Статья опубликована в рамках: LXVII-LXVIII Международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история» (Россия, г. Новосибирск, 05 декабря 2016 г.)

Наука: Философия

Секция: Онтология и теория познания

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Попова О.А. ИДЕНТИФИКАЦИЯ КАК ОСНОВА ОНТОЛОГИЧЕСКОГО ВЫБОРА // Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история: сб. ст. по матер. LXVII-LXVIII междунар. науч.-практ. конф. № 12(61). – Новосибирск: СибАК, 2016. – С. 132-136.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ИДЕНТИФИКАЦИЯ КАК ОСНОВА ОНТОЛОГИЧЕСКОГО ВЫБОРА

Попова Олеся Александровна

канд. филос. наук, старший преподаватель Поволжского института управления им. П.А. Столыпина, филиала РАНХиГС,

РФ, г. Саратов

IDENTIFICATION AS THE BASIS FOR ONTOLOGICAL CHOICES

Olesya Popova

candidate of Philosophical Sciences, The Volga Region Academy for Public Administration is a part of the Presidential Academy as the Stolypin,

Russia, Saratov

 

АННОТАЦИЯ

В статье рассматривается предопределенность выбора – на уровне живой природы, возможность синхронизации и совпадения – на уровне неживой природы, и идентификационная функция любви – на уровне человеческого бытия. Любовь укоренена в составе бытия и интегрирует его формы в едином процессе самоорганизации. Любое решение, выбор человека определяется на основе любви как избирательного предпочтения. Способность выбирать – это та устойчивость, которая в человеке есть и которая вписывает его в бытие в целом.

ABSTRACT

In the article it is considered predetermination of choice – at the level of nature, the synchronization and coincidence – at the level of inanimate nature, the identification function of love – at the level of human existence. Love is rooted in being a part of and integrates it forms in a single process of self-organization. Any decision, the choice of a person is determined on the basis of love as preferences.

 

Ключевые слова: идентификация, любовь, Я, онтологический выбор.

Keywords: communication, love, I, You, co-existens.

 

Современный мир предлагает человеку огромное количество различных альтернатив, множество вариантов, и здесь важно проанализировать возможности определенности человеческого выбора и те основания, по которым осуществляется тот или иной выбор. Обоснование возможности выбора, его осуществления – лежит в плоскости онтологических условий его реализации. При этом нам важно не только, что мы выбираем и почему, мы стремимся поставить вопрос о самой возможности осуществления выбора, который может быть обоснован и с точки зрения здравого смысла, и исходя из сухой рациональности, или по какому-то наитию, интуитивно, но всегда речь идет об онтологическом выборе. Стоит отметить, что под онтологическим выбором мы понимаем не какой-то особый метод, или действие, мы рассматриваем выбор, предметом которого становится определенный онтологический объект.

В этом смысле, cубъект, осуществляющий выбор, есть особый род бытия, способный к изменению бытия, и следовательно, к появлению нового смысла. Создавая иной смысл, тем самым объект идентифицирует себя с объектом своего выбора. Это изменение может полностью изменить объект, поменяв его физическую природу, придав ему особый духовный статус. Именно в этом ключе можно понимать и свободу субьекта, связывая ее с теми онтологическими альтернативами, которые представляют область свободного выбора человека, и на основании этого субъект становится частью бытия, определенного им самим на основе избирательного предпочтения.

Ярче всего этот тезис представлен в понимании любви как избирательного предпочтения. На уровне человеческого бытия мы говорим об идентификационной функции любви, о возможности с помощью онтологического выбора определять свое Я. А если признать, что любовь – есть неотьемлимое свойство бытия [6, с. 366], как об этом говорит Шелер, то можно с уверенностью утверждать, что любое решение, выбор человека определяется на основе любви как избирательного предпочтения. Мыслитель утверждает, что любовь укоренена в ценностном составе бытия, как его атрибут, свойство бытия. Не только любовь, но и ненависть относятся к качественно образующему содержанию любой бытийной определенности: будь то вещь или субъект. Любовь же всегда противоположна ненависти, поэтому именно любовь лежит в основании онтологического выбора.

Способность выбирать что-то из этого мира, эта способность есть в человеке, поскольку любовь укоренена в составе бытия. При этом может меняться объект выбора, но сама способность выбирать – это та устойчивость, которая в человеке есть и которая вписывает его в бытие в целом. Именно в этом ключе понимается идентификация, то есть способность находить по схожим основаниям то, что человеку близко.

При чем, бытийственная предопределенность выбора представлена и на уровне природы.

Процесс познания – писал К. Поппер – начинается с наблюдения, догадок и предположений, объясняющих мир. Свои догадки мы соотносим с результатами наблюдений и отбрасываем их после фальсификации, заменяя новыми догадками. «Метод проб и ошибок является развитием не только познания, но и всякого развития – пишет К. Поппер – перемещая таким образом момент эпистемологический в плоскость онтологическую, оставляя эту ситуацию фальсификации» [5, с. 324]. Природа создала и совершенствует биологические виды, действует методом проб и ошибок. Каждый отдельный организм – это очередная проба, успешная проба выживает, неудачная проба устраняется как ошибка.

К. Поппер ссылается на Конрада Лоренца и обращается к его реакции исследования – импринтингу. Он говорит, что нечто подобное присуще и человеку, – это теория, которая заключена внутри человека, и с этой точки зрения импринтинг – это закрепление в памяти признаков объектов при формировании или коррекции врожденных поведенческих актов [1, с. 75]. Именно так выглядит протолюбовь, если ее можно так назвать, в области живого, потому что там есть программа. У Лоренца утята из инкубатора ищут мать, принимают сапог птичницы за мать, и ошибаются, удостоверяясь, что их рефлексы не подтверждаются, они ищут другую мать, и так от раза к разу, методом проб и ошибок. Но у них сохраняется программа поиска матери, на рефлекторном уровне, формируется избирательность, предпочтительная избирательность, на основе которой они идентифицируют свою ошибку выбора. Это на уровне живого.

Что касается неживого, то речь идет о том, что неживые предметы, явления и процессы подчиняются ритмам и циклам, вот совпадение ритмики и циклики определяет возможность усложнения систем, с одной стороны, это случайный процесс, с другой стороны, сам принцип усложнения, разнообразия освещается только тогда, когда одна система по ритмике подстраивается к другой системе и они создают целое. Это разнообразие позволяет им отвечать на меняющиеся обстоятельства и условия, внешние для них. Здесь никто не говорит о предпочтительности, но то, что она заключена в самой возможности синхронизации – это вещь очевидная.

Таким образом, мы можем говорить о предопределенности выбора – методом проб и ошибок – на уровне живой природы, возможностью синхронизации и совпадения – на уровне неживой природы, и об избирательном предпочтении на уровне человеческого бытия. Онтологический выбор определенного объекта осуществляется на основании любви, понимаемой в качестве поисковой программы, задающей направление, форму и характер поиска. В данном случае, представлена концепция, определяющая любовь именно как поисковую систему, в ходе реализации которой можно себя идентифицировать с объектом своего выбора. «Идентификация есть механизм выбора, когда любое действие человека, его поступки и отношение к Другому осуществляются на основе любви как избирательного предпочтения, что вписывает бытие отдельного человека во всеобщий состав бытия» [3, с. 4]. Эта идея свободной части внутри целого дает основание искать то, что превосходит ее, это именно любовь и доброта. Мадинье отмечает – «универсальное царство доброты создало бы самое совершенное мыслимое единство, живое единство восходящихся и переплетающихся волений, которые, пронизывая друг друга, утверждаются одно в другом и складываются в одну и ту же волю» [2, с. 47]. Любовь делает того, кто любит частью, которая одновременно есть и целое. Любовь, таким образом, тоже можно понимать как механизм – это способность к самонастраиванию системы, способность выбирать то, что человек считает своим, поэтому мы говорим о любви как о механизме, поскольку любовь укоренена в составе бытия и интегрирует формы бытия в едином процессе самоорганизации. Любовь позволяет создать определенную ценностную сетку.

Любое, каждое Я, существующее в мире, вынуждено, каким-либо образом сделать свой выбор, так как мое отношение к миру определяет специфику моего бытия – и в конечном счете, меня как онтологическую единицу. Так как всегда есть Другое, Иное мне – Другой, заставляющий менять модус моего бытия. Это уже не мое бытие – но бытие с Другим, потенциально «наше» бытие, Мы-бытие, или со-бытие [4, с. 142].

Мы говорим об идентификационной функции любви на уровне человеческого бытия. В данном случае, любое решение, выбор человека определяется на основе любви как избирательного предпочтения. И эта способность выбирать что-то из этого мира, эта способность есть в человеке, поскольку любовь укоренена в составе бытия. При этом может меняться объект выбора, но сама способность выбирать – это та устойчивость, которая в человеке есть и которая вписывает его в бытие в целом. Именно в этом ключе понимается идентификация, то есть способность находить по схожим основаниям то, что человеку близко.

 

Список литературы:

  1. Зеляк А.В., Елисеев П.П., Игнатюк С.С. Импринтинг как залог психического и физического здоровья. Тезисы докладов. – Шаблон: Указание места в библиоссылке, 2009, 243 с.
  2. Мадинье Г. Сознание и любовь. Очерк понятия «Мы». – М.: Мысль, 1995, 165 с.
  3. Попова О.А. Любовь как организующее начало бытия: автореф. дис. … канд. философских наук: 09.00.01. Саратов, 2013. 16 с.
  4. Попова О.А. Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2013. № 9. Ч. 2. – С. 142–144.
  5. Поппер К. Логика научного исследования: Пер. с англ. / Под общ. ред. В.Н. Садовского, – М.: Республика, 2004, 445 с.
  6. Шелер М. Оrdo amoris // Избранные произведения. – М.: Гнозис, 1994, 256 с.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий