Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XIII Международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история» (Россия, г. Новосибирск, 20 июня 2012 г.)

Наука: Философия

Секция: История философии

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Жолмухамедова Н.Х. ИДЕЯ ГАРМОНИИ В ЭСТЕТИЧЕСКОЙ КОНЦЕПЦИИ АЛЬ-ФАРАБИ // Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история: сб. ст. по матер. XIII междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2012.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ИДЕЯ ГАРМОНИИ В ЭСТЕТИЧЕСКОЙ КОНЦЕПЦИИ АЛЬ-ФАРАБИ

Жолмухамедова Наиля Хусаиновна

канд. филос. наук, зав. Центром фарабиеведения
и компаративистских исследований Института философии
и политологии КН МОН РК, Республика Казахстан, г. Алматы

E-mail: 

 

В условиях современной цивилизации при тотальном воздействии средств массовой информации на формирование ценностей и идеалов образ гармонично развивающейся личности оказывается, на самом деле, лишь внушенным имиджем совершенства. Он лишен свободного выбора и скован в собственном творчестве. Его характеризуют чувство кризиса, беспомощность, слепая иллюзия. Необходимо переориентиро­вать культуру, направив всю энергию на высшую цель, — воспитание высокоинтеллектуальной и всесторонне развитой личности, что, в сущности, составляет смысл эстетического идеала человека. Поэтому идеи средневекового гуманиста аль-Фараби о нравственно-совершенной личности, добродетельном городе, о музыке как специфическом искусстве Нынешнее бедственное положение музыкальной классики — результат нравственного кризиса личности (композитор, исполнитель, слушатель). Атональность, резкий диссонанс, дисгармония или крик обрели качество музыки. Композитор наших дней пытается воздействовать на низменное в слушателе, обрушивая на него тонны мертвой, замысловато математически организованной музыкальной материи, цель которой дезорганизовать душу и сознание человека. И опять же, музыкально-эстетическая концепция, разрабатываемая аль-Фараби, являет нам образец совершенной музыки. Задача такой музыки — доставлять человеку высшее эмоциональное наслаждение и быть средством духовного общения между людьми. Музыкально-эстетическое воспитание призвано совершенствовать духовный облик человека в соответствии с законами гармонии и красоты.

В данной статье мы пытаемся выявить специфические особен­ности проявления гармонии в восточном музыкальном искусстве на примере анализа музыкально-эстетической теории аль-Фараби.

Важными, если не сказать основными, источниками становления эстетических взглядов аль-Фараби послужили учения титанов античности — Платона и Аристотеля.

Платон утверждал, что объем, форма пропорции и симметрия в предметах имеют извечное божественное начало, они — копии неизменных качеств и имеют эстетическое значение только по мере соответствия этому божественному целому. Гармония в душе и на небе есть нахождение каждого на собственном месте и в этом смысле некое «единомыслие» с целым. Стремление найти устойчивые закономер­ности в окружающем хаосе явлений привело Платона к конкретному геометризму в понимании Космоса. На каждой из небесных сфер сидит Сирена, отвечающая за определенный тон, и все восемь тонов составляют гармонию Вселенной. Эту общую картину можно назвать художественной геометрией, построенной в соответствии с законами эстетики. Аль-Фараби, во многом восприняв идеи Платона, тем не менее, утверждал, что симметрия, форма, гармония, ритм и цвет являются выражением преобразованной действительности, разрабаты­вая тем самым рационалистическую концепцию понимания гармонии.

Онтологическая эстетика Аристотеля включает четыре основных принципа, гармонично связанных друг с другом: Единое, Ум, Мировая душа и Космос. Ум, по Аристотелю, эта некая вечная сущность, неподвижная и отделенная от чувственных вещей; в нем заключена самая высокая красота. Причем наивысшая красота заключается не в конце жизненного пути, а в его начале, благодаря этому осуществляется сам этот жизненный процесс. Значит, законченная красота - раньше всего незавершенного и безобразного. Это гармония, в которой ничто не препятствует мыслящему субъекту мыслить, а мыслимому быть объектом мысли, в этом, по мнению древнего мыслителя, заключено прекрасное. Наивысшая красота трактуется Аристотелем как красота живого, одушевленного и наполненного умственными энергиями чувственного космоса.

Следуя античной традиции, аль-Фараби прекрасное, гармонию, правильность, меру, совершенство представляет как единое гармонич­ное целое. Одно из основных проявлений гармонии аль-Фараби видел в последовательном, согласованном расположении «царств природы». «Наименее совершенной является общая первичная материя; затем последовательно поднимаются по ступеням совершенства — элементы; минералы; растения; животные, лишенные разума; и, наконец, разумное животное, которое никто не превосходит» [1, с. 239]. В центре космологической конструкции Второго Учителя — Человек, который находится посередине: между «путем вниз» (от Бога, разумов, сфер, деятельного разума к земному миру) и «путем вверх» (от первоматерии к элементам, минералам, растениям, животным).

Человек — высшее звено развития в «подлунном» мире, способный умом объять все иерархические ступени бытия, как бы завер­шить собою всю гармонию мира. Это делает его в наивысшей степени сходным с деятельным разумом и, в конечном счете, с Первосущим, неким совершеннейшим идеалом, лишенным изъяна, к которому должен стремиться человек в своей земной жизни. Совершеннейший идеал — это и красота Первосущего, и космическая гармония, заключенная в пластичной благоустроенности мирового тела. В таком идеале, по мнению аль-Фараби, тесно взаимосвязаны важнейшая эстетическая категория «прекрасное» и одно из проявлений прекрасного «гармония».

Человек способен достичь счастья, когда сможет понять прекрасное, основанное на принципе универсальной гармонии. Но красота природы прекрасна лишь только тогда, когда она познана человеком. Вне человеческого общества красота и неповторимость природы не имеют эстетического значения. Любая вещь в системе естественной гармонии содержит в себе часть универсальной красоты мира. По Фараби, великолепие, красота и украшение всякого сущего состоит в том, чтобы осуществить свое бытие наилучшим образом и достичь своего полного совершенства.

Считая содержанием прекрасного объективное свойство природы, аль-Фараби отождествлял его с соразмерностью, гармонией всех частей предмета, хорошей пропорциональностью его различных сторон или упорядоченным созвучием их, считая красивым все то, что нравится зрению, слуху и осязанию. Красота существует в природе вечно как первичное, а предметы реализованной красоты, то есть, предметы искусства, создаваемые трудом и гением человека, воспроизводят качества объективной действительности как вторичное.

Аль-Фараби исследует проблему гармонии разносторонне: космологически, музыкально-теоретически, физически (гармония человеческого тела). Наиболее разработанным является его учение о музыкальной гармонии. С точки зрения эстетического содержания идея гармонии у Фараби «выражала, прежде всего, представление о взаимодействии и соподчиненности частей универсума, об иерархической структуре Вселенной и о закономерностях, ритмично повторяющихся в различных сферах бытия» [3, с. 477].

Основная идея его учения о музыкальной гармонии, исследуемого в энциклопедическом трактате «Большая книга о музыке», заключается в следующем: выделить философско-эстетические моменты, демонстрируя развитие, обоснование и конкретизацию мысли о чувственно воспринимаемой сущности музыкальной гармонии, подчеркивая при этом важную роль чувства и эмоционального восприятия как эстетических критериев.

Рассматривая окружающий мир как источник бесконечных ощущений, Фараби приходит к выводу, что возникновение контуров будущей мелодии в сознании музыканта происходит под действием воображения, извне. Поэтому выбор наиболее реально исполняемых образов всецело зависит от личности музыканта, от его природного дара и опыта. Для создания мелодии музыкант, помимо развития своих природных качеств, должен анализировать мелодию, иметь чувствительный слух, обладать совершенным чувством меры с тем, чтобы выявить по-настоящему естественные ощущения, вызывающие удовольствия.

Аль-Фараби различает три рода естественной (совершенной) мелодии.

  • «Наслаждение». Мелодии этого рода исполнялись с целью доставить приятные ощущения, отдохнуть, забыв о времени и заботах. Например, легкие пьесы развлекательного характера.
  • «Действие». Мелодии этого рода старались либо укрепить, либо рассеять то или иное состояние души, разжечь или умерить страсть. Мелодии этого вида не проходят бесследно, они всегда оставляют отпечаток в сознании слушателей. Они действуют подобно тому, как действует подражательная живопись. Например, крупные произведения, построенные по законам драматургии, - с выделением ярко характерных героев, с четкой дифференциацией музыкально-логических этапов развития.
  • «Чувство». Чувственная музыка, по мнению Фараби, музыка в собственном смысле этого слова. Слушая такую музыку, люди начинают при этом то вспоминать какие-то давнишние события, то вдруг надеяться на всеобщую красоту, которая должна объять собой весь мир. Блаженно улыбаются, плачут. А почему? А все это только потому, что человек, никогда не мысливший о бесконечности и никогда не понимавший бесконечного в свете конечного, при слушании музыки вдруг начинает испытывать единство и полную нераздельность того и другого, начинает чувствовать.

Наиболее совершенна та музыка, которая объединяет в себе три рода. Она служит средством пленить воображение слушателя, задевать за живое, придать больше силы и образности стихам, добиться того, чтобы полученное впечатление надолго сохранилось в его душе, доставив ему тем самым эстетическое наслаждение. Совершенная мелодия способна отразить яркие воспоминания, неподдельную глубинную страсть, молодость и силу, оттенки сладости и грусти, многообразие красок, света и звуков. Такой совершенной мелодией является вокальная музыка. Аль-Фараби возвел способность человеческого голоса в ранг совершеннейшего музыкального инструмента. Столь особое отношение к вокальной музыке — это следствие особого положения ее в музыкальной культуре Востока.

При музыкальном исполнении очень важно, считает аль-Фараби, чтобы используемые ритмы доставляли приятное ощущение слушателю. Ритм — это пульс, свидетельствующий о гармоничности музыкального произведения. Метры, построенные в соответствии с естественной любовью человека к гармоническим комбинациям и мелодиям, позволяют душе постепенно двигаться к вселенской гармонии. Гармония и ритм, отвечающие врожденному чувству человека, создают поэзию, способную облагородить душу, вести к высокой цели. Поэзия развивает это врожденное качество человека и вместе с музыкой, выполняет свое назначение — нравственное воспитание человека на принципе калокагатии (единства этического и эстетического).

Когда музыка гармонирует со стихами, она способна произвести сильное эмоциональное впечатление, но нельзя отрицать и влияние инструментальной музыки на слушателя. Отделившись от слов, инструментальная музыка, в зависимости от профессионализма исполнителя, может обладать такими возможностями, которые приближают ее к абсолютной музыке. Аль-Фараби, по свидетельству источников, был прекрасным исполнителем музыки на различных инструментах (рабаб, кипчаги, най, уд). «Его игрой восхищались и рабы, и владыки... Струны его кипчаги хранили тревожные голоса далекой родины, невольно рождали воспоминания о минувшем, о юности, о песнях степных красавиц у костра и о безумном танце воинов родного племени в летние лунные ночи» [2, с. 7].

Гармония той или иной инструментальной мелодии, по аль-Фараби, зависит от степени созвучности или диссонанса музыкальных звуков. По мере этого различаются совершенные и несовершенные мелодии. Аль-Фараби разработал десять принципов — гармоний, на которых строится совершенная мелодия: гармония насыщения мелодий;гармония времени ритмов тонов; гармония согласования тонов; гармония гаммы совершенной мелодии; гармония последовательности тонов;гармония однородности созвучий;гармония основ мелодии; гармония высотности интервалов; гармония различных тональностей; гармония ступеней музыкальных тонов.

Аль-Фараби прослеживает взаимосвязь мелодии и гармонии. Совершенная мелодия — это непрерывная цепочка напряжения, обладающая неограниченными способностями к саморазвитию. Когда музыкальные звуки определенной высоты вступают в совершенные соединения, то это — аккорды — это основа. Если нет согласованности в соединении, то подобные ноты - нестройные. Совершенная мелодия, основанная на десяти видах гармонии, пользуясь сравнением аль-Фараби, представляется в виде орнамента, в котором сочетание цветов радует глаз и приносит эстетическое наслаждение.

Музыкальная терапия, по Фараби, заключается в том, что одна и та же мелодия способна служить источником как «прекрасных» (благих), так и «безобразных» (дурных) деяний. Человек, по мнению Фараби, по своей природе предназначен для добра и совершенства, люди имеют склонность к гармонии, ритму и красоте. Естественная красота человека, для аль-Фараби, является совершенной формой организации живых существ, гармоничным единством качеств, свойств и форм целесообраз­ного творчества природы, где духовное возвышается над физическим.

Таким образом, в человеке Фараби усматривает два аспекта красоты: разум (внутренняя, духовная красота) и физическое совершенство (внешняя, телесная красота), причем красоте разума аль-Фараби отдает предпочтение перед красотой телесной.

Аль-Фараби в своих произведениях призывал наделять людей «этическими добродетелями», т. е. воспитывать средствами искусства. В отличие от Аристотеля аль-Фараби считал, что такие знания открыты не только для избранных, но и для широкой публики. Причем постигаться они должны в образной форме, а закрепляться методом убеждения. Прекрасное у Фараби во многом совпадает с добром, общественным благом, справедливостью. Благо — это обычные жизненные блага(власть, богатство, слава, почет и т. п.), а красота — это добродетели(справедливость, мужество, верность и т. п.). Аль-Фараби различал красоту познавательной способности человека и красоту его нравственного облика. Для Второго Учителя разумность совпадает с добродетельностью и совершенством, с человеческой красотой, то есть интеллект и нравственность носят характер эстетических ценностей. Музыка, по мнению аль-Фараби, была призвана образовывать душу человека, подобно гимнастике, формирующей его тело. Понимание прекрасного как согласованности и соразмерности всех свойств и элементов материального мира определило и решение аль-Фараби вопросов, касающихся категории меры. «Когда действия отходят от нормы либо в сторону преуменьшения, либо в сторону преувеличения, то они способствуют получению или сохранению плохих нравов и устранению хороших» [4, с. 15—16]. Эстетическая модификация меры, по аль-Фараби, является выраженностью прекрасного в вещи. Поэтому основным в изучении теории музыки Фараби признавал естественные ощущения, в которых соблюдены критерии меры, а неестественным оставалась вторичная роль, роль косвенного дополнения. Можно сказать и о том, что тоны второй (дисгармоничной) категории иногда используются для приумножения красоты и эмоционального влияния в создании совершенной мелодии.

Творчески развивая имеющуюся музыкальную традицию учением о музыкальной гармонии, мыслитель внес существенный вклад в становление музыкознания как самобытной науки. По сравнению со своими великими предшественниками — Платоном, у которого музыка есть составная часть учения о государстве, и Аристотелем, рассматривающим музыку как часть поэтики, аль-Фараби придал музы­ке самостоятельный статус, определяя предметом изучения музыкаль­ной науки саму музыкальную практику, основанную на едином принципе эволюции гармонического музыкального мышления. Худож­ник, по мнению аль-Фараби, постоянно добивается успеха в той мере, насколько ему удается приблизиться к идеальному первообразу универ­сальной Красоты, построенной на принципе универсальной гармонии.

 

Список литературы:

  1. Аль-Фараби Философские трактаты. Алма-Ата: Наука, 1970.
  2. Алимжанов А. Возвращение учителя // Собрание сочинений. В 3-х т. Т. 1. Алма-Ата: Жазушы, 1989.
  3. Сагадеев А.В. Очеловеченный мир в философии и искусстве мусульманского средневековья // Эстетика и жизнь. Вып 3. М., 1974.
  4. Социально-этические трактаты. Алма-Ата: Наука, 1973.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий