Статья опубликована в рамках: XXXII Международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история» (Россия, г. Новосибирск, 27 декабря 2013 г.)

Наука: Философия

Секция: История философии

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Кириченко Е.В. ОСОБЕННОСТИ АНАЛИЗА В ФИЛОСОФИИ РЕЛИГИИ // Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история: сб. ст. по матер. XXXII междунар. науч.-практ. конф. № 32. – Новосибирск: СибАК, 2013.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
Выходные данные сборника:

 

ОСОБЕННОСТИ  АНАЛИЗА  В  ФИЛОСОФИИ  РЕЛИГИИ

Кириченко  Евгений  Викторович

Канд.  сел.-хоз.  наук,  доцент  кафедры  социально-гуманитарных  дисциплин  Кубанского  Государственного  Университета  филиал,  РФ,  г.  Армавир

E-mail: 

 

THE  FEATURES  OF  THE  ANALYSIS  IN  THE  PHILOSOPHY  OF  RELIGION

Evgueni  Kirichenko

Ph.D  in  agriculture,  associate  professor  of  social  and  humanities  sciences  of  Kuban  state  university  (branch  in  Armavir),  Russia  Armavir

 

АННОТАЦИЯ

В  данной  статье  рассматриваются  особенности  философского  анализа  отдельных  религиозных  течений,  а  так  же  проблема  научной  трактовки  религиозного  опытаПроведена  краткая  сравнительная  характеристика  мистических  традиций  различных  верований  и  проблематика  их  рационального  объяснения

ABSTRACT

The  article  deals  with  the  features  of  the  philosophy  of  some  individual  religious  movements;  with  the  problem  of  interpretation  of  scientific  religion  experience.  Also  was  performed  a  brief  comparative  description  of  some  mystic  traditions  of  different  beliefs  and  problems  of  their  rational  explanations.

 

Ключевые  слова:  Философия;  религия;  теизм;  мистика;  методология;  откровение.

Keywords:  philosophy;  religion;  theism;  mysticism;  methodology;  revelation;

 

На  протяжении  всего  периода  своего  развития  философия  непрерывно  изучала  религию,  поэтому  степень  разработки  проблем,  в  различное  время  и  у  разных  философов  были  не  одинаковы.

Изучение  религии  с  точки  зрения  философии  требует  выйти  за  приделы  «религиозного  опыта»  [5,  c.  13]  и  подвергнуть  её  критическому  исследованию  с  позиций  разума,  логическо-теоретических  и  эмпирическо-научных  критериев  истинности.  При  большой  схожести  методов  философии  и  науки  существуют,  однако,  и  различия.  Философской  методологии  присущ  универсализм  и  субстанционализм,  проявляется  критический  подход  к  религии  при  определении  сущности  вещей,  процессов  и  явлений.  Наблюдается  серьёзное  расхождение  с  теологией,  т.  к.  всё  ставиться  под  сомнение  и  не  принимается  на  веру.

В  философии  религии  преобладает  позитивная  тенденция  при  оценке  влияния  религии  на  общество  в  целом.  Это  выводится  на  анализе  абстрактно-логических  схем  и  практически  игнорируется  та  или  иная  форма  божественного  откровения.

Философия  религии  начинала  своё  развитие,  как  ветвь  западной  философии,  изучающая  притязание,  которые  выдвигают  западные  религии,  в  особенности  христианство.  Она  изучает  доказательство  бытия  Бога  и  проблему  зла,  возможность  чудес  и  проявления.  Промысла  Божьего,  особенности  взаимодействия  Бога  с  природой  и  т.  д.  Философия  религии  слабо  связана  с  феноменами  религии  и  отдаёт  их  на  суд  психологии  и  социологии  религии.

Практически  во  всех  философских  системах  возникает  вопрос  вокруг  понимания  термина  «Бог».  Необходимо  осознать,  что  трактовать  данную  концепцию  можно  как  в  сфере  определённой  религии  (иудейской,  христианской,  мусульманской),  так  и  вне  какой-либо  конфессии.  Бог  не  существует  в  виде  индивидуальных  объектов,  не  является  частью  вселенной,  т.  к.  он  вне  её  и  за  её  приделами.  В  связи  с  этим  встаёт  необходимость  введения  конкретного  термина  «Бог»,  который  формулирует  Р.  Суинберн:  «Личность,  не  обладающая  телом  (то  есть  дух),  присутствующая  повсюду,  сотворившая  и  поддерживающая  вселенную;  свободно  действующая  сила  способная  совершить  всё  (т.  е.  всемогущая),  всезнающая,  абсолютно  благая;  первопричина  моральных  обязательств,  неизменная,  вечная,  необходимая  сущность,  праведная  и  достойная  поклонения»  [7,  c.  46].

Фундаментальное  определение  Бога  необходимо  для  выражения  веры  и  здесь  не  уместен  символический  и  поэтический  язык.  Если  человек  принимает  термин  предложенный  Суинберном,  то  это  —  теизм,  если  он  отрицает  сущность  Бога,  то  это  —  атеизм.  В  зависимости  от  того,  как  воспринимается  понятие  о  Боге  и  его  месте  в  мире  формулируются  различные  философские  течения:  агностицизм  ,  пантеизм,  панентизм,  теизм  и  т.  д.

Для  философии  религии  наиболее  любопытен  теизм.

Бог  выступает  создателем  мира  буквально  из  ничего,  и  при  этом  творение  создаётся  не  из  материи,  а  самим  творческим  актом.  Это  кардинальная  характеристика  Бога-Творца  в  концепции  теизма.

Классический  теизм,  основанный  на  идеях  античной  философии,  которые  развивались  в  христианских  традициях  (блаженный  Августин,  Фома  Аквинский)  [1,  c.  63;  2],  принимает  бога  скорее  в  понятии  «вечный»,  чем  «бесконечный»…  Не  как  часть  вселенной,  подверженной  изменениям,  а  вне  пространства  и  времени.  Однако  здесь  возникает  явное  противоречие.  Если  проанализировать  язык  христианских  первоисточников,  то  бог  непосредственно  вовлекается  в  происходящие  события,  он  действует  в  мире,  и  это  действие  противоречит  идее  вечного  Бога.  Следовательно,  Бога  можно  рассматривать  с  позиций  бесконечности  во  временном  измерении  и,  тогда,  он  активен.  Или  с  позиции  вечности,  но  в  таком  случае  он  велик  и  пассивен  в  отношении  действительности.

Теизм  предусматривает  всемогущество  и  всеведение  Бога.  Это  обосновано,  если  принять  идею  творения  из  ничего,  однако  как  согласовать  возможность  действия  Бога  в  противовес  основным  законом  естествознания,  т.  е.  чудо  Иисуса  Навина  было  возможно  не  только  и  не  столько  в  силу  естественных  обстоятельств,  сколько  по  воле  и  всемогуществу  Божьему.  Теист  чётко  определяет  всеведение  Бога,  как  имеющего  знание  в  настоящем,  но  если  Авраам  был  избран  изначально,  то  Бог  вне  времени  и  всё  предопределено.  Центральной  проблемой,  таким  образом,  является  человеческая  свобода.  Быть  может,  это  иллюзия  и  всё  происходящее  неизменно?  Как  согласовывается  понятие  образа  и  подобия  Бога  в  человеке  без  права  выбора?

Западные  философы  трактуют  эту  дилемму,  как  предопределение  свободного  выбора  человека.  Логическая  проблема  здесь  очевидна,  т.к.  всегда  будет  возможен  выбор  двух  вариантов.  Это  ставит  под  сомнение  не  свободу  выбора,  а  всеведение  Бога.

Характеризуя  философские  тезисы  о  Боге  необходимо  учитывать  богатейший  потенциал  религиозного  опыта  накопленного  человечеством.  Какую  бы  независимость  от  реального  опыта  не  обрели  некоторые  религиозные  представления,  сколь  абстрактными  и  утончёнными  ни  казались  бы  нам  дискуссии  по  их  поводу,  эти  представления  всё  равно  берут  своё  начало  в  переживаниях  отдельных  людей.  Сегодня  трудно  увидеть  историческую  основу  при  обращении  Будды  Гаутамы  или  Савла  (апостола  Павла),  но  уникальные  метаморфозы  с  предельной  ясностью  свидетельствуют  о  том,  что  в  биографиях  всех  одарённых  личностей  присутствовали  моменты  озарения  и  прозрения.  Это  включает  в  себя  ощущение  чуда,  новых  ценностей  и  восприятие  удивительной  святости.  Религиозный  опыт  бывает  разрушительным  для  прежнего  мировоззрения,  но  бесспорно,  что  на  сознательном  уровне  подобные  переживания  не  могли  быть  вызваны  искусственно.  Религиозное  переживание  можно  рассматривать  не  только  как  откровение  и  последовательная  верность  идее,  но  также  как  результат  преднамеренного  культивирования  при  богослужении  или  молитве.  Существует  также  переживание,  как  обыкновенный  взгляд  на  свою  жизнь  и  окружающие  явления  –  это  заданные  ценности  в  силу  принадлежности  к  определённой  религии.  Религиозный  опыт  может  иметь  глубокую  мистическую  природу,  когда  появляется  ощущение  единения,  выходящее  за  пределы  сознания.  Этот  опыт  уникален  и  неповторим,  т.  к.  только  в  нём  соединяются  объект  и  субъект.  Для  философии  это  является  проблемой,  т.  к.  опыт  мистика  нельзя  опровергнуть  или  подтвердить.

Мистические  традиции  существуют  практически  во  всех  традиционных  религиях.  Христианские  жития  святых  изобилуют  откровением  и  удивительной  неповторимостью  мистической  онтологии.  В  исламе  существует  суфийская  традиция  мистицизма  [8,  с.  193].  Буддисты  и  индусы  соединяют  объект  с  субъектом  посредством  медитаций.  Религиозный  опыт  в  разных  конфессиях  напрямую  сопрягается  с  философскими  идеями  и  постулатами.  Особенно  любопытны  в  этом  отношении  ветхозаветные  пророки.  Их  опыт  не  был  повторён  ни  в  одной  религии  мира.  Были  моменты,  напоминающие  озарения,  но  выражение  божественного  слова  имеется  только  в  ветхозаветной  практике.  Для  лучшего  понимания  проблемы  необходимо  уяснить,  что  понималось  под  божественной  сущностью  в  разные  периоды  и  у  разных  народов.

В  Египте,  даже  тогда,  когда  совершалась  робкая  попытка  ввести  Эхнатоном  монотеизм  [4,  с.  47],  в  качестве  поклонения  солнцу,  это  было  не  больше,  чем  обожествление  природы.  У  индусов  в  Упанишадах  исповедовалось  безликое  Нечто,  воплощавшееся  в  Брахмане  [5,  с.  78].  Явным  язычеством  изобиловала  Бхагават  —  Гита,  а  Будда  вообще  исключил  Бога  из  способов  восхождения  к  Нирване.  Древние  греки,  с  помощью  умозаключений  пришли  к  выводу  о  едином  Боге,  но  не  исключали  язычества  с  присовокуплением  вечной  материи.  И  только  иудейство  сохраняло  чистый  монотеизм,  путём  падений  и  следующего  за  ним  покаяния.  Этот  процесс  был  возможен  только  при  наличии  вестников  Божьих  [3,  с.  788].  Они,  как  мистики,  были  абсолютно  уверены  в  истинности  откровения,  тогда  как  философы  (например,  Платон)  утверждали,  что  трудно  «трудно  познать  отца  всяческих»  [6,  с.  69].  Для  брахмана  единение  с  Абсолютом  являлось  отрешением  от  всего  мирского,  но  пророк  является  проводником  откровения  в  жизнь.  Индуистские  созерцатели  были  уверены  в  досягаемости  Божества,  а  философы  представляли  его  умопостигаемым  [5,  с.  17].

У  иудейских  пророков  наблюдается  противоположная  точка  зрения.  Для  них  Бог  Саваоф  [5,  с.  22]  не  постигаем  и  не  досягаем  —  это  пронзительный  свет,  который  проходил  через  них  освящая  и  наставляя  других.  Подобное  богопознание  практически  не  находит  точек  соприкосновения  с  философскими  системами.  Мистика  пантеизма  может  любоваться  в  благоговейном  трепете  перед  делами  Творца,  но  сам  Творец  для  них  не  досягаем.  Многие  считали,  что  в  состоянии  приоткрыть  тайны  мироздания,  но  реально  осознавали,  как  сложно  взойти  на  недосягаемую  высоту.  Только  Будда  посмел  заявить,  что  он  единственный  просветлённый.  Пророки  не  утверждали  ничего,  что  касалось  их  состояния.  Они  возвещали!  И  это  проходило  через  призму  двуединого  сознания  пророка,  что  не  имеет  аналогов  ни  в  одной  из  религий  мира.  Они  не  были  медиумами  без  воли  и  сознания  и  не  пытались,  как  Платон,  уйти  от  своего  содержания  —  в  них  сочеталась  непостижимая  мистическая  связь  субъекта  и  объекта.

Естественно,  что  поэтому  перед  философией  религии  стоит  проблемная  характеристика  харизматических  переживаний,  а  также  термин  «откровение».  Сложность  заключается  в  рациональной  оценке,  т.  к.  встаёт  вопрос,  что  критиковать  —  откровение  с  помощью  разума  или  наоборот.  Если  знание  получено  путём  откровения,  то  с  логической  точки  зрения  это  не  исключает,  что  его  также  можно  познать  исключительно  с  помощью  разума,  с  условием,  что  нет  прямого  противоречия.

С  помощью  эмпирических  фактов  можно  создать  теологию  естественную,  но  теологию  откровения  только  с  участием  Бога.  Последняя  из  перечисленных  является  авторитетом  для  получившего  откровение,  а  для  других,  в  определённом  смысле,  сопряжено  с  рассуждениями  о  степени  логичности  или  абсурдности  утверждений.

Таким  образом  особенности  анализа  философии  религии  заключаются  в  создании  универсальной  методологии,  которая  позволит  обобщить  и  обосновать  теорию  и  практику  различных  конфессий.

 

Список  литературы:

1.Аврелий  Августин  Исповедь,  М.:  АСТ  ,  2003  —  440  с. 

2.Бертран  Р.  История  западной  философии,  книга  вторая,  глава  13  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL  http://philosophy.ru/library/russell/01/00.html  (дата  обращения  17.12.2013)

3.Библия  М.:  Международный  издательский  центр  православной  литературы,  1994  —  1346  с. 

4.Брестед  Д.,  Тураев  Б.  История  Древнего  Египта,  М.:  АСТ  ,  2008  —  612  с. 

5.Мень  А.  (протоиерей)  История  религии  в  7  т.,  т.  5  Вестники  царствия  Божия  М.:  СЛОВО,  1992.  —  650  с. 

6.Мень  А.  (протоиерей)  История  религии  в  7  т.,  т.  3  У  врат  молчания  М.:  СЛОВО,  1992.  —  238  с. 

7.Суинбегр  Р.  Есть  ли  Бог  :  ББИ,  серия  Богословие  и  наука,  2006  —  302  с.

8.Суфии.  Восхождение  к  истине,  М.:  Эксмо-Пресс,  2002  —  639  с.

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий