Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XXXVI Международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история» (Россия, г. Новосибирск, 28 апреля 2014 г.)

Наука: История

Секция: История России

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Дмитриченко А., Шапкин Ю.Г., Одинец А.Д. [и др.] ОТНОШЕНИЕ К ВОЕННОПЛЕННЫМ В ЛАГЕРЯХ ВОСТОЧНОЙ СИБИРИ // Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история: сб. ст. по матер. XXXVI междунар. науч.-практ. конф. № 4(36). – Новосибирск: СибАК, 2014.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

ОТНОШЕНИЕ  К  ВОЕННОПЛЕННЫМ  В  ЛАГЕРЯХ  ВОСТОЧНОЙ  СИБИРИ

Дмитриченко  Александра

студент  Иркутского  государственного  медицинского  университета,  РФ,  г.  Иркутск

E-mailSaska  28@yandex.ru

Шапкин  Юрий  Григорьевич

канд.  биол.  наук,  ассистент  кафедры  фармакологии  Иркутского  Государственного  Медицинского  Университета,  РФ,  г.  Иркутск

Одинец  Александр  Дмитриевич

канд.  мед.  наук,  ассистент  кафедры  фармакологии  Иркутского  Государственного  Медицинского  Университета,  РФ,  г.  Иркутск

Левента  Алексей  Иванович

канд.  фарм.  наук,  заведующий  кафедрой  фармакологии  Иркутского  Государственного  Медицинского  Университета,  РФ,  г.  Иркутск

Пономарева  Галина  Олеговна

студент  Иркутского  государственного  медицинского  университета,  РФ,  г.  Иркутск

Егодурова  Юлия  Сергеевна

студент  Иркутского  государственного  медицинского  университета,  РФ  г.  Иркутск

 

ATTITUDE  TO  PRISONERS  TO  CAMPS  OF  EASTERN  SIBERIA

Dmitrichenko  Alexandra

student  of  Irkutsk  State  Medical  University,  Russia,  Irkutsk

ShapkinYuriy

candidate  of  Biological  Science,  assistant  professor  of  Pharmacology  department  Irkutsk  State  Medical  University,  Russia,  Irkutsk

Odinets  Alexander

candidate  of  Medical  Science,  assistant  professor  of  Pharmacology  department  Irkutsk  State  Medical  University,  Russia,  Irkutsk

Leventa  Alexei

candidate  of  Pharmacological  Science,  Hbad  of  Pharmacology  department  Irkutsk  State  Medical  University,  Russia,  Irkutsk

Ponomareva  Galina

student  of  Irkutsk  State  Medical  University,  Russia,  Irkutsk

Egodurova  Julia

student  of  Irkutsk  State  Medical  University,  Russia,  Irkutsk

 

АННОТАЦИЯ

В  статье  делается  попытка  показать  жизнь  военнопленных  в  Первой  Мировой  войне.  Мы  попытались  изучить  и  оценить  условия  жизни,  труда,  быта  и  медицинского  обеспечения  военнопленных  в  лагерях  Сибири,  в  том  числе  в  Иркутской  губернии.  Был  проведен  анализ  литературы  о  Первой  Мировой  войне.  В  ходе  исследования  были  найдены  интересные  факты  из  жизни  военнопленных,  связанных  с  их  транспортировкой,  питанием,  лечением,  и  трудовой  деятельностью.  Проделанная  работа  помогла  более  тщательно  изучить  уклад  повседневной  жизни  военнопленных,  находящихся  в  Сибирских  лагерях  во  время  Первой  Мировой  войны.

ABSTRACT

This  article  attempts  to  show  the  life  of  prisoners  in  the  First  World  War  howling.  We  tried  to  examine  and  assess  the  conditions  of  life,  work,  life  and  medical  care  of  prisoners  of  war  in  camps  in  Siberia,  including  in  the  Irkutsk  region.  Analyzed  the  literature  of  the  First  World  War.  The  study  found  some  interesting  facts  from  the  life  of  prisoners  associated  with  their  transportation,  food,  medication,  and  employment.  Existing  work  has  helped  more  thoroughly  examine  lifestyle  everyday  life  prisoners  of  war  in  a  Siberian  prison  camp  during  World  War  II.

 

Ключевые  слова:  Первая  мировая  война;  военнопленные;  медицинское  обеспечениеэксплуатация  труда.

Keywords:  World  War  I;  prisoners  of  War;  a  medical  support;  labor  exploitation.

 

В  ходе  Первой  мировой  войны  миллионы  офицеров  и  солдат  центральных  держав  оказались  в  русском  плену.  По  сведениям  германских  источников,  их  было  2  322  378  человек,  значительная  часть  которых  была  размещена  в  восточной  Сибири,  в  том  числе  в  Иркутской  губернии  [5,  с.  18].

Пленение  такого  огромного  числа  противников  было,  безусловно,  неотделимой  частью  военных  действий  русской  армии.  Если  военные  действия  нашли  должное  освещение  в  научной  литературе,  то  пленение  в  основном  описано  в  воспоминаниях  бывших  пленных.

Во  времена  Первой  войны  часто  военные  захватывали  лазареты,  с  тяжелоранеными  немцами,  австрийцами  и  другими  солдатами  центральных  держав.  Их  пиками  сгоняли  с  нар  и  гнали  десятки  километров  пешком  в  лагеря  для  военнопленных.  Часто  не  только  у  раненых  пленных,  но  и  у  здоровых  отбирались  все  личные  вещи.  Таким  образом,  пленение  не  обходилось  без  физических  и  психических  травм,  часто  заканчивающихся  смертью  или  тяжелыми  заболеваниями.

Важной  составной  частью  пленения  являлась  —  транспортировка,  которая  могла  длится  очень  долгое  время,  через  большое  количество  остановок  в  этом  трудном  пути.  В  период  транспортировки  противник  превращался  из  врага  в  пленного,  что  совсем  другое  дело.  Ведь  пленные  имеют  право  на  жизнь,  питание,  лечение,  т.  е.  на  достойное  отношение.  С  этим  победителям  необходимо  уже  было  считаться  и  выполнять  соответствующие  постановления,  касающиеся  военнопленных.

  Большинство  эшелонов  для  отправки  в  Сибирь  формировались  в  Киеве  и  в  Подмосковье.  Транспорт,  с  пленными,  на  пути  к  лагерям  часто  застревал  на  заснеженных  участках  дороги.  Поэтому  военнопленным  приходилось  заниматься  очисткой  дороги,  в  то  время  когда  их  одежда  совсем  не  соответствовала  природным  условиям,  что  часто  приводила  к  переохлаждению  и  их  гибели.  В  связи  с  тем,  что  военнопленные  не  были  адаптированы  к  суровым  природным  условиям,  у  них  часто  развивалось  воспаление  легких,  пневмонии  и  другие  заболевания,  связанные  с  акклиматизацией.  Были  случаи,  когда  транспорты  прибывали  в  сибирские  лагеря,  которые  оказывались  переполненными,  и  тогда  пленных  отправляли  назад  в  европейскую  часть  России  [1,  с.  101].

Транспортировка  военнопленных  нижних  чинов  осуществлялась  в  вагонах  для  скота,  иногда,  в  грузовых  и  совсем  редко  в  пассажирских  вагонах.  Офицеров  везли  преимущественно  в  пассажирских  вагонах,  где  были  менее  суровые  условия.

На  питание  пленных  выделялись  деньги,  но  ни  денег  ни  продуктов  они  почти  не  получали,  т.  к.  деньги  присваивали  себе  солдаты,  которые  сопровождали  их  в  лагерь.  Поэтому,  прибыв  в  лагерь,  военнопленные  были  уже  очень  истощены,  что  сказывалось  на  их  дальнейшей  судьбе.

Особо  трудным  путь  в  плен  был  для  раненых.  После  взятия  их  в  плен,  если  они  не  могли  сами  идти,  то  их  доставляли  на  носилках  или  на  руках  в  ближайшие  перевязочные  пункты,  где  им  оказывалась  первая  помощь  —  простые  перевязки.  После  чего  они  доставлялись  в  лазареты,  где  без  наркоза  и  обезболивания  им  делались  ампутации.  Потом  раненых  пленных  отправляли  в  лагеря,  находящиеся  в  глубине  страны,  одним  из  которых  являлся  Иркутский  (Заиркутный)  лагерь  [6,  с.  54].

В  госпиталях  к  раненым  военнопленным  относились  не  добросовестно,  у  них  почти  не  менялось  постельное  и  нательное  бельё,  перевязки  делались  крайне  редко  —  это  все  было  связано  с  существовавшей  внутренней  преградой  между  пленными  и  русскими  медицинскими  работниками.  Как  врачи,  так  и  медицинские  сестры  часто  возмещали  на  пленных  свою  ненависть  и  обиду.  Неоднократные  перемещения  из  одного  госпиталя  в  другой  подрывали  здоровье  тяжелораненых  и  зачастую  вели  к  их  смерти.

Организация  поездки  в  Сибирь  полностью  отсутствовала,  санитарно-гигиенические  требования  были  не  соблюдены.  Что  приводило  к  частой  гибели  военнопленных  [6,  с.  59].

Отношение  властей,  комендантов  и  охраны  к  военнопленным  отразились  и  на  всей  лагерной  жизни:  от  размещения  и  до  эксплуатации  их  труда.  В  соответствии  с  распоряжением  Главного  управления  штаба  в  1914  г.  военнопленных  немцев,  австрийцев,  а  также  венгров,  размещали  в  основном  в  Сибири,  Туркестане  и  Дальнем  Востоке.  Значительная  часть  из  них  была  расквартирована  в  двух  сибирских  военных  округах  —  Омском  и  Иркутском,  в  которых  к  1  января  1915  г.  насчитывалось  около  186  тыс.  А  к  лету  этого  же  года  в  Иркутском  военном  округе  уже  было  около  200  тыс.  человек,  а  в  Омском  152  тыс.  [3,  с.  73].

Российские  военные  власти  не  были  готовы  осенью  1914  г.  К  приему  и  размещению  большого  числа  военнопленных.  Поэтому  первые  партии  военнопленных  селили  непосредственно  в  городах,  причем  для  этого  использовали  любые  свободные  помещения.  В  Иркутске  к  этому  времени  насчитывалось  около  8  тыс.  человек.  Отсутствие  достаточного  числа  казарм  для  размещения  военнопленных  привело  к  тому,  что  военные  просто  обязывали  городские  власти  изыскивать  свободные  помещения.

По  воспоминаниям  самих  военнопленных,  их  размещали  в  старых  казармах,  тюрьмах,  складах  и  других  производственных  помещениях.  Зачастую  далеко  за  городами  устраивались  примитивные  лагеря,  в  которые  заселяли  военнопленных  для  дальнейшей  эксплуатации  их  труда,  т.  е.  так  называемые  —  трудовые  лагеря,  чаще  их  размещали  в  лесах,  у  шахт,  около  строящихся  железных  дорог  и  других  производств.

Всего  в  России  к  1917  г.  Насчитывалось  более  400  лагерей  военнопленных,  из  них  30  в  Иркутском  военном  округе  [2,  с.  46].

Почти  все  лагеря  были  переполнены,  поэтому  возникали  частые  вспышки  эпидемий  разных  заболеваний.  Самыми  частыми  инфекциями,  приводящими  к  гибели  военнопленных,  являлись:  туберкулез,  брюшной  тиф,  их  распространению  способствовали  вши,  блохи,  крысы.  Полное  не  соблюдение  гигиенических  основ,  также  приводило  к  высокой  заболеваемости  и  смерти. 

  В  целях  исключения  побега  вокруг  лагерей  строили  высокие  заборы  и  дополнительно  натягивали  колючую  проволоку.  По  периметру  располагались  высокие  сторожевые  башни. 

Обстановка  в  лагере  обрекала  военнопленных  или  на  покорность  или  на  сопротивление.  Сопротивление  чаще  всего  проявлялось  в  побегах,  или  в  постоянных  нарушениях  лагерного  режима,  или  написании  жалоб  в  адрес  Красного  Креста  по  ограничению  их  прав.

Деятельность  представителей  Красного  Креста  по  всей  России  спасла  жизнь  многим  сотням  тысяч  военнопленных  центральных  держав.  Они  собирали  для  пленных  теплые  вещи,  продукты,  медикаменты  и  доставляли  им  [7,  с.  79].

В  некоторых  лагерях  восточной  Сибири  конкретным  лицам  разрешалось  покидать  территорию  лагерей,  для  выполнения  своих  обязанностей.  К  ним  относились  в  основном  врачи,  санитары,  переводчики,  а  также  денщики  и  офицерские  повара.

Во  многих  лагерях  офицерам  в  сопровождении  разрешалось  совершать  прогулки,  посещать  врачей  или  делать  закупки  в  соседних  населенных  пунктах.  За  деньги  конвойные  позволяли  им  многое.  Передвижение  внутри  лагеря  в  основном  не  ограничивалось  для  всех  чинов.

В  некоторых  лагерях  требовалось:  носить  специальные  нашивки  пленных;  запрещалось  встречаться  с  местным  населением;  употреблять  алкоголь;  а  в  некоторых  даже  запрещали  ставить  памятники  на  кладбищах,  отмечать  праздники,  носить  гражданскую  одежду  и  писать  письма  на  родину  на  родном  языке.  В  основе  всех  ограничений  —  ненависть  победителей  к  побежденным  и  чем  больше  запретов,  тем  больше  удовлетворение  победителей.

В  своих  воспоминаниях  многие  офицеры  довольны  своим  питанием.  Особенно  в  Иркутске  здесь  на  питание  в  среднем  на  человека  приходилось  от  18  до  20  руб.  Но  были  и  периоды  ухудшения  питания,  особеннов  канун  революции  [4,  с.  154].

Во  многих  воспоминаниях  военнопленных,  виновниками  высокой  смертности  являлись  русские  врачи,  которые  слишком  поздно  принимали  меры  по  предотвращению  эпидемий  или  изолировали  целые  бараки  здоровых  пленных  вместе  с  их  больными  соседями,  что  в  итоге  вело  к  их  заражению  и  гибели.

Военнопленные  врачи  —  работали  под  строгим  контролем  русских  медиков.  Их  постоянно  посылали  в  те  места,  где  свирепствовали  эпидемии.  При  этом  они  практически  не  были  оснащены  даже  самыми  простыми  медицинскими  средствами  и  лекарствами.  В  лагерях  они  часто  заражались  и  погибали  [4,  с.  179].

Для  укрепления  здоровья  сибирские  медики  настаивали  на  организации  для  военнопленных  общественных  работ,  полагая,  что  таким  способом  можно  сократить  распространение  инфекционных  болезней  и  укрепить  их  физическое  и  духовно  развитие,  так  сказать  «труд  во  благо».

Главной  задача  эксплуатации  труда  военнопленных  это  наиболее  комфортная  психологическая  адаптации  пленных  к  условиям  ограниченной  свободы.

Таким  образом,  власти  Сибири  в  годы  войны  смогли  разместить  и  обустроить  десятки  тысяч  военнопленных.  При  этом  огромное  внимание  было  уделено  организации  их  питания,  проживания,  досуга  и  медицинского  обслуживания  военнопленных.  Использование  военнопленных  в  качестве  рабочей  силы,  в  определенной  степени  помогло  смягчить  ситуацию  с  нехваткой  трудовых  ресурсов.  Что  сыграло  важную  роль  для  нашей  страны.

 

Список  литературы:

  1. Абдрашитов  Э.Е.  Отношение  к  военнопленным  в  России/СССР  в  первой  пол.  XX  в.  Вест.  Челяб.  ун-та.  История.  2002.  —  С.  101—102. 
  2. Агалаков  В.Т.  Венгерские  интернационалисты  в  борьбе  за  власть  Советов  в  Восточной  Сибири  М.,  1980.  —  С.  45—54. 
  3. Альбат  Г.П.  Сборник  международных  конвенций  и  правительственных  распоряжений  о  военнопленных  М.,  1917.  —  С.  73—96.
  4. Греков  Н.В.  Германские  и  австрийские  пленные  в  Сибири  (1914—1917)  Сб.  статей.  Омск,  1997.  —  С.  154—180.
  5. Дмитриченко  А.А.,  Пономарева  Г.О.,  Шапкин  Ю.Г.  Военнопленные  Первой  мировой  войны.  Проблемы  пленения,  транспортировки  и  содержания  в  сибирских  лагерях.  //  Сборник  научных  статей  к  столетию  начала  Первой  мировой  войны  1914  года  —  медицинские  и  санитарные  аспекты:  сборник  статей  под  общей  редакцией  секретаря  ОО  ФИО.к.м.н.  А.Д.  Одинца.  Иркутск:  ОО  ФИО,  2014.  —  С.  18.
  6. Шлейхер  И.И.,  Военнопленные  первой  мировой  войны:  проблемы  пленения,  транспортировки  и  содержания  в  сибирских  лагерях  Новосибирск  2001.  —  С.  54—134. 
  7. Шубин  Н.А.  Общественные  организации  и  государственные  структуры  в  Первой  мировой  войне:  опыт  сотрудничества  в  снабжении  фронта  Кн.  3.  1999.  —  С.  78—93.

 

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий