Статья опубликована в рамках: LIV Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 16 ноября 2015 г.)

Наука: Культурология

Секция: Теория и история культуры

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Ратко М.В. КОМПОЗИЦИЯ БУДДИЙСКОГО АРХИТЕКТУРНОГО КОМПЛЕКСА ШВЕДАГОН // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. LIV междунар. науч.-практ. конф. № 11(54). – Новосибирск: СибАК, 2015.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов


 


КОМПОЗИЦИЯ  БУДДИЙСКОГО  АРХИТЕКТУРНОГО  КОМПЛЕКСА  ШВЕДАГОН


Ратко  Марина  Валериевна


канд.  пед.  наук,  доцент 
Мелитопольского  государственного  педагогического  университета  имени  Богдана  Хмельницкого


Украина,  г.  Мелитополь


E-mailmarina.ratko@mail.ru


 


THE  COMPOSITION  OF  BUDDHIST  ARCHITECTURAL  COMPLEX  OF  SHWEDAGON


Maryna  Ratko


candidate  of  pedagogic  Sciences,  Associate  Professor 
of  Melitopol  State  Pedagogical  University  named  after  Bohdan  Khmelnytsky


UkraineMelitopol


 


AННОТАЦИЯ


В  статье  рассмотрены  композиционные  особенности  крупнейшего  буддийского  храмового  комплекса  Мьянмы  Шведагон.  Проанализирована  конструкция  как  ансамбля  в  целом,  так  и  его  центральной  ступы;  выявлена  связь  планировки  комплекса,  его  отдельных  частей  с  бирмано-буддийскими  миропредставлениями  (символикой  мандалы,  бирманской  астрологией  и  т.  п).  Автор  акцентирует  внимание  на  своеобразии  формы  классической  бирманской  ступы-дагобы,  символике  её  отдельных  составляющих,  разнообразии  и  богатстве  убранства  архитектурных  и  скульптурных  форм  ансамбля.


ABSTRACT


The  article  is  intended  to  acquaint  readers  with  the  compositional  characteristics  of  the  largest  Buddhist  temple  complex  of  Myanmar  Shwedagon.  It  describes  the  design  of  both  the  ensemble  as  a  whole,  and  its  central  stupa;  a  connection  between  the  lay-out  of  the  complex,  its  parts  with  the  Burmese-Buddhist  world-outlook  (symbolism  of  the  mandala,  the  Burmese  astrology,  etc.)  is  revealed.  The  author  accentuates  the  originality  classical  bell-shaped  Burmese  stupas,  Dagobah,  the  symbolism  of  its  individual  components,  the  diversity  and  richness  of  the  decoration  of  architectural  and  sculptural  forms  of  the  ensemble.


 


Ключевые  слова:  архитектурный  ансамбль;  Шведагон;  ступа-дагоба.


Keywords:  architectural  ensemble;  Shwedagon;  stupa-Dagobah.


 


Непревзойдённым  образцом  архитектуры  Бирмы,  её  национальной  святыней  является  храмовый  комплекс  Шведагон.  Уже  свыше  двух  тысячелетий  он  ошеломляет  своей  красотой  буддистов  и  путешественников  со  всего  мира.  Несметное  количество  богатств  ушло  на  облицовку  его  центральной  ступы.  Недаром  Редьярд  Киплинг  назвал  эту  пагоду  «сверкающим  чудом»,  а  Сомерсет  Моэм  писал,  что  она  покоряет  не  только  глаза  любого  паломника,  но  и  душу,  «…словно  неожиданная  надежда  в  тёмной  ночи  души»  [5,  с.  438].


Несмотря  на  то,  что  о  существовании  Бирмы  (современное  название  –  Мьянма)  европейцы  знали  ещё  в  эпоху  античности,  первые  попытки  научного  анализа  уникального  архитектурного  наследия  этой  страны,  сформировавшегося  под  влиянием  индийского,  кхмерского,  монского  зодчества,  отслеживаются  с  конца  XIX  –  начала  XX  в  (Ш.  Дюруазель,  И.  Фергюссон  и  др.).  До  этого  (начиная  с  XVI  в.)  описания  бирманских  городов,  храмов,  монастырей,  ступ  (и  в  том  числе  Шведагона)  встречаются  преимущественно  в  дневниках  путешественников  (Р.  Фитч  и  др.).  Серьёзное  изучение  бирманской  национальной  культуры  началось  после  учреждения  Археологического  управления  Бирмы  (20-е  гг.  XX  в.)  и  Департамента  исторических  исследований  (Д.  Люс,  С.  Ожегов,  Н.  Ожегова,  Аун  Тав,  Ма  Танеги,  Д.  Холл  и  др.).


Цель  данной  статьи  состоит  в  освещении  композиционных  особенностей  буддийского  архитектурного  комплекса  Шведагон  и  его  центральной  ступы.


Шведагон  является  крупнейшим  культовым  ансамблем  Мьянмы,  местом  паломничества  буддистов  со  всего  мира.  «Нельзя  представить  себе  Бирму  без  Шведагона,  –  утверждает  известный  исследователь  бирманского  зодчества  Н.  Ожегов.  –  Он  так  же  олицетворяет  собою  Бирму,  как  Московский  Кремль  Россию  или  гора  Фудзи  Японию»  [2,  с.  103].


Легендарная  история  связывает  появление  Шведагона  с  восьмью  волосками  Будды  Гаутамы,  переданными  им  лично  около  2500  лет  тому  назад  двум  бирманским  торговцам  –  Тупасе  и  Бхалику  из  города  Оккала.  По  возвращению  эти  реликвии  были  подарены  ними  царю  Оккалапы  (Нижней  Бирмы),  который  при  помощи  старейшего  их  духов-натов  Суле  нашёл  на  холме  Сингутара  священное  место,  где  хранились  реликвии  предыдущих  будд  (посох  Какусанды,  ситечко  для  процеживания  воды  Конагаманы,  кусочек  одеяния  Кассапы),  и  построил  для  хранения  волосков  специальный  золотой  павильон. 


Первое  же  документальное  упоминание  о  Шведагоне  относится  к  концу  XIV  в.  У  истоков  его  будущей  славы  стояли  властители  монского  царства  Пегу.  Из  дворцовых  хроник  известно,  что  в  1372  г.  король  Хантавади  (Пегу)  Бинья  У  восстановил  ступу  Шведагона,  расположенную  вблизи  рыбацкой  деревушки  Дагон,  он  также  одним  из  первых  «одел»  пагоду  в  золото.  Высота  же  ступы  к  тому  времени  не  превышала  20  м  [2,  с.  104].


Дальнейшее  возвеличивание  Шведагона  связано  с  монскими  и  бирманскими  правителями  (королём  Разадири,  королевой  Шин  Со  Пу  и  её  зятем,  Великим  королём  Дхамазеди  и  др.),  учредившими  традицию  дарения  ему  золота,  вес  которого  равнялся  массе  их  тела.


Современной  высоты  и  относительно  современного  силуэта  Шведагон  достиг  в  период  Конбаунгов.  В  1755  г.  король  Алангпая  после  завоевания  королевства  Мон  позолотил  пагоду  и  переименовал  Дагон  в  Янгон.  В  1774  г.  король  Синбьюшин,  перестраивая  ступу  существенным  образом  в  последний  раз,  довёл  её  до  99-ти  метровой  высоты.  Также,  рядом  с  центральным  объёмом,  вокруг  его  обхода,  были  сооружены  разнообразные  постройки,  поднялась  сама  вершина  холма,  на  которой  возвышается  Шведагон,  террасировались  его  склоны,  возводились  лестницы.  В  XIX  в.  на  подворье  пагоды  были  установлены  два  громадные  колокола  (Сингумин  и  Маха-Тиссада).


Современный  Шведагон  представляет  собой  огромный  храмовой  комплекс,  расположенный  на  территории  общей  площадью  пять  гектар  в  самом  центре  Янгона,  столицы  Мьянмы.  Его  композиция,  подобно  другим  бирманским  сакральным  архитектурным  комплексам,  имеет  чёткие  аналогии  с  мандалой,  воссоздающей  структуру  Вселенной  со  священной  горой  Меру  в  центре.  В  мандале  гора  Меру  окружена  концентрическими  окружностями  горных  хребтов  с  четырьмя  островами,  находящимися  на  главных  осях  и  обращенными  к  странам  света,  океаном,  заполняющим  пространство  между  горами  и  островами,  и  оградой,  представляющей  собой  четырехугольник  в  плане  [1,  с.  16].  Этот  принцип  положен  в  основу  планировки  как  комплекса  в  целом,  так  и  центральной  ступы  и  её  ближайшего  окружения. 


Постройки  Шведагона  стоят  на  прямоугольной  платформе  размером  214×275  м,  вытянутой  из  севера  на  юг  и  приподнятой  над  окружающей  равниной  примерно  на  20  м.  На  платформу  с  четырёх  сторон  ведут  четыре  величественные  лестницы,  ориентированные  по  осям  центральной  ступы,  перекрытые  уступчатыми  крышами  –  заунданами.  Они  символизируют  «выходы  во  Вселенную».


Самая  длинная,  западная  лестница  имеет  175  ступеней.  Она  была  реставрирована  в  1874  г.  одной  их  жён  короля  Таурвади  поэтессой  леди  Мэй.  Самые  короткие  –  южные:  они  имеют  104  ступени.  Стерегут  этот  вход  два  громадных  десятиметровых  каменных  чинте  –  крылатых  льва,  которые  стоят,  высунув  красные  языки  и  обнажив  устрашающие  клыки.  Наиболее  чтимая  лестница  –  восточная.  Рядом  с  ней  установлены  три  каменных  плиты,  на  которых  в  1485  г.  на  языках  бирманском  и  пали  была  высечена  древняя  история  Шведагона.  Северный  вход  примечателен  тем,  что  здесь  сохранились  каменные  древние  перила  в  виде  длинных  крокодилов.  Вероятно,  они  были  изготовлены  ещё  в  1460  г.  во  время  капитального  ремонта  Шведагона,  предпринятого  королевой  Шин  Со  Пу  [3,  с.  30–31]. 


Композиционным  центром  ансамбля  является  ступа  –  Зеди.  Она  представляет  тип  традиционной  бирманской  ступы-дагобы  в  виде  перевёрнутого,  вытянутого  вверх,  состоящего  из  колец  колокола,  который  покоится  на  уступчатом  постаменте  и  увенчан  шпилем.  Она  отличается  благородством  пропорций,  хорошо  проработанными  масштабными  деталями,  умелым  использование  света  и  тени.  Её  общая  высота  –  99,36  м,  диаметр  основы  –  433  м.  Структурно  Зеди  состоит  из  частей,  которые  стали  характерными  для  классических  бирманских  ступ-дагоб:  писсэян  (основание),  каунлан  (колокол),  паунжэ  (тюрбан),  чжамаа  и  чжалаа  (орнамент  из  листьев  лотоса),  хнэпьёбу  (бутон  банана),  ти  (зонтик),  хнэмьяна  (флюгер),  сейнбу  (алмазный  бутон)  [2,  с.  38].  И  вместе  с  тем,  в  отличие,  например,  от  ступ  Верхней  Бирмы,  Шведагон  имеет  более  вытянутый  силуэт,  и  её  части  плавно  и  практически  незаметно  переходят  по  высоте  из  одного  уровня  на  другой.


Уступы  основы  Зеди  (писсэян)  выявлены  нечётко  и  практически  сливаются  друг  с  другом.  Чётко  выделен  только  нижний  уступ  (а)  –  квадратная  основа,  которую  называют  цветочной  платформой  (Рис.  1).  На  ней  около  основного  объёма  храма  кольцом  расположены  64  маленьких  ступы  (по  восемь  с  каждой  из  восьми  сторон  Зеди)  (в),  а  по  осям  поставлены  ещё  4  ступы  несколько  больших  размеров  для  каждой  из  четырёх  сторон  мира.  Между  основным  объёмом  Шведагона  и  «малыми»  ступами  находятся  одни  единственные  ступени,  которые  ведут  в  Большой  храм.


 



Рисунок  1.  Структурные  компоненты  центральной  ступы  Шведагона


 


В  каждом  из  четырёх  углов  верхней  террасы  возвышаются  белые  фигурные  выступы.  На  одном  из  них,  под  золотым  зонтиком,  можно  увидеть  небольшие  золоченые  статуи  мифических  родителей  короля  Оккалапы,  которому  были  подарены  восемь  волосков  Будды  –  короля  Селистиана  и  его  жены  Май  Ламу.  На  противоположной  стороне  на  выступе  находится  небольшая  статуя  их  сына  –  легендарного  основателя  Шведагона.В  работах  бирманского  исследователя  Ма  Танеги  представлена  более  детализированная  дифференциация  основного  объема  Зеди.  Он  выделяет  следующие  её  композиционные  составляющие:  c)  выступы  (Ledges)  –  нижняя  часть  храма,  которая  соединяет  квадратную  платформу  с  основным  круглым  объёмом,  имеет  форму  восьмигранника;  d)  восьмигранные  горные  хребты  (Shi  Hmaunt);  е)  медные  катушки  (Kyee  Wun);  f)  оправа  колокола  (Khaun  Laung  Nar);  g)  сам  колокол  (Khaukg  Laung);  h)  ободок  колокола  (Yin  Zee);  i)  бутон  цветка  (Thabeik  Hmaut)  –  верхняя  часть  колокола,  которая  еще  называется  «перевёрнутая  чаша  милостыни»;  j)  цветочные  веточки  (Pan  Swei);  k)  тюрбан  или  рельефная  оправа  (Hpaung  Yit);  l)  нежные  лепестки  лотоса  (Kyar  Nu);  m)  большие  опущенные  (засохшие)  лепестки  лотоса  (Kuar  Hmaut);  n)  безделушки  или  «стеклянные  шишки»  (Ywei);  o)  ожившие  лепестки  лотоса  (Kyar  Lan);  p)  верхние  нежные  лепестки  лотоса  (Kyar  Nu);  q)  бутон  банана  в  металлической  рамке  (Nget  Pwaw  Bu);  r)  королевский  зонтик  (Hti  Taw);  s)  цветочный  бутончик,  к  которому  прикреплен  стержень  (Sut  Tha  Hpu);  t)  флюгер,  о  котором  ещё  говорят  «где  благородные  птицы  играются»  (Nget  Myat  Nar);  u)  алмазный  бутон  сейнбу  (Sein  Hpoo)  [6,  с.  1]. 


Каждый  из  этих  композиционных  элементов,  как  и  ступа  в  целом  –  глубоко  символичны.  В  буддийской  традиции  ступа  является  символом  Просвещённого  ума  Будды,  которому  можно  делать  подношения  и,  благодаря  этому,  накапливать  позитивные  впечатления  в  уме  –  взращивать  заслугу  и  мудрость  [4].  Различные  её  части  указывает  практикующим  буддизм  путь  к  просветлению  и  символизируют  определённые  этапы  на  этом  пути:  основание  в  форме  квадратного  цоколя  (чувственный  мир)  –  образует  основу  для  просветления;  нижняя  часть  собственно  ступы  от  медных  катушек  до  ободка  колокола  (мир  форм)  –  это  ступа  причин,  символизирующая  причины  для  просветления;  верхушка  ступы  –  от  колец  тюрбана  до  алмазного  бутона  сейнбу  (мир  не-форм)  –  показывает  результат,  т.  е.  само  просветление. 


Существует  также  скрытая  аналогия  между  формой  ступы  и  телом  Будды,  сидящим  в  медитативном  погружении:  квадратная  основа  ступы  –  соответствует  львиному  трону  Будды;  ступени  над  троном  –  представляют  скрещенные  в  позе  лотоса  ноги  Будды;  колокол  можно  рассматривать  как  верхнюю  часть  тела  Будды;  тюрбан,  орнамент  из  листьев  лотоса  и  бутон  банана  –  символизируют  лицо  Будды  и  выпуклость  на  его  голове  (в  индийских  ступах  лицо  Будды  более  определенно  воплощает  маленькая  квадратная  надстройка  –  хармике);  зонтик  ти  –  олицетворяет  королевскую  эмблему;  алмазный  бутон  сейнбу  –  знак  просвещения  Будды;  центральная  ось  ступы  представляет  внутренний  центральный  канал  Будды  [4].


Зеди  полностью  покрыта  золотом  и  инкрустирована  драгоценными  камнями.  Существует  мнение,  будто  на  её  облицовку  ушло  золота  больше,  чем  накоплено  банком  Великобритании  (около  60  т).  Так  как  наиболее  уязвимой  для  стихий  является  верхняя  часть  ступы,  в  1899  г.  Совет  опекунов  Шведагона  принял  решение,  что  вместо  золочения  небольшими  листочками  золота  эта  часть  ступы  будет  обшиваться  квадратными  полосками  золота,  которые  должны  крепиться  к  поверхности  храма  винтами.  Для  этого  были  использованы  золотые  пластинки  размером  30×30  см,  общее  количество  которых  достигает  13  тыс.  Остальную  часть  ступы  покрыли  сусальным  золотом.  (Данная  практика  используется  и  по  день  настоящий.)


Особую  ценность  представляет  верхушка  Зеди  –  шпиль  общей  высотой  13  м  (зонтик  ти,  стержень,  цветочный  бутончик,  флюгер  хнэмьяна).  Согласно  легенде,  её  форму  предложил  сам  Будда:  когда  его  спросили,  какую  форму  должны  иметь  ступы,  он  расстелил  на  земле  монашескую  тогу,  поставил  на  неё  чашу  для  подаяний  и  увенчал  ступу  зонтиком.  Венчающая  часть  ступы  была  подарена  Шведагону  в  1871  г.  королём  Миндоном.  На  её  изготовление  ушло  около  3  тонн  золота.  В  1999  г.  согласно  решению  Совета  поверенных  она  была  обновлена  при  участии  публичных  дарителей.  На  день  сегодняшний  собственно  зонтик  ти  представляет  собой  конструкцию  из  семи  колец,  диаметр  нижнего  из  которых  5  м.  Украшен  ти  4015  колокольчиками  из  чистого  золота,  издающих  под  дуновением  ветра  чарующий  мелодичный  перезвон  [6,  с.  9]. 


По  последним  данным  в  целом  на  декорирование  верхушки  Зеди  было  израсходовано  83,850  кусочков  разных  драгоценностей  [6,  с.  9].  Настоящей  же  «жемчужиной»  ювелирного  искусства  является  стержень  с  прикреплённым  к  нему  флюгером  и  алмазным  бутоном  (сейнбу).  Стержень  изготовлен  из  серебряного  сплава,  а  сейнбу  представляет  собой  золотой  шар  диаметром  27  см  (высота  56  см).  Он  инкрустирован  4  351  бриллиантами  общим  весом  1800  карат.  Самый  большой  из  них  (помещён  в  самой  верхушке,  «корзинке»)  –  76  карат.  Кроме  того,  сейнбу  декорирован  сотнями  сапфиров,  рубинов,  изумрудов,  топазов.  Из  золота  изготовлен  и  флюгер  («знамя»).  Его  вес  составляет  419  кг,  длинна  –  130  см,  ширина  –  76  см.  Он  украшен  1100  бриллиантами  и  1383  другими  драгоценными  материалами.  Россыпь  драгоценных  и  полудрагоценным  камней  составляет  основу  изображенных  на  нём  танцующих  павлинов,  цветов,  ликов  будд  [7,  с.  2]. 


В  зодчестве  и  скульптурном  убранстве  Шведагона  причудливо  переплелись  буддийские  и  национальные  бирманские  мифологические  миропредставления.  На  другом  уступе  основы  ступы  –  «цветочной  платформе»  –  стоят  72  небольших  каменных  храма  со  скульптурными  изображениями  будд  в  средине,  также  увенчанных  ступами.  Они  были  сооружены  на  пожертвования  богатых  дарителей.  Практически  каждый  из  них  охраняют  по  два  чинте  (внизу)  и  по  два  манактхи,  которые  представляют  собой  бирманскую  версию  сфинкса  с  головой  духа-покровителя  –  девада  или  ната.  С  обеих  сторон  арочных  проёмов  храмов  на  страже  также  стоят  святые  с  миловидными  ликами,  в  праздничной  одежде  зеленого  или  голубого  оттенков.  Среди  них  наиболее  почитаемой  является  статуя  небесного  ребёнка.  Она  не  имеет  определённой  символики,  однако  ей  поклоняются  много  женщин,  молясь  и  вкладывая  в  руку  цветы. 


Здесь  же  возвышаются  фигурные  колонны  с  роскошными  золочеными  деревцами  бодхи,  практически  не  оставляя  проходов  теснятся  львы,  слоны,  особо  почитаемые  бирманцами  и  ставшие  частью  буддийского  вероисповедания  духи-наты,  злые  демоны  белю.  Всё  это  «культовое  ожерелье»  покрыто  мозаикой,  позолотой  и  впечатляет  своей  пестротой  и  разностильностью.  Углы  другого  уступа  основы  охраняют  сфинксы  с  человекоподобными  головами  и  раздвоенными  туловищами.  Кроме  того,  на  страже  стоят  и  24  фантастических  льва  чинте  –  по  6  каждой  из  четырёх  сторон. 


Всё  это  разнообразие  архитектурных  форм  и  скульптурных  изображений,  кажущееся  на  первый  взгляд  хаотичным,  также  имеет  определённую  упорядоченность,  связанную  с  религиозными  и  мифологическими  представлениями  бирманцев.  Например,  в  бирмано-буддийской  традиции  особенной  сакральной  силой  наделяется  число  8  –  оно  ассоциируется  с  полнотой,  совокупностью  всех  возможностей  (отсюда  восемь  благих  истин,  восемь  священных  предметов,  восемь  лепестков  лотоса  и  пр.).  Бирманская  астрология  также  основывается  на  числе  8:  она  насчитывает  восемь  планет,  восемь  дней  недели  (при  этом  среда  как  день  рождения  самого  Будды  делится  на  две  части  –  одна  до  обеда,  вторая  после).  Каждой  планете  и  дню  соответствует  определённая  сторона  света,  определённая  птица  и  даже  ученик  Будды.  При  этом  выстраиваются  следующие  цепочки:  Пятница  –  Венера  –  север  –  крот  –  Могаллана;  Воскресенье  –  Солнце  –  северо-восток  –  мифическая  птица  Галон  –  Рахула;  Понедельник  –  Луна  –  восток  –  тигр  –  Коданна;  Вторник  –  Марс  –  юго-восток  –  лев  –  Ревата  и  т.  д.  [2,  с.  114].


Согласно  этому  астрологическому  «компасу»  на  нижнем  уступе  «цветочной  платформы»  рядом  с  храмами  расположены  8  планетарных  столбов,  строго  ориентированных  на  8  сторон  мира,  со  скульптурными  изображениями  учеников  Будды  Гаутамы,  животных,  птиц.  Их  ещё  называют  «Угол  Пятницы»,  «Угол  Воскресенья»,  «Угол  Понедельника»  и  т.  д.  Верующие-буддисты  приносят  к  «своим»  столбам,  которые  определяются  по  дню  рождения,  цветы,  зонтики,  флажки.  При  этом  они  также  поливают  своего  покровителя  водой  в  надежде  на  продление  жизни  и  улучшения  своей  кармы.


Вокруг  центральной  ступы  идёт  традиционный  обход,  который  то  сужается  до  10–12  м,  то  расширяется  до  20–30  м.  Пространство  за  обходом,  вплоть  до  самой  границы  платформы,  заполнено  многочисленными  постройками  разной  формы  и  предназначения:  деревянными  храмами  (тезаунами),  увенчанными  резными  многоярусными  крышами  (пьятта),  выполненными  в  типично  бирманском  стиле;  специальными  постройками  для  отдыха  (зэятами),  ступами,  павильонами  со  скульптурами  натов,  зданиями  Совета  Шведагона,  гонгами  и  пр.  [2,  с.  110].  Над  ними  владычествуют  многочисленные  статуи  Будд:  каменные,  алебастровые,  крохотные  и  колоссальные;  стоящие,  сидящие,  лежащие,  с  беспристрастными  лицами  и  одновременно  завораживающей  улыбкой.  Всё  это  разнообразие  форм  расположено  без  определённого  порядка,  подчиняясь  лишь  двум  правилам:  обход  вокруг  центральной  ступы  и  территория  перед  входами  на  платформу  должны  быть  незастроенными,  обход  ступы  должен  осуществляться  по  часовой  стрелке  (при  этом  в  роли  показчиков  выступают  «планетарные  столбы»).


Определённые  архитектурные  акценты  образуют  ориентированные  по  четырём  сторонам  света  деревянные  павильоны-храмы  (тезауны),  примыкающие  непосредственно  к  платформе  центральной  ступы:  Северный,  Восточный,  Южный,  Западный.  Они  увенчаны  девятиярусными  пьятта  –  крышами  зелёного  цвета,  которые,  уменьшаясь  к  верху,  образуют  характерный  пирамидальный  абрис.  Их  верхняя  часть  напоминает  вытянутую  вверх  макушку,  над  которой  возвышается  ти.  Девять  же  крыш  (обычно  их  было  5  или  7)  свидетельствуют  об  особом  статусе  этих  сакральных  памятников  искусства.  В  средине  каждого  из  тезаунов  находится  статуя  одного  из  четырёх  будд  последней  кальпы,  подаренные  ещё  во  2-й  половине  XVIII  в.  королём  Сингу.  Среди  других  построек  и  скульптурных  форм  выделяются  статуя  Магического  рубина,  ступа  «старшего  брата»  Нондоджи  (где  изначально  хранились  волоски  будды,  пока  не  была  построена  центральная  ступа),  павильон  Следов  Будды,  пагода  чародеев  и  некромантов  с  миниатюрными  человеческими  фигурками  Вейкзы  и  Загай,  небольшая  пагодка  с  «камнем  желания»  перед  входом,  колоритная  статуя  людоедки  Огрес,  возведённая  ещё  королевой  Шин  Со  Пу  в  статус  божества-заступника  и  пр.


Таким  образом,  нами  рассмотрены  композиционные  особенности  архитектурного  ансамбля  Шведагон  –  одного  из  наиболее  значительных  культурно-религиозных  центров  не  только  Мьянмы,  но  и  всей  Юго-Восточной  Азии;  выявлена  связь  его  планировки,  отдельных  частей,  конструкции  центральной  ступы  (Зеди)  с  бирмано-буддийскими  представлениями  об  устройстве  мироздания.  Своеобразным  композиционным  завершением  Шведагона  является  неисчерпаемый  поток  паломников,  буддийских  монахов,  которые  приезжают  в  Янгон  из  различных  уголков  земли,  чтобы  приобщиться  к  запечатлённой  в  золоте  и  драгоценных  камнях  всеобъемлющей  философии  мира  и  любви.


 

Список  литературы:

  1. Искусство  Бирмы.  Альбом  /  Авт.-сост.  Н.  Ожегова.  –  М.:  Изобразительное  искусство,  1979.  –  192  с.,  ил.
  2. Ожегов  С.С.  Архитектура  Бирмы.  –  М.:  Изд-во  «Наука»,  Главная  редакция  восточной  литературы,  1970.  –  197  с.
  3. Рамешева  С.  Страна  золотых  пагод  /  Пер.  с  чеш.  с  сокр.  Е.В.  Сумлёновой  и  Г.В.  Шевалева;  предисл.  С.А.  Симакина.  –  М.:  Мысль,  1987.  –  188  с.,  24  л.  ил.
  4. Тибетские  ступы  –  поле  силы  Будд  [Электронный  ресурс].  –  Режим  доступа.  –  URL:  http://tibet.in.ua/content/view/89/48/
  5. Фар-Бекер  Г.  Искусство  Восточной  Азии  /  Пер.  с  нем.  Бушуева  Ю.С.,  Яшина  Г.А.,  Цымбалова  О.Б.  –  М.,  2007.  –  739  с.
  6. Thanegi  Ma.  Shwedagon  Mystique.  –  Yangon:  Asia  Publishing  House,  2007.  –  53  р.
  7. The  map  of  Swedagon  pagoda.  –  Myanmar:  Yangon  Division,  2014.  –  4  p.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий