солдат  и  495  юнкеров.  Чины  и  занимаемые  должности  распределялись  следующим  образом: 

1.  Из  3  штаб-офицеров  один  был  полковником  —  начальник  школы  Хилковский  и  двое  были  подполковниками  —  командирами  рот.  Следовательно  в  организационном  отношении  школа  подразделялась  на  две  роты. 

$12.  Из  25  обер-офицеров  двенадцать  были  курсовыми  офицерами  (2  капитана,  7  штабс-капитанов,  2  поручика,  1  подпоручик),  десять  были  помощниками  курсовых  офицеров  (прапорщики),  один  прапорщик  -  адъютант  школы,  один  прапорщик  —  заведующий  обмундировальной  мастерской  школы  и  один  прапорщик  был  командирован  в  Управление  Заведующего  школами  подготовки  прапорщиков  пехоты  в  Иркутском  военном  округе. 

3.  2  зауряд-врача. 

4.  Из  2  чиновников  военного  времени  один  был  заведующим  хозяйством,  а  другой  казначеем. 

5.  Из  113  солдат  считались  прикомандированными  к  школе  83  чел.  Таким  образом,  списочная  численность  постоянного  состава  школы  (без  83  прикомандированных  солдат)  составляла  62  чел.,  а  списочная  численность  переменного  состава  (юнкеров)  —  495  чел.  Кроме  того,  для  обслуживания  хозяйственных  и  иных  нужд  школы  в  ней  числилось  9  обозных  лошадей  [7,  с.  37].

В  1-й  Иркутской  школе  подготовки  прапорщиков  пехоты  на  10  июля  1917  г.  по  списку  состояло:

1  начальник  школы  (полковник);  2  ротных  командира  (капитаны);  8  курсовых  офицеров  (4  штабс-капитана  и  4  поручика);  18  помощников  курсовых  офицеров  (прапорщики);  1  заведующий  хозяйством  (прапорщик);  1  адъютант  школы  (прапорщик);  1  врач  (не  имел  чина);  1  казначей  и  делопроизводитель;  374  юнкера;  88  солдат  команды  (3  нестроевых  старшего  разряда,  10  писарей,  51  нестроевых,  1  старший  унтер-офицер,  4  младших  унтер-офицера,  4  ефрейтора,  12  рядовых,  3  фельдшера);  7  лошадей  [7,  с.  37].

Обращает  на  себя  состав  юнкеров  —  из  374  обучавшихся  только  один  был  в  звании  рядового.  В  основной  своей  массе  это  были  унтер-офицеры.

На  1  августа  1917  г.  в  3-й  Иркутской  школе  подготовки  прапорщиков  пехоты  по  штату  полагалось  иметь:  1  начальник  школы  (полковник);  2  ротных  командира  (капитаны);  13  курсовых  офицеров  и  их  помощников  (обер-офицеры);  1  адъютант  (обер-офицер);  1  заведующий  хозяйством  (военный  чиновник,  но  мог  быть  офицер);  1  делопроизводитель  (военный  чиновник,  но  мог  быть  офицер);  1  врач;  550  юнкеров;  51  солдат  команды;  7  лошадей  [7,  с.  37].

По  списку  же  в  школе  состояло:  1  начальник  школы  (подполковник);  2  ротных  командира  (подполковники);  13  курсовых  офицеров  и  15  помощников  курсовых  офицеров;  1  адъютант;  1  заведующий  хозяйством  (обер-офицер);  1  врач;  421  юнкер;  106  солдат  команды;  9  лошадей.  Как  видно  существенная  разница  имелась  между  штатной  и  списочной  численностью.

Оставлял  желать  лучшего  культурный  уровень  поступающих.  Становилось  трудным  «привить  им  общепринятые  в  офицерской  среде  привычки».  У  большинства  даже  не  было  простой  начальной  военной  подготовки.  Они  даже  не  знали,  как  отдать  честь,  не  могли  выполнить  самые  простые  повороты,  а  уж  приемы  с  оружием  тем  более  не  выполняли.  Впрочем,  и  поступавшие  в  военные  училища  нижние  чины  в  плане  военной  подготовки  оставляли  желать  лучшего.  Сведения,  приходившие  с  фронта  во  второй  половине  1915  г.,  ярко  демонстрировали  просчеты  подготовки  офицеров,  т.е.  полное  не  соответствие  суровой  действительности.  Смертность  увеличилась  в  разы  в  связи  с  неопытностью  и  недостаточной  образованностью.  Начальник  71-й  дивизии,  например,  телеграфировал  20  октября  1915  г.  своему  корпусному  командиру,  генералу  Зайончковскому:  «Все  прибывшие  до  сих  пор  на  укомплектование  полков  офицеры,  как  показал  боевой  опыт  и  долгие  беседы  с  ними,  выяснили,  что  они,  во-первых,  не  имеют  никакого  понятия  об  управлении  огнем  в  бою,  т.  е.  не  знакомы  с  боевой  стрельбой,  во-вторых,  совершенно  не  знакомы  со  штыковым  боем  и,  в  третьих,  не  знают,  как  им  действовать  тогда,  когда  противник  их  обходит  или  охватывает.  Они  не  только  не  знают  этого  дела  практически,  что  самое  главное,  но  не  знакомы  с  этими  вопросами  и  теоретически.  А  между  тем  в  последнее  время  все  прапорщики,  прибывающие  на  укомплектование  полков,  почти  немедленно  принимают  роты,  не  редко  в  самом  бою,  и  поэтому  практическая  их  подготовка  по  этим  трем  вопросам  является  одним  из  главных  отделов  их  обучения»  [3,  c.  97—100].

В  1916  году  генерал-майор  Б.Д.  Адамович  совершил  инспекционные  поездки  по  военным  учебным  заведениям.  В  частности,  с  14  марта  по  23  марта  он  инспектировал  1-ю,  2-ю,  3-ю  Иркутские  школы  прапорщиков  [5,  с.  67—70].  В  Сибири  процент  унтер-офицеров  и  участников  войны  среди  юнкеров  был  ниже,  чем  в  школах  других  округов.  Но  в  то  же  время  имелся  большой  процент  лиц,  чье  обучение  в  школах  прапорщиков  вообще  было  незаконно.  В  нарушение  этого  правила  особенно  отличились  Иркутские  школы  прапорщиков:  во  2-й  школе  —  9  юнкеров  из  военных  писарей,  в  3-й  школе  —  13  из  военных  писарей  и  22  без  прав  образования,  в  1-й  школе  —  18  из  военных  писарей  и  8  без  прав  образования.  «При  опросе  лишь  одного  взвода  (1-й  Иркутской  школы),  выяснилось  что  в  нем  находится:  1)  Писарь  местного  окружного  квартирного  управления;  2)  Писарь  того  же  управления,  перешедшего  прямо  со  своей  должности  в  школу  5  января  1916  года;  3)  Псаломщик  при  капеллане  Приамурского  военного  округа,  перешедшего  в  школу  25  декабря  1915  года  прямо  с  должности;  4)  Госпитальный  надзиратель  Иркутского  военного  госпиталя,  перешедшего  в  школу  6  января  1916  года  прямо  со  своей  должности»  [5,  с.  67—70].

Будущие  прапорщики  переводились  в  школу  прямо  со  своих  должностей,  к  тому  же  посреди  учебного  процесса.  На  категории  лиц,  оказавшихся  в  составе  юнкеров  без  прав  на  образование,  генерал  Б.В.  Адамович  остановился  в  отчете  о  3-й  Иркутской  школе  прапорщиков,  где  их  было  особенно  много  [5,  с.  67—70].

Декабрьские  бои  1917  года  в  Иркутске.

Бои  начались  8  декабря  с  обстрела  юнкерами  группы  красногвардейцев.  В  ответ  в  4,5  часа  дня  артиллерия  начала  обстрел  школы  прапорщиков  на  Казарминской  улице  [6,  с.  132—136].  С  этого  момента  сражение  шло  почти  беспрерывно  несколько  суток.  В  конце  дня  8  декабря  в  штабе  узнали,  что  юнкера  3-й  школы,  расположенной  на  ст.  Иннокентьевской,  колеблются.  После  долгого  «торга»  прибывшие  в  школу  красноармейцы  договорились  с  юнкерами  о  том,  что  они,  получив  по  «отрезу  на  гимнастерку  и  галифе,  литеру  на  поезд  и  250  руб.  на  дорожные  расходы»,  разъедутся  по  домам  [4,  с.  32—33].  К  вечеру  9  декабря  школа  опустела.  В  военном  училище  и  двух  других  школах  прапорщиков  также  набралось  около  100  отказников.  Совсем  недавно  состоялся  выпуск  прапорщиков,  поэтому  пополнения  еще  не  было.  Преподаватели  на  90  %  уклонились,  и  юнкера  становились  под  начало  случайных  офицеров  [2,  c.  26—35].

Тяжелые  девятидневные  бои  завершились  заключением  17  декабря  перемирия. 

Последствия  декабрьских  боев  для  Иркутска  были  тяжелыми:  более  300  человек  убиты,  около  700  ранены,  среди  них  немало  мирных  жителей,  большой  ущерб  был  нанесен  городским  кварталам.  Убитых  казаков,  юнкеров  и  прапорщиков  похоронили  около  Успенской  церкви,  а  погибшие  красногвардейцы  были  захоронены  около  Белого  дома  в  братской  могиле. 

Все  Иркутские  военные  учебные  заведения  официально  прекратили  свое  существование  в  декабре  1917  г.  Однако  процесс  ликвидации  продолжился  вплоть  до  мая  месяца  1918  года  [7,  с.  37].

 

Список  литературы:

  1. Величко  К.И.  Военная  энциклопедия.  СПб.,  1913.  —  С.  325—326.
  2. Еленевский  А.  Военные  училища  в  Сибири  (1918—1922)//  Военная  быль.  №  61.  М.,  1963.  —  С.  26—35.
  3. Кунжаров  Е.М.  Подготовка  офицерских  кадров  в  Иркутском  Генерал-губернаторстве  в  1914—1918  гг.  Пенза:  РИО  ПГСХА,  2005  —  С.  97—100.
  4. Ларьков  Н.С.  Начало  Гражданской  войны  в  Сибири:  армия  и  борьба  за  власть.  Томск,  1995.  —  С.  32—33.
  5. Марыняк  А.В.  Инспекционные  поездки  по  военно-учебным  заведениям  генерал-майора  Б.В.  Адамовича  в  1915—1916  гг.  Саратов,  2000.  —  С.  67—70.
  6. Романов  Н.С.  Летопись  города  Иркутска  за  1902—1924  гг.  Иркутск,  1994.  —  С.  132—136.
  7. Шапкин  Ю.Г.,  Одинец  А.Д.,  Левента  А.И,  Егодурова  Ю.С.  Иркутские  школы  прапорщиков  во  время  Первой  Мировой  войны//  Сборник  научных  статей  к  столетию  начала  Первой  мировой  войны  1914  года  —  медицинские  и  санитарные  аспекты:  сборник  статей  под  общей  редакцией  секретаря  ОО  ФИО.к.м.н.  А.Д.  Одинца.  Иркутск:  ОО  ФИО,  2014.  —  С.  37.

 

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий