Статья опубликована в рамках: XLVII Международной научно-практической конференции «Личность, семья и общество: вопросы педагогики и психологии» (Россия, г. Новосибирск, 15 декабря 2014 г.)

Наука: Психология

Секция: Политическая психология

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Чунихина С.Л., г. К. ОБРАЗ ЧИНОВНИКА: ШЕСТЬ ТИПОВ ВОСПРИЯТИЯ // Личность, семья и общество: вопросы педагогики и психологии: сб. ст. по матер. XLVII междунар. науч.-практ. конф. № 12(47). – Новосибирск: СибАК, 2014.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

ОБРАЗ  ЧИНОВНИКА:  ШЕСТЬ  ТИПОВ  ВОСПРИЯТИЯ

Чунихина  Светлана  Леонидовна

аспирант,  Институт  социальной  и  политической  психологии  Национальной  академии  педагогических  наук  Украины,  Украина,  г.  Киев

E-mail: 

 

THE  OFFICIAL’S  CONFIGURATION:  SIX  EXPERIENCE  TYPES

Svetlana  Chunikhina

post-graduate  student,  Institute  of  Social  and  Political  Psychology  of  Ukrainian  National  Academy  of  Education,  Ukraine,  Kiev

 

АННОТАЦИЯ

Рассмотрены  основные  типы  сформированных  у  граждан  образов  чиновников  с  различной  степенью  их  дегуманизации:  от  минимальной  к  максимальной.  На  основе  анализа  семантической  структуры  образов  выявлены  оптимальные  паттерны  восприятия  с  точки  зрения  эффективного  властно-подвластного  взаимодействия.  Намечены  пути  коррекции  неэффективных  паттернов. 

ABSTRACT

The  main  types  of  citizens’  formed  configurations  of  officials  with  varying  degrees  of  their  dehumanization:  from  minimum  to  maximum.  Based  on  the  analysis  of  the  semantic  structure  of  images,  the  optimal  perception  patterns  in  terms  of  effective  domineeringly  dependent  interaction  are  identified.  Ways  of  correction  of  inefficient  patterns  are  determined. 

 

Ключевые  слова:  образ;  чиновник;  семантическая  структура;  тип  восприятия.

Keywords:  configuration;  officials;  semantic  structure;  perception  type.

 

Политически  значимое  содержание  психики  структурируется  в  виде  представлений,  ориентаций,  познавательных  стратегий,  идей,  перцептивных  образов,  которые  функционируют  как  на  уровне  сознания,  так  и  в  сфере  бессознательного;  в  индивидуальном  и  коллективном  измерениях  психического  [1;  6;  8].  Именно  эти  четыре  вектора  (сознательное-бессознательное,  индивидуальное-коллективное)  формируют  единое  пространство  политико-психологических  исследований,  посвященных  широкому  спектру  проблем  восприятия.  В  частности,  в  политической  психологии  крайне  актуальным  является  вопрос  о  природе  инконгруентности  сознательного  и  бессознательного  уровней  отражения  политических  объектов  [2;  3;  5;  9].  Снять  это  противоречие  позволяет  изучение  образов  как  целостных  феноменов  политически  значимой  психической  реальности.  Структура  образа  задается,  во-первых,  формированием  субъективного  отношения  к  объекту  восприятия,  а,  во-вторых,  индивидуальной  системой  значений  [4;  10].  Поэтому  расшифровка  целостного  психического  образа  требует  применения  методических  приемов,  специфических  для  невербального  и  вербального  уровней  категоризации  [7].

В  экспериментальном  исследовании[1]  образов  чиновников,  которые  конструируются  гражданами  как  вследствие  непосредственного  взаимодействия  с  органами  власти,  так  и  под  влиянием  стереотипов  общественного  мнения,  мы  применили  комбинацию  рисуночных  и  психосемантических  методов.  Респондентам  сначала  было  предложено  изобразить  чиновника,  каким  они  его  представляют,  цветными  карандашами  на  бумаге  (метод  «Психологический  рисунок»),  а  потом  оценить  соответствие  образу  типичного  чиновника  ряда  личностных  характеристик  (модифицированный  «Униполярный  семантический  дифференциал»).

В  результате  эмпирического  исследования  выявлено,  что  образ  чиновника,  конструируемый  на  вербальном  уровне,  имеет  пятифакторную  структуру,  которую  можно  рассматривать  как  частный  случай  вращения  трехфакторного  семантической  модели  социального  восприятия  Ч.  Осгуда.  Кроме  модифицированной,  но  легко  узнаваемой  триады  Оценка-Сила-Активность,  важными  механизмами  формирования  образов  чиновничества  является  стереотипы,  навеянные  литературой.  Эти  стереотипы  формируют  два  отдельных  конструкта,  которые  мы  назвали  «Жадный  богач»  и  «Человек  в  футляре».  Отличительной  особенностью  образа  типичного  чиновника  является  приписывание  ему  скорее  негативных  морально-этических  качеств.  Этот  вывод  следует  из  особенностей  модифицированного  конструкта  «Оценка»,  где  на  полюсе  положительных  коннотаций  присутствуют  черты,  совершенно  не  совместимы  с  ролевыми  требованиями  к  государственным  служащим  (поэтичность,  мечтательность,  творчество).  Итак,  конструирование  образа  чиновника  происходит,  с  одной  стороны,  под  влиянием  литературной  традиции,  а  с  другой  —  по  принципу  «от  противного»,  в  качестве  антипода  другому,  безусловно  привлекательному  образу. 

Центральной  тенденцией  восприятия  чиновника,  которая  фиксируется  на  невербальном  уровне  репрезентации,  является  гуманизация  (очеловечивание,  персонализация)  или  дегуманизация  (сведение  к  нечеловеческому  существу  или  неживому  объекту)  его  образа.  Эта  тенденция  тесно  связана  с  полом  респондентов  (p  <  0,01):  женщины  достоверно  чаще  видят  в  чиновниках  людей,  а  мужчинам,  наоборот,  свойственно  «расчеловечивать»  чиновников,  воспринимать  их  как  представителей  другого  биологического  вида  или  вообще,  неживой  природы.  Жесткое  деление  на  человеческие  и  нечеловеческие  образы  чиновников  градуируется  путем  классификации  всех  изображений  на  шесть  типологических  групп.  Это  (1)  детализированные,  передающие  все  нюансы  индивидуальности  и  характера  образы  людей  (мы  объединили  их  в  тип  восприятия  «Человек»),  (2)  изображения  чиновников-коррупционеров,  «хапуг»  с  явными  признаки  негативного  к  ним  отношения  респондента  (тип  «Деньги»),  (3)  схематичные  человеческие  фигуры  (тип  «Схематичный  человек»),  (4)  представления  о  распределении  власти  между  людьми  в  межличностном  общении  (тип  «Взаимодействие»),  (5)  образы  животных  или  антропоморфных  существ  (тип  «Животное»)  и  (6)  неживые  объекты  и  абстрактные  символы  (тип  «Предмет»).

  Особенности,  которые  фиксируются  в  семантической  структуре  образов  указанных  шести  типов,  затрагивают,  прежде  всего,  представления  о  социальной  силе  и  активности  личности  (статусе,  влиянии,  эргичности  и  т.  п.).  Рассмотрим  их. 

Образ  типа  «Человек»  является  семантически  упрощенным  (имеет  четырехфакторную  структуру)  и  характеризуется  обобщенным  приписыванием  положительных  черт  всем  лицам  с  высоким  социальным  статусом.  Можно  предположить,  что  за  максимальной  гуманизацией  образа  чиновника  кроется  инфантильная  установка  по  отношению  к  власти  и  ее  представителям,  перекладывание  ответственности  на  внешние  («высшие»)  силы,  поиск  социального  покровительства.

Образы  типа  «Деньги»  более  сложные,  в  их  семантике  значительно  меньше  положительных  коннотаций,  связанных  с  представлениями  о  высоком  социальном  статусе.  Характерной  особенностью  респондентов  с  данным  типом  восприятия  является  убежденность  в  том,  что  не  каждый  успех  достигается  тяжелым  трудом  или  талантом,  и  поэтому  должен  почитаться.

В  образе  типа  «Схематический  человек»  присутствует  специфический  конструкт,  который  указывает  на  способность  или  неспособность  к  эмпатии.

Типу  «Взаимодействие»  присуще  восприятие  высокого  социального  статуса  как  источника  тревог  и  социальной  изоляции.

Образы  типа  «Животное»  отличает  однозначно  негативное  отношение  к  представителям  привилегированных  социальных  классов:  чиновников,  богатых  людей,  власть  имущих.  В  этом  смысле  тип  «Животное»  полностью  антонимичен  типу  «Человек».

Для  типа  «Предмет»  характерно  усложненное  восприятие  природы  социального  успеха  и  происхождении  привилегий.  В  структуре  образов  данного  типа  представления  о  незаслуженных  привилегиях  отделены  от  конструкта,  обозначающего  успех,  обусловленный  реальными  достижениями  или  достоинствами.  На  наш  взгляд,  это  наиболее  зрелое  отношение  к  социальной  иерархии,  которое  может  быть  основой  для  эффективного  властно-подвластного  взаимодействия  и  адекватной  гражданской  позиции  в  целом.

Выводы.  Восприятие  конкретных  должностных  лиц,  с  которыми  приходится  взаимодействовать  гражданам,  происходит  при  наличии  предвзятого,  преимущественно  негативного,  отношения  к  чиновничеству  в  целом.

Одним  из  важных  направлений  коррекции  социального  восприятия  в  ситуации  властно-подвластной  взаимодействия  должно  быть  усложнение  не  только  стереотипного  образа  чиновника,  в  частности  в  части  интерпретации  природы  социального  успеха,  привилегий,  финансового  благополучия,  но  и  автостереотипа  гражданина  как  потребителя  государственных  услуг.  Эффективные  паттерны  взаимодействия  граждан  с  уполномоченными  лицами  органов  государственной  власти  должны  исключать,  во-первых,  инфантильную  персонализацию  чиновника,  стремление  установить  с  ним  неформальные  отношения  с  целью  компенсации  собственной  социальной  беспомощности,  а  во-вторых,  генерализацию  негативного  отношения  к  представителям  власти.  Адекватная  гражданская  позиция  в  контакте  с  чиновником  может  базироваться  на  понимании  меры  своей  ответственности  за  результаты  взаимодействия,  из  которого  вытекают  и  закономерные  требования  к  должностным  лицам  в  пределах  объема  их  ответственности.

То  есть,  наиболее  результативным  является  тот  контакт  с  представителями  государственной  власти,  где  потребитель  государственных  услуг  нацелен  на  формализацию  и  рационализацию  общения.  Поэтому  для  выбора  наиболее  адекватного  контекста  для  взаимодействия  с  официальными  лицами  необходимо  проанализировать  особенности  применения  правил  и  норм  формального,  делового  общения  в  ситуации  властно-подвластной  взаимодействия.

 

Список  литературы:

  1. Васютинський  В.О.  Інтеракційна  психологія  влади:  Монографія.  К.,  2005.  —  492  с.
  2. Задонская  И.А.  Власть  как  объект  восприятия  общественным  мнением  //  Актуальные  инновационные  исследования:  наука  и  практика.  —  2011,  —  №  4.  —  С.  11—16.
  3. Образы  государств,  наций,  лидеров  /  Под  ред.  Е.Б.  Шестопал.  М.:  Аспект  Пресс,  2008.  —  288  с.
  4. Петренко  В.Ф.  Психосемантика  сознания.  М:  Изд-во  Московского  университета,  1988.  —  208  с. 
  5. Психический  образ:  строение,  механизмы,  функционирование  и  развитие.  Вторые  международные  Ломовские  чтения.  М.,  —  1994.  —  Т.  1  —  270  с.
  6. Слюсаревський  М.М.  Політична  психологія  як  наука:  предмет  і  проблематика  //  Соціальна  психологія.  —  2009.  —  №  5  (37).  —  С.  3—13.
  7. Фоломеева  Т.В.,  Бартенева  О.М.  Опыт  применения  проективной  методики  «Психологический  рисунок»  в  исследовании  восприятия  социальных  объектов  //  Вестник  МГУ.  Сер.14.  Психология.  —  2000.  —  №  2  —  С.  29—37.
  8. Хазратова  Н.В.  Психологія  відносин  особистості  і  держави:  Монографія.  Луцьк:  РВВ  «Вежа»  Волинського  державного  університету  ім.  Лесі  Українки,  2004.  —  276  с.
  9. Чуніхіна  С.Л.  Особливості  сприймання  громадянами  образу  чиновника:  психосемантичний  аналіз  //  Проблеми  політичної  психології  та  її  роль  у  становленні  громадянина  Української  держави:  зб.  наук.  праць.  К.,  —  2014.  —  Вип.  14.  —  с.  86—97. 
  10. Шмелев  А.Г.  Концепция  систем  значений  в  экспериментальной  психосемантике  /  А.Г.  Шмелев  //  Вопросы  психологии.  —  1983.  —  №  4  —  С.  16—28.

[1]  Исследование  проводилось  на  базе  Днепровского  районного  центра  занятости  г.  Киева,  Национального  аэрокосмического  университета  им.  М.Е.  Жуковского  (г.  Харьков),  Днепропетровского  национального  университета  им.  О.  Гончара.  Опрошен  151  человек  в  возрасте  17—67  лет.

 

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий