Статья опубликована в рамках: XXX Международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история» (Россия, г. Новосибирск, 05 ноября 2013 г.)

Наука: Политология

Секция: Мировая политика

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Мудрицкая К.А. ЕВРОАТЛАНТИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА ФРАНЦИИ ПОСЛЕ ПРИХОДА К ВЛАСТИ НИКОЛЯ САРКОЗИ // Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история: сб. ст. по матер. XXX междунар. науч.-практ. конф. № 10(30). – Новосибирск: СибАК, 2013.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
Выходные данные сборника:

 

ЕВРОАТЛАНТИЧЕСКАЯ  ПОЛИТИКА  ФРАНЦИИ  ПОСЛЕ  ПРИХОДА  К  ВЛАСТИ  НИКОЛЯ  САРКОЗИ

Мудрицкая  Карина  Александровна

аспирантка  кафедры  международных  отношений  и  внешней  политики  Киевского  национального  университета  имени  Тараса  Шевченко,  г.  Киев

E-mail: 

 

EUROATLANTIC  POLICY  OF  FRANCE  SINCE  NICOLAS  SARKOZY  TAKES  PRESIDENTIAL  OFFICE

Mudrytska  Karyna

Ph.D.  student  at  the  international  relations  and  foreign  policy’s  department,

Taras  Shevchenko  National  University  of  Kyiv,  Kyiv

 

АННОТАЦИЯ

Речь  в  статье  идет  о  Франции,  ее  политике  в  отношении  НАТО  и  европейской  безопасности.  На  протяжении  почти  всей  истории  Пятой  Республики  Франция  имела  «особый  статус»  в  НАТО,  что  было  связано  с  ее  выходом  из  объединенного  военного  командования  и  своеобразным  внешнеполитическим  курсом.  После  избрания  Н.  Саркози  президентом,  Франция  возобновила  свое  полноправное  участие  в  военных  комитетах  Альянса.  В  статье  анализируются  мотивы  реинтеграции  и  дается  оценка  реализации  поставленных  командой  Н.  Саркози  целей. 

ABSTRACT

This  article  is  about  France,  its  policy  towards  NATO  and  European  defense.  France  had  a  ‘special  status’  throughout  almost  the  entire  history  of  the  Fifth  Republic  that  was  associated  with  France’s  withdrawal  from  the  integrated  military  command  and  its  specific  foreign  policy.  After  Nicolas  Sarkozy  won  presidential  elections  France  renewed  full  participation  in  the  military  committees  of  the  Alliance.  The  article  analyses  reasons  of  France’s  reintegration  and  examines  achievements  of  goals  determined  by  Sarkozy’s  team. 

 

Ключевые  слова:  Франция;  НАТО;  США;  ЕПБО;  голлизм;  Саркози.

Keywords:  France;  NATO;  USA;  ESDP;  Gaullism;  Sarkozy.

 

Предвыборная  кампания  Шестого  президента  Пятой  Республики  проходила  под  лозунгами  «разрыва»  с  прежней  ширако-деголлевской  политикой.  В  политических  и  научных  кругах  даже  зародилась  дискуссия  о  «постголлизме»  [6].  Перемен  во  внешней  политике  Франции  в  первую  очередь  ожидали  на  американском  и  трансатлантическом  направлениях.  Николя  Саркози  называли  главным  атлантистом  в  ряде  президентов  Пятой  Республики,  он  не  только  открыто  проявлял  свою  симпатию  к  США  и,  особенно,  к  американской  экономической  модели,  но  также  настойчиво  говорил  о  необходимости  восстановления  дружеских  отношений  Парижа  и  Вашингтона,  о  возвращении  Франции  в  объединенное  военное  командование  НАТО.  Тем  не  менее,  следует  отметить,  что  хотя  Н.  Саркози  и  привнес  новые  акценты  в  американо-французские  отношения,  он  лишь  успешно  завершил  курс,  который  выбрал  для  себя  Париж  еще  при  Ф.  Миттеране  в  условиях  распада  биполярной  системы  международных  отношений  и  становления  новой  системы.

Среди  исследователей  евроатлантической  политики  Франции  необходимо  назвать  К.  Дюрандин,  Д.  Муази,  С.М.  Федорова,  Д.Г.  Хегланда,  Ф.  Бозо,  Ф.  Шарийона,  Дж.  Ховортса,  Т.В.  Звереву. 

Целью  статьи  является  анализ  новых  нюансов  в  евроатлантической  политике  Франции  после  прихода  к  власти  Н.  Саркози.

Довольно  распространенным  мнением  касательно  возвращения  Франции  в  военные  структуры  Альянса  считалось  изменение  внешнеполитического  курса  Парижа  на  международной  арене  и  «разрыв»  с  голлизмом.  Автор  статьи  рассматривает  различные  точки  зрения  по  вопросу  соответствия  политики  команды  Н.  Саркози  на  евроатлантическом  направлении  принципам  голлизма  и  дает  свое  видение  этого  вопроса,  а  также  оценивает  перспективы  реализации  поставленных  Н.  Саркози  целей  на  этом  направлении,  в  чем  и  состоит  новизна  данного  исследования.

Фундаментальным  принципом  внешней  политики  Пятой  Республики  выступала  ее  независимость  от  США  во  внешнеполитической  деятельности  при  сохранении  трансатлантической  солидарности.  По  замыслу  Ш.  де  Голля  наличие  у  Франции  автономной  ядерной  программы  и  выход  из  военных  структур  НАТО  гарантировали  Парижу  независимую  от  Америки  внешнюю  политику,  что  проявилось  в  подходе  Франции  к  СССР,  Китаю,  странам  «третьего  мира»,  в  вопросах  торговой  и  валютной  политики.  В  то  же  время  Париж  выступил  с  активной  поддержкой  США  в  берлинском  и  карибском  кризисах.  Преемники  Ш.  де  Голля  на  посту  Президента  Французской  Республики  придерживались  принципов  «голлизма»,  прибегая  к  определенным  коррективам.  Каждый  французский  президент  с  началом  своего  мандата  пытался  наладить  дружеские  отношения  с  США,  но,  поскольку  Вашингтон  воспринимал  Париж  «ненадежным  союзником»  [13,  p.  126]  и  неохотно  шел  на  сближение  со  своим  вторым  после  Британии  трансатлантическим  партнером,  такие  попытки  заканчивались,  в  основном,  неудачно.  Новым  «пиком»  заметного  ухудшения  франко-американских  отношений  стала  инициированная  США  война  в  Ираке  в  2003  г.,  против  которой  с  резкой  критикой  выступил  Жак  Ширак. 

Одним  из  главных  «разрывов»  с  политикой  предшественников  в  стратегии  Н.  Саркози  (главным  образом  речь  идет  о  периоде  Ж.  Ширака,  Саркози  неоднократно  подчеркивал  преданность  принципам  голлизма)  должно  было  стать  восстановление  дружбы  с  Вашингтоном  внутри  «западной  семьи»  [12].  На  фоне  изменения  общей  тональности  высказываний  по  отношению  к  США,  ярким  примером  чего  могут  быть  многочисленные  упоминания  о  США  в  качестве  друга  Франции  на  различных  конференциях  и  симпозиумах,  а  особенно  —  в  выступлении  Н.  Саркози  перед  членами  Конгресса  США  7  ноября  2007  г.  [11],  значительную  роль  в  улучшении  двухсторонних  отношений  должно  было  сыграть  возвращение  Франции  в  военные  структуры  НАТО.  Однако  следует  отметить,  что,  по  мнению  ряда  исследователей  внешней  политики  Франции  (Обичкина  Е.О.,  Зверева  Т.В.,  Дж.Ф.В.  Кайгер,  Дж.  Ховортс,  Ф.  Бозо,  Д.  Кохейн)  и  автора  статьи,  реинтеграция  Франции  в  НАТО  помимо  названной  задачи  должна  была  выполнить  и  другую,  не  менее  значимую  —  способствовать  развитию  Европейской  политики  безопасности  и  обороны. 

Идеи  создания  автономных  структур  европейской  системы  безопасности  французы  выдвигали  еще  с  50-х  гг.  ХХ  ст.  («план  Плевена»,  проект  «европейской  армии»,  планы  Фуше),  но  тогда  они  не  были  реализованы.  В  условиях  формирования  новой  международной  системы,  роста  влияния  объединенной  Германии  и  обострения  кризисных  ситуаций  на  Балканах  Францией  вновь  был  поднят  вопрос  о  необходимости  создания  собственного  военного  механизма  Европейского  Союза.  Несмотря  на  различные  подходы  к  роли  и  функциям  такого  механизма,  в  сложившихся  условиях  Лондон  поддержал  Париж,  и  на  франко-британском  саммите  в  Сен-Мало  в  1998  р.  было  положено  начало  Европейской  политике  безопасности  и  обороны  (ЕПБО).  Одной  из  причин  медленного  прогресса  в  этом  направлении  Н.  Саркози  называл  неверное  восприятие  предлагаемых  французами  целей  и  задач  ЕПБО  другими  членами  ЕС:  большинство  из  них  рассматривают  ЕПБО  как  альтернативу  Альянса.  А  особый  «неинтегрированный»  [8,  p.  176]  статус  Франции  в  НАТО  только  усиливал  это  восприятие.  Безусловно,  уменьшение  влияния  этого  «мифа»  не  было  главной  причиной  полного  возврата  французов  в  НАТО,  но  оно  должно  было  прояснить  европейцам  политику  безопасности  Франции  в  отношении  НАТО  и  ЕС  [8,  p.  180].

Процесс  реинтеграции  Франции  в  объединенное  военное  командование  Альянса  был  инициирован  еще  предшественниками  Н.  Саркози,  однако,  как  в  первом  случае  (Ф.  Миттеран),  так  и  во  втором  случае  (Ж.  Ширак)  Франция  в  конечном  результате  не  вошла  в  военные  структуры,  поскольку  в  тех  конкретных  ситуациях  не  получила  желаемых  уступок  от  США.  С  исчезновением  системы  блокового  противостояния  внешняя  политика  многих  стран  существенно  изменилась.  Происходила  трансформация  и  самого  НАТО.  Альянс  расширился  до  28  членов,  а  его  современные  функции  вышли  далеко  за  рамки  начальной  цели  —  коллективной  обороны  стран-участниц.  В  наши  дни  НАТО  проводит  операции  по  стабилизации  и  контролю  зон,  предоставляет  поддержку  гуманитарным  операциям  и  помощь  в  военной  подготовке  на  разных  участках  военных  действий  и  т.  д.  Все  это  поставило  вопрос  о  целесообразности  сохранения  «неинтегрированного»  статуса  Франции  в  Альянсе  или  о  его  изменении. 

При  президенте  Ф.  Миттеране  французские  представители  начали  принимать  участие  в  работе  военного  комитета  НАТО  в  Брюсселе,  что  было  обусловлено  участием  французских  военных  в  балканских  операциях  НАТО  [4,  с.  323].  При  Ж.  Шираке  полуторатысячной  французский  контингент  был  отправлен  в  Афганистан,  с  2004  г.  французские  военные  стали  вновь  принимать  участие  в  работе  объединенного  военного  командования,  было  создано  три  штаба  в  Лилле,  Лионе  и  Тулоне  для  возможного  использования  при  проведении  союзнических  операций  [2].  К  тому  же,  за  2008  г.  Франция  оказалась  на  четвертом  месте  по  финансированию  НАТО,  а  ее  военные  составили  7  %  всех  солдат,  задействованных  в  операциях  Альянса  [2].  Но,  принимая  активное  участие  в  военной  деятельности  НАТО,  Франция  не  имела  возможности  влиять  на  принятие  стратегических  и  тактических  решений.  Эту  ситуацию  и  было  призвано  изменить  возвращение  в  объединенное  командование.

Другим  немаловажным  фактором  реинтеграции  Франции  в  НАТО  называлась  необходимость  обновления  Альянса.  По  мнению  французской  политической  элиты,  на  этот  процесс  лучше  влиять  изнутри  НАТО  [4,  с.  324].  Подход  Франции  к  трансформации  Альянса  отличается  от  американского,  что  следует  рассмотреть  детальнее. 

Белая  книга  по  обороне  и  национальной  безопасности  Франции,  принятая  в  2008  г.,  указывает  на  то,  что  первоочередным  заданием  Североатлантического  Альянса  является  коллективная  оборона  [16,  с.  107].  При  этом  необходимо  принимать  во  внимание  появление  новых  рисков  и  вызовов  безопасности:  распространение  носителей  обычного  оружия  и  ОМП,  массовый  терроризм,  информационные  атаки  и  т.  д.  Кроме  того,  Париж  предлагает  Альянсу  активнее  выстраивать  партнерство  с  Россией,  странами  Центральной  Азии,  Японией,  Южной  Кореей  и  Австралией.  Эти  государства  расположены  рядом  с  регионом  Ближнего  Востока  и  Азией,  в  которых  сосредоточены  не  только  кризисные  зоны,  но  и  общие  стратегические  интересы  [16,  с.  107].

Во  Франции  полагают,  что  задачей  НАТО  также  является  управление  кризисами  и  стабилизация  зон  конфликтов.  Однако,  роль  Альянса  в  области  гражданской  безопасности  и  гуманитарной  помощи,  целесообразность  его  участия  в  операциях  постконфликтного  регулирования  является  дискуссионной. 

Следует  отметить,  что  Франция  постоянно  выступает  против  тенденции  преобразования  Альянса  в  глобальную  организацию,  как  по  функциям,  так  и  по  составу  участников.  Как  известно,  Париж  является  сторонником  многосторонних  инструментов  регулирования  международных  отношений.  Франция  дорожит  своим  местом  постоянного  члена  Совета  Безопасности  ООН  и  стремится  к  выполнению  функций  по  поддержанию  мира,  которые  вытекают  из  этого  статуса.  Поэтому  всякий  раз  Париж  акцентирует  на  центральной  роли  ООН  и,  соответственно,  СБ  ООН  в  вопросах  безопасности,  в  особенности  это  касается  принятия  решений  по  поводу  военных  операций  или  других  военно-политических  действий  в  кризисных  ситуациях. 

В  свою  очередь,  доминирующие  в  НАТО  США  намереваются  преобразовать  Альянс  в  глобальную  организацию  («глобальный  коп»  [9,  с.  192])  и  еще  более  расширить  его  функции.  Париж  не  приемлет  такой  сценарий.  НАТО  должна  оставаться  оборонным  союзом,  который  защищает  безопасность  евроатлантического  пространства. 

Кроме  того,  Альянсу  необходимо  стать  более  европейским,  и  полное  возвращение  Франции  в  него  усилит  европейскую  идентичность  внутри,  как  считают  в  Елисейском  дворце  [7].  Париж  настаивает  на  том,  что  обновление  НАТО  должно  способствовать  лучшему  разделению  ответственности  между  американцами  и  европейцами. 

Официально  возврат  Франции  в  военные  структуры  НАТО  был  торжественно  оформлен  на  юбилейной  сессии  Альянса  по  случаю  60-летия  его  создания  (3—4  апреля  2009  г.).  Условиями  реинтеграции  Франции  в  НАТО  были  названы:  передача  французским  представителям  ключевых  должностей  в  военном  командовании,  обновление  Альянса,  автономизация  и  усиление  ЕПБО.  Вашингтон  приветствовал  возвращение  французов  в  объединенное  военное  командование,  выразил  поддержку  развития  европейской  обороны  и  предоставил  Парижу  две  высокие  должности:  генерал  Ф.  Стольц  был  назначен  начальником  дислоцированного  в  Лиссабоне  постоянного  штаба  регионального  командования  сил  НАТО,  а  генерал  С.  Абриаль  —  на  должность  Верховного  главнокомандующего  НАТО  по  трансформации  в  Норфолке. 

Несмотря  на  реинтеграцию  Франции  в  НАТО,  Париж  оставил  за  собой  определенные  «исключительные  права».  Н.  Саркози  акцентировал  на  том,  что  страна  останется  верной  принципам  генерала  Ш.  де  Голля:  Франция  при  любых  условиях  оставляет  за  собой  право  свободно  на  свое  усмотрение  размещать  свои  войска;  в  мирное  время  Франция  не  будет  подчинять  свой  военный  контингент  натовскому  командованию  на  постоянной  основе;  французское  ядерное  оружие  остается  исключительно  национальным  [10]. 

В  связи  с  возвращением  Франции  в  объединенное  военное  командование  НАТО  возникает  два  вопроса:  1)  является  ли  этот  шаг  «разрывом»  с  голлизмом;  2)  будут  ли  достигнуты  поставленные  командой  Н.  Саркози  цели  (увеличение  влияния  Франции  внутри  Альянса  и  прогресс  в  развитии  Европы  обороны)?

Существуют  различные  точки  зрения  на  поставленные  вопросы.  Французский  специалист  по  внешней  политики  Франции  Ф.  Шарийон  считает,  что  окончание  «холодной  войны»  не  могло  не  вызвать  изменений  во  внешней  политике  государств,  в  том  числе  Франции  и  США.  Поэтому  возвращение  в  НАТО  является  объективным  развитием  событий  [9,  p.  189].  По  мнению  другого  французского  исследователя  внешней  политики  Пятой  Республики  Ф.  Бозо,  реинтеграция  Франции  в  НАТО  была  логичным  шагом,  поскольку  мир  изменился,  изменился  сам  Альянс,  а  «неинтегрированный»  статус  Франции  больше  не  соответствовал  реальному  вовлечению  Парижа  в  военную  деятельность  НАТО  [8,  p.  179].  Он  полагает,  что  после  окончательного  возвращения  в  Альянс  Франция,  возможно,  станет  еще  более  влиятельным  государством,  чем  она  была  раньше. 

Как  считает  американский  специалист  по  вопросам  европейской  безопасности  Дж.  Ховортс,  несмотря  на  решение  Н.  Саркози  относительно  реинтеграции  Франции  в  НАТО  и  новые  акценты  на  американском  направлении,  в  целом  французская  внешняя  политика  отвечала  принципам  голлизма  и  была  пронизана  традиционными  для  Парижа  подходами  [14]. 

О  «разрыве»  с  голлизмом  в  основном  говорили  те,  кто  выступил  против  реинтеграции  Франции  в  НАТО.  Среди  них  в  первую  очередь  необходимо  назвать  оппонентов  тогдашней  власти  —  социалистов  (М.  Обри,  Л.  Жоспен,  Л.  Фабиус,  П.  Московиси,  Ю.  Ведрин),  а  также  центристов  (Ф.  Байру)  и  даже  членов  властной  коалиции  (Д.  де  Вильпен,  Ж.  Майар,  Ж.-Ф.  Байрен).  Они  сомневаются  в  увеличении  влияния  Франции  на  принятие  решений  внутри  Альянса  после  ее  возвращения  в  военные  структуры.  Ю.  Ведрин  считает  НАТО  устаревшей  организацией,  с  полноправным  возвращением  в  которую  он  связывает  потерю  Францией  влияния  [7]. 

Подобного  мнения  придерживается  и  директор  Французского  института  международных  отношений  Тьерри  де  Монбриаль:  «Не  очевидно,  что  с  возвращением  в  командование  Франция  будет  играть  более  весомую  роль  в  решениях  НАТО.  Сможет  ли  она  сказать  свое  слово  при  определении  новой  стратегии  иначе,  кроме  как  на  второстепенных  ролях?  Даже  если  предположить,  что  мы  были  бы  способны  предложить  альтернативную  стратегию  в  Афганистане  или  Пакистане,  сможем  ли  мы  убедить  США?»  [5,  с.  280].

Российский  исследователь  французской  внешней  политики  Т.В.  Зверева  в  своей  статье  «Франция  и  новая  концепция  НАТО»  анализирует  влияние  Франции  после  ее  реинтеграции  в  НАТО  на  разработку  новой  стратегической  концепции  Альянса.  Она  приходит  к  выводу,  что  Парижу  не  только  не  удалось  увеличить  свое  влияние  внутри  Альянса,  но  и  пришлось  скорректировать  собственную  позицию  по  вопросам  трансформации  Альянса  (речь  идет  о  применении  силы  без  санкций  СБ  ООН),  хотя  и  акцентирует,  что  французские  официальные  лица  продолжают  подчеркивать  большое  значение  ООН  и  напоминают  о  принятии  решений  в  НАТО  на  основе  консенсуса,  т.  е.  о  возможности  блокировать  Парижем  решения  в  особых  случаях  [3,  с.  23].

Автор  статьи  считает,  что  новая  политика  Франции  по  отношению  к  НАТО  все-таки  сохраняет  ключевые  традиционные  элементы  внешней  политики  Пятой  Республики.  Франция  вернулась  в  объединенное  военное  командование  Альянса,  но  оставила  за  собой  «исключительные  права».  Влияние  Франции  внутри  Альянса  скорее  останется  на  прежнем  уровне,  хотя  и  с  большими  полномочиями  в  процессе  принятия  решений,  что  немаловажно,  учитывая  вовлеченность  НАТО  во  многие  военные  операции  по  миру  (Афганистан,  Косово,  операция  «Океанский  шит»  в  Аденском  заливе  и  у  берегов  Африканского  Рога  и  т.  д.).  Вероятно,  в  Париже  понимали,  что,  чтобы  перенять  «ветку  первенства»  у  Вашингтона  в  Альянсе,  необходимы  значительные  финансовые  вложения,  которыми  Франция  в  такой  же  мере  как  США  не  обладает,  поэтому  расчет  был  сделан  на  символические  жесты  и  действия.  Однако  на  данный  момент  они  не  помогли  Парижу  достичь  поставленных  целей.

Что  же  касается  прогресса  в  развитии  Европы  обороны,  одного  стремления  Парижа  в  этом  плане  не  достаточно,  необходима  заинтересованность  других  стран  ЕС,  особенно  мощных  по  военным  параметрам.  Но  не  все  европейские  страны  поддерживают  Францию  в  этом  направлении  по  двум  основным  причинам.  Во-первых,  многие  из  них  (главным  образом  Великобритания  и  другие  «атлантисты»)  свою  политику  безопасности  связывают  с  НАТО  и  в  этой  сфере  больше  ориентируются  на  Вашингтон,  чем  на  Брюссель.  Во-вторых,  для  реального  создания  собственного  военного  потенциала  ЕС  необходимы  значительные  финансовые  ресурсы,  а  большинство  европейцев  не  планируют  увеличивать  свои  оборонные  бюджеты.  Следует  отметить,  что  с  приходом  в  Белый  Дом  Б.  Обамы  США  больше  внимания  и  усилий  стали  концентрировать  на  азиатском  направлении.  Американцы  еще  со  времен  «холодной  войны»  стимулируют  европейцев  к  большим  финансовым  вложениям  в  собственную  безопасность.  И  если  раньше  Вашингтон  неодобрительно  воспринимал  попытки  Парижа  и  других  европейских  столиц  создать  автономные  от  НАТО  институты  безопасности  (вспомним  хотя  бы  реакцию  США  на  «саммит  четырех»  в  2003  г.),  то  в  последнее  время  американцы  приветствуют  подобные  инициативы  [15,  p.  39].  Таким  образом,  можно  предположить,  что  рано  или  поздно  европейцы  будут  вынуждены  взять  на  себя  больше  ответственности  за  свою  безопасность,  и  тогда  вероятно  европейские  страны  окажут  поддержку  французским  инициативам. 

Усиление  европейской  оборонной  идентичности  внутри  Альянса  должна  была  продемонстрировать  военная  операция  в  Ливии  [4,  с.  357].  С  ухудшением  ситуации  в  этой  стране  Н.  Саркози  вместе  с  Д.  Кэмероном  призывал  к  точечным  бомбардировкам  Ливии,  чтобы  помешать  авиации  Каддафи  наносить  удары  по  позициям  повстанцев  в  Бенгази.  Французский  президент  настаивал  на  том,  чтобы  интервенция  не  проводилась  силами  НАТО,  аргументируя  это  ухудшением  имиджа  Альянса  в  арабском  мире.  Он  предложил  создать  европейскую  коалицию  ad  hoc  во  главе  с  Францией  и  Великобританией  [4,  с.  356].  Операция  «Одиссея,  рассвет»  началась  21  марта  2011  г.  Французские  военные  самолеты  первыми  вошли  в  воздушное  пространство  Ливии.  Но,  поскольку  возглавляемая  Францией  и  Британией  операция  была  на  грани  провала  (у  Франции  и  Великобритании  быстро  закончились  высокоточные  боеприпасы  для  ВВС,  которые  им  пришлось  докупать  у  США),  по  решению  Лондонской  конференции  НАТО  29  марта  2011  г.  командование  было  передано  Альянсу.  Военная  операция  в  Ливии  продемонстрировала  слабость  европейской  части  НАТО:  европейские  страны  без  США  не  способны  проводить  полномасштабные  операции  [1,  с.  58].

С  приходом  к  власти  Ф.  Олланда,  который  выступал  против  реинтеграции,  курс  Н.  Саркози  на  евроатлантическом  направлении  был  продолжен.  Новая  Белая  книга  по  обороне  и  национальной  безопасности  2013  г.  фактически  полностью  повторяет  положения,  касающиеся  НАТО  и  ЕПБО,  изложенные  в  Белой  книге  2008  г.  В  этом  документе  вновь  говорится  о  взаимодополняемости  Альянса  и  ЕПБО  и  о  необходимости  делать  дальнейшие  усилия  в  направлении  развития  Европы  Обороны,  что  определяется  «абсолютным  приоритетом»  политики  безопасности  Франции  [17,  с.  30].

Таким  образом,  можно  сделать  вывод,  что  с  приходом  к  власти  Н.  Саркози  на  евроатлантическом  направлении  изменения  коснулись  в  основном  стиля  внешней  политики  Пятой  Республики.  Реинтеграция  Франции  в  НАТО  была  начата  еще  его  предшественниками,  что  было  обусловлено  меняющимися  параметрами  системы  международных  отношений  и  вытекающими  из  этого  последствиями  для  внешней  политики  Парижа.  Вновь  заняв  свое  место  в  объединенном  военном  командовании  Альянса,  Франция,  тем  не  менее,  сохранила  за  собой  определенные  «исключительные  права».  Н.  Саркози  неоднократно  акцентировал  в  своих  выступлениях,  что  Франция  является  другом  и  союзником  США,  однако  это  не  означает,  что  Париж  не  может  иметь  отличное  от  Вашингтона  мнение  по  какому-либо  вопросу,  в  чем  и  заключается  один  из  главных  принципов  голлизма.  На  данный  момент  Париж  не  достиг  поставленных  перед  собой  целей  —  увеличение  влияния  Франции  внутри  НАТО  и  прогресс  в  развитии  Европы  Обороны.  Вторая  цель  является  для  Пятой  Республики  более  приоритетной,  и  для  ее  реализации  было  сделано  больше  усилий.  Возможно,  в  скором  будущем  в  этом  направлении  произойдут  изменения,  что  связано  с  переориентацией  США  с  Европы  на  Азию,  когда  европейцы  будут  вынуждены  более  самостоятельно  заниматься  вопросами  собственной  безопасности.  А  сделать  в  этой  сфере  необходимо  много,  так  как  инициированная  Н.  Саркози  и  Д.  Кэмероном  операция  в  Ливии  продемонстрировала  слабость  военной  машины  европейских  членов  НАТО.  Нынешний  президент  Франции  Ф.  Олланд  продолжил  курс  Н.  Саркози  на  евроатлантическом  направлении.

 

Список  литературы:

1.Авраменко  В.В.  Трансатлантичне  партнерство  Франції  та  США  після  реінтеграції  Екзагону  до  військових  структур  НАТО//  Актуальні  проблеми  міжнародних  відносин.  —  2012.  —  Вип.  107,  —  ч.  ІІ.  —  С.  55—60.

2.Возвращение  Франции  в  объединенное  командование  НАТО  //  Франция  в  России  [Электронный  ресурс].  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.ambafrance-ru.org/%D0%92%D0%9E%D0%97%D0%92%D0%A0%D0%90%D0%A9%D0%95%D0%9D%D0%98%D0%95.  —  Последний  доступ:  15.10.13.

3.Зверева  Т.  Франция  и  новая  концепция  НАТО//  Дипломатическая  служба.  —  2010.  —  №  6.  —  С.  19—23.

4.Обичкина  Е.О.  Внешняя  политика  Франции  от  де  Голля  до  Саркози  (1940—2012):  На­учное  издание  /  Е.О.  Обичкина.  М.:  Аспект  Пресс,  2012.  —  382  с.

5.Рубинский  Ю.И.  Франция.  Время  Саркози  (серия  «Лица  современной  политики»).  М.:  Международные  отношения,  2011.  —  320  с.

6.Федоров  С.М.  Внешнеполитическая  стратегия  Саркози:  начало  эры  постголлизма?  //  Перспективы  [Электронный  ресурс].  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.perspektivy.info/book/vneshnepoliticheskaja_strategija_sarkozi_nachalo_ery_postgollizma_2007-10-10.htm.  —  Последний  доступ:  21.09.13.

7.Федоров  С.М.  Возвращение  Франции  в  НАТО:  дебаты  и  последствия  //  Перспективы  [Электронный  ресурс].  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.perspektivy.info/book/vozvrashhenije_francii_v_nato_debaty_i_posledstvija_2009-04-25.htm.  —  Последний  доступ:  13.08.2013.

8.Bozo  F.  Sarkozy’s  NATO  Policy:  Towards  France’s  Atlantic  Realignment?  //  European  Political  Science.  —  №  9.  —  2010.  —  P.  176—188.

9.Charillon  F.  France  and  the  US:  from  Reluctant  Alliance  to  Ambiguous  Rapprochement//  European  Political  Science.  —  №  9.  —  2010.  —  P.  189—198.

10.Discours  de  M.  le  Président  de  la  République  sur  la  Défense  et  la  Sécurité  Nationale.  Porte  de  Versailles.  17  Juin  2008.

11.Discours  de  Nicolas  Sarkozy  devant  le  Congrès  des  Etats-Unis.  Washington  DC,  7  novembre  2007  //  [Ressource  électronique].  —  Mode  d’accès.  —  URL:  http://www.voltairenet.org/article152875.html.  —  L’accès  dernier  :  27.10.13.

12.Discours  du  Président  de  la  République,  M.  Nicolas  Sarkozy,  à  la  XVième  Conférence  des  Ambassadeurs.  Paris,  27  août  2008  //  [Ressource  électronique].  —  Mode  d’accès.  —  URL:  http://www.ambafrance-uk.org/XVIeme-conference-des-Ambassadeurs.html.  —  L’accès  dernier  :  27.10.13.

13.Haglund  D.G.  Happy  days  are  here  again?  France’s  reintegration  into  NATO  and  its  impact  on  relations  with  the  USA//  European  Security.  —  Vol.  19,  —  №  1,  March  2010.  —  P.  123—142.

14.Howorth  J.  Sarkozy  and  the  ‘American  mirage’  or  why  Gaullist  continuity  will  overshadow  transcendence//  European  Political  Science.  —  №  9.  —  2010.  —  P.  199—211.

15.Keohane  D.  Defensive  Realignment.  ISS  Opinion//  E!  Sharp  Magazine.  September  October  2008.  —  P.  38—40. 

16.Livre  blanc  sur  la  défense  et  la  sécurité  nationale.  2008.  —  357  p.

17.Shapovalova  A.  Livre  blanc  2013:  incomplete  evolution  of  French  strategic  thinking//  Зовнішні  справи.  —  2013.  —  №  5.  —  С.  27—31.

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий