Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XXVIII Международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история» (Россия, г. Новосибирск, 09 сентября 2013 г.)

Наука: История

Секция: История России

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Кидакоева З.Ш. ОСОБЕННОСТИ ТРАНСФОРМАЦИИ МЕДИАСРЕДЫ КУБАНСКОЙ ОБЛАСТИ ПОСЛЕ ОГЛАШЕНИЯ «МАНИФЕСТА 17 ОКТЯБРЯ» // Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история: сб. ст. по матер. XXVIII междунар. науч.-практ. конф. № 8(28). – Новосибирск: СибАК, 2013.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
Выходные данные сборника:

 

ОСОБЕННОСТИ  ТРАНСФОРМАЦИИ  МЕДИАСРЕДЫ  КУБАНСКОЙ  ОБЛАСТИ  ПОСЛЕ  ОГЛАШЕНИЯ  «МАНИФЕСТА  17  ОКТЯБРЯ»

Кидакоева  Зарема  Шихамовна

преподаватель  кафедры  истории  и  правового  регулирования  массовых  коммуникаций  Кубанского  государственного  университета  г.  Краснодар

E-mail: 

 

PECULARITIES  OF  SOCIAL  MEDIUM  TRANSFORMATION  OF  KUBAN  REGION  AFTER  OCTOBER  MANIFESTO  ANNOUNCEMENT

Zarema  Kidakoeva

teacher  of  the  Chair  of  History  and  Legal  Regulation  of  Mass  Communications,  Kuban  State  University,  Krasnodar

 

АННОТАЦИЯ

Рассматривается  трансформация  информационного  рынка  Кубанской  области  после  оглашения  Манифеста  17  октября.  Анализируется  общественно-политическая  ситуация,  приводятся  особенности  формирования  политических  организаций. 

ABSTRACT

Information  market  transformation  of  Kuban  region  after  October  Manifesto  announcement  is  briefly  reviewed  in  the  article.  The  public  policy  situation  is  analyzed;  the  peculiarities  of  formation  of  political  organizations  are  introduced  there  as  well. 

 

Ключевые  слова:  политическая  медиасреда,  Кубанская  область,  частные  издания,  газета  «Кубанские  областные  ведомости»,  Манифест  17  октября,  революция,  политические  организации,  трансформация  информационного  пространства. 

Keywords:  political  social  medium;  Kuban  region;  private  publications;  newspaper  Kubanskiye  oblastnyye  vedomosti  ;  October  Manifesto,  Revolution;  political  organizations;  transformation  of  information  space. 

 

Изменения,  связанные  с  Манифеста  17  октября  1905  года  коснулись  не  только  общественно-политической  жизни  общества,  но  и  информационного  рынка  Кубанской  области:  произошла  легализация  существующих  политических  партий,  учреждена  первая  Государственная  Дума  в  стране,  появилась  реальная  возможность  открыто  выражать  свои  политические  предпочтения,  а  также  пропагандировать  те  или  иные  оппозиционные  мотивы  в  собственных  печатных  изданиях  без  цензуры.

«На  волне  революционного  подъема  издатели  фактически  перестали  обращаться  к  цензуре  за  разрешениями.  Восстановить  действие  прежней  цензуры  оказалось  невозможным,  заранее  никакие  проекты  не  готовились,  и  правительство  удовлетворилось  наскоро  подготовленными  Временными  правилами  о  повременных  изданиях  от  24  ноября  1905  г.  Ими  отменялась  предварительная  цензура  (п.  I)  и  система  административных  взысканий  (п.  II).  Последняя,  однако,  продолжала  применяться  на  основании  Закона  1881  г.  об  исключительном  положении,  которое  тогда  было  распространено  на  значительную  часть  территории  России.

Отменялось  право  министра  внутренних  дел  воспрещать  обсуждение  в  печати  какого-либо  вопроса  государственной  важности  (п.  V).  Но  на  отдельные  номера  газет  и  журналов  мог  быть  наложен  арест  по  распоряжению  должностного  лица  по  делам  печати  с  одновременным  возбуждением  уголовного  преследования  (п.  VII,  9)»  [1.  с.  71—72].

Таким  образом,  период  первой  русской  революции,  когда  изменились  социально-политические  условия  существования  журналистики,  оказался  наиболее  плодотворным  для  развития  СМИ. 

Это,  в  первую  очередь,  связанно  упрощением  процедуры  регистрации  изданий.  Раньше  учреждение  печатного  органа  в  провинции  сталкивалось  со  значительными  препятствиями,  ведь  ходатайство  на  разрешение  газеты  или  журнала  должно  было  быть  поддержано  местной  администрацией,  управлением  по  делам  печати  и  департаментом  полиции.  При  рассмотрении  ходатайства  учитывались  образовательный  и  имущественный  ценз  предполагаемого  редактора-издателя,  опыт  литературной  и  редакторской  работы,  занимаемое  общественное  положение  и  политическая  благонадежность. 

После  провозглашения  манифеста  любой  правоспособный  гражданин,  достигший  25  лет,  а  также  уплативший  гербовый  сбор,  на  основании  заявления  получал  от  губернатора  два  экземпляра  свидетельства,  разрешающего  издание  периодического  органа  на  данной  территории.

Бурно  развивающаяся  революционная  мысль  требовала  от  каждого  политического  лагеря  функционирования  своего  периодического  партийного  органа,  где  можно  было  открыто  пропагандировать  революционные  идеи.  Поэтому  политически  активное  население,  в  основном  городская  интеллигенция,  обратила  внимание  на  частную  прессу.

Подробную  характеристику  того  времени  в  Екатеринодаре  дал  известный  исследователь  кубанской  прессы  Борис  Митрофанович  Городецкий  в  «Очерке  развития  русской  периодической  печати  на  Северном  Кавказе»:

«Описываемое  время  отличалось  небывалым  оживлением,  лихорадочным  интересом  ко  всему,  что  связано  с  вопросом  о  правах  личности.  А  так  как  на  все  эти  вопросы,  прежде  всего,  отзывалась  ежедневная  пресса,  то  естественно,  что  главное  внимание  общественных  масс  в  рассматриваемый  период  притягивалось  к  газетам.  Газетой  заинтересовались  все  слои  населения  и  даже  те,  которые  до  той  поры  совершенно  игнорировали  существование  печатного  слова. 

Довольствоваться  одними  «Ведомостями»  уже  не  приходилось.  Тираж  столичных  газет  в  области  возрастал  до  огромной  и  казавшейся  прежде  неправдоподобной  цифры.  На  улицах  Екатеринодара  и  прочих  бойких  местах  появились  разносчики  —  продавцы  газет»  [3.  с.  154].

Так,  если  до  1905  года  выходило  всего  лишь  одно  периодическое  издание,  чью  монополию  на  короткое  время  прервала  частная  инициатива  господина  Мойсеенко,  то  в  1906  году  на  территории  Кубанской  области  выходило  уже  более  12  наименований  периодических  изданий.

Еще  одним  катализатором  формирования  частной  и  оппозиционной  прессы  стало  развитие  типографского  дела  в  области.  Так,  кроме  войсковой  типографии,  образованной  еще  в  1821  году,  на  территории  области  в  период  1905—1907  гг.  функционировали  частные  типографии  А.Я.  Парамонова,  И.Ф.  Бойко,  А.Д.  Басанько,  братьев  Борисовых  и  др.  Каждая  из  них  имела  возможность  печатать  газеты,  чем  и  воспользовалась  после  упрощения  цензурных  правил. 

Например,  монархический  лагерь  был  представлен  периодическими  изданиями  братьев  Филипповых  —  «Кубань»  (1905—1906),  «Привольный  край»  (1906)  и  «Черноморское  побережье»  (1906);  либеральный  фланг  контролировал  кадет  Николай  Михайлович  Рындин  —  «Кубанская  жизнь»  (1906),  «Свобода»  (1906),  «Свобода  слова»  (1906);  социал-демократический  уклон  имела  официально  беспартийная  газета  Ивана  Федоровича  Бойко  —  «Заря»  (1906).  И,  конечно,  отдавая  дань  времени,  в  газетах  доминирующей  стала  политическая  тематика.

Даже  «Кубанские  областные  ведомости»  в  конце  1905  года,  как  справедливо  замечает  Ю.Л.  Хохлач  «стали  претерпевать  значительные  изменения.  Авторские  и  передовые  статьи,  корреспонденции,  перепечатки  из  других  изданий,  а  также  «письма  читателя»  в  газете  приобрели  явный  общественно-политический  характер»  [6.  c.  19]. 

Действительно,  в  период  между  17  октября  и  24  ноября  1905  г.,  когда  были  приняты  «Временные  правила  о  печати»,  названый  историками  «медовым  месяцем  свободы  печати»  [5.  c.  272],  большинство  газет  и  журналов  выпускали  номера  изданий  без  цензуры  и  обсуждали  самые  острые  темы.  Среди  них:  свержение  самодержавия,  конфискация  помещичьих  земель,  установление  демократической  республики  и  восьмичасового  рабочего  дня.

Каждая  из  образованных  в  самом  начале  ХХ  века  революционных  организаций  на  Кубани  после  провозглашения  Манифеста  активно  вступила  в  политическую  борьбу,  и  стремилась  вести  пропаганду  идей  среди  широких  слоев  населения  через  собственный  партийный  орган.

Стоит  отметить,  что  чисто  партийные  издания  на  территории  области  появились  ближе  к  1917  году,  когда  союзы,  комитеты  и  ячейки  революционных  организаций  оформились  как  партии.

А  до  этого  на  территории  Кубанской  области  с  1905  года  появляются  частные  пропартийные  или  беспартийные  издания,  сочувствующие  тем  или  иным  участникам  революционного  действа  и  предоставляющие  им  свои  газетные  полосы. 

Так,  официально  беспартийная  ежедневная  газета  «Заря»,  выходившая  в  Екатеринодаре  под  редакторством  господина  Бойко,  не  раз  замечалась  в  симпатиях  местным  социал-демократическим  идеям,  что  не  могло  не  отражаться  на  ее  страницах.  Газета  братьев  Филипповых  «Кубань»  также  не  обозначала  свою  политическую  типологию,  но  с  первых  же  номеров  и  до  появления  в  газете  А.  Торопова  придерживалась  ультраправого  направления,  затем  под  натиском  новых  членов  в  лице  Рындина,  Николаева  и  самого  Торопова  редакция  приобрела  кадетский  оттенок.

Но  в  основном  местные  газеты  декларировали  надпартийность  или  внепартийность  с  целью  охвата  более  широкой  читательской  аудитории,  не  собираясь  замыкаться  на  симпатиях  одной  целевой  партийной  группы.

Необходимо  выделить  еще  одну  особенность  прессы  изучаемого  периода.  С  появлением  в  области  независимых,  оппозиционных  изданий  расширился  круга  авторов,  пробующих  себя  на  журналистском  поприще.  Большей  частью  это  были  не  профессиональные  журналисты,  а  лица  стремившиеся  реализовать  внезапно  появившиеся  политические  амбиции.  Среди  новоиспечённых  оппозиционных  журналистов  и  редакторов  изданий  были  лица  с  мирными  профессиями:  народная  учительница  —  Лидия  Бесходарная,  врач  —  Исайя  Меерович,  адвокат  —  Павел  Ширский  и  многие  другие.  Профессионалов  в  чистом  виде  среди  них  были  единицы.  Например,  Михаил  Филиппов,  редактор  газеты  «Кубань»,  у  которого  за  плечами  солидный  журналистский  опыт  в  столичных  газетах  и  журналах  «Русское  обозрение»,  «Московские  ведомости»  и  «Русское  слово».

К  началу  ХХ  столетия  и  представители  власти,  и  оппозиционные  лидеры  местных  организаций  почувствовали  роль  и  значимость  средств  массовой  информации  в  сохранении  или  подрыве  политического  спокойствия  региона.

Так,  в  своем  воззвании  к  населению  Кавказского  края,  напечатанного  в  «Кубанских  областных  ведомостях»,  наместник  Его  Императорского  Величества  на  Кавказе  и  Главнокомандующий  войсками  Кавказского  военного  округа  граф  Воронцов-Дашков  отмечает:

«За  последние  годы  в  Кавказском  крае,  так  же,  как  и  во  всей  внутренней  России,  образовалось  много  кружков,  тайных  партий  и  сообществ,  разъединенных  между  собой  по  цели  образований  и  по  средствам  действий,  но  имеющих  то  общее,  что  все  они  стремились  к  одному  —  к  изменению  путем  нелегальной  борьбы  существующего  государственного  строя.

Святой  долг  успокоения  лежит  на  местной  печати,  столь  развившейся  в  настоящее  время.  Пусть  органы  печати  вспомнят,  что  как  каждое  их  доброе  слово  во  много  тысяч  раз  делает  более  добра,  чем  доброе  слово  одного  человека,  во  столько  же  делает  более  зла  и  каждое  их  слово  злое.  Велика  поэтому  ответственность  руководителей  печатных  органов,  как  увеличивающих  существующую  смуту,  так  и  тех,  которые  уклоняются  от  дела  успокоения  населения»  [2.  c.  2]. 

Более  эмоционально  на  деятельность  оппозиционных  изданий  реагирует  ведущий  обозреватель  «Кубанских  областных  ведомостей»,  известный  в  области  статистик  Леопольд  Тимофеевич  Соколов.  Публиковавшийся  под  псевдонимом  Тмутараканский  обозреватель  отмечал:  «После  манифеста  17  октября  1905  года  <…>  революционеры  и  их  жалкие  приспешники  <…>  стали  печатать  и  торговать  такими  мыслями,  о  которых  раньше  боялись  даже  и  думать. 

<…>  Чтобы  привлечь  «читателя»  наши  «просветители»  не  довольствуются  сообщением  самых  интересных  новостей,  подчас  —  и  зажигательных,  но  еще  бьют  и  «на  настроение»,  поджигая  у  толпы  и  отдельных  ее  членов  животные  страсти  —  ненависти,  злобы,  мщения  и  своеволия.  Пользуясь  нынешней  обстановкой  —  революционным  настроением  толпы  —  все  делается  в  угоду  ее  страстей,  а  «козлом  отпущения»  избрано  «правительство»  [5.  c.  2].

Таким  образом,  Манифест  17  октября  и  последовавшие  за  ним  «Временные  правила  о  печати»  дали  мощный  толчок  для  развития  региональной  политической  прессы.  Трансформации  коснулись  не  только  количества  периодических  изданий,  но  самого  контента.  На  смену  сухому  официальному  формату  войсковой  газеты  пришли  частные  издания  с  экспрессивно-революционной  подачей  информации. 

 

Список  литературы:

1.Батурин  Ю.М.  Цензура  против  гласности:  от  Ивана  Грозного  до  1917  г.  Досье  на  цензуру.  —  1997,  —  №  1.  —  С.  71—72. 

2.Газета  «Кубанские  областные  ведомости».  —  1905.  —  №  193.  —  10  сент.,  —  С.  2.

3.Городецкий  Б.М.  Очерк  развития  русской  периодической  печати  на  Северном  Кавказе:  Доклад,  прочитанный  на  общих  собраниях  членов  Общества  любителей  изучения  Кубанской  области  (ОЛИКО)  в  1913  г.:  (По  поводу  50-летия  издания  «Кубанских  областных  ведомостей»)//Изв.  ОЛИКО.  Екатеринодар,  —  1913.  —  Вып.  VI,  —  с.  154.

4.Лепилкина  О.И.  Система  русской  провинциальной  периодической  печати  (XVIII  —  начало  XX  вв.).    М.:  Илекса,  2010.  —  С.  272.

5.Тмутараканский  Л.  Торгашество  печатным  словом  //  Кубанские  областные  ведомости.  —  1906.  —  №  75.  —  7  апр.,  —  С.  2.

6.Хохлач  Ю.Л.  Региональная  специфика  медийного  представления  национального  вопроса  (на  материалах  кубанской  прессы  1905—1907  гг.):  Афтореф.  дис…канд.филол.наук:10.01.10.  Краснодар,  2013.  —  С.  19.

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Уважаемые коллеги, издательство СибАК с 30 марта по 30 апреля работает в обычном режиме