Телефон: +7 (383)-312-14-32

Статья опубликована в рамках: LXII Международной научно-практической конференции «Личность, семья и общество: вопросы педагогики и психологии» (Россия, г. Новосибирск, 14 марта 2016 г.)

Наука: Психология

Секция: Психология семьи

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Сысоева Л.В., Петренко Т.В. ПРОБЛЕМА СЕПАРАЦИИ ОТ РОДИТЕЛЕЙ В РУССКОЙ СЕМЬЕ: СОЦИОКУЛЬТУРНЫЙ И ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ // Личность, семья и общество: вопросы педагогики и психологии: сб. ст. по матер. LXII междунар. науч.-практ. конф. № 3(60). – Новосибирск: СибАК, 2016. – С. 126-134.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ПРОБЛЕМА СЕПАРАЦИИ ОТ РОДИТЕЛЕЙ В РУССКОЙ СЕМЬЕ: СОЦИОКУЛЬТУРНЫЙ И ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ

Сысоева Лидия Владимировна

канд. психол. наук, доц. кафедры педагогики и психологии Кубанского государственного аграрного университета,

РФ, гКраснодар

Петренко Татьяна Васильевна

канд. психол. наук, доц. кафедры педагогики и психологии Кубанского государственного аграрного университета,

РФ, гКраснодар

THE PROBLEM OF SEPARATION FROM THEIR PARENTS IN THE RUSSIAN FAMILY: SOCIO-CULTURAL AND PSYCHOLOGICAL ASPECTS

Lidia Sysoyeva

assistant of the Department of Pedagogy and Psychology Kuban State Agrarian University,

Russia, Krasnodar

Tatyana Petrenko

candidate of Psychology, associate professor, Department of Pedagogy and Psychology Kuban State Agrarian University,

Russia, Krasnodar

 

АННОТАЦИЯ

Данная статья посвящена изучению проблемы сепарации от родителей в контексте социокультурных, психологических особенностей русской семьи. Рассматривается зависимость процесса сепарации от особенностей национального характера, самобытного уклада русской семьи, традиционных представлений, воспитательных установок в России. Особая роль в сепарации принадлежит матери, анализируются культурно-исторические причины феномена материнского влияния. Приводятся данные исследования специфики прохождения сепарации от родителей в студенческом возрасте. Авторами подтверждается предположение о наличии определенных созависимых установок у студентов по отношению к родителям, ярче выражены эти установки в диаде «дочь-мать». Формирование определенных ожиданий обусловлено не простыми социально-экономическими условиями, самобытной культурой взаимозависимых внутрисемейных отношений.

ABSTRACT

The article is devoted to studying the problem of separation from parents in the context of socio-cultural, psychological features of Russian families. The article studies dependence of the separation process on the features of the national character, an original life style of Russian families, traditional views, educational facilities in Russia. A special role in the separation belongs to mother. The authors analyze the cultural and historical reasons for the phenomenon of maternal influence and provide the data of the study of the specific features of separating from parents in the student age. The authors confirm the assumption of the presence of certain co-dependent attitudes of students toward their parents. These attitudes are more pronounced in the dyad “mother-daughter”. Formation of certain expectations is due to not just social and economic conditions, but to the unique culture of interdependent relations within the family.

 

Ключевые слова: Инфантилизм, сепарация, «синдром опустевшего гнезда», созависимые отношения, успешная сепарация, зависимая сепарация, конфликтная сепарация, противоречивая сепарация, материнский комплекс.

Keywords: Infantilism, separation, “empty nest syndrome”, a co-dependent relationship, a successful separation, dependent separation, separation of conflict, inconsistent separation, a mother complex.

 

В современном обществе прослеживаются тенденции инфантилизации молодежи: продление периода взросления, низкая мотивация достижений, отсутствие стремления к саморазвитию. Латинское слово infantilis означает детскость. Еще в начале XX века К. Юнг называл состояние людей «безмерно разросшимся и раздувшимся детским садом» [9]. Инфантилизм характеризуется «сбоем» в процессе социализации по причине значительного разрыва между биологическим, психологическим и социокультурным взрослением. Молодой человек не спешит усваивать новые социальные роли, принимать ответственность, он желает жить максимально комфортно, легко, без обязательств.

Одной из причин инфантилизации подрастающего поколения является незавершенная сепарация от родителей. В психологии под сепарацией (от лат. “separates” – «отдельный») подразумевается отделение, а в аспекте межличностных отношений – расставание с человеком, с которым установлены отношения доверия. В частности, это отделение взрослого ребенка от родительской семьи, его становление как отдельной самостоятельной и независимой личности. Успешное завершение сепарации позволяет молодому человеку обрести свою целостность, уникальность, выстроить жизненный путь в соответствии с собственными потребностями, желаниями. Однако в условиях нашей страны есть много препятствующих факторов в завершении сепарации и, как правило, этого завершения в большинстве случаев не происходит (А.Я. Варга, Ю.В. Потапова, В.П. Дзукаева, А.О. Широка, Т.И. Сытько, И.А. Челядинская).

Низкая заработная плата, неопределенность завтрашнего дня, значительные трудности с трудоустройством – перечисленные факторы способствуют развитию материально зависимых отношений молодежи с родителями [11]. Сложность сепарации определяется также нормативным кризисом семьи, когда отделение молодого человека от семьи и начало его самостоятельной жизни ведет к изменению ее структуры, вызывая у всех участников этого процесса острые переживания («синдром опустевшего гнезда»). Препятствует сепарации отсутствие в нашей культуре традиций, церемоний, инициирующих приобретение нового социального статуса, изменение отношения родителей к молодому человеку. И даже такие важные события, как поступление в вуз, начало трудовой деятельности, заключение брака, призыв на военную службу не определяют полного отделения и автономии молодого человека от родительской семьи, так как зачастую сохраняется финансовая и эмоциональная зависимость от родителей.

В итоге то, что так легко дается европейцу (своевременно отделиться от родителей и начать строить собственную жизнь), с большим трудом получается у русского. В алгоритме развития личности на Западе всегда задана точка отсчета для начала самостоятельной, полностью автономной жизни молодого человека. При этом как родители, так и юноша психологически готовы к расставанию и воспринимают это как необходимый атрибут перехода на новый этап жизни, где нет места таким же близким, взаимоподдерживающим, материально зависимым отношениям, как прежде. Другой вектор движения сепарационных процессов в нашей стране связан с самобытной укладом русской семьи, особенностями национального характера.

Можно предположить, что одна из причин проблемной сепарации кроется в общинном образе жизни русского народа. Крестьянские общины, казачьи станицы с определенным общинным укладом жизни, где совместно принимались на сходках решения – весь быт русского народа до начала XX века был пронизан коллективными формами взаимодействия. Советская власть также выстраивала общинную систему, каждый чувствовал себя частью целого, стремился к достижениям ради других, но не ради себя, был носителем идей равенства, братства, справедливости. С этим связаны и определенные черты национального характера, такие как терпеливость, смиренность, покорность, жертвенность.

Одна из западных теорий, трактующая особенности характера, ссылается на практику тугого пеленания младенцев на Руси (М. Мид, Э. Эриксон, С. Горер). «Гореровская теория» представляет русскую душу как «спеленутуюдушу». Таким образом «русские информируют своих детей о необходимости сильной и внешней власти», и младенцы вырастают послушными, терпеливыми и покорными [7]. Подобное объяснение особенностей русского характера не делает нам чести, однако трудно не согласиться, что покорность, терпеливость, многострадальность, извечный поиск защитника, наставника действительно свойственны русскому человеку.

Незавершенность сепарационных процессов в большинстве российских семей, на наш взгляд, является вполне понятным феноменом своеобразных, сложившихся в определенном культурологическом пространстве воспитательных установок, традиций русской семьи. Культура русского народа накладывает отпечаток на семейный уклад жизни, а через него на процесс вхождения детей в мир взрослых. Патриархальность устоев, жесткая иерархия, высокая религиозность и нравственность, идеология послушания младшего старшим – далеко не полная характеристика старорусской семьи. Д.И. Латышина ссылается на основную ценность русского народа – послушание родительской воле, почтение, повиновение и уважение к родителю [6].

Особое значение в русской культуре отводилось матери как первой наставнице, защитнице, кормилице. Человека, достигшего полной зрелости называли «матерый», воспитанный матерью. В народном сознании матери приписывалась мистическая сила, магические знания. У матери была особая связь с ребенком, ее влияние, как считалось, так велико, что и «возродит», и «исцелит», и «погубит». Да и сегодня в клиентской практике психологи часто сталкиваются с темой «материнского проклятья» или «материнского благословения» как помогающего или мешающего фактора, блокирующего развитие личности [3].

Как отмечает А.Я. Варга, роль женщины значительно возросла в новой истории страны, она приобрела определенный статус негласного законодателя, самостоятельность, независимость в решении семейных вопросов. Первая мировая война, гражданская война, вторая мировая, сталинский террор, репрессии – мужчины погибали насильственной смертью, и женщинам приходилось брать ответственность на своих хрупкие плечи, растить детей, выполнять мужскую работу и просто выживать в тяжелейших военных условиях. Та эмоциональная энергия, которая в стабильном благополучном обществе поглощается супружескими отношениями, переносилась в отношения с детьми [1].

Однако образ сильной, повелевающей женщины можно обнаружить и в других, более ранних исторических примерах женского героизма, проявления маскулинных качеств, таких как смелость, бесстрашие, самостоятельность. А.А. Цыбульникова, описывая образ повседневной жизни казачек Кубани в конце XVIII – середине ХIХ века в условиях военного времени, указывает на женскую самостоятельность в решении абсолютно всех хозяйственных вопросов, умение справить как женскую, так и мужскую работу, и даже защитить станицу от набегов горцев [13]. Стоит ли удивляться тому, что женщина сохраняет и в наше время установку негласного матриархата. Сегодня типичная российская семья – это коалиция матери с детьми в центре семьи, и муж на ее периферии, что является причиной формирования созависимых отношений между матерью и ребенком.

Как отмечает В.К. Калиненко, в России формирующая (и кастрирующая) власть женщины над слабым мужчиной – основа «синдрома бабушки или матрешки»: когда властные полномочия передаются по женской линии, а мужчины обесцениваются и выдавливаются из системы [4]. Д. Ранкур-Лаферьер указывает также на наличие материнского комплекса. На его взгляд, проблемы современной России отражают не решенные конфликты доэдипальной стадии, диадных отношений матери и ребенка [5]. Неразрешенные сепарационные конфликты в юношеском периоде обостряют амбивалентную направленность чувств к матери из детства во взрослую жизнь, переносятся на личные отношения с другими, на новый «объект зависимости» [10].

Исследователи отмечают, что процессы сепарации актуальны именно во взаимоотношениях с матерью, которая на самом деле является самым важным законодателем и в юношеские годы (А.Я. Варга, Ю.В. Потапова, И.А. Челядинская, А.О. Широка). Ее влияние велико, эмоциональная связь с детьми не ослабевает, в отличие от отца, отношения с которым в силу различных обстоятельств достаточно дистанцированны, поверхностны, противоречивы.

Исследование, проведенное нами со студентами 1–2 курса Кубанского государственного аграрного университета, подтвердило данную тенденцию. В исследовании приняли участие 135 человек, из них 70 девушек и 65 юношей. Использовались следующие методики: методика И.А. Челядинской «Особенности отношений с родителями»; авторский опросник на определение ведущего типа сепарации в отношениях с родителями.

С помощью методики И.А. Челядинской было выявлено, что функциональная зависимость (фз), моральная ответственность (мо), эмоциональная близость (эб) как у девушек, так и у юношей вышеот матери, чем от отца (рисунок 1).

 

Рисунок 1. Результаты исследования особенностей отношений студентов с родителями (методика И.А. Челядинской)

 

Как видно из диаграммы, по всем значениям девушки «лидируют», проявляя большую зависимость в отношениях, что подтверждается данными опросника на определение ведущего типа сепарации (рисунок 2). Так, у девушек преобладает успешный тип сепарации (усп), и в тоже время, зависимый тип сепарации (зсп), что наблюдается и у юношей. Однако показатели у девушек в проявлении зависимой позиции выше. Противоречивый тип сепарации (псп), как и конфликтный (ксп), не выражен в своих значениях, что косвенно может указывать на благоприятный семейный климат, отсутствие сепарационной активности, а также отсутствие нарушений в детско-родительских отношениях. Но, отметим, у юношей выше показатели конфликтного типа сепарации, они легче идут на конфликт, склонны противостоять давлению, и наоборот, девушки «уходят» от конфликтного способа решения вопросов.

 

Рисунок 2. Специфика сепарации от родителей у юношей и девушек

 

Обобщая полученные данные, можно заключить, что для студентов 1–2 курса, как для девушек, так и для юношей роль родителей остается значимой, особую роль продолжает играть мать, поэтому чаще от матери прослеживается психологическая зависимость (чаще у девушек). С одной стороны, как юноши, так и девушки вполне способны сепарироваться, принимать самостоятельные решения, полагаться на собственное мнение. С другой, с таким же значением и юноши, и девушки проявляют зависимую позицию, причем как от матери (в большей степени), так и от отца, и воспринимают сепарацию как предательство по отношению к родителям. Выявляется «детская позиция» в желании оправдывать родительские ожидания, никогда их не расстраивать, не разочаровывать, быть в ответе за их чувства, всегда сохранять тесные, близкие отношения.

В полемике со студентами 4 курса, завтрашними выпускниками, мы обсуждали вопросы сепарации в аспекте их будущей жизни, создании собственной семьи. Безусловно, студенты хотят отделиться от родителей, жить отдельно, но при этом ожидают родительской помощи в решении квартирного вопроса. Есть установка получать материальную дотацию, рассчитывать на родительскую помощь в вопросах трудоустройства. Они изначально уверены, что в условиях нашей страны ни о какой материальной (а значит и функциональной) сепарации не может быть и речи. Есть определенная установка на получение родительской помощи в воспитании собственных детей, решении бытовых вопросов, что косвенно может указывать на невыстроенность личностных границ, высокую межпоколенную преемственность.

Как правило, родители также готовы продолжать исполнять родительские функции с той же любовью и самопожертвованием. Указанная проблема, на наш взгляд, носит двусторонний характер, родовая общность побеждает здравый смысл способствовать самостоятельности, автономии, а значит и личностной зрелости взрослых детей. Срабатывает первобытная ментальность, имеющая тенденцию удерживаться в «недосепарированном» состоянии в коллективном «нашем» пространстве, где, Я заменено Мы. В такой ситуации только взаимное переосмысление задач взросления, раскрытие личностных ресурсов для новых целей поможет родителям и ребенку разрешить сепарационный конфликт и перейти на новый партнерский уровень взаимодействия.

 

Список литературы:

  1. Варга А.Я. Анализ случая нарушенной сепарации – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://supporter.ru/pages.php?idr=59&id=242&pageid=2.
  2. Вишневский А.Г. Эволюция российской семьи [текст] / А.Г. Вишневский // Экология и жизнь. – 2008.– № 7.
  3. Дефуа Н. Проклятие. Материнское проклятие – [Электронный ресурс]. – Режим доступа:http: //consultante.ucoz.com.
  4. Калиненко В.К. Комплекс Обломова и пути индивидуации в русской культуре / В.К. Калиненко // Журнал практической психологии и психоанализа. – 2010. – № 2.
  5. Классический психоанализ и художественная литература [текст] / под ред. В.М. Лейбина. – СПб.: Питер, 2002. – 448 с.
  6. Латышина Д.И. История педагогики (История образования и педагогической мысли): учеб.пособие [текст] / Д.И. Латышина. – М.: Гардарики, 2005. – 603 с.
  7. Лебедева Н.М. Русский национальный характер – [Электронный ресурс]. – Режим доступа:http: //www.cisdf.org/TRM/TRM1/.
  8. Маленова А.Ю., Потапова Ю.В. Феноменология сепарации: определение проблемного поля исследования / А.Ю. Маленова, Ю.В. Потапова // Вестник Омского университета. Серия «Психология». – 2013. – № 2 – С. 41–48.
  9. Одинцова М.А. Многоликость «жертвы», или немного о великой манипуляции [текст] / М.А. Одинцова. – М.: Флинта – 2010. – 256 с.
  10. Петренко Т.В., Сысоева Л.В. Личностная и ситуативная тревожность в студенческом возрасте как показатель незавершенных сепарационных конфликтов на предшествующих этапах развития // Современная наука: теоретический и практический взгляд: сборник статей Международной научно-практической конференции / Отв. ред. А.А. Сукиасян. – Уфа, 2015. – С. 276–280.
  11. Сысоева Л.В., Петренко Т.В. Стиль семейного воспитания как фактор формирования личностной автономии в студенческом возрасте // Современная наука: опыт, проблемы и перспективы развития: материалы Международной (заочной) научно-практической конференции / Под общ.ред. А.И. Вострецова. – Нефтекамск, 2015. – С. 76–82.
  12. Цыбульникова А.А. Казачки Кубани в конце XVIII – середине ХIХ века: специфика повседневной жизни в условиях военного времени: монография / А.А. Цыбульникова. – Армавир, 2012. – 236 с.
  13. Челядинская И.А. Детско­родительские отношения в студенческом возрасте: процедура создания инструмента исследования / И.А. Челядинская // Психологический журнал. – 2007. – № 1.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом