Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XXXIX-XL Международной научно-практической конференции «Вопросы современной юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 25 августа 2014 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: Проблемы философии права

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Давлетшина А.М. ФИЛОСОФСКО-ПРАВОВОЕ ОСМЫСЛЕНИЕ ЮРИДИЧЕСКОГО ОПЫТА Г. Д.ГУРВИЧЕМ // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по матер. XXXIX-XL междунар. науч.-практ. конф. № 7-8(39). – Новосибирск: СибАК, 2014.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

ФИЛОСОФСКО-ПРАВОВОЕ  ОСМЫСЛЕНИЕ  ЮРИДИЧЕСКОГО  ОПЫТА  Г.  Д.ГУРВИЧЕМ

Давлетшина  Анна  Маратовна

аспирант  кафедры  онтологии  и  теории  познания  Департамента  философии  УрФУ  им.  первого  Президента  России  Б.Н.  Ельцина,  РФ,  г.  Екатеринбург

E-maildavletshina.anna@gmail.com

 

G.D.  GURVICH’S  INTERPRETATION  OF  LEGAL  EXPERIENCE  FROM  PHILOSOPHICAL  AND  JUDICIAL  POINT  OF  VIEW

Davletschina  Anna

post-graduate  student  of  the  chair  of  ontology  and  epistemology,  UrFU  (Ural  Federal  University)  named  after  the  first  President  of  Russia  Boris  Yeltsin,  Russia,  Yekaterinburg

Работа  выполнена  при  финансовой  поддержке  УрФУ  в  рамках  реализации  Программы  развития  УрФУ  для  победителей  конкурса  «Молодые  ученые  УрФУ»

 

АННОТАЦИЯ

В  статье  рассматривается  понимание  юридического  опыта  как  особого  вида  опыта,  предлагаемое  известным  социологом  и  правоведом  Г.Д.  Гурвичем.  По  его  мнению,  правоведение  (или  «догма  права»),  юридическая  социология  и  философия  права  базируются  на  общем  фундаменте  —  специфическом,  юридическом  опыте,  который  только  и  может  позволить  постичь  правовую  действительность.  Несмотря  на  эту  общность,  каждая  из  них  по-своему  рассматривает  и  интерпретирует  этот  специфический  вид  опыта.  В  итоге  он  делает  вывод,  что  необходимо  заново  методологически  осмыслить  юридический  опыт,  в  котором  объединились  бы  различные  его  интерпретации. 

ABSTRACT

The  paper  discusses  specific  legal  experience  interpretation  elaborated  by  a  prominent  sociologist  and  law  researcher  G.D.  Gurvich.  In  his  opinion,  the  general  basis  of  the  Law  (in  other  words  “the  dogma  of  law”),  Juridical  Sociology  and  Philosophy  of  Law  include  specific  legal  experience,  and  it  is  the  experience  that  allows  law  reality  understanding.  Irrespective  of  the  general  foundations,  each  field  of  study  considers  and  interprets  this  specific  kind  of  experience  in  its  own  way.  G.D.  Gurvich  concludes,  that  new  methodological  approach  to  legal  experience  understanding  should  be  created  comprising  various  interpretations  of  the  phenomenon. 

 

Ключевые  слова:  опыт;  правовой/юридический  опыт;  правовая  реальность;  плюралистическая  философия  права.

Keywords:  experience;  law/legal  experience;  legal  reality;  pluralistic  Philosophy  of  Law. 

 

Разработка  понятия  «опыт»  имеет  важное  философско-методологическое  значение  для  целого  комплекса  гуманитарных  наук.  При  этом,  как  отмечают  многие  исследователи,  опыт  относится  к  наименее  ясным  понятиям,  которыми  располагают  науки.  Большое  количество  его  определений  лишь  подтверждает  этот  тезис.  Например,  известный  философ  Х.-Г.  Гадамер,  анализируя  опыт  по  отношению  к  наукам  о  духе,  отзывался  следующим  образом  о  нем:  «Понятие  опыта  относится,  на  мой  взгляд,  как  бы  парадоксально  это  не  звучало  —  к  числу  наименее  ясных  понятий,  какими  мы  располагаем»  [2,  c.  409].  Данное  понятие  имеет  важное  методологическое  значение  не  только  для  философских  наук,  но  и  для  наук  о  праве.

С  позиции  правового  или  юридического  опыта  возможен  совершенно  новый  взгляд  на  мир  права  или  на  правовую  реальность.  Данное  понятие  может  служить  инструментом  для  рассмотрения  целого  ряда  правовых,  политических  и  исторических  феноменов.  Например,  для  изучения  специфического  правового  опыта,  который  человечество  приобрело  в  связи  с  таким  феноменом  как  геноцид.  Имея  адекватное  понятие  «правового/юридического  опыта»,  можно  анализировать  не  только  правовые  факты  и  практики,  но  и  правовые  переживания  и  эмоции,  тем  самым  понимая  более  глубоко  роль  правосознания,  различные  современные  формы  существования  права,  ожидания  субъектов  права  от  государства.  Более  того,  хорошо  разработанное  понятие  «правового/юридического  опыта»  (в  методологическом  плане)  необходимо  юристам  для  понимания  правовой  реальности,  в  которую  включен  каждый  субъект  права.

Сложность  такого  вида  опыта,  его  значимость  для  целого  комплекса  правовых  наук,  хорошо  понимал  социолог,  философ  и  правовед  Г.Д.  Гурвич.  Он  является  автором  единственной  работы,  посвященной  юридическому  опыту  —  «Юридический  опыт  и  плюралистическая  философия  права»  (1936)  [3]. 

В  первую  очередь,  Г.Д.  Гурвич  известен  как  социолог.  При  рассмотрении  правовой  действительности  он  активно  использует  методы  и  понятия  социологии.  Он  начинает  исследование  правовой  реальности  с  выделения  в  качестве  первичных  элементов  этого  мира  не  индивидов,  а  формы  социабельности  (существование  человека  в  обществе),  через  которые  проявляется  также  плюрализм  права.  Последний  предполагает,  что  в  обществе  существует  не  один,  а  несколько  «центров  юридического  опыта»,  и  поэтому  все  попытки  изучить  право  с  монистических  позиций  заранее  обречены  на  неудачу.  Опыт  —  многоаспектен,  его  нельзя  рассматривать  в  качестве  простой  схемы.  Как  только  опыт  заключен  в  определенные  рамки,  он  сразу  теряет  свою  «живость»  и  пластичность.  Право  —  это  не  воля  законодателя,  не  закон,  не  идеальная  норма,  социальный  факт  или  психологический  феномен.  Оно  включает  в  себя  все  выше  указанное,  при  этом  объединяя  составляющие  элементы  в  нечто  большое,  чем  они  есть  по  отдельности.  Гурвич  предлагает  новый  взгляд  на  правовую  жизнь,  где  каждая  социальная  группа  автономно  от  других  создает  свое  право,  а  социальная  жизнь  с  ее  противоречиями  приводит  к  появлению  некоторого  баланса  сил,  который  характеризует  систему  права  отдельно  взятого  общества.  Право  существует  для  Гурвича  не  только  на  уровне  государственной  нормативно-правовой  системы,  но  и  на  более  глубоких  уровнях  социальной  действительности  и  доступно  познанию  в  рамках  непосредственного  юридического  опыта.

По  его  мнению,  правоведение  (или  «догма  права»),  юридическая  социология  и  философия  права  имеют  один  общий  фундамент  —  специфический,  юридический  опыт,  с  помощью  которого  можно  понять  правовую  действительность.  Несмотря  на  эту  общность,  каждая  из  них  по-своему  рассматривает  и  интерпретирует  этот  специфический  вид  опыта.  «Противоположность  взглядов,  по  нашему  мнению,  ясно  указывает  на  то,  что  понятие  опыта  определенно  крайне  неудовлетворительным  способом  и  в  своем  содержании  предполагает  наличие  множества  смысловых  значений»  [3,  с.  223].  Он  делает  вывод,  что  проблема  юридического  опыта  должна  изучаться  современными  правовыми  науками.

Г.Д.  Гурвич  считает,  что  единственным  источником  знания  может  быть  лишь  опыт.  Отсюда,  можно  сделать  вывод,  что  не  существует  науки  об  обществе,  основанной  на  каком-либо  другом  источнике.  Нельзя  забывать,  что  хотя  знания  исходят  из  опыта,  последний  представляет  собой  очень  сложный  для  описания  феномен.  Гурвич  даже  сравнивает  его  с  древнегреческим  чудовищем  Протеем,  который  исчезал  при  попытке  схватить  его:  «он  (опыт)  ускользает  от  нас,  когда  мы  думаем,  что  поймали  его,  мы  глупцы,  если  думаем,  что  проникли  в  его  секреты,  мы  его  пленники,  если  считаем,  что  свободны  от  него  хотя  бы  на  миг»  [1,  c.  16]. 

Несмотря  на  «ускользающий»  характер  опыта,  исследователь  все  же  пытается  «схватить»  его  основные  черты.  Он  выделяет  два  уровня  опыта  —  поверхностный  и  глубинный.  Поверхностный  уровень  состоит  в  осознанном  конструировании  понятий  на  основе  получаемых  человеком  опытных  данных.  Глубинный  уровень  опыта  задан  человеческому  сознанию  априорно,  до  всякого  познания,  и  представляет  собой  непосредственный  спонтанный  опыт,  воспринимаемый  через  интуицию.  Глубинный  уровень  опыта  предстает  в  качестве  «непосредственного  интегрального  опыта»  [1,  с.  16]  Важно  понимать,  что  опыт  и  его  данные  не  ограниченны  сферой  чувственного,  но  простираются  также  в  сферу  идеального,  в  мир  «духовных  значений»,  что,  несомненно,  сближает  его  с  другим  известным  русским  правоведом  Н.Н.  Алексеевым.  Гурвич  расширяет  границы  классической  интерпретации  понятия  «опыт».  Далее  толковать  опыт  и  формы,  в  которых  он  осуществляется,  как  что-то  застывшее,  статичное  и  неподвижное  —  невозможно.  Они  обладают  динамичностью  и  никогда  в  социальной  практике  себя  полностью  не  выражают.

При  рассмотрении  юридического  опыта,  Г.Д.  Гурвич  отмечает  еще  один  важный  момент  изучаемого  феномена.  Правовая  действительность,  по  своей  сути,  коллективная.  Это  отличает  ее  от  религии  или  морали,  где  на  первый  план  выходит  обычно  индивидуальное  переживание  действительности.  Поэтому  можно  сделать  вывод,  что  «юридический  опыт  является  одним  из  видов  непосредственного  коллективного  опыта  —  особой  формы  интегрального  опыта,  в  рамках  которого  воспринимается  как  духовное,  так  и  чувственное  и  который  противопоставляет  себя  всяческому  конструктивному  и  рассудочному  опыту,  и  особенно  научному  опыту»  [3,  с.  261]. 

Указание  на  коллективный  характер  опыта  не  означается,  что  все  элементы  этого  опыта  обладают  признаком  коллективности.  В  повседневном  опыте  юристов,  судей  и  других  работников  суда,  истцов  и  т.  д.,  можно  отметить,  что  юридический  опыт  выступает  в  качестве  бессознательной  основы  всех  их  действий. 

Через  разнообразие  юридического  опыта  выражается  также  многообразие  и  динамичность  справедливости  как  смыслообразующего  начала  права.  Для  него  юридический  опыт  состоит  в  коллективном  признании  нормативных  фактов,  через  которые  в  определенной  социальной  среде  осуществляется  тот  или  иной  аспект  справедливости.  Поэтому  нормативные  факты  и  доминирующая  над  ними  идея  справедливости  непосредственно  воплощают  в  себе  юридический  опыт,  который  служит  опосредующим  звеном  между  эмоционально-волевым  восприятием  ценностей  и  интеллектуально-логическим  восприятием  логических  принципов,  и  только  через  такой  опыт  становится  возможным  постижение  правовой  действительности.  Сущность  права  с  этой  точки  зрения  заключается  в  примирении  коллективных  ценностей  и  индивидуальных  интересов,  и  для  этого  в  процессе  своей  жизнедеятельности  социальное  целое  спонтанно  вырабатывает  регулятивные  механизмы,  которые  Гурвич  называет  нормативными  фактами. 

Справедливость  расположена  на  границе  двух  систем  ценностей:  трансперсональной  и  эмпирической,  и  двух  сфер  действительности:  моральной  и  правовой.  Из  трансперсональной  системы  ценностей  справедливость  черпает  безусловность,  императивность  своих  требований;  из  эмпирической  —  свою  действенность  и  значимость  и,  таким  образом,  становится  способной  оказывать  действенное  влияние  на  общественную  жизнь  и  человеческое  поведение.  Сущность  права  с  этой  точки  зрения  заключается  в  примирении  коллективных  ценностей  и  индивидуальных  интересов  в  аспекте  справедливости.  Важный  момент:  справедливость  в  сфере  юридического  опыта  не  является  неизменным  элементом  и  меняется  вместе  с  правовой  действительностью.

Понятие  правового/юридического  опыта  занимает  важное  место  в  науках  о  праве.  Оно  многогранно,  обладает  рядом  особенностей  (например,  коллективностью,  пластичностью,  многоуровневостью),  включено  в  обыденную  жизнь,  но  при  этом  в  методологическом  плане,  на  что  обращал  внимание  Г.Д.  Гурвич,  остается  неуловимым. 

 

Список  литературы:

  1. Антонов  М.В.  Мир  права  Г.Д.  Гурвича  //Гурвич  Г.Д.  Философия  и  социология  права.  Избр.  соч.  СПб.,  2004  —  848  с.
  2. Гадамер  Х.-Г.  Истина  и  метод.  Основы  философской  герменевтики.  М.:  Прогресс,  1988  —  704  с.
  3. Гурвич  Г.Д.  Философия  и  социология  права:  Избр.  соч.  СПб.,  2004.  —  848  с.

 

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий