Статья опубликована в рамках: VI Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы психологии личности» (Россия, г. Новосибирск, 05 апреля 2011 г.)

Наука: Психология

Секция: Общая психология и психология личности

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Рогозян А.Б. К ПРОБЛЕМЕ ВЗАИМОСВЯЗИ СОЦИАЛЬНОЙ И ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ АДАПТАЦИИ ЛИЧНОСТИ // Актуальные проблемы психологии личности: сб. ст. по матер. VI междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2011.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
Выходные данные сборника:


 


К  ПРОБЛЕМЕ  ВЗАИМОСВЯЗИ  СОЦИАЛЬНОЙ  И  ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ  АДАПТАЦИИ  ЛИЧНОСТИ


Рогозян  Алексей  Борисович


аспирант  КубГУ,  г.  Краснодар


E-mailrogozyanchik@mail.ru


 


 


Поиску  путей  оказания  психологической  поддержки  человеку  на  путях  адаптации  к  стремительно  меняющемуся  миру,  систематизации  факторов  риска  развития  дезаптационных  состояний  посвящены  многие  исследования  [2,  3,  5,  10  и  др.].


В  психологии  личности  адаптация  рассматривается  как  приспособление  личности  к  существованию  в  социуме  в  соответствии  с  его  нормами  и  требованиями,  а  также  как  своеобразный  индикатор  потребностей,  стремлений,  мотивов  и  интересов  самой  личности  [10].  Психологическая  адаптация  осуществляется  в  процессе  индивидуального  развития  личности,  ее  социализации,  профессионального  становления.  Она  предполагает  и  социальную  адаптацию,  выступающую  интегральным  показателем  того,  насколько  готова  личность  к  выполнению  необходимых  биосоциальных  функций  и  принятию  социальных  ролей  в  группе,  обществе  [10].


Непосредственно  с  категорией  адаптации  связано  понятие  адаптивности,  отражающее  интегративное  свойство,  характеризующее  степень  психологической  адаптации  личности.  Эта  степень  имеет  несколько  уровней  выраженности,  соответствия  между  целями,  устремлениями  личности  и  достигаемыми  ею  результатами:  уровень  соответствующей  адаптации;  уровень  относительного  несоответствия,  (неадаптивность);  уровень  крайнего  несоответствия  и  отсутствие  возможностей  несоответствия  (дезадаптивность)  [10].


В  психологических  исследованиях  рассматриваются  психологические  механизмы  адаптации,  ее  личностно-психологические  и  мировоззренческие  детерминанты,  а  также  устойчивые  связи  человека  с  окружающей  средой,  определяющие  его  адаптацию,  реакцию,  используемую  в  процессе  адаптации  и  степень  их  эффективности.  Установлено,  что  хорошо  адаптирующегося  человека  отличает  высокая  продуктивность  выполняемой  деятельности,  общая  удовлетворенность  жизнью,  психическое  равновесие  [9].  Отмечается,  что  эффективность  в  значительной  степени  зависит  от  того,  насколько  адекватно  личность  воспринимает  себя  и  окружающий  мир,  свои  социальные  отношения,  насколько  личность  способна  к  изменениям  поведения  в  общении,  профессиональной  деятельности,  бытовой  сфере  и  т.п.  [7].


Методология  системного  подхода  позволила  рассматривать  адаптацию  «как  сложное,  целостное,  полифункциональное  и  полиструктурированное  явление,  что  позволяет  изучать  адаптацию  на  различных  уровнях  обобщенности:  от  самых  общих  описаний  до  описаний  определенных  форм  психической  адаптации  конкретного  субъекта.  В  психологических  исследованиях  адаптации  выделены  две  характеристики,  объединяющие  психофизиологический,  психологический  и  социально-психологический  уровни  адаптации  и  детерминирующие  процесс  адаптации:  психическое  состояние  и  отношение  человека»  [9].  Выделяются  три  уровневых  подструктуры  адаптации:  иерархическая,  координационная  и  подструктура  состояний.  Иерархическая  подструктура  образована  характеристиками  каждого  из  четырех  основных  уровней  организации  состояния:  физиологического,  психофизиологического,  психологического,  социально-психологического.  Психологический  уровень  включает  изменения  психических  функций  и  настроения  человека,  характеристики  поведения. 


Фундаментальные  исследования  посвящены  исследованию  механизмов  психологической  адаптации.  В.А.  Бодров  называет  три  группы  психологических  механизмов  адаптационного  процесса:  общий  психологический  механизм,  свидетельствующий  о  неразрывной  связи  физиологических  и  психологических  процессов;  психические  процессы,  обуславливающие  адаптацию  (когнитивные  процессы,  интеллект,  внимание,  восприятие  и  др.);  личностные  механизмы  адаптации  [9].  Он  отмечает,  что  в  совокупности  личностных  механизмов  адаптации  особое  внимание  исследователей  привлекают  такие  психологические  качества,  как:  интраверсия  -  экстраверсия,  локус  контроля,  свойства  личностной  тревожности,  рефлексия,  лежащая  в  основе  самосознания,  самоосмысливания,  самоактуализации,  саморазвития;  эмоции,  волевые  компоненты  (целеустремленность,  ответственность,  настойчивость,  уверенность  в  действиях);  коммуникабельность.  Особое  значение  в  развитии  адаптации  имеет  мотивационная  сфера  личности,  направленность  мотивов,  их  сочетание  и  степень  активности  [9].  По  мнению  В.А.  Бодрова,  в  структуре  механизма  регуляции  процесса  адаптации  значительную  роль  играют  ее  поведенческие  формы.  Автор  пишет,  что  некоторые  проблемы  поведенческой  адаптации  нуждаются  в  особом  исследовании,  поскольку  оно  является  обязательным  и  часто  самым  главным  компонентом  адаптации  к  деятельности,  особенно  деятельности  профессиональной  [9].


На  основе  анализа  различных  теоретических  подходов  к  проблеме  адаптации  и  совладания  Л.А.  Александрова  [1]  выделяет  психологические  факторы,  повышающие  устойчивость  человека  к  воздействию  психотравмирующих  ситуаций.  В  зависимости  от  доминирующей  в  личности  тенденции  (активность,  самодетерминация  или  следование  привычным  стереотипам  реагирования)  выбирается  стратегия  адаптации:  активное  изменение  ситуации,  активное  самоизменение  или  искажение  общей  картины  ситуации  угрозы  и  представлений  о  себе. 


В  психологических  исследованиях  последних  лет  изучение  влияния  стрессогенных  факторов  на  психологическое  состояние  человека  представлено  разнообразными  исследованиями  [2,  3,  6]. 


В  исследованиях  Б.А.  Ясько  рассматриваются  факторы  риска  развития  профессиональной  дезадаптации  медицинских  работников.  Выделяются:  социальные;  деятельностные;  субъектные  и  индивидно-личностные  факторы  [11,  12].


Крайним  проявлением  профессиональной  дезадаптации  является  синдром  эмоционального  выгорания  (СЭВ).  По  современным  представлениям,  синдром  «эмоционального  выгорания»  –  это  сложный  психофизиологический  феномен,  который  определяется  как  эмоциональное,  умственное  и  физическое  истощение,  возникающее  из-за  продолжительной  эмоциональной  нагрузки.  Последствия  «выгорания»  медицинского  персонала  могут  повлиять  как  на  саму  личность,  так  и  на  профессиональную  деятельность:  ухудшается  качество  работы,  утрачивается  творческий  подход  к  решению  задач,  растет  число  профессиональных  ошибок,  увеличивается  число  конфликтов  на  работе  и  дома,  наблюдаются  переход  на  другую  работу,  смена  профессии  [4].  Выявление  наличия  взаимосвязей  между  психологическими  проявлениями  профессиональной  дезадаптации  и  условиями  рабочей  среды  («трудового  поста»)  может  способствовать  снижению  воздействия  стрессогенных  факторов  на  индивидуальном  и  групповом  уровнях.


Проведенный  теоретико-методологический  обзор  проблемы  позволил  нам  сформулировать  эмпирическую  гипотезу.  Она  состояла  в  предположении:  содержание  и  направленность  взаимосвязей  социальной  адаптации  и  эмоционального  выгорания  медицинских  работников  находятся  под  влиянием  специфики  предмета  профессиональной  деятельности.  На  обоснование  гипотезы  были  направлены  цель  и  задачи  данного  исследования.  Объектом  исследования  определена  личность  в  процессе  ее  социальной  и  профессиональной  адаптации.


Цель  исследования:  рассмотреть  содержание  и  направленность  взаимосвязей  социальной  адаптивности  как  комплексного  свойства  личности  и  эмоционального  выгорания,  как  психологического  индикатора  профессиональной  дезадаптации.


Предметом  исследования  являются  взаимосвязи  социальной  и  профессиональной  адаптации  личности  (на  примере  личности  медицинского  работника).


Организация  исследования.  В  ходе  исследования  применялись  две  методики:  «Опросник  социальной  адаптивности»  О.Г.  Посыпанова  [1]  и  опросник  MBI  в  адаптации  Н.Е.  Водопьяновой  [2]  на  выявление  уровня  эмоционального  выгорания.  Концептуальной  основой  методики  О.Г.  Посыпанова  является  положение  о  социальной  адаптивности  как  комплексном  свойстве  личности.  О.Г.  Посыпанов  выделяет  в  составе  этого  комплекса  три  свойства:  «адаптивность  –  конформность»,  «адаптивность  –  лабильность»,  «адаптивность  –  креативность».  Эти  свойства  обеспечивают  три  разных  способа  организации  социального  взаимодействия  и,  соответственно,  различные  способы  достижения  адаптации  личности.  У  каждого  индивидуума  уровень  сформированности  выделенных  свойств  разный.  Это  обусловливает  различия  в  их  проявлении  в  каждой  конкретной  ситуации,  то  есть  к  одной  и  той  же  ситуации  каждый  человек  будет  адаптироваться  по-своему.  Опросник  MBI  направлен  на  выявление  уровня  эмоционального  выгорания,  и  диагностирует  такие  состояния  личности,  как  деперсонализация,  эмоциональное  истощение  и  редукция  личностных  достижений.  Статистическая  обработка  данных  проведена  с  применением  многофункционального  критерия  углового  преобразования  Фишера  (φ*-критерий),  а  также  метода  линейной  корреляции  Пирсона.


Выборку  испытуемых  составили  врачи  и  медицинские  сестры  санаторно-курортной  и  клинической  сфер  деятельности  г.  Анапа.  Всего  в  тестировании  участвовало  152  респондента,  из  них  58  врачей  и  94  медицинских  сестры.  Выборка  разделена  на  четыре  группы:  врачи  санаторно-курортной  сферы  (n1=31  чел.);  врачи  клинической  сферы  деятельности  (n2=27  чел.);  медицинские  сестры  санаторно-курортной  сферы  (n3=54  чел.);  медицинские  сестры  клинической  сферы  (n4=40  чел.). 


Результаты  и  их  обсуждение.


Установлено,  что  врачи  клинической  и  курортной  сфер  наиболее  подвержены  проявлению  деперсонализации:  высокий  уровень  обнаружили  41,9%  врачей  курортной  сферы  и  44,4%  врачей-клиницистов  (Табл.  1).  Около  четверти  врачей  обнаружили  высокий  уровень  эмоционального  истощения  (22,6%  и  25,9%  соответственно).  Менее  всего  выражена  редукция  достижений.  Более  половины  обследуемых  врачей  не  обнаруживают  этого  состояния,  а  около  30%  обследуемых  имеют  средний  уровень  выраженности. 

         Таблица  1. 

Показатели  синдрома  эмоционального  выгорания  в  обследованных  группах.



Группы  /  уровни


Симптомы  СЭВ


ВРАЧИ


высокий


средний


низкий



абс



%



абс



%



абс



%



Уровни  эмоционального  истощения



n1  (31чел.)


7


22,6


13


41,9


11


35,4



n2  (31чел.)


7


25,9


9


33,3


11


40,7


Различия


φ*=0,29,  т.е.  φэмп.  <  φкр.


φ*=0,68,  т.е.  φэмп.<  φ*кр.


φ*=0,41,  т.е.  φэмп.<  φ*кр.


 


Уровни  деперсонализации



n1  (31чел.)


13


41,9


15


48,4


3


9,7



n2  (31чел.)


12


44,4


9


33,3


6


22,2


Различия


φ*=  0,19,  т.е.  φэмп.<  φкр.


φ*=  1,17,  т.е.  φэмп.  <  φкр.


φ*=  1,32,  т.е.  φэмп.  <  φкр.


 


Уровни  редукции  личностных  достижений



n1  (31чел.)


5


16,1


9


29,0


17


54,8



n2  (31чел.)


5


18,5


10


37,0


12


44,4


Различия


φ*=  0,24,  т.е.  φэмп.<  φкр.


φ*=  0,65,  т.е.  φэмп.  <  φкр.


φ*=  0,79,  т.е.  φэмп.  <  φкр.


МЕДИЦИНСКИЕ  СЕСТРЫ


Уровни  эмоционального  истощения


n3  (54  чел.)


20


37,0


17


31,5


9


31,5


n4  (40  чел.)


19


47,5


12


30,0


9


22,5


Различия


φ*=  1,02,  т.е.  φэмп.<  φкр.


φ*=  0,16,  т.е.  φэмп.  <  φкр.


φ*=  0,98,  т.е.  φэмп.  <  φкр.


 


Уровни  деперсонализации


n3  (54  чел.)


33


61,1


13


24,1


6


14,8


n4  (40  чел.)


18


45,0


16


40,0


6


15,0


Различия


φ*=  1,55,  т.е.  φэмп.<  φкр.


φ*=  1,64,  т.е.  φэмп.  >  φкр.


φ*=  0,02,  т.е.  φэмп.  <  φкр.


 


Уровни  редукции  личностных  достижений


n3  (54  чел.)


13


24,1


22


40,7


5


35,2


n4  (40  чел.)


17


42,5


18


45,0


5


12,5


Различия


φ*=  1,89,  т.е.  φэмп.>  φкр.


φ*=  0,42,  т.е.  φэмп.<  φкр.


φ*=  2,62,  р≤0,001


 


У  медицинских  сестер  показатели  несколько  иные.  Все  симптомы  эмоционального  выгорания  в  этой  профессиональной  среде  имеют  достоверно  более  высокую  выраженность,  чем  в  среде  врачей.  37%  медицинских  сестер  курортной  сферы  и  47,5%  медсестер  клинической  деятельности  имеют  высокий  уровень  эмоционального  истощения.  Деперсонализация  высоко  выражена  у  61,1%  медицинских  сестер  курортной  сферы  и  у  45%  медсестер  клинической  сферы.  Достоверно  более  выражена  редукция  достижений  у  медицинских  сестер  клинической  сферы  (42,5%  против  24,1%  у  медицинских  сестер  курортного  дела;  при  φ*=1,89;  р≤0,001).


Таким  образом,  можно  констатировать,  что  для  врачей  сфера  деятельности  (конкретный  «трудовой  пост»)  не  влияет  существенным  образом  на  процесс  профессиональной  адаптации,  чего  не  скажешь  о  медицинских  сестрах.           Медицинские  сестры  курортной  сферы  более  склонны  к  проявлению  дегуманизации,  а  для  медицинских  сестер  клинической  деятельности  более  характерны  тенденции  к  эмоциональному  истощению  и  редукции  личностных  достижений.


Исследование  личностных  особенностей  социальной  адаптации  показало,  что  в  целом  медицинские  работники  имеют  «профиль»,  близкий  по  показателям  к  типу  «профиля»  низкой  адаптивности  [8].  Преимущественным  ресурсом  достижения  социальной  адаптации  являются  качества  социальной  лабильности  (М=3,02)  и  конформности  (М=2,9).  Социальная  креативность  находится  на  уровне  низких  показателей  (М=2,3).


Анализ  дифференцированно  по  группам  обнаруживает  следующие  особенности:  у  врачей  курортной  сферы  «профиль»  социальной  адаптации  сниженный,  а  главным  ресурсом  достижения  социальной  адаптивности  является  качество  лабильности  (рис.  1).  Врачи-клиницисты  по  сравнению  с  врачами  санаторно-курортной  сферы  имеют  более  развитые  свойства  конформности  (р<0,05)  (рис.  1). 


У  медицинских  сестер  курортной  сферы  «профиль»  социальной  адаптивности  близок  к  «профилю»  врачей,  а  у  медицинских  сестер  клинической  сферы  наиболее  развиты,  по  сравнению  со  всеми  подвыборками,  способности  конформности  (М=3,9).


Рисунок  1.


Примечание:  «*»  -  р<0,05.


Корреляционный  анализ  в  данных  по  подвыборке  врачей  курортной  сферы  показал  достоверную  взаимосвязь  между  качествами  конформности  и  деперсонализацией  (r=0,327),  имеющей,  как  было  отмечено  выше,  в  этой  подгруппе  преимущественно  средне-высокие  показатели.  Иными  словами,  проявление  дегуманизации  в  процессе  деятельности  компенсируется  социальной  конформностью.


У  врачей  клинической  сферы  эмоциональное  истощение  имеет  положительную  взаимосвязь  с  качествами  «конформность»  (r=0,318)  и  «креативность»  (r=0,330),  что  также  можно  рассматривать  как  специфические  компенсаторные  отношения.  Обнаружена  характерная  отрицательная  взаимосвязь  на  уровне  тенденции  (р<0,1)  между  качествами  «лабильность»  и  «креативность»,  с  одной  стороны,  и  редукцией  личных  достижений  –  с  другой  (r=0,294,  r=0,299  соответственно),  что,  учитывая  специфику  расчета  показателей  по  шкале  редукции  достижений,  можно  также  рассматривать  как  явление  психологической  компенсации. 


В  среде  медицинских  сестер  курортной  сферы  аналогичного  рода  корреляционные  отношения  выявлены  по  показателям:  эмоциональное  истощение  –  лабильность  (r=0,213)  и  эмоциональное  истощение  –  креативность  (r=0,232).


В  целом  проведенное  исследование  позволяет  сделать  следующие  выводы:


1.       В  полученных  результатах  получила  частичное  подтверждение  эмпирическая  гипотеза.  Содержание  и  направленность  взаимосвязей  социальной  адаптации  и  эмоционального  выгорания  медицинских  сестер  находятся  под  влиянием  специфики  предмета  профессиональной  деятельности.  В  среде  врачей  существенных  различий  не  установлено.


2.       Если  для  врачей  фактор  трудового  поста  не  влияет  существенным  образом  на  различия  в  проявлениях  симптомов  «выгорания»,  то  в  деятельности  медицинских  сестер,  работа  которых  в  большей  мере  связана  с  обслуживанием  пациентов,  отмечаются  различия.  Медицинские  сестры  курортной  сферы  более  склонны  к  проявлению  дегуманизации,  а  для  медицинских  сестер  клинической  деятельности  более  характерны  тенденции  к  эмоциональному  истощению  и  редукции  личностных  достижений.


3.       Отмечается  низкий  уровень  социальной  адаптивности  медицинских  работников,  причем  особо  выражен  этот  тип  «профиля»  у  врачей  курортной  сферы.  Наиболее  адаптивны  медицинские  сестры  клинической  сферы,  которые  в  достижении  социальной  адаптации  опираются  преимущественно  на  ресурс  конформности,  имеющий  в  этой  среде  средний  уровень  развития.


4.       Проявление  симптомов  «выгорания»  в  значительной  мере  компенсируется  у  медицинских  работников  с  опорой  на  свойства  социальной  адаптивности:  у  врачей  курортной  сферы  в  качестве  такового  выступает  конформность,  которая  снижает  уровень  деперсонализации;  у  врачей  клинической  сферы  это  же  свойство  компенсирует  проявление  эмоционального  истощения,  а  свойства  лабильности  и  креативности  компенсируют  редукцию  достижений.


Полученные  результаты  обусловливают  в  дальнейшем  необходимость  рассмотрения  личностных  особенностей  представителей  данной  профессиональной  среды,  способствующих  или  противодействующих  стресс-устойчивости.


 


Список  литературы:


1.Александрова  Л.А.  Личностные  ресурсы  и  индивидуальные  стратегии  адаптации  студентов  к  условиям  повышенной  опасности  природных  бедствий  и  катастроф  //  2-я  Всероссийская  научно-практическая  конференция  по  экзистенциальной  психологии:  Материалы  сообщений  /  Под  ред.  Д.А.  Леонтьева.  –  М.:  Смысл,  2004.  С.  201-204.


2.Бодров  В.А.  Проблема  преодоления  стресса.  //  Психол.  журнал,  2006.


3.Водопьянова  Н.Е.  Психодиагностика  стресса.  –  СПб.:  Питер,  2009.


4.Водопьянова  Н.Е.,  Старченкова  Е.С.  Синдром  выгорания:  диагностика  и  профилактика.  –  СПб.:  Питер,  2004.  –  384  с.


5.Дикая  Л.Г.  Психическая  саморегуляция  функционального  состояния  человека.  –  М.:  Изд-во  Института  психологии  РАН,  2003.


6.Медведев  В.И.  Адаптация  человека.  –  СПб.:  Институт  мозга  человека  РАН,  2003.


7.Петровский  В.А.  Психология  неадаптивной  личности.  –  М.:  ТОО  «Горбунок»,  1992.


8.Посыпанов  О.Г.  Методика  измерения  социальной  адаптивности  личности.  /  Современная  психология:  Состояние  и  перспективы  исследований:  Часть  2:  Общая  и  социальная  психология,  психология  личности  и  психофизиология,  экономическая,  организационная  и  политическая  психология:  Материалы  юбилейной  научной  конференции  ИП  РАН,  28–29  января  2002г.  –  М.:  Изд–во  «Институт  психологии  РАН»,  М.:  2002.  С.  93–112.,  с.  93


9.Психология  адаптации  и  социальная  среда:  современные  подходы,  проблемы  и  перспективы  /  отв.  Ред.  Л.Г.  Дикая,  А.Л.  Журавлев.  –  М.:  Изд-во  «Институт  психологии  РАН»,  2007.


10.Психология  личности:  Словарь-справочник  /  Под  ред.  П.П.  Горностая,  Т.М.  Титаренко.  –  Киев:  Рута,  2001.


11.Ясько  Б.А.  «Личность  –  деятельность  –  профессиональная  среда»  и  метасистемный  подход.  //  Социальная  психология  труда:  Теория  и  практика.  Том  1.  /  Отв.  ред.  Л.Г.  Дикая,  А.Л.  Журавлев.  –  М.:  Изд-во  «Институт  психологии  РАН»,  2010.  С.  101-120.


12.Психология  личности  и  труда  врача:  Курс  лекций  /  Б.А.  Ясько.  –  Ростов  н/Д:  Феникс,  2005.  –  304  с.

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий