Статья опубликована в рамках: XX Международной научно-практической конференции «Наука вчера, сегодня, завтра» (Россия, г. Новосибирск, 19 января 2015 г.)

Наука: История

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Динашева Л.С., Жолсейтова М.А. ПРОЯВЛЕНИЕ КОРРУПЦИИ ПРАВИТЕЛЬСТВЕННОГО АППАРАТА В МЕСТНЫХ ОРГАНАХ САМОУПРАВЛЕНИЯ В ЮЖНЫХ РЕГИОНАХ КАЗАХСТАНА (КОНЕЦ ХІХ –НАЧАЛО ХХ ВВ.) // Наука вчера, сегодня, завтра: сб. ст. по матер. XX междунар. науч.-практ. конф. № 1(18). – Новосибирск: СибАК, 2015.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

ПРОЯВЛЕНИЕ  КОРРУПЦИИ  ПРАВИТЕЛЬСТВЕННОГО  АППАРАТА  В  МЕСТНЫХ  ОРГАНАХ  САМОУПРАВЛЕНИЯ  В  ЮЖНЫХ  РЕГИОНАХ  КАЗАХСТАНА  (КОНЕЦ  ХІХ  –НАЧАЛО  ХХ  ВВ.)

Динашева  Лазат  Сарсенбековна

канд.  ист.  наук,  доцент  МКТУ  имени  Х.А.  Ясави,  Республика  Казахстан,  г.  Туркестан

E-mail:  Dinash_lyazzat@mail.ru

Жолсейтова  Магрипа  Ажмахановна

канд.  ист.  наук,  доцент  МКТУ  имени  Х.А.  Ясави,  Республика  Казахстан,  г.  Туркестан

 

Генерал  Свистунов,  ревизовавший  в  1885  году  Степное  генерал-губернаторство,  сообщал  следующее  о  порядках,  царивших  в  Семиреченской  области.  В  области  было  широко  распространено  «участие  уездных  начальников  по  требованиям  высших  властей  в  производстве  разных  сооружений,  построек,  хозяйственных  операций  с  обложением  на  этот  предмет  денежным  сбором  под  видом  будто  бы  добровольных  пожертвований».  Эти  деньги,  как  правило,  расхищались.  Постройки  почти  всегда  оканчивались  неудачей,  или  вовсе  не  доводились  до  конца.  В  городе  Верном  на  постройку  православного  собора  было  израсходовано  «из  разных  источников  56  349  руб.  и  в  результате  не  оказалось  ни  собора,  ни  денег,  ни  заготовленного  материала,  кроме  проданного  с  аукционного  торга  на  сумму  5542  руб».

Далее:  «На  постройку  Илийского  моста,  законченного  в  1884  году,  затрачено  200  тыс.  руб.,  но  качество  сооружения  во  всяком  случае  воз-  буждает  сомнение  —  насколько  затрата  около  200  тыс.  руб.  соответствовала  в  этом  случае  потребности».  Между  тем,  сборы  на  этот  мост  с  кочевого  населения  производились  с  полной  бесцеремонностью.  Сначала  собрали  «по  приговорам»  по  1  руб.  с  юрты.  Затем  главное  начальство  области  «предписало  в  два  приема  взыскать  на  тот  же  предмет  дополнительно  еще  по  49-ти  или  50-ти  копеек  с  юрты,  уже  не  спрашивая  согласия  и  без  всяких  приговоров».

Одновременно  с  этим  в  1877—1878  годах  были  произведены  сборы  «на  поднесение  (не  состоявшееся)  роскошной  юрты  великому  князю  Николаю  Николаевичу,  на  устройство  приемных  покоев  и  на  многие  другие  предметы».  При  этом  деньги  расходовались  бесконтрольно,  часто  для  собственных  надобностей.

Все  эти  поборы,  плюс  официальные  налоги  легли  огромной  тяжестью  на  местное  население.  Свистунов  подсчитывает:  «В  Семиреченской  области:  кочевое  население  платит,  кроме  кибиточной  подати  по  4  руб.  с  юрты,  земского  сбора  1  руб.  25  коп.,  на  народное  образование  25  коп.,  на  содержание  общественной  администрации  около  1  руб.,  на  содержание  дорог  и  мостов  от  10-ти  до  50-ти  коп.,  на  ремонт  бараков  для  проходящих  воинских  команд,  построенных  вместо  выставки  юрт,  около  15  коп.  —  всего  7  руб.  в  год  с  кибитки.  Не  устранимые,  по  объяснению  местных  властей,  при  взыскании  налогов  чигыны  (поборы  волостной  администрации  на  нужды  должностных  лиц  и  обществ)  доводят  эту  цифру  до  10-ти  руб.  в  год.  Если  же  прибавить  среднюю  годовую  цифру  постоянно,  одно  за  другим,  предъявляемых  от  начальства  денежных  требований,  под  видом  добровольных  пожертвований,  то  сумма  ежегодно  уплачиваемого  каждою  киргизскою  юртою  денежного  сбора  средним  числом  превысит  установленную  казенную  подать  если  не  в  З  %,  то  по  крайней  мере  в  три  раза».  К  этому  прибавлялись  налагаемые  администрацией  и  народнымн  судами  штрафы  за  проступки,  причем  и  эти  суммы  «заведомо  для  населения  расходовались:  на  разъезды  чиновников,  на  наем  или  устройство  для  них  квартир,  на  субсидии  Верненскому  военному  собранию,  на  содержание  архиерейского  хора  певчих  в  Верном  и  другие  предметы,  не  имеющие  с  потребностью  туземцев  ничего  общего»  [3,  c.  66].

В  1882—1883  годах  в  связи  с  переселением  в  Семиречье  уйгуров  и  дунган  на  пособия  переселенцам  было  отпущено  100  тыс.  руб.  При  проверке  оказалось,  что  большая  часть  этих  денег  была  присвоена  русскими  чиновниками  и  местной  администрацией,  особенно  большое  участие  в  расхищении  этих  денег  принял  уездный  начальник  Верненского  уезда  Изразцов.  Следствием  отмечено,  что  военный  губернатор  Фридэ  и  его  заместитель  Аристов  потворствовали  этому.  Нити  преступления  настолько  прозрачно  вели  к  этим  высшим  представителям  власти  в  области,  что  Аристов  вынужден  был  подать  в  отставку.  Фридэ  также  не  удержался  в  Семиречье.  Его  перевели  губернатором  в  одну  из  внутренних  губерний  России.

Основным  приемом  расхищения  народных  денег  на  этот  раз  явилось  составление  подложных  списков  уйгуров  и  дунган  на  получение  пособий.  В  результате  многие  никогда  не  получавшие  никаких  пособий  уйгуры  и  дунгане  были  вынуждены  вносить  деньги  «в  возврат  ссуды»,  причем  в  силу  установленной  правительством  круговой  поруки  за  взнос  этих  денег  отвечали  целиком  общины  [1,  c.  108].

Таким  образом,  в  Семиречье  наблюдалась  ярко  выраженная  коррупция  со  стороны  русских  дворян-офицеров,  феодальные  методы  поборов  и  грабежа  местного  населения,  прямое  расхищение  государственных  денег.  Так  хозяйничали  те  одна  —  две  тысячи  «дворян,  офицеров  и  почетных  граждан»,  которые  представляли  здесь  русский  царизм.

Такая  же  картина  наблюдалась  и  в  Сыр-Дарьинской  области,  входившей  в  Туркестанское  генерал-губернаторство.

Тайный  советник  Гирс  в  своем  отчете  о  ревизии  Туркестанского  края,  произведенной  в  1883  году,  также  приоткрывает  завесу  над  этой  стороной  жизни  края.

«В  гор.  Ташкенте  в  1871  году  образовалось  товарищество  Константиновского  конного  завода»,  —  сообщает  Гирс.  Его  членами  являлись  «большей  частью  представители  местной  администрации».  В  том  числе  в  составе  членов  был  и  сам  генерал-губернатор  Кауфман,  сыр-дарьинский  военный  губернатор  Головачев  и  помощник  правителя  канцелярии  генерал-губернатора  Савинков.  Просуществовав  до  1877  года,  это  товарищество  задолжало  государству  47  000  рублей.  Ко  времени  ревизии  деньги  возвращены  не  были  и  уже  не  было  возможности  их  возвратить.

Из  незаконно  собранных  в  1865  году  налогов  в  Аулие-Ате,  Чимкенте  и  других  городах  был  образован  так  называемый  «киргизский  капитал»  «для  выдачи  ссуд  туземному  населению,  за  12  %  в  год...  Часть  означенного  капитала,  7446  руб.,  в  1868  году  была  вытребована,  по  распоряжению  военного  губернатора  в  Сыр-Дарьинское  областное  правление»  и  обращена  «для  удовлетворения  совершенно  посторонних  расходов,  чаще  же  всего  допускались  займы  разным  лицам,  по  преимуществу  служащим  в  областном  правлении.  Самые  крупные  ссуды  взял  бывший  военный  губернатор  генерал-лейтенант  Головачев  и  его  помощник  генерал-майор  Эйлер».  Это  случай  прямой  коррупции  со  стороны  высших  чинов  управления  краем  и  областью  [2,  c.  277].

Наряду  с  этим  широко  применялись  и  поборы  под  видом  «добровольных  пожертвований».  На  постройку  телеграфной  линии  между  Ташкентом,  Самаркандом,  Чимкентом  и  Казалинском  в  1875  году  с  казахов  области  было  собрано  по  20—30  коп.  с  кибитки.  Но  эти  «пожертвования»,  «вопреки  прямому  назначению»,  были  розданы  «заимообразно»  «председателю  областного  правления  генерал-майору  Эйлеру  и  другим  чиновникам.  Таким  образом,  было  роздано  в  долг  11  300  руб.».

Из  собранных  до  1877  года  с  населения  Сыр-Дарьинской  области  «сверх  податей  и  сбора  на  содержание  туземной  администрации»  денег  «в  1875  году,  употреблено  для  встречи  генерал-губернатора  8000  руб.,  на  прием  и  угощение  хана  до  30  000  руб.,  выдано  в  ссуды  чиновникам  более  17  000  рублей,  конному  заводу  3000  руб.,  на  меблировку  квартир  3-х  начальниксв  уездов  4100  руб.»

На  постройку  ярмарки  в  новом  городе  Ташкенте  израсходовано  «более  полумиллиона  рублей».  Но  торговцы  на  нее  не  пошли.  Она  раз  рушилась.  Это  дело  напоминает  историю  с  постройкой  Илийского  моста;  расход  огромных  сумм  без  должного  контроля  и  результата.

«Из  всего  видно,  что  как  высшая,  так  и  уездная  администрация  усвоила  себе  на  городские  и  уездные  капиталы  такой  взгляд,  что  распоряжались  ими  как  свободным  рессурсом,  служащим  подспорьем  казенным  кредитам  на  государственные  и  служебные  надобности...»

Далее:  «...Нередко  выдаются  из  них  пособия  лицам,  получающим  содержание  из  казны,  и  даже  производится  добавочное  жалование,  как  например,  начальники  Ходженского  и  Кураминского  (Ташкентского)  уездов  получают  по  1500  руб.,  а  ходженский  судья  500  руб.  ежегодно  из  городских  доходов.  Обращаюг  на  себя  внимание  наиболее  крупные  долги,  как  например  13  000  числятся  за  неисправною  почтосодержительницею  Клименко,  16  629  руб.—  за  ее  мужем  и  5260  руб.—  за  бывшим  начальником  Ходженского  уезда  бароном  Нольде»  [4,  c.  110].

Через  неделю,  3  января  1878  года,  та  же  волость  выносит  другой  приговор  о  «пожертвовании»  «на  нужды  войска  Белого  царя  и  на  поездку  депутации  815  руб.;  на  покрытие  издержек  по  выставлению  верблюдов  для  инженера  и  топографов  для  исследования  русла  Яны-Дарьи  150  руб.  и  на  погашение  долгов  бедных  киргиз  по  ссудной  кассе  459  руб.»  [5,  c.  215].

Разнообразны  были  приемы  хищений  и  злоупотреблений  со  взысканием  податей.  Об  одном  из  таких  приемов  рассказывается  в  приказе  Туркестанского  генерал-губернатора  от  17  мая  1908  года,  опубликованном  в  «Туркестанских  ведомостях».  Генерал-губернатор  сообщает,  что  «в  одном  из  уездов...  с  корыстной  целью  выдают  квитанции  на  оставшихся  неизрасходованными  бланках  квитанций  минувших  лет,  для  занесения  поступивших  сумм  в  корешковую  часть  книги  текущего  года».  Волостные  управители  так  приспосабливались  к  формам  учета,  введенным  по  Положению  1886  года,  что  «квитанция»  не  только  не  мешала,  но  даже  способствовала  расхищению  податей.  Но  как  реагировал  на  эти  злоупотребления  генерал-губернатор?

Он  просто  приказыаает  «соблюдать  меры,  разработанные  Kазенной  палатой».  И  все…  Никакого  привлечения  к  ответственности.  Злоупотребления  расширялись  и  принимали  самые  разнообразные  формы.

 

Список  литературы:

  1. Васильев  В.  Кочевники  Туркестана.  Самарканд,  1890.
  2. Васильев  В.  Семиреченская  область  как  колония  и  роль  в  ней  Чуйской  долины  Пг.,  1915. 
  3. Румянцев  А.  Киргизский  народ  в  прошлом  и  настоящем.  СПб.,  1910. 
  4. Материалы  к  характеристике  народного  хозяйства  в  Туркестане  :  (приложение  к  отчету  по  ревизии  Туркестанского  края,  произведенной  по  высочайщему  повелению  сенатором,  гофмейстром,  графом  К.К.  Паленом).  ч.  ІІ.  СПб.,  1910. 
  5. Пален  К.К.  Переселенческое  дело  в  Туркестане.  СПб.,  1910.

 

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий