Статья опубликована в рамках: XXVIII Международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история» (Россия, г. Новосибирск, 09 сентября 2013 г.)

Наука: Политология

Секция: История социально-политических учений зарубежных стран

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Кремень Т.В. КОМПОНЕНТЫ ПОЛИТИЧЕСКОЙ МОБИЛИЗАЦИИ // Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история: сб. ст. по матер. XXVIII междунар. науч.-практ. конф. № 8(28). – Новосибирск: СибАК, 2013.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
Выходные данные сборника:

 

КОМПОНЕНТЫ  ПОЛИТИЧЕСКОЙ  МОБИЛИЗАЦИИ

Кремень  Татьяна  Васильевна

канд.  полит.  наук,  докторант  Киевского  национального  университета  имени  Тараса  Шевченко,  г.  КиевУкраина

E-mail: 

 

COMPONENTS  OF  POLITICAL  MOBILIZATION

Kremen  Tatyana  Vasilivna

phD  in  Political  Science,  doctoral  Kyiv  National  University  Taras  Shevchenko,  Kiev,  Ukraine

 

АННОТАЦИЯ

В  статье  характеризуются  некоторые  аспекты  политической  мобилизации  —  необходимой  составляющей  политических  процессов.  Автор,  опираясь  на  теоретические  исследования  зарубежных  ученых,  акцентирует  внимание  на  объектах  и  субъектах  политической  мобилизации  граждан.

ABSTRACT

The  article  characterizes  some  aspects  of  political  mobilization  —  a  necessary  component  of  the  political  process.  The  author,  based  on  the  theoretical  study  of  foreign  scientists,  focuses  on  objects  and  subjects  of  the  political  mobilization  of  the  citizens.

 

Ключевые  слова:  политическая  мобилизация,  объекты  и  субъекты  политической  мобилизации,  государство,  граждане.

Keywords:  political  mobilization,  objects  and  subjects  of  political  mobilization,  the  state,  the  citizens.

 

Политическую  мобилизацию  можно  определить  как  процесс  поощрения  населения  к  политическому  участию  —  при  условии,  что  политическое  участие  не  всегда  соответствует  политической  активности.  Политическая  апатия  также  может  считаться  формой  политического  участия. 

Политическую  мобилизацию  можно  определить  как  постепенное  сосредоточение  и  использование  государственным  или  негосударственным  актером  политики  различных  материальных  и  человеческих  ресурсов  с  целью  достижения  своей  цели.

Классическая  политическая  наука  считает,  что  политическая  мобилизация  —  необходимое  условие  существования  гражданского  общества,  поскольку  уровень  стабильности  гражданского  общества  напрямую  зависит  от  высокого  уровня  гражданской  активности.  Первым  об  этом  высказался  американский  политолог  Сэмюэл  Хантингтон  в  работе  «Политический  порядок  в  обществах,  которые  меняются»  [7,  с.  34].  Он  пришел  к  выводу,  что  в  обществах  преторианских  (таких,  где  ресурсы  и  власть  сосредоточены  под  контролем  одной  или  нескольких  социальных  групп,  а  также  существуют  группы  депривованого,  которые  лишены  доступа  к  ресурсам  и  власти)  действует  обратное  правило  —  стабильность  такого  общества  обеспечивается  низким  уровнем  политической  и  общественной  активности  масс,  ограничением  их  политического  участия,  созданием  политической  апатии  населения.

Следует  отметить,  что  многие  ученые,  соглашаясь  с  необходимостью  политического  участия  граждан,  спорят  о  целесообразности  активного  участия  именно  всех  граждан,  выдвигая  так  называемую  теорию  элит.  Так,  в  фундаментальном  труде  "Voting",  Бернард  Берелсон,  Пол  Лазарфелд  и  Уильям  Макфи  сделали  сенсационное  предположение,  что  политическая  апатия  определенной  степени  полезна  для  демократии.  Как  бы  работала  демократия,  как  бы  она  функционировала,  ставят  они  вопрос,  если  бы  все  люди  были  глубоко  вовлечены  в  политические  процессы?  Если  бы  происходил  механизм  согласования  интересов?  «Недостаток  интереса  со  стороны  некоторых  людей  имеет  свои  преимущества»,  —  делают  парадоксальный  вывод  ученые  [2,  с.  19—20].

Исходя  из  большинства  экономических  и  политических  вопросов,  Джозеф  Шумпетер  еще  в  1942  году  пришел  к  выводу,  что  уровень  мотивации  граждан,  даже  образованных,  является  примитивным  и  инфантильным  [6,  с.  70]  —  в  первую  очередь  они  ориентируются  на  популистские,  откровенно  нереалистичные  заявления  и  обещания  политиков.

Томас  Дай  и  Хармон  Цайглер  в  работе  «Ирония  демократии»  в  1993  году  отстаивают  парадоксальный  тезис:  демократия  —  власть  народа,  но  вопрос  выживания  демократии  лежит  на  плечах  элиты  [3,  с.  38].

Вопрос  сохранения  масс  в  состоянии  политической  пассивности  или  безразличия  —  один  из  аспектов  процесса  политической  мобилизации.  Определим  этот  феномен  —  политику  хранения  масс  в  состоянии  политической  пассивности  —  как  феномен  минус-мобилизации. 

В  принципе,  для  масс  естественно  быть  апатичными  —  если  средний  индивид  удовлетворяет  свои  потребности  и  чувствует  стабильность,  он  не  склонен  интересоваться  политическими  процессами.  Общественное  мнение  можно  сравнить  с  великаном,  что  спит:  большинство  времени  он  пассивен  и  ни  на  что  не  реагирует,  но  если  его  разбудить,  то  он  будет  иметь  значительное  влияние  на  политические  процессы.  Чиновники  каждый  день  имеют  дело  с  десятками  вопросов,  большинство  из  которых  не  волнуют  общественность  в  целом  и  имеют  значение  только  для  отдельных  маленьких  групп.  И  только  некоторые  из  этих  тем  —  в  частности  те,  которые  освещаются  масс-медиа,  —  более  или  менее  популярные  среди  всей  общественности:  то  есть,  в  них  ориентируются  граждане  разных  социальных  слоев.

Итак,  политическая  мобилизация  —  необходимая  составляющая  политических  процессов,  независимо  от  того,  какова  ее  задача  —  повышение  политической  активности  граждан  или,  наоборот,  сохранение  их  в  пассивном  состоянии. 

В  зависимости  от  специфики  того  или  иного  исследования,  объектом  политической  мобилизации  можно  считать  как  отдельных  индивидов,  так  и  население  всего  государства,  а  также  различные  общественные  группировки.  Объект  мобилизации  вступает  в  социальные  взаимоотношения  с  субъектом  мобилизации.  В  зависимости  от  степени  участия  объекты  политической  мобилизации  могут  быть  разделены  на  несколько  групп  —  вспомним  о  классификации,  предложенной  Джеймсом  Розенау  [5,  с.  15—18].

Розенау  определяет  общую  совокупность  избирателей  как  «массовую  общественность»  (mass  public)  —  то  есть,  как  сообщество  граждан,  преследующих  политические  права.  С  общей  «массовой  общественности»  индивидов  с  политическими  правами  выделяется  так  называемая  «внимательная  общественность»  (attentive  public).  Это  относительно  малочисленная  —  как  правило,  не  более  10—15  %  от  всех  избирателей,  —  но  очень  активная  группа  избирателей,  которая  играет  ключевую  роль  в  политической  жизни  демократических  систем  и  для  которой  характерны  такие  елементы  поведения:  чтение  прессы,  всеобщее  внимание  к  политическим  новостям,  разговоры  с  друзьями  или  близкими  людьми  о  политике  и,  вообще,  осведомленность  в  происходящих  политических  процесах.

Еще  одна  активная  группа,  которая  также  не  является  многочисленной  —  в  среднем  около  20  %  по  оценкам  Розенау  —  есть  так  называемая  «потенциально  мобилизована  общественность»  (mobilizable  public).  В  этом  случае  политическое  внимание  трансформируется  в  способность  к  мобилизации.  Примером  такого  действия  могут  служить  события  осени  2004  года  в  Украине,  когда  общественное  внимание  к  президентским  выборам  трансформировалась  в  способность  к  быстрой  политической  мобилизации  после  ряда  акций,  проведенных  агентами  мобилизации  —  рассылка  электронных  писем  с  призывом  выйти  на  Майдан,  флешмоб  с  оранжевой  символикой,  публичные  высказывания  известных  персон. 

Граждане,  которые  являются  потенциально  мобилизованной  общественностью,  но  не  является  внимательной,  относятся  к  типу,  привлечение  которого  к  политическим  процессам  имеет  более  зависимый  характер.  Как  правило  этот  процесс  является  следствием  внешнего  и  часто  иррационального  мобилизационного  воздействия.  Именно  такие  граждане  являются  материалом,  который  используется  элитами  при  осуществлении  авторитарного  типа  мобилизации.

Розенау  отмечает,  что  с  точки  зрения  политической  стабильности  ограниченное  количество  внимательной  общественности  является  положительным  явлением,  поскольку  резкое  расширение  ее  количества  является  показателем  будущих  политических  катаклизмов.  С  ним  согласны  и  другие  ученые,  которые  считают,  что  непривлечение  общественности  к  политическим  процессам  обеспечивает  стабильность  общества  [2,  с.  27].

На  основе  классификации,  предложенной  Розенау,  предлагаем  классифицировать  объекты  мобилизации  по  типу  политического  поведения  и  политического  участия.  Таким  образом,  выделяются  группы  индивидов  со  следующими  характеристиками:

·     высокая,  постоянная  политическая  активность;

·     эпизодическая  участие  в  политике,  или  электоральное  поведение,  участия  в  выборах;

·     проявление  определенного  интереса  к  политике,  или  вербальное  политическое  поведение;

·     равнодушие,  аполитичность,  апатия,  негативное  отношение  к  возможному  собственному  участию  в  политике. 

Выделяется  также  группа,  которая  характеризуется  неортодоксальным  политическим  поведением  или  участием  —  то  есть,  такой,  которая  не  включена  в  политическую  систему,  не  разрешена  или  запрещена  ее  правилами.  Такой  тип  политического  участия  английский  исследователь  Дэвид  Марш  называет  «политическим  преступлением»,  к  которому  он  относит  восстание,  демонстрации,  забастовки,  войны,  саботаж,  политические  убийства  и  т.  п.  [4,  с.  240].  Как  правило,  поведение  такого  типа  характерна  для  граждан  политически  нестабильного  общества,  которое  находится  в  социокультурном  кризисе.  Эта  группа  мобилизируется  всегда  спонтанно  и  эмоционально.

Задача  агента  мобилизации,  таким  образом,  заключается  в  том,  чтобы  трансформировать  соответствующую  группу  в  другую,  согласно  насущным  потребностям  политического  актера,  который  является  субъектом  мобилизации  —  то  есть,  привлечь  политически  пассивных  граждан  посетить  выборы;  убедить  активных  граждан  выйти  на  улицу  и  принять  участие  в  акции  протеста;  отбить  охоту  нейтральной  группы  от  политического  участия  и  т.  п.

Итак,  объекты  мобилизации  могут  быть  классифицированы  в  зависимости  от  степени  своего  участия  и  привлечения  —  так  называемого  внимания.  В  зависимости  от  уровня  внимания,  который  присущ  объекту  мобилизации,  их  спектр  отличается  от  политически  активных  граждан  к  демонстративно  пассивным  и  равнодушным.  Они  чувствительны  к  различным  типам  политической  мобилизации  и  вступают  в  социальные  взаимоотношения  с  субъектом  мобилизации.

Исходя  из  фактора  объема  и  наличия  ресурсов  власти,  выделяем  следующие  виды  субъектов  мобилизации:

·     государства  или  межгосударственные  объединения;

·     неасоциативные  объединения,  т.  е.  группировка  людей,  которые  имеют  непосредственный  личный  контакт,  которые  объединены  неформальными  связями,  но  при  этом  не  имеют  жесткой  организационной  структуры;

·     ассоциативные  объединения,  т.  е.  легально  оформленные  группировки,  имеющие  организационную  структуру  и  определенный  руководящий  аппарат;

·     институциональные  группировки,  существующие  внутри  формальных  структур  социально-политических  институтов  —  депутатские  кланы  в  парламенте,  группы  влияния  в  правительстве;

·     отдельные  индивиды  —  чаще  всего,  лидеры  общественного  мнения,  моральные  авторитеты,  медийные  персоны  и  т.  д.

Появление  и  распространение  новых  информационных  технологий,  размывание  государственных  границ,  трансформация  государственного  суверенитета,  который  делегируют  другим  политическим  актерам,  несколько  изменили  баланс  сил  между  субъектами  мобилизации  —  так,  благодаря  социальным  медиа  снизился  порог  трансакционных  затрат  на  осуществление  процесса  мобилизации,  значительно  расширило  возможности,  например,  отдельных  индивидов  как  субъектов  мобилизации.  То  есть,  современная  мировая  политика  характерна  определенной  полицентричностью  и  многослойностью  —  в  то  время,  когда  сохраняется  поле  межгосударственных  взаимоотношений,  формируется  поле,  где  участниками  являются  негосударственные  актеры,  актеры  извне  суверенитета.  Соответственно,  они  выступают  другими  субъектами  мобилизации.

Но  пока  государство  все  же  обладает  наиболее  развитым  инструментарием  для  осуществления  мобилизации  —  от  принудительной  к  побудительной.

Американский  экономист  А.А.  Хиршман  выделял  три  состояния  взаимоотношений  государства  и  общественности  в  контексте  мобилизации:  exit,  voice  и  loyalty  (англ.  выход,  голос  и  верность,  соответственно)  [1,  с.  32].  Под  loyalty  он  понимал  ситуацию,  когда  власть  может  мобилизовать  граждан  для  поддержки  режима;  Voice  предусматривает  ситуацию,  когда  граждане  активно  выражают  свое  недовольство  существующим  режимом;  Стратегия  exit  выражается  в  отсутствии  у  граждан  интереса  к  политике,  отказ  от  участия  в  выборах  и  отсутствие  каких-либо  политических  взглядов.

Следовательно,  субъектами  политической  мобилизации  могут  выступать  государство,  политические  партии,  любые  политические  организации,  гражданские  движения  и  даже  отдельные  индивиды  —  но  в  любом  случае  субъект  мобилизации  должен  обладать  определенным  ресурсом  власти  для  того,  чтобы  влиять  на  объекты  мобилизации.  Этот  ресурс  может  быть  выражен  в  различных  формах  —  от  наличия  уголовного  аппарата  к  обладанию  информационными  источниками.  От  участников  политических  процессов  субъектов  мобилизации  отличает  способность  сознательно  инициировать,  управлять  и  останавливать  процесс  политической  мобилизации.

 

Список  литературы:

1.Хиршман  А.О.  Выход,  голос  и  верность:  реакция  на  упадок  фирм,  организаций  и  государств:  Пер.  с  англ.  М.:  Фонд  Либеральная  миссия;  Новое  изд-во,  2009.  —  153  с.

2.Bernard  R.  Berelson  Voting:  A  Study  of  Opinion  Formation  in  a  Presidential  Campaign.  University  of  Chicago  Press,  1954.  —  395  p.

3.Dye  T.R.,  Zeigler  H.  The  Irony  of  Democracy:  An  Uncommon  Introduction  to  American  Politics.  Stamford:  Cengage  Learning,  2008.  —  448  p.

4.Marsh  D.  Theory  and  Methods  in  Political  Science  (Political  Analysis).  London:  Palgrave  Macmillan,  2010.  —  392  p. 

5.Rosenau  J.N.  Turbulence  in  world  politics:  a  theory  of  change  and  continuity.  Princeton:  Princeton  University  Press,  1990.  —  480  p.

6.Schumpeter  J.A.  Capitalism,  Socialism,  and  Democracy.  London:  Routledge,  1994.  —  450  p.

7.Huntington  S.P.  Political  order  in  changing  societies.  Cambridge:  Yale  University  Press,  1968.  —  488  p.

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом