Статья опубликована в рамках: LII Международной научно-практической конференции «Естественные и математические науки в современном мире» (Россия, г. Новосибирск, 13 марта 2017 г.)

Наука: Биология

Секция: Ботаника

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Ибрагимов А.Ш., Набиева Ф.Х. КУСТАРНИКОВАЯ РАСТИТЕЛЬНОСТЬ НАХЧЫВАНСКОЙ АВТОНОМНОЙ РЕСПУБЛИКИ АЗЕРБАЙДЖАНА // Естественные и математические науки в современном мире: сб. ст. по матер. LII междунар. науч.-практ. конф. № 3(50). – Новосибирск: СибАК, 2017. – С. 23-31.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

КУСТАРНИКОВАЯ РАСТИТЕЛЬНОСТЬ НАХЧЫВАНСКОЙ АВТОНОМНОЙ РЕСПУБЛИКИ АЗЕРБАЙДЖАНА

Ибрагимов Алияр Шахмардан оглы

д-р биол. наук, проф., руководитель отдела «Систематики растений» Института биоресурсов Нахчыванского отделения Национальной академии наук Азербайджана,

Азербайджан, Нахчыван

Набиева Фатмаханум Халид кызы

канд. с.-х. наук, доц., ведущий научный сотрудник отдела «Систематики растений» Института биоресурсов Нахчыванского отделения Национальной академии наук Азербайджана,

Азербайджан, Нахчыван

SCRUB VEGETATION THE NAKHCHIVAN AUTONOMOUS REPUBLIC OF AZERBAIJAN

 

Aliyar Ibragimov

Doctor of Biological Sciences Head of the department "Systematics of plants"

 of the Institute of Bioresources Nakhchivan branch of the National

Academy of Sciences of Azerbaijan, Azerbaijan, Nakhchivan

 

Fatmakhanum Nabiyeva

Candidate of agricultural sciences, docent, Leading researcher of the department

 "Systematics of plants" of the Institute of Bioresources Nakhchivan branch of the National

Academy of Sciences of Azerbaijan, Azerbaijan, Nakhchivan

 

АННОТАЦИЯ

Формирование и развитие богатой, разнообразной флоры и растительности Нахчыванской АР относится к Мезофитовой и Кайнофитовой эрам. В настоящее время флора края представлена 176 семействами, 908 родами и 3 021 видом. Из них 67 семейств, 110 родов и 311 вид относятся к кустарникам. В этом регионе нами установлены 17 типов растительности. Тип кустарниковая растительность нами подразделена на 3 класса формации: листопадные кустарники, вечнозеленые кустарники, укороченные и сросшиеся листные кустарники. Последний класс формации впервые выявлен нами, описано 7 формаций, 10 видов растений кустарников, относящихся к 2 семействам и 7 родам.

ABSTRACT

The development of rich, diverse flora and vegetation of the Nakhchivan Autonomous Republic refers to Mesozoic and Cenozoic era. Is currently of flora represented 176 family, 908 genera and 3021 species. Of these, 67 families, 110 genus and 311 species refers to the shrubs. In this region, we have established 17 types of vegetation. Type shrubby vegetation by us are divided into 3 class formations: deciduous shrubs, evergreen shrubs, the truncated and accreted shrubs. The last class formation us identified for the first time and described 7 formations , 10 species of plants shrubs, belonging 2 family and 7 genera.

 

Ключевые слова: флора; тип растительности; кустарник; вечнозеленые; укороченные; классификация.

Keywords: flora; vegetation type; shrub; evergreen; shortened; classification.

 

Нахчыванская Автономная Республика в орографическом отношении принадлежит к закавказскому нагорью и входит в Азербайджанскую Республику. Территория, занимающая 5,5 тыс. км2, расположена между 38°51'-39°47' с. ш. и 44°46'-46°10' в. д. от Гринвича. Республика граничит с Ираном, Турцией и с Армянской Республикой. Характер рельефа и его расчлененность определяется наличием склонов на территории Зангезурского и Даралагезского хребтов, которые прорезаны многочисленными реками: Восточный Арпачай, Нахчыванчай, Алинджачай, Карадарачай, Гилянчай, Акулисчай и Ордубадчай. Наименьшая точка отмечается в 600 м ст. Зерани Ордубадского района. Наиболее высокие вершины гор Капуджик (3 906 м), Яглудара (3 845 м), Казандаг (3 878 м), Казангельдаг (3 813,5 м), Айычынгыллы (3 765 м) [1, с. 13-138]. Развитие флоры и растительности Нахчыванской АР относится к Мезофитовой и Кайнофитовой эрам [2, с. 25-80; 5; 12, с. 267-274; 13, с. 133; 17; 18]. Климат автономной республики сухой и резко континентальный. Территория отличается довольно богатой и разнообразной флорой и растительностью. В настоящее время флора региона представлена 176 семействами, 908 родами и 3 021 видом [10, с. 7-13]. Из них 67 семейств, 110 родов и 311 вид относятся к кустарникам [4; 6, с. 20-28; 11; 19; 20]. Во флоре автономной республики нами выявлено много цветковых растений, в том числе деревья и кустарники: Pyrus salicifolia, P. oxyprion, Betula pendula, Albizzia julibrissin, Pinus kochianus, Solanum sisymbrifolium, Viscum album, Humulus lupulus, Rosa sosnovskyana, R. afzeliana, R. subafzeliana, R. brotherorum, R. buschiana, R. foetida, Crataegus pontica, C. sanguiena, Tamarix florida, T. oktandra, T. ramosissima и др. [8; 9; 11; 16]. Во время многолетних исследований (1970–2016) было изучено современное состояние, биоэкологические, фитоценологические особенности, состав и структуры, запасы, пути рационального использования и охраны кустарники региона [8; 9; 11; 14; 15].

Кустарниковые формации по экологическим признакам и биологическим особенностям близки к растительности лесов и лугов. Кустарники, связанные с ксерофитной горной растительностью, имеют сходство со степными сообществами. Они встречаются на склонах разной экспозиции и доходят до границ субальпийского и альпийского поясов. Отдельные кустарники: Daphne transcaucasica, Sorbus graeca, Rosa tuschetica, Rbrotherorum, Rbuschiana, Juniperus pygmae, Jpolycarpus, Cotоneaster melanocarpa и др. встречаются в альпийском поясе. Самостоятельные кустарниковые формации образованы как из широколиственных листопадных кустарников, так и из иглолистных вечнозеленых Juniperieta. В некоторых местах развиваются смешанные кустарниковые формации. Обилие растений мезофильного типа в составе кустарников позволяют отнести их к мезофильным кустарниковым лугам. Они широко распространены в Шахбузском, Джульфинском и Ордубадском районах на высоте 1 800-3 000 (3 200) метров, склонах различной крутизны (от 10° до 45°). Относительно большие площади кустарниковых и кустарниково-луговых фитоценозов встречаются в Саккарсучай, Насирвазчай, Алинджачай и Гиланчай, а также в окрестностях сел Кюкю, Коланы, Геджазур (Агбулак), Бойахмед, Лякятаг, Башкенд, Кемюр, Тейваз и др. При классификации кустарников региона нами принят тип растительности с 3 классами формаций, 30 формациями и 50 ассоциаций. Доминанты, субдоминанты и эдификаторы каждой формации указываются в скобках [3]. Название всех таксонов и их авторы уточнены С.К. Черепановым [21].

К классу формации Листопадные кустарники относятся формации: Держидеревовый-полиурусовый шибляк (Paliurus spina-christi Mill.); Сумаховые (Rhus coriaria L.); Караганные (Caragana grandiflora (Bieb.) DC.); Жостеревые (Rhamnus pallasii Fisch. & C.A. Mey., R. cathartica L.); Миндалевые (Amygdalus fenzliana (Frihsch) Lipsky, A. nairica Fed. Takht.); Жимолостные (Lonicera iberica Bieb.); Кизильевые (Cotoneaster melanocarpus Fisch. ex Blytt.); Шиповниковые (Rosa canina L., R. nisami Sosn., R. pimpinellifolia L., R. rapini Boiss. et Bal.); Чингильевые (Halimodendron halodendron (Pall.) Voss.); Чингильево-тамариксовые (Halimodendron halodendron + Tamarix meyeri + T. ramosissima Ledeb.); Курчавниковые (Atrophaxis spinosa L.); Курчавниково-юлгуновые (Atrophaxis spinosa + Tamarix meyeri, T. ramossima); Курчавниково-астрагалево-акантолимоневые (Atrophaxis spinosa + Astracantha microcephala + Acantholimon carelinii); Курчавниково-касатиково-смешанно-кустарниковые (Atrophaxis spinosa+ İris imbricata + Fruticosa); Парнолистниковые (Zygophillum atriplicoides Fisch. et C.A. Mey., Z. fabago L.); Парнолистниково-астрагаловые (Zygophillum atriplicoides+Astracantha microcephala Podlech); Парнолистниково-астрагалево-смешанно-кустарниковые (Zygophillum atriplicoides + Astracantha microcephala + Fruticosa): Кленарники (Acer ibericum Bieb.); Рябиновые (Sorbus greaca (Spash. Lodd. ex Schauer); Барбарисовые (Barbaris vulgaris+B. sphaerocarpa); Гемонокретеровые (Hymenocrater bituminosus Fisch. et C.A. Mey.); Тубулговые (Spirea crenata+ S. hypericifolia); Боярышниковые (Crataegus orientalis Pall. ex Bieb.); Ирговые (Amelanchier ovalis Medik.); Иннабовые (Ziziphus jujuba Mill.); Cмешанно-кустарниковые заросли; Пузырчатковые (Colutea comarovii Takht.).

К классу формации Вечнозеленые кустарники отнесены формации: Можжевельниковые (Juniperus oblongo + J. sabina L. J. Pygmaea + J. polycarpos); Можжевельниково-астрагалевые (Juniperus oblongo + J. sabina + J. pygmaea + J. polycarpos+Astracantha microcephala Podlech); Можжевельниково-астрагалево-курчавниковые (Juniperus oblongo + J. sabina + J. pygmaea + J. polycarpos + Astracantha microcephala + Atrophaxis spinosa); Можжевельниково-астрагалево-смешанно-кустарниковые (J. pygmae+ J. polycarpos + Astracantha microcephala + Fruticosa); Эфедровые (Ephedra distachya + E. procera + E. equisetina+E.aurantia); Эфедрово-гемонокретеровые (E. procera + Hymenocrater bituminosus).

Класс формации Укороченные и сросшиеся листные кустарники представлены формациями: Камфоросмовые (Camphorosma lessingii Lİtw.); Соляноко-лосниковые (Halostachys caspica (Pall.) C.A. Mey.); Сарсазановые (Halocnemum strobilaceum (Pall.) Bieb.); Сведовые (Suaeda dendroides Moq.); Солянковые (Salsola ericoides Bieb., S. dendroides, S. nodulosa (Mog.) İljin); Ежовниковые (Anabasis eugeniae İljin, A. aphylla L.); Можжевельниковые (Juniperus polycarpos C. Koch).

В формацию Иглолистные кустарники (Junipereta) входят нижеуказанные ассоциации: астрагалово-разнотравно-можжевельниковые (Juniperus polycarpos + J. pygmaea, Astracantha microcephala + A. lagurus + разнотравье), эспарцето-астрагалово-можжевельниковые (J. pygmaea + J. polycarpos + Onobrychis cornuta + Astracantha microcephala); эфедрово-разнотравно-можжевельниковые (J. pygmaea+Ephedera procera + разнотравье); таволгово-кизильники (Berberis vulgaris + Coteneaster melanocarpa + C. hypericifolia + S. crenata); астрагалово-кизилово-черешневые (Serasus incana + Coteneaster melanocarpa + C. integrrima + Astragalus gudrathi + A. strictifolius +A. cephalus + A. insidiosus + A. uran), ассоциации образованные Juniperus oblonga, J. pygmaea, J. polycarpos. Высота J. oblonga в лесах достигает 5–7 м, а его кустарниковая форма имеет высоту 2–3 метра. Фитоценозы данной ассоциации широко распространены на среднекаменистых южных склонах. Вышеназванные виды можжевельниковых кустарников встречаются и самостоятельно. В локальной форме они встречаются довольно часто. В частности, вид Jpygmaea в окрестностях сел Зарнатун и Хынзирек Шахбузского района занимает свыше 550–600 га площади. Отдельными пятнами они встречаются на склонах гор Кюкюдаг, Кекдаг, Капуджик, Шихюрду, Демирлидаг, Араджыгдаг, Лякятагдаг, Коладаг, Салвартыдаг, Батабата и Биченака. На высоте 2 000–2 800 метров над уровнем моря, преимущественно на северо-восточных и юго-западных склонах в составе можжевельниковых фитоценозов в небольшом количестве отмечены: Lonicera caucasica, Ephedra procera, Amygdalus fenzliana, Rhamnus pallasi, Coteneaster melanocarpa, Festuca airoides, Polygala anatolica. Иногда на южных склонах встречаются небольшими группами Amygdalus fenzliana, A. nairica и некоторые виды шиповников: Rosa canina, R. sosnovskyana, R. pomifera, R. floribunda. В обоих случаях здесь представлены многолетние травянистые растения: Phlomis tuberosa, Astragalus lagurus, Prongos ferulacea, Festuca pratensis, Lathyrus pratensis, Nepeta buschii, Plantago saxatilis, P. media, Serratula radiata, Ajuga genevensis, Peducularis sibthorpii, Rhinanthus vernalis и др., придающие можжевельниковым ценозам ксеромезофитный характер. В состав можжевельниковых кустарников входят также эфемеры и эфемероиды.

Рассмотрим смешанные листопадные кустарники. Очень пестрые по составу листопадные кустарники и кустарнички на послелесных участках и склонах гор, в долинах рек и увлажненных местах образуют в локальной форме мелкие полидоминантные, а иногда монодоминантные заросли. Эти заросли отмечены, в частности, в окрестностях сел Агбулак, Коланы, Арафса, Бист, Билав, Тиви, Тейваз, Насирваз, Бойахмед, Башкенд, Бузгов на высоте 2 400–2 500 метров. В зависимости от плодородия, влажности, механического состава и видов почв, особенности рельефа, преобладают различные кустарниковые фитоценозы. В их формировании помимо эдификаторов принимают участие высокорослые травянистые растения. Проективное покрытие в кустарниках достигает 80–100 %, чаще же оно равно 50–60 %. Здесь можно выделить многочисленные варианты листопадных кустарников, такие как розово-боярышниковые (Rosa spinosissima + Rcanina + Rfloribunda + Crataegus orieantalis + C. pseudoheterophylla); боярышниково-рябиново-гордовиновые (Vibirnum lantana + Sorbus persica + S. boisserii + Crataegus orientalis + C. pentagyna); ивово-облепиховые (Hyppophae rhamnoides + Salix caprea); миндально-жимолостево-розовые (Rosa canina + Lonicera iberica + Amygdalus fenzliana). Виды Rosa nisami, R. canina, Hyppophae rhamnoides, Viburnum lantana, Astracantha microcephala, A. strictifolius, A. karjaginii, A. mesitis, A. finitimus, Crataegus orientalis, C. kyrtostyla, C. pseudoheterophylla, Libonotis transcaucasica и др. образуют местами чистые заросли, чаще же доминирует 2–3 вида, создавая смешанные кустарниковые заросли. Таволгово-кизилево-барбарисовые (Berberis vulgaris + Cotoneaster melanocarpa + Spiraea hypericifolia, S. crenata); астрагалово-кизилево-черешневые (Сerasus incana + Coteneaster melanocarpa + C. integerrima + Astracantha oleifolia + A. gudrathi + A. strictifolius + A. microcephala + A. insidiosus + A. uraniolimnicus).

Для Нахчыванской АР нами выделено 35 видов шиповника Rosa L., большинство из которых встречаются в составе лугов, лесов и кустарников. Низкорослые виды Rnisami, Rrapini, Rspinosissima и др. образуют самостоятельные заросли. Высота отдельных кустов достигает 1–1,5 м. В шиповниковых зарослях отмечено 30–35 видов цветковых растений. На обследуемой территории нами обнаружены и новые высоковитаминные виды шиповника: R. brotherorum, R. sosnowskyana, R. kazarjani, R. pomifera, R. buschiana. Из них 3 вида являются кавказскими эндемиками. В высокогорной зоне широко распространена Viburnum lantana, достигающая высоты 2–2,5 м. Она образует непроходимые заросли на опушках лесов, во влажных ущельях, лощинах и на северных склонах. Как компонент участвует в сложении смешанных кустарниковых фитоценозов. В составе сообществ участвуют Salix caprea, Sphlomoides, Swilhelmsiana, Pyrus salicifolia, Rosa sosnovskyana, а на открытых участках в эти заросли входят Berberis vulgaris, Biberica, Bdensiflora, Crataegus caucasica и виды рода Rosa [11; 16]. На территории региона растения рода Боярышник насчитывается 20 видов: Crataegus pentagyna, C. monogyna, C. orientalis, C. pseudoheterophylla, C. meyeri, C. caucasica, C. kyrtostila и др. В зависимости от экологических условий и местообитания они представлены и как деревья, достигая высоты 6–8 м, и как кустарники, высота которых иногда достигает 3–4 метров. Наиболее широко распространен Crataegus caucasica, Corientalis, образующий преимущественно на горных склонах разреженные заросли с полидоминантным травянистым покровом. По фитоценологической структуре и экологическим условиям они близки к описанным выше гордовиновым зарослям [11; 19, с. 292-293].

В высокогорной зоне встречается 2 вида таволги: Spiraea crenata и Shypericifolia. Оба вида произрастают в виде групп на лесных опушках, между ксерофитными кустарниками, в светлых лесах, на сухих каменистых склонах. Иногда образуют заросли на площади 500–1 000 м2. Декоративность и медоносность таволговых зарослей делает их ценными в хозяйственном отношении. Как неприхотливые к воде растения они могут использоваться для предохранения склонов от эрозии [11; 16].

Из 85 видов астрагалов флоры Нахчыванской АР два вида в высокогорной зоне представлены в кустарниковой форме (Astracantha gudrathi, A. strictifolius) и три в форме полукустарников (Astracantha insidiosa, A. microcephala, Astragalus uraniolimneus). Эти виды образуют как самостоятельные кустарниковые фитоценозы, так и смешанные с другими кустарниками. В последние годы нами выявлено 5 видов из этого рода. Листопадные кустарники играют большую роль в народном хозяйстве, в частности в сельском хозяйстве. Будучи одним из основных поставщиков фруктов, витаминов для пищевой промышленности, а также лекарственного сырья, они служат плодородной и питательной площадью для выпаса скота, а также заготовки из высокотравной растительности силоса и сенажа [15; 19].

Следующая для рассмотрения группа растений – укороченные и сросшиеся чешуелистные кустарники. На низменной части, предгорьях, среднегорьях и верхнегорных частях автономной республики имеются многочисленные кустарники, полукустарники, кустарнички и полукустарнички. Они во всех аспектах отличаются от листопадных и иглолистных кустарников. Наиболее характерные особенности имеют кустарниковые растения полупустыни и пустыни. Эти растения резко отличаются своими мясистыми стеблями, укороченными, а также супротивными чешуевидными листьями и ветвями. У некоторых кустарников листья незаметные, сросшиеся в сочные чашеобразные 2-лопастные влагалища. При классификации растительного покрова включение их в вышеуказанные классы формаций было невозможно и неверно. Поэтому считали целесообразным выделить отдельный класс формации – Укороченные, сросшиеся чешуелистные кустарники и кустарнички [11]. Такие фитоценозы образуют: Calligonum aphyllum, Halostachys caspica, Halocnemum strobilaceum, Suaeda microphylla, S. dendroides, Salsola glauca, S. dendroides, S. ericoides, S. camphorosma, S. cana, S. nodulosa, S. takhtadshjanii, Anabasis eugeniae, A. brachiata, A. aphylla и др. Перечисленные виды растений занимают значительные площади и образуют большие формации с многочисленными ассоциациями и группировками. Они являются страховым кормовым фондом для скота на пастбищах в зимний период.

 

Список литературы:

  1. Азизбекова Ш.А. Геоморфология Нахичеванской АССР. – М.: Гос. науч.-техн. изд. литературы по геологии и охране недр, 1961. – С. 13–198.
  2. Богачев В.В. Геологический очерк Азербайджана. – Баку, 1926. – С. 25–80.
  3. Быков Б.А. Доминанты растительного покрова Советского Союза // АН Каз. ССР. – Т. I–III. – Алма-Ата: Наука, 1960, 1962, 1965. – 314 с.; 316 с., 436 с.
  4. Гаджиев В.Д., Ибрагимов А.Ш., Мовсумова Ф.К. Состав экобиоморф в растительности Нахичеванской АССР // Известия АН Азерб. ССР. Сер. биол. наук. – Баку, 1986. – № 3. – С. 20–28.
  5. Гроссгейм А.А. Анализ флоры Кавказа // Тр. Бот. Инст. АзФАН. – Баку, 1936. – Т. I. – 256 с.
  6. Гроссгейм А.А. Флора Кавказа. – Баку: Изд. АэФАН, 1939-1967. – ТТ. I–VII.
  7. Ибрагимов А.Ш., Набиева Ф.Х., Пириев М.З. Акация шелковая – Albizzia julibrissin Durazz. Новый вид флоры Нахчыванской Автономной Республики Азербайджана: сб. Международной научно-практической конф. «Естественно-научные исследования и народное хозяйство». – Воронеж, 2015. – С. 19–23.
  8. Ибрагимов А.Ш., Ибрагимов Б.Ш., Мамедов Г.М. Два новых вида для флоры Нахичеванской АССР // Бот. журн. – Л.: Наука, 1983. – Т. 68. – № 10.
  9. Ибрагимов A.Ш., Мамедов Г.М., Ибрагимов Б.Ш. Новые виды рода Rosa (Rosaceae) во флоре Нахичеванской АР // Бот. журн. – Л.: Наука, 1982. – Т. 67. – № 6.
  10. Ибрагимов А.Ш., Набиева Ф.Х., Ибрагимова А.М. Новые таксоны водно-болотной растительности Нахчыванской Автономной Республики Азербайджана // Вестник науки и образования». – Россия, Иваново: ООО «Олимп», 2016. – № 10 (22). – С. 13–15.
  11. Ибрагимов А.Ш. Растительность Нахчыванской Автономной Республики и ее народнохозяйственное значение. – Баку: Элм, 2005. – 230 с.
  12. Касумов М.А., Ибрагимов А.Ш. Виды рода Tamarix L. Новые красильные растения Азербайджана // Известия АН Азерб. ССР. Сер. биол. наук. – Баку: Элм, 1988. № 2.
  13. Касумова Т.А., Амиров Г.А., Ибрагимов A.Ш. Запасы плодов видов Crataegus L. в Нахичеванской АССР // Раст. Ресурсы. – Л.:, 1991. – № 2.
  14. Каталог ископаемых растений Кавказа / Под. ред. А.А. Колаковского. – Тбилиси, МЕЦНИЕРЕБА, 1973. – Ч. I. – С. 267–274.
  15. Криштофович А.Н. Третичная флора залива Корфа // Материалы по геологии и полезные ископаемые Дального Востока. – Вып. 62. – 1933. – С. 133.
  16. Набиева Ф.Х., Ибрагимов А.Ш. Флора и опустынивания аридных территорий (Кура-Араксинской и Приараксинской низменности). –  Нахчыван: Tusi nəşr., 2010. – 240 с.
  17. Палибин И.В. Нижне-олигоценовая флора горы Даррыдаг в бассейне реки Аракса. Из флоры и систематики высших растений. – Баку, 1947. – 23 с.
  18. Прилипко Л.И. Растительные отношения в Нахичеванской АССР. – Баку: Аз ФАН СССР, 1939. – 196 с.
  19. Талыбов Т.Г., Ибрагимов А.Ш. Таксономический спектр флоры Нахчыванской Автономной Республики (Высшие споровые, голосеменные и покрытосеменные). – Нахчыван: Аджами, 2008. – 350 с.
  20. Флора Азербайджана: ТТ. I–VIII. – Баку: Изд. АН Азерб. ССР, 1950-1961.
  21. Черепанов С.К. Сосудистые растения России и сопредельных государств (в пределах бывшего СССР). – СПб.: Мир и семя-95, 1995. – 992 с.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом