Статья опубликована в рамках: XXXIX-XL Международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история» (Россия, г. Новосибирск, 25 августа 2014 г.)

Наука: История

Секция: Историография, источниковедение и специальные исторические дисциплины

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Соловенко И.С., Куст Т.С. ПРОТЕСТНОЕ ДВИЖЕНИЕ ШАХТЁРОВ РОССИИ ВО ВРЕМЯ ПЕРЕХОДА К РЫНОЧНЫМ ОТНОШЕНИЯМ (1992—1999 ГГ.): ИСТОРИОГРАФИЯ ВОПРОСА // Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история: сб. ст. по матер. XXXIX-XL междунар. науч.-практ. конф. № 7-8(39). – Новосибирск: СибАК, 2014.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

ПРОТЕСТНОЕ  ДВИЖЕНИЕ  ШАХТЁРОВ  РОССИИ  ВО  ВРЕМЯ  ПЕРЕХОДА  К  РЫНОЧНЫМ  ОТНОШЕНИЯМ  (1992—1999  ГГ.):  ИСТОРИОГРАФИЯ  ВОПРОСА

Соловенко  Игорь  Сергеевич

доцент,  канд.  ист.  наук,  Юргинский  технологический  институт  (филиал)  Национального  исследовательского  Томского  политехнического  университета,  РФ,  г.  Юрга

E-mailigs-71@rambler.ru

Куст  Татьяна  Сергеевна

доцент,  канд.  филол.  наук,  Юргинский  технологический  институт  (филиал)  Национального  исследовательского  Томского  политехнического  университета,  РФ,  г.  Юрга

E-mail: 

 

MINER  PROTEST  MOVEMENT  DURING  TRANSITION  TO  MARKET  ECONOMY  IN  RUSSIA  (1992—1999):  HISTORIOGRAPHY  OF  THE  PROBLEM

Igor  Solovenko

associate  Professor,  Ph.D.  in  History,  Yurga  Institute  of  Technology,  TPU  affiliate,  Russia,  Yurga

Tatjana  Kust

associate  Professor,  Ph.D.  in  Philology,  Yurga  Institute  of  Technology,  TPU  affiliate,  Russia,  Yurga

 

АННОТАЦИЯ

В  статье  рассматриваются  ключевые  труды,  в  которых  получили  отражение  вопросы  протестного  движения  шахтёров  современной  России.  Приводится  их  классификация,  выделяются  общие  и  отличительные  особенности.

ABSTRACT

The  article  provides  examination  of  key  papers  reflecting  issues  of  miner  protest  movement  in  contemporary  Russia.  The  authors  submit  their  classification,  determine  common  and  distinctive  features.

 

Ключевые  слова:  Россия;  переход  к  рынку;  шахтёры;  протесты;  историография.

Keywords:  Russia;  transition  to  market  economy;  miners;  protests;  historiography.

 

Широкий  общественный  резонанс  протестного  движения  горняков  отразился  на  значительном  спектре  работ,  посвящённых  поднимаемой  проблеме.  В  целом,  все  труды  можно  представить  двумя  основными  группами,  критерием  классификации  которых  является  определение  места  и  роли  протестного  движения  шахтёров  в  процессе  демократизации  российского  общества  и  либерализации  экономики  в  1990-е  гг.

Подавляющая  часть  авторов  научных  работ  связывает  высокий  уровень  политической  активности  горняков  России  с  существенными  ошибками,  допущенными  президентом  и  правительством  РФ  в  процессе  реализации  политики  «шоковой  терапии».  Протестное  движение  они  считают  инструментом,  который  сдерживал  «антинародные»  преобразования,  привлекал  внимание  государства  к  участию  в  регулировании  экономических  отношений.

Первой  крупной  работой,  где  рассматривались  вопросы  эволюции  протестного  движения  шахтёров  России  в  1990-е  гг.  является  монография  Ю.Н.  Миловидова  и  А.Н.  Крестьянинова  «Забастовки.  Зарубежный  и  отечественный  опыт»  [12].  Авторы  справедливо  отмечают  радикализацию  требований,  форм  и  методов  борьбы  шахтёров  России  в  процессе  отстаивания  своих  экономических  и  социальных  прав  и  интересов.

Много  полезной  информации  по  анализируемой  проблеме  содержится  в  трудах  известного  социолога  —  В.А.  Борисова.  В  его  объёмной  работе  «Забастовки  в  угольной  промышленности  (анализ  шахтерского  движения  за  1989—99  гг.)»  [3]  справедливо  отмечается  тенденция  децентрализации  и  фрагментации  протестной  активности  в  угольной  промышленности  на  протяжении  всех  1990-х  гг.  Данную  работу  можно  считать  самой  ценной  с  точки  зрения  представленной  в  ней  информации.

Общественно-политическая  борьба  в  современной  России  стала  объектом  многих  социологических  изучений  и  их  обобщений.  Одним  из  наиболее  авторитетных  исследователей  протестного  движения  горняков,  является  кандидат  социологических  наук  И.А.  Климов.  Вскоре  после  масштабных  «рельсовых  войн»  1998  г.  им  была  опубликована  важная  статья:  «Шахтёры  в  “рельсовой  войне”:  субъект  социального  действия  или  объект  манипуляции?»  [8],  в  которой  анализируются  результаты  радикальных  действий  шахтёров,  в  том  числе  и  в  1998  г.  Автор  справедливо  подчеркивает  отсутствие  механизма  разрешения  конфликтов,  подобных  «рельсовым  войнам»,  в  практике  политических  отношений  современной  России.  Главным  итогом  участия  шахтёров  во  всероссийских  «рельсовых  войнах»  в  1998  г.  И.А.  Климов  считает  появление  у  них  навыков  совместных  действий.

Рост  интереса  к  истории  борьбы  шахтёров  в  1990-е  гг.  обозначился  в  2004  г.,  когда  по  всей  стране  вновь  активизировалось  протестное  движение  трудящихся  и  пенсионеров.  В  том  году  была  издана  объёмная  монография  «Рабочие  в  реформируемой  России,  1990-е  —  начало  2000-х  годов»  [11],  которая  отражает  результаты  многолетних  исследований  известного  российского  философа  и  социолога  Б.И.  Максимова.  Он  уверен  в  том,  что  рабочее  движение  1990-х  гг.  является  составной  частью  общедемократического  процесса  в  России.  Автор  показывает  противоречивость  протестного  поведения  шахтёров,  неопределенность  результатов  их  борьбы.

Вопросы  протестного  поведения  шахтёров  во  время  перехода  к  рынку  подробно  изучались  и  на  региональном  уровне.  Особое  место  в  данном  ряду  занимают  кузбасские  учёные,  что  явилось  следствием  доминирования  ведущего  угледобывающего  региона  в  акциях  протеста,  начиная  с  1989  г.

Первыми  кузбасскими  исследователями,  которые  обратили  внимание  на  социальную  незащищённость  шахтёров,  стали  П.В.  Бизюков  и  Е.Я.  Варшавская.  В  своём  историко-социологическом  исследовании  «История  закрытия  двух  шахт  в  Кузбассе,  поучительная  прежде  всего  тем,  что  подобное  может  повториться  в  других  городах  и  отраслях»  [2]  они  не  только  дали  анализ  причин  и  характера  закрытия  конкретных  угледобывающих  предприятий  области  в  начале  1990-х  гг.,  но  и  верно  спрогнозировали  неминуемость  роста  шахтёрских  выступлений  в  Кузбассе  и  других  угледобывающих  регионах  страны.

Через  год  П.В.  Бизюков  опубликовал  ещё  одно  важное  для  нас  исследование  «Подземная  шахтёрская  забастовка»  [1].  В  работе  справедливо  отмечается  слабая  эффективность  в  рассматриваемое  время  даже  таких  радикальных  форм  протеста  как  отказ  от  выхода  из  шахты.

Во  время  перехода  к  рыночным  отношениям  произошли  качественные  изменения  во  взглядах  кузбасских  горняков  на  цели,  задачи  и  методы  борьбы.  Данные  изменения  хорошо  отражены  в  работах  учёного-историка  из  шахтерского  города  Прокопьевск  —  Д.В.  Воронина  [4].  Учёный  убедительно  показал  смену  парадигм  в  борьбе  шахтёров  края.  В  её  основе  была  тенденция  перехода  от  чисто  экономических  требований  и  протеста,  от  обращений  к  властям  и  предпринимателям  —  к  попытке  трудовых  коллективов  взять  в  свои  руки  налаживание  хозяйственной  жизни  предприятий.

Из  работ  исследователей  других  угледобывающих  регионов  выделяется  монография  В.И.  Ильина  «Власть  и  уголь:  шахтёрское  движение  Воркуты  (1989—1998  годы)»  [6].  Автор  монографии  подчеркнул  разочарование  воркутинцев  либеральными  преобразованиями,  которые  привели  к  обострению  социально-экономических  проблем  в  базовой  для  города  отрасли  хозяйственной  деятельности  —  угледобывающей  промышленности.  Главным  итогом  роста  протестного  движения  шахтеров  Воркуты  в  1989—1998  гг.,  по  мнению  автора,  стала  «тенденция  перехода  части  шахтеров  от  тотального  антикоммунизма  к  радикальным  формам  коммунистической  идеологии».

Вторая  группа  трудов  является  менее  значительной,  но  вполне  представительной.  С  предыдущими  исследованиями  их  связывает  много  общего:  высокая  обеспокоенность  за  судьбу  шахтёров,  критика  политики  реструктуризации  угольной  промышленности,  отсутствие  должной  реакции  органов  государственной  власти  на  акции  протеста  и  т.  д.  Между  тем  труды  второй  группы  имеют  и  принципиальные  отличия  во  взглядах  их  авторов  на  борьбу  рабочих.  Главное  из  них  —  протестные  действия  шахтёров  во  время  перехода  к  рыночным  отношениям  оцениваются  исследователями  данной  группы  как  угроза  либерально-демократическому  развитию  страны.

Наиболее  авторитетным  исследователем  второй  группы  является  доктор  исторических  наук  Л.А.  Гордон.  Совместно  с  коллегами  он  опубликовал  обстоятельное  исследование  —  «Крутой  пласт:  Шахтёрская  жизнь  на  фоне  реструктуризации  отрасли  и  общероссийских  перемен»  [5],  в  котором  достаточно  много  внимания  уделяется  анализу  проблем  рабочих.  Учёные  справедливо  указывают  на  такую  особенность  протеста  шахтёров  России  в  1990-е  гг.  как  сочетание  в  их  действиях  стихийных  и  организованных  начал.  Коллектив  Л.А.  Гордона  солидарен  с  позицией  И.А.  Климова  в  том,  что  «рельсовые  войны»  1998  г.  оказались  действенным  средством  заставить  власти  и  работодателей  искать  пути  выхода  из  кризиса  невыплаты  заработной  платы.  Между  тем,  в  содержании  книги  прослеживается  отрицательное  отношение  авторов  к  радикальным  акциям  протеста  шахтёров  в  1990-е  гг.  Л.А.  Гордон  и  его  коллеги  считают  забастовочное  движение  конца  1980-х  —  начала  1990-х  гг.  «более  рациональным».

Многие  особенности,  тенденции  и  закономерности  протестных  акций  во  время  перехода  к  рыночным  отношениям  представил  в  своей  монографии  «Массовый  протест  в  социально-трудовой  сфере.  Коллективные  действия  наемных  работников  в  современной  России:  истоки,  проблемы  и  особенности»  А.М.  Кацва  [7].  Это  низкий  авторитет  профсоюзов  среди  рабочих,  психологическая  опустошенность  народных  масс,  рост  протестных  настроений  в  обществе,  радикализация  форм  и  методов  противостояния,  разрушительный  характер  борьбы,  угроза  социального  взрыва  и  т.  д.  Автор  замечает,  что  снижение  в  1998  г.  показателей  забастовочных  выступлений  в  стране  никак  не  сказалось  на  масштабах  протестного  движения  в  России,  объединении  сил  оппозиции  и  их  наступлении,  направленном  на  сворачивание  демократических  реформ  в  стране.  Автор  указывает  на  противоправные  действия  горняков,  но  при  этом  умалчивает  системные  нарушения  трудового  законодательства  и  Конституции  России  со  стороны  руководителей  предприятий  и  органов  власти.

Среди  региональных  работ  первоочередной  интерес  представляют  последние  труды  профессора  Л.Н.  Лопатина  —  «Рабочее  движение  Кузбасса  в  воспоминаниях  его  участников  и  очевидцев»  [9],  а  также  «Шахтёры  и  “начальство”  о  рабочем  движении  Кузбасса  в  1989—90-е  гг.»  [10].  Они  содержат  богатую  коллекцию  воспоминаний  о  рабочем  движении  в  шахтёрском  крае  с  конца  1980-х  гг.  до  наших  дней.  Кроме  того,  автор  представил  краткий  анализ  забастовочного  движения  шахтёров  в  1989—1990-е  гг.  Л.Н.  Лопатин  негативно  отозвался  о  радикальных  акциях  протеста  горняков  Кузбасса  в  1990-е  гг.  Так  же,  как  и  А.М.  Кацва,  он  обвинил  левую  оппозицию  в  организации  радикальных  форм  протеста.  Причины  кризисных  явлений  в  1990-е  гг.  в  экономике  края  исследователь  связал  с  отсутствием  сильных  общественных  структур,  способных,  как  они  делали  в  1989—1991  гг.,  контролировать  социально-экономическую  ситуацию  «снизу».  Однако  данный  вывод  весьма  сомнителен,  достаточно  вспомнить  результаты  социально-экономического  развития  периода  1989—1991  гг.  как  в  Кузбассе,  так  и  в  стране.

В  целом  характер  акций  протеста  1990-х  гг.  уже  не  соответствовал  либеральной  концепции  рабочего  движения  «перестроечной»  поры,  что  отразилось  на  критике  поведения  шахтёров  в  рассматриваемый  период  со  стороны  Л.Н.  Лопатина.  Учёный  не  мог  не  замечать  серьёзных  акций  протеста  шахтёров  1990-х  гг.,  при  этом  он  не  смог  объяснить  изменение  вектора  развития  рабочего  движения  с  тех  методологических  позиций,  на  которые  он  опирался,  анализируя  забастовки  «перестроечной»  эпохи.  В  этом  главная  слабость  работ  Л.Н.  Лопатина,  вышедших  во  второй  половине  1990-х  гг.

Наиболее  заметной  из  зарубежных  исследований  является  работа  немецких  учёных  —  «Geschäfte  mit  der  Macht»  («Сделка  с  властью»)  [13],  в  которой  представлен  развёрнутый  анализ  многих  проблем  угольной  отрасли  России,  их  связь  с  протестной  активностью  рабочих.  Сложно  не  согласиться  с  авторами,  что  шахтёрский  протест  стал  действенной  формой  давления  на  правительство  РФ  при  распределении  государственных  дотаций  угледобывающим  предприятиям  страны.

Анализ  изученности  проблемы  позволяет  сделать  следующие  выводы:  1)  историография  вопроса  отражена  в  исследованиях  федерального  и  регионального  масштаба;  2)  хорошо  освещены  причины  и  факторы  осложнения  политической  и  социально-экономической  обстановки  в  угольных  регионах  страны  в  1990-е  гг.;  3)  труды  о  протестных  акциях  в  различных  регионах  страны  дают  возможность  провести  сравнительный  анализ  требований  шахтёров;  4)  разные  позиции  исследователей  позволяют  объективнее  рассматривать  анализируемые  процессы;  5)  имеется  взгляд  на  шахтёрские  проблемы  из-за  рубежа.  Вместе  с  тем  историография  вопроса  показывает  недостаточное  освещение  многих  аспектов  протестного  движения  шахтёров  России  во  время  перехода  к  рынку.

 

Список  литературы:

  1. Бизюков  П.В.  Подземная  шахтёрская  забастовка.  М.,  1995.  —  5с.
  2. Бизюков  П.В.,  Варшавская  Е.Я.  История  закрытия  двух  шахт  в  Кузбассе,  поучительная  прежде  всего  тем,  что  подобное  может  повториться  в  других  городах  и  отраслях.  М.,  1994.  —  16  с.
  3. Борисов  В.А.  Забастовки  в  угольной  промышленности  (анализ  шахтерского  движения  за  1989—99  гг.).  М.,  2001.  —  416  с.
  4. Воронин  Д.В.  Протестные  выступления  в  Кузбассе  в  90-х  гг.:  смена  парадигм  //  Проблемы  истории  Кузбасса.  Прокопьевск,  2002.  —  С.  91—98.
  5. Гордон  Л.А.  Крутой  пласт:  Шахтёрская  жизнь  на  фоне  реструктуризации  отрасли  и  общероссийских  перемен.  М.,  1999.  —  352  с.
  6. Ильин  В.И.  Власть  и  уголь:  шахтерское  движение  Воркуты  (1989—1998  годы).  Сыктывкар,  1998.  —  270  с.
  7. Кацва  А.М.  Массовый  протест  в  социально-трудовой  сфере.  Коллективные  действия  наемных  работников  в  современной  России:  истоки,  проблемы  и  особенности.  М.;  СПб.,  2002.  —  200  с.
  8. Климов  И.А.  Шахтёры  в  «рельсовой  войне»:  субъект  социального  действия  или  объект  манипуляции?  //  Мир  России.  —  1999.  —  Т.  VIII.  —  №  3.  —  С.  133—152.
  9. Лопатин  Л.Н.  Рабочее  движение  Кузбасса  в  воспоминаниях  его  участников  и  очевидцев.  М.,  1998.  —  617  с.
  10. Лопатин  Л.Н.  Шахтёры  и  «начальство»  о  рабочем  движении  Кузбасса  в  1989—90-е  гг.  К  20-летию  забастовки  (Историография.  Анализ.  Мнения.).  Кемерово,  2009.  —  224  с.
  11. Максимов  Б.И.  Рабочие  в  реформируемой  России,  1990-е  —  начало  2000-х  годов.  СПб.,  2004.  —  277  с.
  12. Миловидов  Ю.Н.,  Крестьянинов  А.Н.  Забастовки.  Зарубежный  и  отечественный  опыт.  М.,  1998.  —  208  с.
  13. Harte  S.,  Grävingholt  J.,  Pleiners  H.,  Schröder  H-H.  Geschäfte  mit  der  Macht.  Edition  Temmen.  2003,  Bremen.  —  383  s.

 

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий