Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XXXIX-XL Международной научно-практической конференции «Вопросы современной юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 25 августа 2014 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: История государства и права России и зарубежных стран

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Ярмонова Е.Н. ПОХИЩЕНИЕ НЕВЕСТЫ КАК ФОРМА ЗАКЛЮЧЕНИЯ БРАКА НА РУСИ В ЯЗЫЧЕСКИЙ ПЕРИОД // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по матер. XXXIX-XL междунар. науч.-практ. конф. № 7-8(39). – Новосибирск: СибАК, 2014.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

ПОХИЩЕНИЕ  НЕВЕСТЫ  КАК  ФОРМА  ЗАКЛЮЧЕНИЯ  БРАКА  НА  РУСИ  В  ЯЗЫЧЕСКИЙ  ПЕРИОД

Ярмонова  Елена  Николаевна

канд.  юрид.  наук,  доцент,  зав.  кафедрой  правовых  дисциплин,  филиала  ФГБОУ  ВПО  «КубГУ»  в  г.  АрмавирРФгАрмавир

E-mail: 

 

BRIDE  KIDNAPPING  AS  A  FORM  OF  MARRIAGE  IN  RUSSIA  IN  THE  PAGAN  PERIOD

Yarmonona  Elena

head  of  Department  of  law  disciplines,  the  branch  of  the  Federal  State  Educational  Institution  “Kuban  State  University”  in  Armavir,  Russia,  Armavir

 

АННОТАЦИЯ

В  статье  дается  анализ  похищения  невесты  как  особой  формы  заключения  брака,  известной  на  Руси  в  языческий  период.  Особое  внимание  уделяется  распространению  добровольности  похищения.  Рассматривается  борьба  светской  и  церковной  власти  с  похищением  невест.

ABSTRACT

In  the  article  the  analysis  of  bride  kidnapping  as  a  special  form  of  marriage,  known  in  Russia  in  the  pagan  period.  Special  attention  is  paid  to  the  distribution  of  voluntariness  theft.  Examines  the  struggle  of  secular  and  ecclesiastical  authority  with  the  abduction  of  the  bride.

 

Ключевые  слова:  похищение;  брак;  невеста;  похититель;  христианство.

Keywords:  abduction;  marriage;  bride;  thief;  Christianity.

 

Похищение  невесты  являлось  одним  из  древнейших  способов  заключения  брака.  Такой  способ  был  известен  как  на  Руси,  так  и  в  других  государствах  с  древности. 

Похищение  невест  в  первоначальный  период  было  необходимым  явлением,  так  как  своих  невест  в  роду  могло  не  хватать  и  поэтому  требовалось  добывать  их  у  других  племен,  которые  добровольно  не  желали  их  отдавать.  Такие  похищения  невест  были  весьма  полезны  для  развития  племен,  так  как  проживание  совместно  членов  одного  рода  приводило  к  тому,  что  фактически  возникали  сложные  семьи  ближайших  родственников,  и  введение  женщин  из  других  племен,  путем  похищения,  способствовало  оздоровлению  племени  и  появлению  здорового  потомства.

Мероприятие,  направленное  на  похищение  невесты,  как  правило,  было  групповым,  в  нем  участвовал  не  только  будущий  муж,  но  и  его  товарищи.  Такое  коллективное  мероприятие  по  добыче  супруги  имеет  оттенок  группового  брака  [7,  c.  191].  В  более  поздний  период  даже  при  наличии  большого  коллектива  похитителей  похищенная  девушка  доставалась  только  одному  из  похитителей,  «когда  молодой  человек  с  помощью  своих  друзей  похитил  или  увел  девушку,  они  все  по  очереди  вступают  с  ней  половую  вязь,  но  после  этого  она  считается  женой  того  молодого  человека,  который  был  зачинщиком  похищения»  [3,  c.  50].

Изначально,  видимо,  практиковались  кражи  невест  без  их  согласия,  но  со  временем  такое  похищение  становилось  определенным  ритуалом,  при  котором  возникала  только  видимость  похищения  невесты.  В  этом  случае  будущие  молодожены  заранее  договаривались,  и  невеста  добровольно  убегала  из  родительского  дома  к  жениху.  В  соответствии  с  указаниями  летописных  документов,  похищение  невесты  при  наличии  ее  согласия  было  наиболее  распространенным  явлением  и  согласие  женщины  на  похищение  не  было  чем-то  редким  и  необычным  («и  ту  умыкаху  жены  собе,  съ  нею  же  кто  съвещашеся»)  [5,  c.  11].  Уже  в  изначальный  языческий  период  похищение  невесты  могло  выступать  как  ритуальное  действие.  А.  Рамбо  также  указывает:  «Что  касается  умыкания,  то  оно  могло  иметь  символическое  значение;  из  вышеприведенного  текста  видно,  что  женщины  приходили  к  воде  и  «совещашеся»  со  своими  похитителями»  [6,  c.  25]. 

П.  Цитович  отрицает  наличие  насилия  при  совершении  умычки  и  указывает  на  положительные  моменты  при  заключении  брака  в  такой  форме,  которые  в  первую  очередь  выражаются  в  предоставлении  возможности  женщине  самостоятельно  определить  свою  судьбу.  «При  всех  своих  безобразиях,  умычка  все-таки  сослужила  службу  великого  этического  принципа  семейной  жизни  —  признанию  свободы  женщины  при  выборе  своего  суженого»  [10,  c.  155].  Следует  считать  наиболее  близким  к  действительности  мнение  С.М.  Шпилевского,  который  признает  наличие  как  добровольных  так  насильственных  похищений:  «Не  только  обрядовое  похищение  на  праздниках,  у  воды  и  т.  п.,  но  даже  действительное  похищение  долго  было  обыкновенным  явлением  у  всех  славянских  народов,  хотя  постоянно  преследовалось  законом»  [11,  c.  26]. 

С.М.  Шпилевский  отмечает  также  что  и  у  славян  и  у  германцев  похищение  жены  было  серьезным  преступлением  и  за  него  назначались  наказания  вплоть  до  смертной  казни  и  только  добровольное  согласие  женщины  остаться  женой  похитителя  могло  спасти  его  от  наказания.  С.М.  Шпилевский  отмечает  возможность  женщины  самостоятельно  определить  свою  судьбу,  выйти  из  под  власти  отца  или  иного  лица,  от  которого  зависела  ее  судьба  [13,  c.  101]. 

Похищения  совершались,  по  летописи,  «на  игрищах  межю  селы»,  на  языческих  праздниках  в  честь  общих  неродовых  богов  «у  воды»,  у  священных  источников  или  на  берегах  рек  и  озер,  куда  собирались  представительницы  разных  сел.  Вода  в  дохристианский  период  имела  культовое  значение  [9,  c.  474].

Начальная  летопись  изображает  различные  формы  брака,  как  разные  степени  людскости,  культурности  русско-славянских  племен.  В  этом  отношении  она  ставит  все  племена  на  низшую  ступень  сравнительно  с  полянами.  Умычка  и  была  низшей  формой  брака,  даже  его  отрицанием:  «браци  не  бываху  в  них»,  а  только  умычки.  Летописец  описывает  это  так:  «живяху  зверинским  образом,  живущее  скотьски:  убиваху  друг  друга,  ядаху  вся  нечисто,  и  брака  у  них  не  бываше,  но  умыкиваху  у  воды  девицы»  [1,  c.  441].  Брак  при  похищении,  возникает  с  момента  известной  давности,  правильнее,  с  момента  примерения  обеих  сторон,  соглашения  воли,  признания  факта.  Вражда  между  родами,  вызывавшаяся  умычкою  чужеродных  невест,  устранялась  веном,  отступным  выкупом  похищенной  невесты  у  ее  родственников.

Похищение  невесты  было  весьма  известным  и  распространенным  явлением  и  просуществовало  длительный  промежуток  времени,  в  деревенской  среде  эти  традиции  сохранились  до  XV  века,  а  в  виде  ритуального  элемента  свадьбы  и  до  настоящего  времени.  Известная  игра  сельской  молодежи  обоего  пола  в  горелки  —  поздний  остаток  этих  дохристианских  брачных  умычек  писал  В.О.  Ключевский  [2,  c.  67]  У  зависимого  населения  свадебный  обряд,  связанный  с  похищением  невесты,  сохранялся  долго  и  прослеживаются  в  былинах,  песнях  и  даже  в  церковных  документах  XIII—XV  вв.  В.  Шульгин  указывает:  «…рассмотрите  все  древнейшие  памятники  суда  церковного,  и  увидите  в  них  умычку  в  числе  главнейших  языческих  обычаев,  которые  старалась  искоренить  христианская  церковь»  [12,  c.  10] 

Борьба  с  похищением  невест  велась  как  светской  так  и  церковной  властью  практически  с  момента  принятия  христианства.  Устав  Ярослава  о  судах,  ст.  2  которого  предусматривает  ответственность  за  несоблюдение  христианских  форм  брака:  «  Аже  кто  умчить  девку  или  насилит,  аще  боярская  дочи  будеть,  за  сором  еи  5  гривен  злата,  а  митрополиту  5  гривен  злата;  аще  будет  меньших  бояр,  гривна  золота  еи,  а  митрополиту  гривна  золота;  а  добрых  людей  будеть,  за  сором  рубль,  а  митрополиту  рубль;  на  умыцех  по  60  митрополиту,  а  князь  их  казнить»  [8,  c.  189] 

Особой  формой  похищения  невесты  можно  считать  ее  пленение.  Такое  похищение  невесты  было  сопряжено  с  насилием  как  по  отношению  к  самой  невесте,  так  и  к  ее  семье.  В  тоже  время  следует  учитывать  мнение  тех  авторов,  которые  считали  плен  особой  формой  брака  [4,  c.  159].  Князь  Владимир,  который  сватался  к  Рогнеде,  дочери  полоцкого  князя  Рогволода,  получив  отказ,  объявил  войну  полоцкому  князю,  разбил  его  войско  и  вступил  в  брак  с  Рогнедой.  Повесть  временных  лет  отмечает:  «Володимеръ  же  собра  вои  многи,  варяги  и  словени,  чюдь  и  кривичи,  и  поиде  на  Рогъволода.  В  се  же  время  хотяху  Рогънедь  вести  за  Ярополка.  И  приде  Володимеръ  на  Полотескъ,  и  убив  Рогьволода  и  сына  его  два,  и  дъчерь  его  поя  жене»  [5,  c.  36].  Рассматривая  плен  как  особый  способ  заключения  брака  необходимо  учитывать,  что  он  был  доступен  только  привилегированным  слоям  населения,  в  первую  очередь,  князьям.

Проанализировав  похищение  невесты  у  славян  как  одну  из  форм  заключения  брака,  можно  прийти  к  выводу  о  том,  что  похищение  невесты  было  весьма  известным  и  распространенным  явлением,  так  как  просуществовало  длительный  промежуток  времени,  в  деревенской  среде  эти  традиции  сохранились  до  XV  века,  а  в  виде  ритуального  элемента  свадьбы  и  до  настоящего  времени.  Церковная  и  светская  власти  вели  длительную  борьбу  за  искоренение  этих  традиций,  но  только  спустя  несколько  веков  смогли  добиться  того,  что  народ  отказался  от  похищения  невест  и  стал  заключать  браки  по  церковным  традициям.

 

Список  литературы:

  1. Загоскин  Н.П.  История  права  русского  народа.  Том  первый.  Введение.  Казань,  1899. 
  2. Ключевский  В.О.  Курс  русской  истории.  Сочинения.  1.  М.,  1956. 
  3. Маркс  К.,  Энгельс  Ф.  Соч.  2-е  изд.  Т.  21.  М.,  1955.
  4. Момотов  В.В.  Формирование  русского  средневекового  права  в  IX—XIV  вв.  М.,  2003. 
  5. Повесть  временных  лет  по  Лаврентьевской  летописи  1377  г.  М.,  1999. 
  6. Рамбо  А.  Живописная  история  Древней  и  Новой  России.  М.,  1994. 
  7. Романов  Б.А.  Люди  и  нравы  Древней  Руси.  Л.,  1966. 
  8. Российское  законодательство  X—XX  вв.  /  Под  ред.  О.И.  Чистякова.  М.,  1984.  Т.  1. 
  9. Сергеевич  В.И.  Лекции  и  исследования  по  древней  истории  русского  права.  3-е  изд.  СПб.,  1903. 
  10. Цитович  П.  Исходные  моменты  в  истории  Русского  права  наследования,  Харьков,  1873. 
  11. Шпилевский  М.  Семейные  власти  у  древних  славян  и  германцев.  М.,  1869. 
  12. Шульгин  В.  О  состоянии  женщин  в  России  до  Петра  Великого,  Киев,  1850. 
  13. Ярмонова  Е.Н.  Отдельные  аспекты  изменения  порядка  заключения  брака  в  России  с  IX  по  XIX  вв.  //Вопросы  российского  и  международного  права.  —  2013.  —  №  1.  —  С.  95—122.

 

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий