Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XLIII-XLIV Международной научно-практической конференции «Экспериментальные и теоретические исследования в современной науке» (Россия, г. Новосибирск, 12 августа 2019 г.)

Наука: История

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Серебрякова С.Г. ИЗМЕНЕНИЕ ВОСПРИЯТИЯ СТРАН ЗАПАДА ЯПОНИЕЙ (XVII – НАЧАЛО XX вв.) // Экспериментальные и теоретические исследования в современной науке: сб. ст. по матер. XLIII-XLIV междунар. науч.-практ. конф. № 13-14(39). – Новосибирск: СибАК, 2019. – С. 9-13.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ИЗМЕНЕНИЕ ВОСПРИЯТИЯ СТРАН ЗАПАДА ЯПОНИЕЙ (XVII – НАЧАЛО XX вв.)

Серебрякова Светлана Георгиевна

студент 2 курса магистратуры Восточного факультета Санкт-Петербургского государственного университет,

РФ, г. Санкт-Петербург

CHANGING IN JAPANESE PERCEPTION OF THE WESTERN COUNTRIES (XVII – EARLY XX)

 

Svetlana Serebryakova

second year Master’s degree student of the Faculty of Oriental studies of Saint Petersburg State University,

Russia, Saint Petersburg

 

АННОТАЦИЯ

Темой данной статьи является восприятие Японией стран Запада. В данном случае понятие «Запад» включает в себя не только страны Европы, но также США и Россию. Актуальность работы заключается в том, что с течением времени Япония по-разному смотрела на эти страны, что было связано с разным уровнем её развития.

ABSTRACT

The topic of this article is Japanese perception of the Western countries. The notion West here means not only the European countries but also the USA and Russia. The relevance of the article concerns with the fact that in the course of time Japan looked at these countries in different ways, which was connected with the different level of its development.

 

Ключевые слова: Япония, русско-японская война.

Keywords: Japan, Russo-Japanese war.

 

До прихода к власти Императора Мэйдзи (Мэйдзи, 明治) в 1868 году Япония проводила политику добровольной самоизоляции, Сакоку, что буквально означает «страна на цепи» (Сакоку, 鎖国).Это было связано с запретом миссионерской деятельности христианских проповедников, которая, по мнению сёгунов (сё:гун, 将軍), угрожала независимости страны. В Японию приезжали христианские миссионеры, проводившие проповеди. Христианские идеи нашли отклик в душах многих японцев. По мнению японского правительства бакуфу (бакуфу, 幕府), иноземная религия, в которую обращалось всё больше японцев, представляла не меньшую опасность, чем огнестрельное оружие, которое тоже попадало на архипелаг из стран Европы. 

 Также необходимо понимать, что XVI век – период активной колонизации Азии европейцами. Японские правители осознавали опасность возможной колонизации Японского архипелага. Именно поэтому  в XVI-XVII веках был принят ряд законов, в частности, «…в июне 1657 г. Хидэёси издал указ, предписывающий всем миссионерам под угрозой смертной казни покинуть страну в течение 20 дней» [1, C.225]. Дальнейшие указы 1633-1636 годов сильно ограничивали внешние связи с европейцами. Единственным местом в Японии, куда могли прибывать европейцы (англичане и голландцы), была гавань близ Нагасаки [1, C.226]. Также японцы под страхом смерти не имели права покидать территорию своей страны. В истории есть несколько известных японцев, которые вследствие кораблекрушения попали в Россию. Например, купец из г. Осаки Дамбэй Татэкава (Дэмбэй,伝兵衛), который попал в Петербург во время правления Петра I. Он был принят Российским Императором. Несмотря на усилия России по возращению японца на Родину, Дэмбэй всю оставшуюся жизнь прожил в Петербурге, где ему дали учеников для обучения их японскому языку. Также известен японец Дайкокуя Кодаю (Дайкокуя Ко:даю:, 大黒屋 光太夫), который удостоился аудиенции Императрицы Екатерины  II. Дайкокуя Кодаю, в отличие от его предшественников, удалось вернуться в Японию, где его не лишили жизни, и он смог поделиться своими воспоминаниями о России. Однако такие случаи были единичны, и являлись исключением, а не правилом.

В то время Япония фактически отгородилась от внешнего мира. В Японию также был запрещён ввоз иностранных книг, в которых было любое упоминание христианства.  Культурные контакты были сведены к минимуму.  Таким образом, не только Япония стала фактически закрыта для Европы, но и информации о Европе доходило до Страны восходящего солнца крайне мало, а простой японец не знал о Европе вообще ничего.

Более чем через два столетия Япония была вынуждена открыть свою страну, так как за это время отстала в развитии от европейских держав. В середине XIX века Страна восходящего солнца подписала неравноправные Ансэйские договоры с некоторыми иностранными державами, в том числе с Англией, США, Россией. Японский народ впервые за много лет столкнулся с европейцами. Для Японии подписание подобных договоров означало дипломатическое поражение, так как японские порты открывались для иностранных судов, а также на территории страны иностранцам гарантировалось право экстерриториальности [2]. Со стороны западных держав таких уступок сделано не было.

В это время в Японии происходит реставрация власти Императора. Событие вошло в историю под названием Реставрация Мэйдзи (Мэйдзи исин, 明治維新). С приходом к власти Императора Мэйдзи началось ускоренное развитие страны.  Были реформированы практически все сферы общественной жизни. Произошло усиление экономики и армии, стабилизация политической жизни, проведение демократических реформ, в частности, введение парламентской системы и конституции. Более того, следует сказать, что в то время происходит европеизация японского общества. В моду начинает входить западное платье, также происходит заимствование технических новшеств. Во второй половине XIX века Европа виделась японцам неким ориентиром в развитии. Тем не менее, несмотря на это, японцы никогда не стремились отказываться от своей национальной идентичности.

Все введённые меры, очевидно, поспособствовали усилению государства, и к концу XIX века Япония осознала, что у неё достаточно сил, чтобы больше не быть связанной неравноправными договорами с Великими, как тогда говорили, державами Запада, в число которых входили США, Великобритания, Франция и Россия. Смотря на европейцев, японцы испытывали чувство унижения. В конце XIX одним из признаков развитой державы было наличие колоний. У Японии, которая некоторое время назад сама избежала участи колонии, зависимых территорий не было. Однако мэйдзийская Япония была достаточно развита, чтобы изменить порядок в Восточной Азии. В том, что у западных держав есть колонии, Япония видела некоторую несправедливость. Японцы начинают чувствовать, что они достойны иметь столько же колоний, сколько европейцы. Страны Европы больше не являются  для них непререкаемым авторитетом и примером для подражания.

Движимая желанием встать в один ряд с державами Запада, Япония начинает вырабатывать курс на экспансию.  Направлением экспансии был выбран Китай, который в то время был чрезвычайно ослаблен вследствие непрекращающихся внутриполитических  кризисов, а также Опиумных войн. Более того, Япония длительное время заимствовала у Китая его достижения цивилизации, и теперь ей было непросто осознать, что её культурный донор был повержен Великобританией.  В 1894 году Япония развязала против Китая войну, которая закончилась сокрушительным поражением Срединного государства в 1895 году. В это время Запад впервые обращает внимание на изменение геополитической обстановки в регионе и усиление Японии. Однако Япония, воодушевившись своими успехами в войне против Китая, начинает подготовку ко второй войне, на этот раз с Россией, ввиду русско-японских противоречий относительно сфер влияния в Маньчжурии и Корее.

Перед самой войной в Японии была развернута антироссийская пропаганда. «Для этого были использованы газеты правительственной ориентации, привлечены семь профессоров Токийского университета во главе с Томидзу Хирото, а также руководители политических и финансовых кругов»[3, С.273].  Как следствие, в японском обществе стали преобладать антироссийские настроения. «Осенью 1903 г. русский посланник в Токио барон Розен отмечал, что войны с нами жаждет весь японский народ, пожертвования текут со всех сторон…»[4, C.27]. Даже европейцы нерусского происхождения пытались дистанцироваться от русских, чтобы не стать мишенью неприязни. В феврале 1904 года православный священник Николай Японский, находящийся в то время в Японии, делает такие записи: «Как начинают иностранцы чуждаться русских! … Один немец на своем доме прямо-таки выставил доску с надписью по-японски: «Я не русский»» [5, C.22].

Как отмечает в своей книге Наоко Симадзу, в самом японском обществе были распространены два взгляда на войну. Первый, так называемый цивилизационный подход, разделяемый большинством, «… наделял Японию всемирной исторической миссией борьбы в качестве «цивилизованной нации» от лица Запада с варварской Россией, которая угрожала миру во всем мире» [6, C.159]. Этот подход соответствовал стремлению Японии занять место в ряду развитых держав.  Одержав победу в этой войне, японцы окончательно утвердились в своём видении мира, и в том, что они могут победить представителей европеоидной расы.

Таким образом, за несколько столетий Япония прошла сложный путь восприятия иностранцев, в частности европейцев. Начав в XVII закрываться от иностранцев, Япония в середине XIX столетия была вынуждена открыть свои гавани для более развитых, в том числе и в военном отношении, стран. Благодаря грамотным реформам страна сумела развиться и к концу XIX века рассматривала страны Запада уже как равных себе.

 

Список литературы:

  1. Под редакцией Стрельцова Д.В. История Японии. – М.: Издательство «Аспект Пресс», 2015. – 560 с.
  2. Ансэйские договоры (Ансэй гокакоку дзё:яку, 安政五か国条約) / https://kotobank.jp/word/%E5%AE%89%E6%94%BF%E4%BA%94%E3%81%8B%E5%9B%BD%E6%9D%A1%E7%B4%84-1502637 (дата обращения: 09.08.2019).
  3. Накамура Синтаро. Японцы и русские: из истории контактов;  пер. с яп. В.Я. Салтыкова. – М.: Прогресс, 1983. – 303 с.
  4. Сенявская, Е.С. Психология войны в ХХ веке: исторический опыт России.– М.: РОССПЭН, 1999. – 382 с.
  5. Дневники святого Николая Японского: в 5 т. /сост. К. Накамура. Т. V. – СПб.: Гиперион, 2004. – 960 с.
  6. Shimazu, Naoko. Japanese society at war: death, memory and the Russo-Japanese war. – Cambridge: Cambridge university press, 2009. – 335 с
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом