Статья опубликована в рамках: XXXIX-XL Международной научно-практической конференции «Вопросы современной юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 25 августа 2014 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: Уголовное право

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Бабичев А.Г. КОРЫСТЬ КАК ОДИН ИЗ МОТИВОВ КВАЛИФИЦИРОВАННОГО УБИЙСТВА // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по матер. XXXIX-XL междунар. науч.-практ. конф. № 7-8(39). – Новосибирск: СибАК, 2014.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

КОРЫСТЬ  КАК  ОДИН  ИЗ  МОТИВОВ  КВАЛИФИЦИРОВАННОГО  УБИЙСТВА

Бабичев  Арсений  Георгиевич

канд.  юрид.  наук,  докторант  кафедры  уголовного  права  Казанского  (Приволжского)  Федерального  университета,  РФ,  г.  Казань

E-mail: 

 

SELF-INTEREST  AS  ONE  OF  MOTIVES  THE  QUALIFIED  MURDER

Arseniy  Babichev

LLD  Candidate,  Department  of  Criminal  Law,  Kazan  (Volga  Region)  Federal  University,  PhD  (Law),  Russia,  Kazan

 

АННОТАЦИЯ

Автор  дает  характеристику  корысти,  выступающей  в  качестве  основного  мотива  преступного  поведения  предусмотренного  п.  «з»  ч.  2  ст.  105  УК  РФ,  раскрывает  природу  убийства  совершаемого  по  найму,  исследует  вопросы  квалификации  и  дифференциации  уголовной  ответственности  за  убийство  из  корыстных  побуждений. 

ABSTRACT

The  author  gives  the  characteristic  of  self-interest  acting  as  the  main  motive  of  criminal  behavior  of  the  provided  item  "z"  of  h.  2  art.  105  of  the  Criminal  code  of  Russian  Federation,  open  the  nature  of  murder  committed  on  hiring,  investigates  questions  of  qualification  and  differentiation  of  criminal  liability  for  murder  from  mercenary  motives.

 

Ключевые  слова:  убийство;  корысть;  квалификация;  дифференциация;  совокупность  преступлений;  мотив;  цель;  наказание.

Keywords:  murder;  self-interest;  qualification;  differentiation;  set  of  crimes;  motive;  purpose;  punishment.

 

По  существу  неясно,  почему  среди  обстоятельств,  отягчающих  наказание  (ч.  1  ст.  63  УК  РФ),  перечень  которых  является  исчерпывающим,  не  заняли  своего  «достойного»  места  такие  мотивы  преступлений,  как  корыстные  и  хулиганские  побуждения,  которые  содержатся  в  ч.  2  ст.  105  УК  РФ  (п.  п.  «з»,  «и»)  и  в  ряде  других  статей  Особенной  части  УК  РФ,  предусматривающих  ответственность  за  квалифицированные  виды  ряда  преступлений,  или  включенных  в  основные  составы  преступлений  в  качестве  конструктивных  признаков  субъективной  стороны.

Для  начала  обратимся  к  опыту  других  стран  по  рассматриваемому  вопросу.  Согласно  §  2  ст.  148  УК  Польши,  простое  убийство  становится  тяжким,  если  оно  совершается  «в  результате  мотивации,  заслуживающей  особого  осуждения»  [8],  а  по  УК  Италии  (ч.  1  ст.  77),  —  если  таковое  совершается  «из  низменных  или  неуважительных  побуждений»  [7].

Значимая  роль  среди  «низменных»  мотивов  убийства  принадлежит  корыстным  побуждениям.  «По  силе  своего  казуального  воздействия  на  личность,  по  динамической  способности  вызывать  активность  этот  мотив  не  имеет  себе  равных  и  может  уступать  разве  что  половому  инстинкту...  Свое  особое  развитие  корысть  получает  в  условиях  капиталистического  общества,  когда  накопительство  осуществляется  ради  самого  накопительства,  когда  в  невиданных  размерах  осуществляется  централизация  производства  и  концентрация  капитала»  [2,  с.  42]. 

Капитал  —  это  самый  сильный  негативный  стимул  к  противоправному  общественно  опасному  поведению.  «Корысть  причиняет  больше  всего  зла  на  земле  и  часто  порождает  преступления,  причем  наиболее  тяжкие»  [2,  с.  42].  Если  в  советском  уголовном  праве  корысть  была  поставлена  на  первое  место  среди  обстоятельств,  отягчающих  ответственность  за  убийство  (п.  «а»  ст.  102  УК  РСФСР  1960  г.  [10])  и  обстоятельств,  отягчающих  наказание  (ст.  47  УК  РСФСР  1926  г.  [9]),  то  в  УК  РФ  1996  г.  она  указывается  лишь  в  п.  «з»  ч.  2  ст.  105  даже  не  в  «чистом  виде»,  а  в  сочетании  с  другими  обстоятельствами  (убийство  «по  найму,  а  равно  сопряженное  с  разбоем,  вымогательством  или  бандитизмом»),  а  в  ч.  1  ст.  63  УК  РФ  среди  обстоятельств,  отягчающих  наказание,  как  отмечалось,  она  отсутствует. 

«Корысть»  следует  понимать  как  «выгоду,  материальную  пользу»  [3,  с.  298].  Как  справедливо  отмечает  Б.С.  Волков,  «накопительство,  стяжательство,  жажда  наживы  и  т.  п.»  есть  «крайние  формы  проявления  эгоизма  по  поводу  материальных  благ»  [2,  с.  45].  В  быту  и  в  уголовном  праве  «понятие  корысти  имеет  и  более  широкое  значение  —  им  (этим  понятием)  обозначают  всякое  стремление  к  получению  какой-либо  материальной  выгоды,  пользы»  [2]. 

«Корысть»  —  сложное,  многослойное  негативное  социальное  явление  и  понятие,  имеющее  различные  по  степени  низменности  качества  и  оценки,  нередко  отражающие  тесную  связь  преступного  поведения  с  личностью  субъекта  этого  поведения,  различную  степень  выраженности  в  нем  социальной  опасности  совершенного  им  из  корыстных  побуждений  преступления  и  его  личности.

К  корыстным  побуждениям,  в  которых  отражается  степень  низменности,  нравственной  ущербности,  а  значит,  и  степень  опасности  преступления  и  личности  преступника,  можно  отнести:

1.  стремление  к  наживе,  жажду  обогащения  «про  запас»  даже  за  счет  нечестно  полученной  прибыли,  страсть  к  накопительству  [3,  с.  384],  «ненасытную»  жадность,  стяжательство  [3,  с.  777],  как  проявление  специфической  черты  личности  преступника,  отразившейся  в  совершенном  преступлении,  —  высшую  степень  корыстолюбия  и  наиболее  опасную  форму  корыстных  побуждений;

2.  желание  любого  иного  незаконного  получения  чужой  собственности  либо  приобретения  материальной  выгоды,  пользы  от  преступления,  —  среднюю  или  обычную  форму  проявления  корысти;

3.  стремление  в  результате  совершения  преступления  избавиться  от  нужды,  иных  материальных  затруднений,  выйти  из  бедственного  положения,  в  котором  лицо  оказалось  в  силу  стечения  тяжелых  жизненных  обстоятельств,  —  самую  низкую  ступень  и  степень  проявления  корысти  (материальной  заинтересованности)  в  преступлении,  где  доминируют  объективные  условия  затруднительной  ситуации  при  формировании  мотива  принятия  решения,  а  не  корыстолюбие,  как  негативное  свойство  личности  преступника.

Согласно  п.  11  Постановления  Пленума  Верховного  Суда  РФ  от  27  января  1999  г.  №  1,  как  убийство,  совершенное  из  корыстных  побуждений  рассматривается  «убийство,  совершенное  в  целях  получения  материальной  выгоды  для  виновного  или  других  лиц  (денег,  имущества  или  прав  на  его  получение,  прав  на  жилплощадь  и  т.  п.)  или  избавления  от  материальных  затрат  (возврата  имущества,  долга,  оплаты  услуг,  выполнения  имущественных  обязательств,  уплаты  алиментов  и  др.)»  [6].  Здесь  отражены  лишь  общие  признаки  для  всех  корыстных  преступлений.  Это  —  желание  (стремление,  побуждение),  получить  материальную  «выгоду»  или  «избавиться  от  необходимых  затрат»  в  результате  совершения  определенного  негативного  (преступного)  деяния.

Речь  идет  об  особой  общественной  опасности  преступления  и  личности  преступника,  так  как  материальный  интерес  преступника  превалирует  над  жизнью  —  самым  важным  и  бесценным  благом  человека.  Автор  предлагает  законодателю  предусмотреть  в  ч.  3  ст.  105  УК  РФ  такой  особо  квалифицированный  вид  убийства,  как  его  «совершение  из  корыстных  побуждений  или  по  найму»,  исключив  этот  признак  («убийство  из  корыстных  побуждений  или  по  найму»)  из  п.  «з»  ч.  2  ст.  105  УК  РФ.

Необходимо  предусмотреть  в  ч.  1  ст.  63  УК  РФ  в  качестве  отягчающего  наказание  обстоятельства  «совершение  преступления  из  корыстных  побуждений,  то  есть  из  желания  незаконного  получения  чужой  собственности  или  приобретения  в  результате  совершения  преступления  материальной  (имущественной)  выгоды,  пользы  или  избавиться  от  материальных  (имущественных)  затрат,  либо  из  иных  корыстных  побуждений».

Далее  во  втором  абзаце:

«В  качестве  обстоятельства,  отягчающего  наказание,  указанного  в  данном  пункте  настоящей  статьи,  не  может  быть  признано  совершение  преступления  из  стремления  избавиться  от  нужды,  выйти  из  тяжелого  материального  затруднения  или  бедственного  положения,  в  котором  лицо  оказалось  в  силу  стечения  тяжелых  жизненных  обстоятельств».

С.В.  Павлуцкая  считает,  что  «не  основанные  на  гражданско-правовых  отношениях  материальные  требования  потерпевшего  (например,  карточный  долг),  послужившие  мотивом  убийства,  не  могут  квалифицироваться  по  п.  «з»  ч.  2  ст.  105  УК  РФ»  [4,  с.  19].  Это  является  верным,  так  как  требования  потерпевшего  материального  характера  к  будущему  убийце  или  «заказчику»  убийства  незаконны,  и  убийство  совершается  из  мести  за  них,  хотя,  разумеется,  материальный  интерес  «должника»  присутствует.  Поэтому  доминирующим  мотивом  указанного  убийства  необходимо  признать  месть  за  незаконные  материальные  требования,  преследования  и  угрозы  со  стороны  потерпевшего.

Э.Ф.  Побегайло  считает,  что  «убийство  из  корысти  является  тягчайшим  преступлением.  При  таком  убийстве  особенно  ярко  проявляются  такие  отрицательные  черты  личности  преступника,  как  крайний  эгоизм  и  частнособственнический  индивидуализм,  предельная  нравственная  испорченность  и  низменность  натуры,  дух  стяжательства,  стремление  к  наживе  любой  ценой,  даже  ценой  жизни  другого  человека»  [5,  с.  503].

Конечно,  «не  следует  отождествлять  корыстные  побуждения  как  мотив  убийства  с  корыстолюбием,  жадностью  как  свойством  личности»  [1,  с.  95].  Однако,  именно  от  корыстолюбивого  (жадного)  человека  чаще  всего  можно  ожидать  совершения  такого  убийства  в  погоне  за  материальной  (имущественной)  выгодой,  пользой.  Таким  образом,  можно  прийти  к  выводу,  что  глубокое  изучение  личности  виновного  во  многом  позволяет  определить  мотив  совершенного  им  убийства  и  верно  квалифицировать  его  деяние.

Убийство,  совершается  из  корыстных  побуждений,  когда  корысть,  как  основное  побуждение  к  убийству,  возникла  до  его  совершения.  В  тех  же  случаях,  когда  виновный  до  нападения  с  целью  противоправного  завладения  имуществом  или  в  процессе  такого  нападения  решает  с  целью  облегчения  такого  хищения  убить  потерпевшего,  он  также  действует  по  отношению  к  совершаемому  убийству  из  корыстных  побуждений,  хотя  наряду  с  этим,  имеет  место  убийство  с  целью  облегчить  другое  преступление  (п.  «к»  ч.  2  ст.  105  УК  РФ)  и  разбой. 

 

Список  литературы:

  1. Борзенков  Г.Н.  Преступления  против  жизни  и  здоровья:  закон  и  правоприменительная  практика  М.:  ИКД  «Зерцало-М»,  2009.  —  256  с.
  2. Волков  Б.С.  Мотивы  преступлений.  Уголовно-правовое  и  социально-психологическое  исследование  /  Науч.  ред.  Лысов  М.Д.  Казань:  Изд-во  Казан.  ун-та,  1982.  —  152  c.
  3. Ожегов  С.И.  и  Шведова  Н.Ю.  Толковый  словарь  русского  языка.  М.,  1997.  —  763  с.
  4. Павлуцкая  С.В.  Убийства,  совершаемые  при  отягчающих  обстоятельствах,  характеризующих  особенности  субъективной  стороны:  Автореф.  дис.  ...  канд.  юрид.  наук.  Владивосток,  2009.  —  30  с.
  5. Побегайло  Э.Ф.  Избранные  труды.  СПб.:  Изд-во  Р.  Асланова  «Юридический  центр  Пресс»,  2008.  —  1066  с.
  6. Постановление  Пленума  Верховного  Суда  Российской  Федерации  №  1  от  27  января  1999  г.  «О  судебной  практике  по  делам  об  убийстве  (ст.  105  УК  РФ)  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=94544  (дата  обращения  01.07.2014  г.).
  7. Уголовный  кодекс  Италии.  Общая  часть  и  преступления  против  государства  /  Вступ.  ст.  и  пер.:  Ципия  А.Г.  М.,  1991.  —  163  c.
  8. Уголовный  кодекс  Республики  Польша.  СПб.:  Издательство  «Юридический  центр  Пресс»,  2001,  —  234  с.
  9. Уголовный  кодекс  РСФСР  1926  года.  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.kodeks-luks.ru/ciws/site?tid=0&nd=901757374&nh=1  (дата  обращения  01.07.2014  г.).
  10. Уголовный  кодекс  РСФСР  1960  года.  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=8627  (дата  обращения  01.07.2014  г.).

 

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий