Статья опубликована в рамках: XXXIII Международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история» (Россия, г. Новосибирск, 27 января 2014 г.)

Наука: История

Секция: Всемирная история

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Омельковец А.Я. РОЛЬ ИНЦИДЕНТА ВОКРУГ ИЗДАНИЯ ВОСПОМИНАНИЙ Д. ШУМУКА «ЗА СХИДНЫМ ОБРИЕМ» В РАЗРЫВЕ «СМОЛОСКИПА» И ОУН (М) // Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история: сб. ст. по матер. XXXIII междунар. науч.-практ. конф. № 1(33). – Новосибирск: СибАК, 2014.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
Выходные данные сборника:

 

РОЛЬ  ИНЦИДЕНТА  ВОКРУГ  ИЗДАНИЯ  ВОСПОМИНАНИЙ  Д.  ШУМУКА  «ЗА  СХИДНЫМ  ОБРИЕМ»  В  РАЗРЫВЕ  «СМОЛОСКИПА»  И  ОУН  (М)

Омельковец  Александр  Ярославович

аспирант,  Институт  археографии  и  источниковедения  имени  М.  Грушевского  Национальной  академии  наук  Украины,  Украина,  г.  Киев

E-mailS_Hermelin@ukr.net

 

THE  ROLE  OF  THE  INCIDENT  WITH  THE  PUBLICATION  OF  MEMOIRS  D.  SHUMUK  "FOR  THE  EASTERN  HORIZON"  IN  THE  RUPTURE  BETWEEN  THE  "SMOLOSKYP"  AND  OUN  (M)

Omelkovets  Alexandr

post-graduate  student,  M.S.  Hrushevsky  Institute  of  Ukrainian  Archaeography  and  Source  Studies,The  National  Academy  of  Sciences  of  Ukraine,  Ukraine  Kyiv

 

АННОТАЦИЯ

В  статье  идет  речь  об  инциденте  в  среде  украинской  националистической  диаспоры  вокруг  печати  издательством  «Смолоскип»  мемуаров  диссидента  Данилы  Шумука,  ставшем  причиной  нарастающей  конфронтации  между  представителями  Провода  ОУН  (м)  и  «Смолоскипа». 

ABSTRACT

The  article  touches  upon  the  incident  among  Ukrainian  nationalist  diaspora  as  to  "Smoloskyp"  Publishing  House  dissident  Danylo  Shumukʹs  memoirs  that  caused  the  growing  confrontation  between  the  Provid  of  the  OUN(m)  and  "Smoloskyp".

 

Ключевые  слова:  издательство;  мемуары;  диссиденты.

Keywords:  publishing  house;  memoirs,  dissidents.

 

1970-ые  годы  для  «Смолоскипа»1  проходили  в  условиях  нарастающей  конфронтации  с  ОУН  (м),  причиной  которой  стали  некоторые  разногласия  с  ее  Проводом  в  плане  самостоятельной  издательской  деятельности  «смолоскиповцев»  и  сбор  компрометирующих  материалов  на  руководителя  «Смолоскипа»  Осипа  Зинкевича2  генеральным  судьей  ОУН  (м)  Зиновием  Кнышом3  ,  сведенных  им  в  целое  обвинительное  дело.

Главным  упреком  в  адрес  О.  Зинкевича,  имеющим  содержание  обвинения,  был  случай  с  изданием  «Смолоскипом»  книги  воспоминаний  Данилы  Шумука4  «За  схидным  обрием»5,  увидевшей  свет  в  1974  году  не  столько  без  ведома,  как  без  цензурного  согласия  представителей  Провода,  в  том  виде,  который  был  невыгоден  мельниковцам  [2].  Последние  сами  дали  согласие  передать  право  на  издание  книги  «смолоскиповцам»,  а  не  «под  фирмой»  печатного  органа  ОУН  (м)  ««Украинское  Слово»,  объясняя  это  тем,  что  ««Украинское  Слово»  явно  признано  органом  Провода  Украинских  Националистов  и  не  могло  дополнительно  отягощать  захалявных6  авторов»  [2].  По-другому  говоря,  это  можно  объяснить  передачей  права  печатать  книгу,  идеологически  не  соответствующую  ОУН  (м),  организации,  которая  желает  отделения  от  мельниковцев,  чтобы  в  случае  чего  представить  последствия  как  самовольные  действия  со  стороны  «Смолоскипа».  З.  Кныш  в  своей  записке  отмечает,  что  «все  захалявные  материалы  перед  печатью  должны  быть  прочитаны  тремя  людьми,  в  том  числе  Главой  ПУН»  [2].  Таким  образом,  воспоминания  Д.  Шумука  перечитала  комиссия  в  составе  О.  Штуль-Ждановича7,  который  после  смерти  в  1964  году  Проводника  ОУН  А.  Мельника,  исполнял  обязанности  Главы  ПУН,  члена  Провода  ОУН  (м)  А.  Жуковского8  и  самого  О.  Зинкевича  [2].

Весной  1973  г.  З.  Кныш  получил  «срочное  письмо  с  просьбой  перечитать  книгу  Шумука,  пока  она  не  выйдет  в  свет,  так  как  есть  основания  подозревать,  что  ее  подсунуло  КГБ»  [2].  Именно  поэтому  генеральный  судья  ОУН  (м)  извещает  Главу  ПУН  О.  Штуль-Ждановича  о  своем  желании  лично  перечитать  книгу  «За  схидным  обрием».  Для  этого  было  созвано  заседание  ПУН  в  Париже,  однако  О.  Штуль-Жданович  неожиданно  назначает  его  на  несколько  недель  позже  после  получения  письма  от  З.  Кныша.  За  это  время  воспоминания  Д.  Шумука  успевают  опубликовать  и  весь  их  тираж  был  передан  О.  Зинкевичу.  Когда  З.  Кныш  приехал  на  заседание  ПУН,  ему  было  переданы  только  те  экземпляры,  которые  были  назначены  для  продажи  в  Европе,  в  частности  в  книжном  магазине  «Украинского  Слова».  За  ночь  перед  заседанием  Провода  З.  Кныш  успевает  ознакомиться  с  книгой  Д.  Шумука  и  сделать  вывод,  что  «книга  написана  для  того,  чтобы  подрезать  престиж  и  авторитет  не  только  ОУН,  но  и  всего  националистического  движения,  распространять  приспособленчество  и  деморализовать  членов  ОУН»  [2].

Сегодня  имеются  предположения,  что  после  ареста  Д.  Шумука  15  января  1972  г.  работниками  госбезопасности  была  изъята  рукопись  воспоминаний,  в  последствии  переработанных  в  Оперативно-техническом  отделе  КГБ  и  перенаправленных  за  границу  контролируемым  каналом  [5].  В  книге  существенно  «сгущались  краски»  вокруг  конфронтации  бандеровцев  и  мельниковцев,  деятельности  бандеровской  СБ,  методов  борьбы  повстанцев.  Таким  образом  встает  вопрос,  почему  комиссия  из  убежденных  националистов:  О.  Штуль-Ждановича,  А.  Жуковского  и  О.  Зинкевича  даже  не  заподозрила  подмены  мемуаров  Д.  Шумука  и  без  каких-либо  возражений  допустила  книгу  в  печать.  Можно  лишь  предположить,  что  отсутствие  у  комиссии  сомнений  по  поводу  содержания  книги  «За  схидным  обрием»  было  обосновано  враждебным  отношением  всех  троих  к  бандеровцам.  Предисловие  к  книге,  написанное  О.  Зинкевичем,  З.  Кныш  назвал  скандальным,  из-за  строчек,  в  которых  было  сказано,  что  воспоминания  Д.  Шумука  «…  будут  указателем  и  вдохновением  в  борьбе  за  свободу  для  нашего  народа»  [6].  Действительно,  в  предисловии  об  этом  шла  речь,  однако  в  самом  конце  его  отмечалось,  что:  «В  книге  Д.  Шумука  некоторые  приведенные  рассказы  об  украинском  освободительном  движении  во  время  второй  мировой  войны,  а  также  выводы,  сделанные  из  диалогов,  не  соответствуют  исторической  действительности.  Все  же  мы  оставили  их  без  изменений,  чтобы  не  нарушать  оригинал  рукописи  и  лучше  понять,  как  говорили  украинские  политзаключенные,  бывшие  участники  этого  движения,  о  некоторых  делах  и  событиях,  как  освещали  их  и  воспринимали»  [6].  Таким  образом,  О.  Зинкевич  обращает  внимание  читателей  на  субъективность  воспоминаний  Д.  Шумука.

На  заседании  ПУН  З.  Кныш  выступал  за  то,  что  книга  может  быть  опубликована  только  при  условии  придания  к  ней  критики  в  качестве  вступительного  слова  и  комментариев  в  примечаниях  к  сомнительной  информации.  Когда  О.  Штуль-Жданович  сказал,  что  книга  уже  вышла  в  печать,  З.  Кныш  продолжал  настаивать  на  отдельном  вступительном  листке:  «…  решено,  что  Штуль  сейчас  же  напишет  Зинкевичу,  чтобы  тот  воздержался  от  продажи  и  кольпортажа9  книги,  пока  не  придет  упомянутая  вставка  к  ней»  [2].  О.  Зинкевич  отказался  от  каких-либо  вставок  и  поправок,  на  которых  настаивал  З.  Кныш,  поэтому  последний  обратился  к  О.  Штуль-Ждановичу  с  просьбой  дать  руководителю  «Смолоскипа»  письменный  формальный  приказ,  опираясь  на  постановление  заседания  ПУН,  но  в  связи  с  болезнью  Главы  ПУН  никакого  ответа  не  получил  [2].

По  свидетельству  З.  Кныша:  «Книжка  пошла  в  свет  и  принесла  огромный  вред  ОУН.  Ее  восхваляли  все,  кроме  националистов,  подчеркивая,  что  Украина  —  против  национализма  и  ссылаясь  на  официальное  издание  самого  ПУН,  через  его  трубу  «Смолоскип».  Книга  вызвала  также  замешательство  в  рядах  членства.  Все  волыняки  —  Шумук  тоже  волыняк  —  видели  в  книжке  только  те  места,  где  он  клеймил  бандеровцев,  прощая  ему  за  это  все  остальные  выступления  против  ОУН  и  пропаганду  против  национализма.  Наступило  разделение  и  долгие  дискуссии,  которые  еще  больше  отдаляли  нас  от  националистической  идеологии»  [2].  Вследствие  этого  З.  Кныш  и  его  сторонники  начали  видеть  во  всем  случившемся  вину  непосредственно  Главы  ПУН  О.  Штуль-Ждановича,  поскольку  О.  Зинкевич  «действовал  с  ним  сообща».  На  правах  Главы  Генерального  Суда  ОУН  (м)  З.  Кныш  начал  требовать  от  О.  Штуль-Ждановича  «остановить  кольпортаж  и  позже  добавить  в  книгу  вставку»  [2],  а  также  прислать  ему  копию  письма,  в  котором  О.  Зинкевич  отказывается  выполнить  указание  Главы  ПУН.  Письмо  вышло  официально  от  Генерального  Суда  ОУН  (м),  что  предвещало  разбор  дела  руководителя  «Смолоскипа»  в  партийном  судовом  порядке.  Однако  О.  Штуль-Жданович  на  протяжении  трех  лет  не  присылал  З.  Кнышу  востребованную  тем  копию  письма  к  О.  Зинкевичу,  не  взирая  на  угрозы  и  возможные  обвинения  в  невыполнении  обязанностей  Главы  ПУН  [2].  4  ноября  1977  г.  О.  Штуль-Жданович  умер  в  Торонто,  а  инцидент  связанный  с  книгой  Д.  Шумука  остался  поводом  для  дискуссий  как  внутри  ОУН  (м),  так  и  между  отдельными  представителями  ПУН  и  активистами  «Смолоскипа»,  а  также  дальнейших  обвинений  З.  Кныша  в  адрес  О.  Зинкевича.  Можно  предположить,  что  ситуация  вокруг  книги  воспоминаний  Д.  Шумука  «За  схидным  обрием»,  была  выгодна  генеральному  судье  ОУН  (м)  для  эскалации  конфликта  с  Главой  ПУН  О.  Штуль-Ждановичем  с  целью  смещения  последнего  с  занимаемого  им  поста,  и  в  этом  деле  «Смолоскип»  сыграль  роль  «камня  преткновения».  Если  книга  Д.  Шумука  и  была  извращена  КГБ  ради  провокации  и  внесения  раздора  в  ряды  украинских  националистов,  то  вряд  ли  об  этом  было  известно  О.  Зинкевичу  и  О.  Штуль-Ждановичу.  Безотлагательное  издание  книги  и  последующий  отказ  О.  Зинкевича  выполнять  приказы  генерального  судьи,  были,  скорее  всего,  связаны  с  настроенностью  «смолоскиповцев»  против  любой  цензуры  сверху,  ярким  примером  которой  несмотря  ни  на  что  стали  действия  З.  Кныша. 

Но  все  же  трудно  не  обратить  внимание  на  аргументы,  приведенные  З.  Кнышом  в  «Замечании  к  воспоминаниям  Данилы  Шумука»,  который  должны  были  быть  представлены  на  рассмотрение  заседания  ПУН  6—7  апреля  1974  года  [1].  В  этом  документе  З.  Кныш  едва  не  защищает  О.  Зинкевича  от  критики  еще  одного  видного  члена  ОУН  (м)  Я.  Гайваса10.  Тот  в  своей  записке  датированной  29  марта  1974  г.  призвал  ПУН  установить  личность  автора  «За  схидным  обрием»,  пути  передачи  книги  из  УССР  в  «Смолоскип»,  а  также  обращал  внимание  на  подозрительное  содержание  книги.  З.  Кныш  осветил  эти  пункты  перед  Проводом  следующим  образом:  «По  отношению  к  первому  и  второму  пункту  мне  трудно  занять  дефинитивную  позицию,  так  как  я  об  этом  ничего  не  знаю.  Кремень  и  Прут  об  этих  вещах  информированы  куда  лучше  меня.  А  то,  что  их  мнения  относительно  личности  Шумука  разные,  то  я  могу  сделать  логичный  вывод  из  этого:  пригласить  обоих  на  заседание  ПУН,  или  хотя  бы  президиума  ПУН,  выслушать  их  аргументы,  как  положено  Проводу  Организации,  и  в  дружеской  атмосфере  и  чувстве  общей  ответственности  прийти  к  каким  либо  выводам»  [1].  Относительно  содержания  книги,  по  мнению  З.  Кныша,  «не  мог  Кремень  выразиться  окончательно,  ибо  не  имел  возможности  перечитать  книжку  и  опирался  только  на  основании  слухов  о  ней  в  прессе  и  нескольких  письменных  информаций  Прута»  [1].  З.  Кныш  также  сообщил  ПУН  о  собственной  некомпетентности  в  вопросе  передачи  книг  из  советской  Украины  в  руки  «смолоскиповцев»:  «Об  этом  знаю  лишь  то,  что  узнал  от  Прута».  Однако  предположил,  что  «путь  этот  делится  на  два  отрезка:  первый  —  от  автора  или  редактора  захалявщины  в  Украине  к  личности,  от  которой  получает  рукопись  высланец11  «Смолоскипа»,  и  второй  —  от  момента  пребывания  рукописи  в  Украине  к  передаче  его  «Смолоскипу»»  [1].  Что  касается  «первого  отрезка»,  З.  Кныш  отказывается  комментировать,  признавая  собственную  неосведомленность  в  «добывании  захалявной  литературы»,  всецело  передавая  этот  момент  на  рассмотрение  членов  Краевой  Коллегии,  «которая  занимается  этими  делами  много  лет»  [1].  Относительно  «второго  отрезка»  –  З.  Кныш  выражает  абсолютное  доверие  версии  О.  Зинкевича,  так  как  «нет  причины  этому  не  верить»  [1],  «раз  он  член  ПУН  и  наш  друг,  занимающийся  этими  вещами  долгое  время»  [1].

Сразу  же  привлекает  внимание  то,  как  отличалось  «Замечание  к  воспоминаниям  Данилы  Шумука»  от  прямых  обвинений  из  «дела  Осипа  Зинкевича»,  сфабрикованного  З.  Кнышом.  В  первом  документе  З.  Кныш  выступает  с  позиций  миротворца,  признает  собственную  некомпетентность,  акцентируя  внимание  только  на  «пагубном»  содержании  изданной  книги  воспоминаний  Д.  Шумука.  Генеральный  судья  не  отрицает  версии  о  подмене  КГБ  рукописи  «За  схидным  обрием»,  однако  не  спешит  откровенно  обвинять  в  ее  издании  (как  сотрудничестве  с  КГБ)  О.  Зинкевича  и  О.  Штуль-Ждановича.  Причиной  этого  могло  быть  нежелание  З.  Кныша  разглашать  скандальную  информацию  в  широких  кругах  членов  ОУН  (м),  чтобы  этим  не  воспользовались  политические  оппоненты  из  бандеровского  лагеря.  Также  могла  иметь  место  личная  антипатия  к  Я.  Гайвасу,  которого  можно  было  представить  в  виде  провокатора  конфликта  внутри  организации.  Не  взирая  на  это,  безоговорочным  остается  факт  двуликости  генерального  судьи  и  его  желание  вести  «двойную  игру»  сразу  против  нескольких  человек  —  О.  Зинкевича,  О.  Штуль-Ждановича  и  Я.  Гайваса,  предавая  все  этому  легитимный  характер  через  соглашение  с  ПУН.  Остальной  компромат,  предназначенный  для  рассмотрения  узким  кругом  членов  Провода,  содержал  обвинения  в  адрес  О.  Зинкевича  в  пропаганде  против  ОУН  (м),  подрывной  работе  и  разложению  молодых  мельниковцев,  переманивании  их  на  сторону  «Смолоскипа»  [3].

Последствием  этой  комбинации  З.  Кныша  стало  заявление  О.  Зинкевича  на  VIII  Большом  Сборе  Украинских  Националистов  (ВЗУН)  30  ноября  1974  г.,  в  котором  руководитель  «Смолоскипа»  объявил  о  своем  выходе  из  состава  ПУН  и  фактическом  разрыве  между  «Смолоскипом»  и  ОУН  (м)  [4].

Примечания:

1.  «Смолоскип»  —  название  журнала  молодежи  украинской  диаспоры  (с  1956  г.),  издательства  (с.  1967  г.),  украинской  информационной  службы  (с  1967  г.)  и  Организации  в  защиту  прав  человека  в  Украине  (с  1970  г.).  Руководитель  —  О.  Зинкевич.

2.  Зинкевич  Осип  Степанович  (род.  4  января  1925  г.)  —  украинский  диссидент,  правозащитник,  литературовед,  издатель.  Глава  правления  украинского  независимого  издательства  «Смолоскип».  Псевдонимы  —  Арей,  Варнак,  Прут. 

3.  Кныш  Зиновий  Михайлович  (1906—1999)  —  украинский  политический  деятель,  журналист,  историк,  переводчик.  С  1940  г.  —  член  Провода  и  секретариата  ПУН.  Занимал  должности  первого  заместителя  Главы  ПУН  и  генерального  судьи  ОУН  (м).  Псевдонимы  —  Юрчук,  Бук,  Ренс,  Богдан  Михайлюк.

4.  Шумук  Данила  Лаврентиевич  (1914—2004)  —  диссидент,  участник  украинского  движения  сопротивления,  член  Коммунистической  партии  Западной  Украины  (КПЗУ)  с  1932  г.,  узник  польских  концлагерей  (1935—1939),  в  1941  г.  находился  в  немецком  концлагере,  сражался  в  рядах  Украинской  повстанческой  армии  (УПА)  (1943—1944). 

5.  «За  схидным  обрием»  [За  восточным  горизонтом  (укр.)  —  Авт.].

6.  «Захалявных»  [Самиздатовских  (укр.  диал.)  —  Авт.].

7.  Штуль-Жданович  Олег  (1917—1977)  —  украинский  политический  и  военный  деятель.  В  1948—1977  гг.  —  главный  редактор  газеты  ОУН  (м)  «Украинское  Слово»  (Париж).  После  смерти  Проводника  ОУН  (м)  Андрея  Мельника  в  1964  г.  исполнял  обязанности  Главы  ПУН.  В  1965,  1970  и  1974  гг.,  соответственно,  на  VI,  VII  и  VIII  Больших  Сборах  Украинских  Националистов  (ВЗУН)  был  избран  Главой  ПУН.  Псевдонимы  —  Швец,  Шуляк,  Жданович.

8.  Жуковский  Аркадий  Илларионович  (род.  12  января  1922  г.)  —  украинский  историк,  общественный  и  политический  деятель.  Член  ПУН.  Псевдонимы  —  Гончар,  Рогач,  Кадык,  Куценко,  Куцый.

9.  «Кольпортаж»  [Продажа  в  разнос  (фр.)  —  Авт.].

10.Гайвас  Ярослав  (1912—2004)  —  член  краевой  экзекутивы  (исполнительного  органа)  ОУН  (м),  исполнительный  секретарь  Украинского  конгрессового  комитета  Америки  с  1950  г. 

11.«Высланец»  [Агент  (укр.  диал.)  —  Авт.].

 

Список  литературы:

1.Архив  ОУН  в  г.  Киеве.  —  Россыпь.  —  Замечание  к  воспоминаниям  Даниила  Шумука,  в  связи  с  запиской  Кремня  с  дня  29  марта  1974  года,  предложенной  на  заседание  ПУН  6—7  апреля  этого  же  года.

2.Архив  ОУН  в  г.  Киеве.  Ф.  1.  Оп.  2.  Д.  309.  Л.  6—10.  Записка  ч.  5.  К  делу  Осипа  Зинкевича.  Печать  книги  Данилы  Шумука.

3.Архив  ОУН  в  г.  Киеве.  Ф.  1.  Оп.  2.  Д.  309.  Л.  21—22.  Записка  ч.  11  (к  делу  Осипа  Зинкевича).  Деморализация  членства. 

4.Архив  ОУН  в  г.  Киеве.  Ф.  1.  Оп.  2.  Д.  309.  Л.  58-59.  Заявление  О.  Зинкевича  на  8-м  ВЗУН.

5.Забілий  Р.  Як  КГБ  «дописував»  спогади  повстанців  //  Історична  правда.  2011.  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http:www.istpravda.com.ua/columns/2011/03/15/31535/  (дата  обращения:  12.  10.  2013).  

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий