Статья опубликована в рамках: XXXI Международной научно-практической конференции «Вопросы современной юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 20 ноября 2013 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: Уголовное право

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Вербовая О.В. К ВОПРОСУ О РЕФОРМИРОВАНИИ УГОЛОВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА КАЗАХСТАНА // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по матер. XXXI междунар. науч.-практ. конф. № 11(31). – Новосибирск: СибАК, 2013.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
Выходные данные сборника:

 

К  ВОПРОСУ  О  РЕФОРМИРОВАНИИ  УГОЛОВНОГО  ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА  КАЗАХСТАНА

Вербовая  Ольга  Викторовна

д-р  юрид.  наук,  профессор  АФ  СПбГУП,  Республика  Казахстан  г.  Алматы

E-mail: 

 

TOWARDS  KAZAKHSTAN  CRIMINAL  LEGISLATION  REFORMING

Olga  Verbovaya

doctor  of  Juridical  Science,  professor  of  Almaty  branch  of  Saint-Petersburg  University  of  Humanities  and  Social  Sciences,  Republic  of  Kazakhstan  Almaty

 

АННОТАЦИЯ

В  статье  анализируются  отдельные  новеллы  проекта  новой  редакции  УК  РК.  Обозначены  подходы  к  понятию  и  классификации  преступных  деяний  и  их  соотношению  с  административными  правонарушениями.  Сделан  вывод  о  необходимости  единого  доктринального  понятия,  охватывающего  все  три  категории  правонарушений.  Обозначен  критический  подход  к  возрасту  уголовной  ответственности  лиц,  совершивших  террористические  преступления,  преступления  экстремистского  характера  и  ряд  иных  особо  тяжких  преступлений,  и  отмене  срока  давности  привлечения  к  уголовной  ответственности  за  их  совершение.

ABSTRACT

The  article  examines  particular  innovations  of  the  project  of  amended  Penal  Code  of  the  Republic  of  Kazakhstan.  There  are  defined  approaches  to  the  notion  and  classification  of  act  of  crimes  and  their  relation  to  administrative  offences.  The  conclusion  about  necessity  of  common  doctrinal  notion  comprising  all  three  categories  of  law  violations  is  made.  There  is  given  a  critical  approach  towards  age  of  criminal  discretion  of  people  committed  crimes  of  terrorism,  hate  crimes,  other  extremely  grievous  crimes,  and  towards  repeal  of  period  of  limitation  for  bringing  to  criminal  responsibility  for  commission  of  crimes.

 

Ключевые  слова:  преступление;  правонарушение;  проступок;  давность.

Keywords:  act  of  crime;  law  violation;  offence;  prescription. 

 

В  октябре  2013  года  в  парламенте  Казахстана  начато  обсуждение  проекта  новой  редакции  Уголовного  кодекса  [2],  разработанного  в  соответствии  с  Концепцией  правовой  политики  Республики  Казахстан  на  период  2020  года  [3].  В  данном  законопроекте  в  целях  обеспечения  адекватной  защиты  правоохраняемых  интересов  от  современных  вызовов  и  угроз  заложена  модернизация  отдельных  уголовно-правовых  институтов,  переосмыслены  подходы  к  вопросам  уголовной  ответственности  за  отдельные  преступления.  Основной  целью  модернизации  уголовного  законодательства  является  повышение  уровня  защищенности  правоохраняемых  интересов  личности,  общества  и  государства  от  различного  рода  преступных  посягательств. 

В  данной  статье  будут  затронуты  только  отдельные  теоретически  проблемные,  с  точки  зрения  автора,  вопросы  Общей  части,  которые  требуют  широкого  обсуждения  в  процессе  принятия  новой  редакции  УК  РК.  Остановимся  на  некоторых  из  них.

1.  Классификация  преступлений  и  их  соотношение  с  административными  правонарушениями.  В  новой  редакции  Уголовного  кодекса  РК  кардинально  изменились  подходы  к  понятию  и  классификации  преступных  деяний  и  их  соотношению  с  административными  правонарушениями.  При  выраженном  в  законопроекте  дуализме  уголовных  преступлений  и  административных  правонарушений,  разработчиками  предпринята  попытка  найти  теоретический  баланс  между  уголовной  и  административной  ответственностью.  В  определенной  мере  это  удалось.

Законопроектом  вводится  новая  категория  запрещенных  уголовным  законом  деяний  —  «уголовные  проступки»,  которые  отличаются  как  от  преступлений  в  традиционном  для  казахстанского  уголовного  права  смысле  слова,  так  и  от  административных  правонарушений.  Критерием  разграничения  уголовных  преступлений  и  уголовных  проступков  выступает  также  степень  их  общественной  опасности  и  предусмотренные  санкции.  В  более  конкретной  плоскости  в  новую  категорию  уголовных  проступков  предлагается  перевести  часть  административных  правонарушений,  рассматриваемых  согласно  КоАП  РК  преимущественно  в  судебном  порядке,  а  также  часть  преступлений  небольшой  тяжести  (статья  10  УК  РК),  которые  предусматривают  максимальное  наказание  в  виде  лишения  свободы  на  срок  не  свыше  одного  года.  Соответственно,  нынешний  административный  арест  будет  преобразован  в  новое  уголовное  наказание  в  виде  краткосрочного  ареста  за  совершение  уголовного  проступка.  При  этом  на  концептуальном  уровне  соединяются  преступления  и  проступки  путем  введения  терминологического  неологизма  «уголовное  правонарушение».  В  проекте  новой  редакции  УК  РК  данная  норма  изложена  следующим  образом:

«Статья  10.  Понятия  преступления  и  уголовного  проступка

1.  Уголовные  правонарушения  в  зависимости  от  степени  общественной  опасности  и  наказуемости  подразделяются  на  преступления  и  уголовные  проступки.

2.  Преступлением  признается  совершенное  виновно  общественно  опасное  деяние  (действие  или  бездействие),  запрещенное  настоящим  Кодексом  под  угрозой  наказания  в  виде  штрафа,  исправительных  работ,  ограничения  свободы,  лишения  свободы  или  смертной  казни.

3.  Уголовным  проступком  признается  совершенное  виновно  деяние  (действие  либо  бездействие),  не  представляющее  большой  общественной  опасности,  причинившее  незначительный  вред  либо  создавшее  угрозу  причинения  вреда  личности,  организации,  обществу  или  государству,  за  совершение  которого  предусмотрено  наказание  в  виде  штрафа,  исправительных  работ,  привлечения  к  общественным  работам,  ареста,  а  также  деяние,  наказуемое  с  применением  административной  преюдиции.

4.  Не  является  уголовным  правонарушением  действие  или  бездействие,  хотя  формально  и  содержащее  признаки  какого-либо  деяния,  предусмотренного  Особенной  частью  настоящего  Кодексано  в  силу  малозначительности  не  представляющее  общественной  опасности»  [2].

Такая  редакция  статьи,  между  тем,  вызывает  некоторое  опасение  в  отношении  возможного  возникновения  в  перспективе  серьезного  противопоставления  административных  и  уголовных  правонарушений.  Однако  следует  подчеркнуть,  что  в  новом  уголовно-процессуальном  законодательстве  Казахстана  на  этот  счет  вводится  особый  порядок  производства  по  делам  об  уголовных  проступках,  который  будет  существенно  отличаться  от  традиционного  громоздкого  порядка  производства  по  делам  о  преступлениях  в  сторону  упрощения  уголовного  процесса.  В  целом,  как  представляется,  такой  подход  будет  вполне  оправданным  и  своевременным,  требующим  нового  понимания  предмета  уголовного  права  и  его  границ.  При  этом,  введение  в  законодательство  обозначенных  выше  и  иных  новелл,  безусловно,  требует  серьезного  теоретического  фундамента,  учета  ряда  научных  и  сравнительно-правовых  аксиом  в  целях  недопущения  ошибок  на  концептуальном  уровне.  На  данный  момент  это  не  всегда  выдерживается. 

Обратимся  немного  к  истории  вопроса.  В  свое  время  в  Европе  господствовали  французская  концепция  уголовного  права  и  классический  французский  УК  1810  года,  в  соответствии  с  которыми  любое  нарушение  закона,  наказуемое  государством,  входило  в  состав  уголовного  права  независимо  от  строгости  наказания.  Разграничение  же  правонарушений  осуществлялось  внутри  уголовно-правовой  отрасли.  Позже  отдельные  страны  вывели  мелкие  уголовные  правонарушения  из  своих  УК,  оставив  двухчленную  классификацию  (преступление  и  уголовный  проступок),  другие  сохранили  трехчленную  классификацию  преступных  деяний.  При  таком  подходе  ответственность  за  совершение  мелкого  правонарушения  считалась  «административной»  в  том  смысле,  что  санкцию  за  него  возлагали  административные  органы,  но  с  другой  стороны,  такая  ответственность  оставалась  ответственностью  «уголовной»  в  широком  смысле  этого  слова  с  точки  зрения  необходимости  соблюдения  государством  всей  полноты  фундаментальных  процессуальных  гарантий.  При  этом,  как  справедливо  отмечается  отдельными  авторами,  «советское  и  постсоветское  право  выделило  из  сферы  уголовного  права  так  называемые  «административные  правонарушения»,  развивая  их  в  качестве  не  уголовной  правовой  категории.  Однако  советская  и  постсоветская  правовая  доктрина  пока  еще  так  и  не  вышла  на  3-й  этап  развития  и  не  соединила  на  концептуальном  уровне  принципы  административно-деликтного  права  и  процесса  с  принципами  классического  уголовного  права  и  процесса,  чего  от  нее  требуют  современные  международно-правовые  стандарты.  Кроме  того,  не  совсем  точное  понимание  природы  «административной  ответственности»,  которая  в  развитых  правопорядках  представляет  собой  не  ответственность  индивида  перед  государством,  напротив  —  ответственность  государства  перед  индивидом  (концепция  «административной  юстиции»),  не  позволяет  постсоветской  политико-юридической  элите  увидеть  в  ответственности  за  административные  правонарушения  отнюдь  не  административную,  но  «административно-уголовную  ответственность»  [3]. 

В  таком  контексте  анализ  соответствующих  норм  проекта  новой  редакции  УК  РК  показывает,  что  единая  уголовно-правовая  природа  уголовных  и  административных  правонарушений  не  нашла  в  нем  своего  полного  понимания  и  должного  разрешения.  Решение  вопроса  в  этой  части  в  процессе  реформирования  уголовного  законодательства,  что  поддерживается  многими  учеными,  должно  опираться  на  ряд  важнейших  теоретических  постулатов.  Прежде  всего,  необходимо  выработать  единое  доктринальное  понятие,  которое  бы  охватило  все  три  категории  правонарушений  (преступления,  проступки  и  правонарушения),  содержащихся  в  двух  кодексах  (уголовном  и  административном).  При  новом  подходе,  реализуемом  в  законопроекте,  казахстанская  правовая  система  исходит  из  дуализма  источников  уголовного  права  в  широком  смысле  слова:  Уголовного  кодекса  (преступления  и  проступки)  и  административного  законодательства.  Соответственно,  требуют  решения  и  другие  вопросы  применительно  к  предложенной  новой  классификации  правонарушений  (сроки  давности,  судимости  и  пр.).

2.  Неоднозначно  также  воспринимается  установление  в  проекте  новой  редакции  УК  РК  (статья  16)  уголовной  ответственности  с  14-ти  лет  за  совершение  таких  преступлений,  как  нападение  на  лиц  или  организации,  пользующиеся  международной  защитой  (статья  172  УК  РК),  возбуждение  социальной,  национальной,  родовой,  расовой  или  религиозной  вражды  (статья  173  УК  РК),  посягательство  на  жизнь  Первого  Президента  Республики  Казахстан  —  Лидера  Нации  (статья  176  УК  РК),  посягательство  на  жизнь  Президента  Республики  Казахстан  (статья  177  УК  РК),  диверсию  (статья  183  УК  РК),  и  других.  Перечисленные  преступления  характеризуются  наличием  специфических  признаков,  в  первую  очередь  связанных  со  специальными  целями  и  мотивами  их  совершения,  либо  особым  кругом  потерпевших  и  объектом  преступления.  Именно  по  таким  признакам  в  действующем  УК  РК  указанные  преступления  отличаются  от  смежных  с  ними  по  объективной  стороне  деяний,  ответственность  за  которые  установлена  с  14-ти  лет.  Аналогичный  подход  определен  и  в  отношении  таких  преступлений  террористического  характера,  как:  пропаганда  терроризма  либо  экстремизма  или  публичные  призывы  к  совершению  акта  терроризма  (статья  254  УК  РК);  создание,  руководство  террористической  группой  и  участие  в  ее  деятельности  (части  первая  и  вторая  статьи  255  УК  РК);  финансирование  террористической  или  экстремистской  деятельности  и  иное  пособничество  терроризму  либо  экстремизму  (статья  256  УК  РК). 

Важным,  на  взгляд  автора,  представляется  ответ  на  вопрос  о  том,  насколько  несовершеннолетний  в  14-летнем  возрасте  может  осознавать  в  полной  мере  все  конструктивные  признаки  названных  выше  преступлений,  особенно  цели  и  мотивы  их  совершения,  а  также  объект  посягательства  и  масштабы  возможных  преступных  последствий.  Данные  обстоятельства  в  обязательном  порядке  требуется  установить  в  процессе  квалификации  таких  преступлений  в  рамках  субъективной  стороны.  Вполне  обоснованно  возникает  определенное  сомнение,  насколько  лица  в  таком  возрасте  при  совершении  подобных  деяний,  особенно  относящихся  к  числу  государственных  преступлений  и  международных  преступлений  против  мира  и  безопасности  человечества,  могут  в  полной  мере  осознавать  наличие  указанных  специфических  признаков.  Установление  уголовной  ответственности  с  14-летнего  возраста  за  подобные  деяния  требует,  как  представляется,  более  взвешенного  подхода,  с  учетом  мнения  не  только  юристов,  но  и  иных  специалистов  (психологов,  педагогов  и  пр.). 

3.  Новые  подходы  в  проекте  УК  РК  обозначены  также  при  регламентации  отдельных  видов  освобождения  от  уголовной  ответственности  и  наказания,  выражающиеся  в  значительном  расширении  перечня  преступлений,  на  которые  не  распространяются  сроки  давности  привлечения  к  уголовной  ответственности  и  исполнения  обвинительного  приговора  суда.  В  частности,  пунктом  6  статьи  72  проекта  УК  РК  предусмотрено,  что  «сроки  давности  не  применяются  к  лицам,  совершившим  преступления  против  мира  и  безопасности  человечества,  коррупционные  преступления,  террористические  преступления,  экстремистские  преступления,  пытки,  против  половой  неприкосновенности  малолетних,  а  также  особо  тяжкие  преступления  против  личности,  основ  конституционного  строя  и  безопасности  государства,  против  общественной  безопасности  и  общественного  порядка,  в  сфере  экономической  деятельности»  [2].

Перечисленные  преступления  в  новой  редакции  УК  РК  не  подпадают  и  под  освобождение  от  отбывания  наказания  в  связи  с  истечением  срока  давности  обвинительного  приговора.  Следует  заметить,  что  не  всеми  учеными  разделяется  такой  подход  законодателя.  В  данном  вопросе  вполне  можно  согласиться  с  авторами,  которые  считают  такую  идею  не  вполне  удачной  [1].  По  крайней  мере,  это  требует  должного  обоснования.

Разработчики  Концепции  новой  редакции  УК  РК  и  самого  законопроекта,  предлагая  отменить  сроки  давности  в  отношении  лиц,  совершивших  террористические  преступления,  преступления  экстремистского  характера  и  ряд  иных  особо  тяжких  преступлений,  по  сути,  приравняли  этих  лиц  в  вопросах  сроков  давности  к  лицам,  совершившим  международные  преступления  против  мира  и  безопасности  человечества.  Тогда  как  отсутствие  сроков  давности  в  отношении  последней  группы  преступлений  объясняется  в  большей  степени  соображениями  политического,  а  не  уголовно-правового  характера.  Вполне  очевидно,  что  государство  имеет  все  возможности  для  того,  чтобы  раскрыть  преступление  и  привлечь  виновных  к  уголовной  ответственности  за  совершенные  преступления  в  установленные  уголовным  законом  сроки  давности.  Тем  более  что  эти  сроки  применительно  к  тяжким  и  особо  тяжким  преступлениям  казахстанским  законодателем  были  существенно  увеличены  –  до  пятнадцати  и  двадцати  лет  соответственно.  В  противном  случае  такая  ситуация  может  свидетельствовать  о  неэффективности  принимаемых  правоохранительными  органами  мер  к  раскрытию  и  расследованию  преступлений.  Кроме  того,  такой  подход  не  совсем  вписывается  и  в  теоретические  основы  института  давности  привлечения  к  уголовной  ответственности.

Таким  образом,  обозначенные  выше  и  иные  вопросы  концептуального  характера  должны  стать  предметом  широкого  обсуждения  в  парламенте  страны  в  процессе  принятия  новой  редакции  Уголовного  кодекса  РК.  Глубокий  системный  анализ  норм  законопроекта  с  учетом  положительного  международного  опыта  регламентации  отдельных  уголовно-правовых  институтов  позволят  обеспечить  полноту  и  точность  формулирования  уголовно-правовых  запретов  и  исключить  искажение  их  смысла  в  правоприменительной  практике. 

 

Список  литературы:

1.Головко  Л.В.  Анализ  Концепции  проекта  Уголовного  кодекса  Республики  Казахстан  //  Электронный  ресурс  СИС  «Параграф»  (дата  обращения  06.11.2013)/

2.Досье  ITS  на  проект  Уголовного  кодекса  Республики  Казахстан  (новая  редакция)  //  Электронный  ресурс  СИС  «Параграф»  (дата  обращения  05.11.2013)/

3.Указ  Президента  Республики  Казахстан  «Об  утверждении  Концепции  правовой  политики  Республики  Казахстан  на  период  с  2010  до  2020  года  //  Казахстанская  правда.  27  августа  2010  года.

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий