Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XXX Международной научно-практической конференции «Вопросы современной юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 23 октября 2013 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: Актуальные вопросы противодействия общеуголовной преступности

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
РЕЙДЕРСТВО — ОБЩЕУГОЛОВНОЕ ПРЕСТУПЛЕНИЕ // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по матер. XXX междунар. науч.-практ. конф. № 10(30). – Новосибирск: СибАК, 2013.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
Выходные данные сборника:

 

РЕЙДЕРСТВО  —  ОБЩЕУГОЛОВНОЕ  ПРЕСТУПЛЕНИЕ

Андреева  Любовь  Александровна

канд.  юрид.  наук,  доцент  РГГУ,  г.  Великий  Новгород

E-mailandreeva56@mail.ru

 

RAIDING  GENERAL  CRIMINAL  OFFENCE

Lybove  Andreeva

candidate  of  juridical  sciences,  associate  professor  of  Russian  State  Humanitarian  University,  Veliky  Novgorod

 

АННОТАЦИЯ

Статья  посвящена  проблемам  уголовного  преследования  рейдеров,  определения  состава  преступления  рейдерского  захвата  предприятия,  сети  предприятий.  Автор  полагает,  что  изменения  в  экономике  неизбежно  потребуют  внесения  изменений  в  уголовный  закон,  квалифицирующий  преступные  действия,  направленные  против  посягательств  на  предпринимательскую  деятельность. 

ABSTRACT

The  article  is  dedicated  to  criminal  prosecution  of  the  raiders,  the  definition  of  the  crime  the  raiding  of  the  enterprise,  the  enterprise  network.  The  author  believes  that  the  changes  in  the  economy  inevitably  require  changes  in  the  criminal  law,  the  qualified  criminal  action  against  encroachments  on  entrepreneurial  activity.

 

Ключевые  слова:  преступление,  состав  преступления,  рейдерство,  уголовное  законодательство.

Keywords:  crime,  raiding,  criminal  legislation.

 

Рейдерство  (от  английского  raid  —  налет)  —  враждебный  захват  предприятия  с  нарушениями  закона.  Жертвой  рейдера  может  стать  каждый  —  от  олигарха  до  малого  предпринимателя.

Рейдерство  —  это  всегда  противоправный  захват  предприятия.  Однако,  если  ранее  на  практике  встречались  захваты  отдельных  предприятий,  то  в  настоящее  время  действия  рейдеров  распространились  на  отдельные  группы  предприятий,  на  предприятия,  связанные  технологической  цепочкой  либо  не  связанных  между  собой.  Поэтому  квалификация  рейдерского  захвата,  как  захвата  предприятия,  становится  частным  примером,  а  наиболее  общим,  охватывающим  данное  противоправное  влияние,  является:  «Рейдерство  —  противоправный  захват  бизнеса».

Системные  рейдеры  —  это  профессионалы,  ведущие  одновременно  несколько  проектов  захвата.  Они  наиболее  опасны,  поскольку  находятся  под  покровительством  коррумпированных  представителей  правоохранительных  органов,  местных  и  федеральных  властей.  Практика  смены  руководства  региональных  органов  исполнительной  власти  способствуют  вхождению  в  регион  системных  рейдеров  под  прикрытием  «борьбы  с  местным  криминалом».  Установление  новых  правовых  отношений  между  органами  государственной  власти  и  местным  самоуправление  также  приводят  к  установлению  новых  коррумпированных  отношений  между  органами  государственной  власти  и  местного  самоуправления.  Примером  может  служить  ситуация  по  выборам  глав  муниципальных  образований,  в  которой  скрыта  борьба  за  немногочисленные  природные  резервы  того  или  иного  района,  их  промышленный  потенциал.  Следует  ожидать,  что  за  избранием  «лояльных»  руководителей  исполнительной  власти  придут  рейдеры,  использующие  совсем  не  правовые  методы  «отбора»  бизнеса.  Несистемные  рейдеры,  как  мелкие  авантюристы,  встречаются  все  реже  и  реже,  и,  в  конечном  счете,  будут  поглощены  системой.

Рейдерство  в  России  имеет  свою  историю,  и  если  в  1990-х  годах  процветали  силовые  способы  захватов,  когда  вооруженные  боевики  устраняли  или  запугивали  владельцев,  а  администрацию  и  работников  выбрасывали  с  помощью  грубой  силы.  В  настоящее  время  в  ходу  все  более  изощренные  способы,  но  прежде  всего  использование  недостатков  законодательства,  участие  госструктур  и  различные  комбинации  всех  этих  методов. 

Приемы  рейдеров  изменяются  и  совершенствуются.  Например,  меры  по  аресту  активов,  пакета  акций  или  счетов  по  решению  «дружественного»  суда  трудоемкий  прием,  поэтому  рейдеры  стали  просто  подделывать  решения  судов  и  собраний  акционеров,  договоры  аренды  и  покупки  помещений.

Причем,  если  раньше  жертвами  становился  в  основном  крупный  бизнес,  расположенные  в  центре  России,  то  в  настоящее  время  рейдеры  устремились  в  регионы.  По  оценке,  проведенной  автором  исследования,  чиновники  госаппарата  и  муниципальных  учреждений,  а  также  сотрудники  правоохранительных  органов  заняты  «крышеванием»  бизнеса  в  большей  мере,  чем  криминальные  структуры.

Рейдерство  неразрывно  связано  с  коррупцией.  В  рамках  этого  происходит  «захват  бизнеса»  с  использованием  властных  полномочий  для  обеспечения  теневого  контроля  отдельных  групп  над  целыми  отраслями  или  даже  над  экономикой  в  целом.  Наметилась  тенденция  захвата  рейдерами  непрофильного  бизнеса,  который  понадобиться  не  как  предприятие,  а  занимаемое  им  здание  или  земельный  участок.  В  подобном  случае  наблюдается  согласованность  и  одновременность  действий  госструктур,  органов  местного  самоуправления,  предполагаемых  собственников  или  арендаторов  здания  или  земельного  участка.

Риск  нападения  рейдеров  многократно  увеличивается,  если  собственники  и  руководство  предприятия  допускают  такие  ошибки,  как  недостаточная  забота  о  консолидации  пакета  акций;  внутренние  конфликты  на  предприятии,  то  есть  конфликты  между  собственниками  и  топ-менеджерами;  игнорирование  интересов  миноритарных  акционеров;  вывод  прибыли  с  предприятия;  минимизация  налогов  или  их  неуплата;  игнорирование  природоохранных  и  других  норм  законодательства.  Последние  нарушения  с  высоким  риском  уголовного  преследования. 

Можно  определить  несколько  признаков  рейдерской  атаки  на  бизнес:  на  предприятие  зачастили  всевозможные  проверки;  к  предприятию  и  его  руководству  изменилось  отношение  местных  властей  и  региональных  властей;  в  СМИ  появились  статьи,  очерняющие  руководство  предприятия  и  другие.

В  первую  очередь  могут  быть  применены  организационные  меры  по  противодействию  рейдерским  захватам:  постоянный  контроль  за  текущей  и  просроченной  кредиторской  задолженностью,  предоставление  руководству  еженедельной  отчетности  о  размере  задолженности  и  ее  погашении;  консолидация  пакета  акций  в  руках  достаточно  узкого  круга  доверенных  лиц;  при  переписке  оригиналы  документов  должны  направляться  адресату  либо  под  роспись,  либо  заказным  письмом  с  уведомлением  о  вручении;  вести  строгий  учет  входящей  корреспонденции,  присваивать  входящим  и  исходящим  документам  номера  и  регистрировать  их  в  журнале;  необходимо  выбрать  надежного  реестродержателя.  Практика  показывает,  что  цель  рейдеров  —  завладеть  недвижимостью  —  не  является  основной  и  конечной  целью.

Автор  считает  возможным  выделить  «рейдерство»  как  отдельный  вид  уголовно  наказуемого  деяния,  определив  понятие,  как  противоправный  захват  бизнеса,  выделив  четыре  основных  признака:

·     захват  предприятия,  как  объекта  собственности,  акций,  сменой  руководства;

·     захват  бизнеса  (группы  предприятий,  составляющих  единую  технологическую  цепочку  либо  группы  предприятий,  объединенных  единой  сетью);

·     захват  бизнеса  группой  лиц,  с  участием  должностных  лиц,  использующих  свое  должностное  положение;

·     захват  бизнеса  в  особо  крупном  размере,  сопровождающееся  убийством,  тяжкими  телесными  повреждениями.

Квалифицировать  «рейдерство»  возможно  исключительно  как  преступление,  совершенное  группой  лиц.

Данная  позиция  позволит  отграничить  это  противоправное  деяние  от  других  уголовно  наказуемых  действий  в  области  экономики.

В  случае,  если  собственник  бизнеса  одновременно  обращается  в  судебные  органы,  следствие  перекладывает  вопрос  рейдерского  захвата  на  рассмотрение  суда,  полагая  тем  самым,  что  суд  решит  все  вопросы.  Например,  значительный  массив  в  судебной  практике  всех  арбитражных  судов  Российской  Федерации  занимают  споры,  связанные  с  оспариванием  решений  общих  собраний  участниками  общества,  совершенных  обществом,  а  также  с  оспариванием  сделок,  совершенных  обществом.  Обычно  такие  споры  являются  проявлением  следующей  ситуации:  между  участниками  общества  существует  конфликт,  причиной  которого  является  намерение  некоторых  недобросовестных  участников  единолично,  без  учета  и  вопреки  интересам  других  участников  общества,  воспользоваться  имущественными  активами  общества  либо  на  невыгодных  для  общества  условиях  передать  право  собственности  на  активы  «своему»  лицу.  Практика  показывает,  что  зачастую  защита  интересов  добросовестных  участников  общества  затруднена,  а  предусмотрительные  злоумышленники  остаются  безнаказанными  по  причине  несовершенства  механизма  правового  регулирования.

Автор  полагает,  что  действующее  законодательство  содержит  и  другие  пробелы,  которые  активно  используются  рейдерами  при  противоправном  завладении  имущественными  активами.

С  целью  захвата  имущества  рейдеры,  имеющие  полномочия  исполнительного  органа,  совершают  сделки  по  отчуждению  имущества  по  заниженной  цене  либо  иные  экономически  нецелесообразные  сделки,  действительной  целью  которых  является  отчуждение  имущества  у  общества,  между  участниками  которого  возник  конфликт,  при  этом  в  некоторых  случаях  фальсифицируется  решение  общего  собрания  участников  общества,  которым  якобы  была  одобрена  такая  сделка.  Участники  общества,  подписи  которых  в  протоколе  сфальсифицированы,  испытывают  серьезные  затруднения  в  доказывании  факта  подделки.

Сложившаяся  ситуация  требует  от  законодателя  предусмотреть  следующие  меры:

·необходимо  установить  презумпцию  недействительности  оспариваемого  участником  решения  общего  собрания  общества,  которую  общество  или  иные  заинтересованные  лица  обязаны  опровергнуть  путем  представления  доказательств  проведения  собрания  и  принятия  на  нем  соответствующего  решения;

·законодательно  предусмотреть  обязанность  нотариального  удостоверения  подписей  участников  общества  по  ряду  важнейших  вопросов,  в  частности  -  по  вопросам  избрания  единоличного  исполнительного  органа  общества,  реорганизации/ликвидации  общества,  совершения  крупных  сделок  и  сделок  с  заинтересованностью.

·предусмотреть  обязательное  представление  подлинника  протокола  общего  собрания  в  орган,  осуществляющий  ведение  Единого  государственного  реестра  юридических  лиц,  для  внесения  изменений  в  сведения  об  обществе;

·предусмотреть  обязанность  регистрирующих  органов  сохранять  подлинники  протоколов  в  регистрационном  деле.

Классифицируя  способы  достижения  контроля  над  объектом  рейдерского  захвата,  можно  выделить  корпоративные,  судебные,  административные  и  силовые  действия.  К  осуществлению  плана  рейдерского  захвата  привлекаются  отдельные  коррумпированные  представители  государственных  органов,  имеющие  властные  полномочия.  При  поддержке  этих  органов  рейдер  получает  обязательные  для  исполнения  предписания,  проводятся  выемки  документов.  Одновременно  при  содействии  таких  органов  парализуются  основные  технологические  процессы  на  производстве.

Наличие  общественной  опасности  рейдерства  представляет  собой  качественный  признак  преступления.  Данный  признак  выражает  материальную  сущность  и  объясняет,  почему  деяние  признается  преступлением.  Противоправность  свидетельствует  о  том,  что  группа  лиц,  осуществляющих  захват,  нарушила  запрет,  содержащийся  в  уголовно-правовой  норме.  Общим  основанием  криминализации  данного  деяния  является  степень  его  общественной  опасности,  связанные  с  отрицательными  последствиями  развития  рыночных  отношений;  с  последствиями  участия  капиталов,  имеющих  криминальную  природу  и  их  отмыванием,  в  экономических  отношениях;  с  отрицательными  последствиями  участия  коррумпированных  чиновников  и  сотрудников  правоохранительных  органов  в  захвате  бизнеса.  Причины  необходимости  запрещения  в  уголовном  законе  и  наказуемость  рейдерства:  убеждение  в  малоэффективности  борьбы  уголовно-правовыми  средствами  (отдельная  подследственность);  принципиальное  изменение  характера  общественных  отношений,  ранее  находившихся  под  охраной  уголовного  закона  (более  35  статей  УК  РФ  в  совокупности  регулируют  данное  деяние);  произошли  изменения  представления  о  степени  общественной  опасности  и  изменения  нравственной  оценки  рейдерства.

Рейдерство,  по  мнению  автора,  признается  преступлением,  так  как  оно  общественно  опасно,  совершенно  виновно  и  определено  как  конкретное  преступление,  т.  е.  состав  преступления  отражает  виновность,  уголовную  противоправность  и  общественную  опасность  деяния.  К  объективной  стороне  рейдерства  относятся:

1.  общественно  опасное  деяние,  совершенное  группой  лиц  (действие  и  бездействие);

2.  общественно  опасные  последствия  наступают  в  виде  ликвидации  предприятия,  лишения  жизни  и  здоровья  собственников  бизнеса,  лишения  собственников  бизнеса  права  на  бизнес;

3.  причинная  связь  между  рейдерством  и  его  последствиями;

4.  время,  место,  способ,  обстановка,  орудие  и  средство  совершения  захвата  бизнеса.

Субъектом  рейдерства  является  лицо,  совершившее  преступление  (деяния).  Кроме  вменяемости  и  достижения  определенного  возраста,  как  общих  признаков  характеризующих  преступление,  в  законе  могут  указываться  также  специальные  признаки  субъекта,  в  том  числе  должностное  положение  субъекта.  Субъективная  сторона  характеризует  внутреннюю  (психическую)  сторону  рейдерства,  т.  е.  отношение  психики  лица  к  совершаемому  им  общественно  опасному  деянию  и  к  его  последствиям.  Субъективную  сторону  рейдерства  образуют  вина  (исключительно  в  форме  умысла);  мотив  (т.  е.  побуждения,  которыми  руководствовалось  лицо  при  совершении  преступления  —  завладение  бизнесом);  цель,  которую  лицо  преследовало  при  совершении  преступления  —  завладеть  бизнесом.  Правильное  определение  объекта  посягательства  представляет  возможность  определения  юридической  природы  рейдерства.  Если  нападение  преследует  цель  завладеть  имуществом  потерпевшего,  то  в  таком  случае  по  всей  юридической  природе  совершаемого  преступление  относится  к  посягательствам  на  собственность,  если  нападение  совершается  с  целью  завладения  бизнесом  —  рейдерство.  Правильное  определение  объекта  посягательства  имеет  значение  в  определенных  случаях  для  отграничения  сходных  между  собой  преступлений  и  их  правильной  квалификации.  Значение  объекта  и  в  том,  что  он  является  одним  из  критериев  отграничения  преступлений  от  иных  правонарушений.  Таким  образом,  объект  преступления  «бизнес»  —  это  общественные  отношения,  которые  могут  охраняться  уголовным  законом,  на  которое  направлено  конкретное  посягательство  и  которому  «рейдерством»  причиняется  вред  либо  создается  реальная  угроза  причинения  вреда.

В  ходе  рейдерских  захватов  используют  механизмы  гражданско-правовых  отношений,  в  частности  применяются  последствия  недействительности  сделок.  При  определенных  условиях  такие  сделки  порождают  различные  негативные  последствия:  лишения  материально-технической  и  производственной  базы  бизнеса,  лишения  фирмы  возможности  заниматься  уставной  деятельностью,  передача  арендованного  предприятием  государственного  и  муниципального  имущества  другим  заинтересованным  лицам,  препятствия  выкупа  государственного  и  муниципального  имущества  добросовестным  арендатором.  Таким  образом,  последствия  недействительности  сделок  —  это:  двусторонняя  реституция,  односторонняя  реституция  и  конфискация  —  не  обеспечивают  гражданско-правовой  защиты  предприятия,  находящегося  в  зоне  рейдерской  атаки,  хотя,  к  отношениям  по  недействительным  сделкам  могут  быть  применены  нормы  о  неосновательном  обогащении,  может  быть  предусмотрена  обязанность  виновного  возместить  реальный  ущерб,  причиненный  потерпевшему  совершением  недействительной  сделки,  в  целом  положение  фирмы  в  гражданско-правовом  поле  остается  незащищенным  . 

Федеральным  законом  от  02.07.2013  №  142-ФЗ  [2]  в  гражданский  оборот  вводится  новый  объект  вещных  прав  —  единый  недвижимый  комплекс.  Статья  133ГК  РФ  указывает,  что  «недвижимой  вещью,  участвующей  в  обороте  как  единый  объект,  может  являться  единый  недвижимый  комплекс  —  совокупность  объединенных  единым  назначением  зданий,  сооружений  и  иных  вещей,  неразрывно  связанных  физически  или  технологически,  в  том  числе  линейных  объектов  (железные  дороги,  линии  электропередачи,  трубопроводы  и  другие),  либо  расположенных  на  одном  земельном  участке,  если  в  едином  государственном  реестре  прав  на  недвижимое  имущество  зарегистрировано  право  собственности  на  совокупность  указанных  объектов  в  целом  как  одну  недвижимую  вещь.  К  единым  недвижимым  комплексам  применяются  правила  о  неделимых  вещах».  Представляется,  что  определение  о  едином  недвижимом  комплексе  направлено  на  защиту  интересов  бизнеса,  укрепления  правовых  основ  регулирования  отношений  в  сфере  предпринимательской  деятельности  и  его  защиты.  Законодатель,  согласно  новой  редакции  ст.  133  ГК  РФ,  определил  понятие  вещи,  раздел  которой  в  натуре  невозможен  без  разрушения,  повреждения  вещи  или  изменения  ее  назначения  и  которая  выступает  в  обороте  как  единый  объект  вещных  прав,  является  неделимой  вещью  и  в  том  случае,  если  она  имеет  составные  части.  При  этом,  замена  одних  составных  частей  неделимой  вещи  другими  составными  частями  не  влечет  возникновения  иной  вещи,  если  при  этом  существенные  свойства  вещи  сохраняются,  а  согласно  п.  3  ст.  133  ГК  РФ  взыскание  может  быть  обращено  на  неделимую  вещь  только  в  целом,  если  законом  или  судебным  актом  не  установлена  возможность  выделения  из  вещи  ее  составной  части,  в  том  числе  в  целях  продажи  ее  отдельно.  Таким  образом,  можно  полагать,  что  новеллы  гражданского  законодательства  позволят  успешно  противодействовать  рейдерским  атакам  на  бизнес  и  его  захватам  по  частям,  когда  из  состава  объектов  производства  выделяется  его  отдельная  часть,  определяющая  технологический  процесс  и  в  целом  производственную  деятельность.  Единым  недвижимым  комплексом  является  группа  зданий,  строений,  сооружений  основного  или  вспомогательного  назначения,  технологически  связанных  между  собой  как  единый  объект,  как  полагает  автор,  будет  затруднена,  так  как  выделение  из  состава  неделимой  вещи  ее  составных  частей  (зданий,  сооружений,  земельных  участков)  будет  сопровождаться  разрешением  споров  по  заключению  сделок  в  судебном  порядке.  Публичное  разрешение  вопроса  о  выделении  отдельного  объекта  из  состава  неделимой  вещи,  позволит  предпринимателю  заявить  о  возможной  рейдерской  атаке  и  сохранить  технологический  процесс  на  предприятии.

Таким  образом,  с  изменением  норм  гражданского  законодательства,  возникает  несколько  вопросов,  решение  которых  существенно  повлияет  на  обеспечение  безопасности  бизнеса  и  снижения  рисков  рейдерских  захватов  предприятий.  В  частности,  изменения  порядка  и  субъектов,  уполномоченных  государством,  по  регистрации  недвижимости,  позволит,  в  определенной  степени,  избежать  давления  рейдеров  по  понуждению  продажи  бизнеса  «по  частям». 

Вместе  с  тем,  особенности  нормотворческого  процесса  по  внесению  изменений  и  дополнений  в  ГК  РФ  в  части  единого  имущественного  комплекса,  несогласованность  отдельных  его  положений  с  уголовным  законодательством,  по  мнению  автора,  будут  препятствовать  предпринимательской  деятельности,  так  и  иным  отношениям  по  поводу  вещных  прав  субъектов  экономической  деятельности,  а  также  не  позволят  выработать  методы  эффективной  защиты  бизнеса  от  рейдерских  захватов.

 

Список  литературы:

1.Гражданский  кодекс  Российской  Федерации  Часть  первая,  часть  вторая  от  26  января  1996  г.  №  14-ФЗ  (в  ред.  от  01  июля  2013)  //  Электронная  версия  издания  в  СПС  «КонсультантПлюс»  (Электронный  ресурс)  (дата  доступа:  22  октября  2013  г.)

2.Федеральный  закон  Российской  Федерации  от  2  июля  2013  г.  №  142-ФЗ  «О  внесении  изменений  в  подраздел  3  раздела  I  части  первой  Гражданского  кодекса  Российской  Федерации»//  Электронная  версия  издания  в  СПС  «КонсультантПлюс»  (Электронный  ресурс)  (дата  доступа:  22  октября  2013  г.).

3.Уголовный  Кодекс  Российской  Федерации  от  13.06.1996  г.  №  63-ФЗ  с  изм.  07.03.2011  г.  №  26-ФЗ  //  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.consultant.ru/popular/  (дата  доступа:  22  октября  2013  г.).

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Уважаемые коллеги, издательство СибАК с 30 марта по 30 апреля работает в обычном режиме