Статья опубликована в рамках: XXI Международной научно-практической конференции «Вопросы современной юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 13 февраля 2013 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: Актуальные вопросы противодействия преступности, носящей коррупциогенный характер

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Андреев С.Ю. ОТГРАНИЧЕНИЕ «ВЗЯТОЧНИЧЕСТВА» ОТ ИНЫХ КОРРУПЦИОННЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по матер. XXI междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2013.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
Выходные данные сборника:

 

ОТГРАНИЧЕНИЕ  «ВЗЯТОЧНИЧЕСТВА» ОТ  ИНЫХ  КОРРУПЦИОННЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

Андреева  Любовь  Александровна

канд.  юрид.  наук,  доцент  кафедры  экономико-управленческих 
и  правовых  дисциплин  Российского  государственного  гуманитарного  университета,  филиал  г.  Великий  Новгород

E-mail:  andreeva56@mail.ru

Андреев  Сергей  Юрьевич

студент  3  курса  Российского  государственного  гуманитарного  университета,  филиал  г.  Великий  Новгород

E-mail:  ala56@list.ru

 

Характеризуя  современное  влияние  коррупции  на  эффективность  реализации  норм  закона,  учитывая  степень  угрозы  безопасности  государства,  очевидно,  что  в  сложившейся  ситуации  противостояние  коррупционной  преступности  должно  стать  приоритетным  направлением.

Следует  отметить,  что  термин  «коррупция»,  охватывающий  сложное  социальное  явление,  пока  не  нашел  надлежащего  отражения  в  российском  законодательстве,  не  наделен  конкретным  юридическим  содержанием.

Существование  мер  противодействия  коррупции  и  взяточ­ничеству  можно  наблюдать  на  ранних  стадиях  развития  государства.  Специфика  взаимосвязи  взяточничества  с  коррупцией  выражалась  в  том,  что  коррупционные  отношения  включали  в  себя  частичное  использование  взяток  на  поддержание  системы  мер  самозащиты  чиновничества,  обеспечивающих  безопасность  их  преступной  деятель­ности.  Эта  ситуация  складывается  с  коррупционными  преступлениями  в  настоящее  время.

В  трудах  многих  отечественных  историков,  посвященных  истории,  становлению  и  развитию  Российского  государства,  термин  «коррупция»  практически  не  используется,  внимание  обычно  акцен­тировалось  на  мерах  борьбы  со  взяточничеством.

В  русском  языке  взяточничество  исторически  связано  с  терминами  «лихоимство»  и  «мздоимство».  В  толковом  словаре  В.И.  Даль  дает  толкование  мздоимства  и  взяточничества:  мздоимст-вовать  —  брать  подарки,  приношения,  взятки;  быть  продажным  человеком.  В  земле  нашей  мздоимствуется  по  обычаю.  Мздолюбие  —  сильное  расположение  ко  взяточничеству.  Взятка  —  срыв,  поборы,  приношения,  дары,  гостинцы,  приносы,  пишкеш,  бакшиш,  хабара,  могарычи,  плата  или  подарок  должностному  лицу,  во  избежание  стеснений,  или  подкуп  его  на  незаконное  дело.  Лихоимец  —  жадный  вымогатель,  взяточник  [2,  с.  121,  387]. 

Мздоимство  упоминается  в  русских  летописях  XIV  в.  Взятки  («посулы»)  —  вознаграждение  от  лица,  заинтересованного  в  исходе  того  или  иного  дела,  как  вид  преступления  упоминаются  в  Псковской  судной  грамоте  (XIV  в.),  которая  имела  особую  статью  о  «посулах»  (ст.  48),  запрещающую  взимание  тайных  посулов,  а  взяткополучателю  предъявляется  обвинение  в  грабеже  («ино  быть  ему  в  грабежи»)  [1,  c.  14].  В  дальнейшем,  ограничение  коррупционных  действий  предприни­малось  Иваном  III,  а  Иван  Грозный  впервые  ввел  смертную  казнь  в  качестве  наказания  за  «чрезмерность  во  взятках».  В  Судебнике  1550  г.  было  впервые  введено  наказание  для  взяточников  —  начиная  от  мелких  канцелярских  служителей  —  подьячих,  кончая  боярами.  Законодательство  было  избирательно  —  наказания  для  бояр,  решающих  дела  неправильно,  по  «посулам»  (взяткам),  были  куда  мягче,  чем  для  подьячих  [4,  с.  36—37].

В  связи  с  ростом  коррупции,  Петр  1  ужесточил  меры  по  борьбе  с  ней.  Например,  в  коррупции  был  изобличен  и  публично  казнен  сибирский  губернатор  Гагарин,  а  затем  четвертован  за  взяточничество  обер-фискал  Нестеров,  изобличивший  Гагарина.  Такая  же  участь  постигла  князя  Кольцова-Массальского,  сильно  разжившегося  лихоимством  при  управлении  соляными  сборами  [1,  с.  18].  Е.П.  Карнович  отмечает,  что  брали  взятки  богатейшие  чиновники  тогдашнего  общества.  Один  из  богатейших  людей  в  Европе  светлейший  князь  Александр  Данилович  Меньшиков  тем  не  менее  вымогал  взятки  у  шведского  посланника  барона  Цедеркрейца  (5  тыс.  золотых  монет),  принял  взятку  от  герцога  Голштинского  и  его  супруги  (80  тыс.  руб.  и  еще  20  тыс.  «в  качестве  делового  обязательства»  [3,  с.  17—18].

В  XVII—XVIII  вв.  среди  наиболее  активных  взяткодателей  находились  желающие  стать  владельцами  казенных  откупов:  тамо­женных,  заставных,  винных,  табачных  и  соляных.  После  того  как  «взятка  сработала»,  владельцы  откупов  (лицензий)  сами  становились  взяткополучателями  и  «допускали  упущения  казенного  интереса».  Например,  Н.И.  Костомаров  отмечал,  что  широкое  распространение  взяточничества  в  отдаленных  местах,  например  в  Сибири,  люди  «холопского»  происхождения,  отданные  в  солдаты  и  дослужившиеся  до  офицерского  чина,  получали  должности  воевод,  и  это  было  запрещено  при  Анне  Ивановне,  а  на  будущее  время  указано  назначать  в  воеводы  только  людей,  происходивших  из  знатного  шляхетства.  Надеялись,  что  такие  лица  менее  будут  падки  к  незаконной  наживе  и  покажут  более  радения  в  собирании  государственных  доходов.  Но  правительство  здесь  ошиблось.  При  таком  новом  порядке  немало  было  случаев  злоупотреблений  по  должности,  и,  между  прочим,  один  губернатор  за  взятки  был  казнен  смертью  [5,  с.  905].

Взяточничество,  в  основном,  было  связано  со  служебными  преступлениями,  в  качестве  доказательств  использовались  не  только  предметы  взятки,  но  и  подложные  документы,  шнурованные  книги,  так  называемые  «черновые»  записи,  расписки  и  пр.  При  отсутствии  доказательств  зачастую  применялся  «расспрос  с  пристрастием»,  допрос  с  угрозой  применения  пыток.  Сыщик  должен  был  записать  каждый  ответ  на  вопрос.  Допросные  листы  скреплялись  подписями  сыщика,  допрашиваемого  и  понятых.  Чаще  всего  пытка  употреблялась  в  «делах  видимых»  при  расследовании  убийств,  разбоев.  В  других  случаях  «пытать  не  мочно».  Если  про  взятку  «сыскати  будет  нечем,  и  в  том  учините  вера,  крестное  целование»  (присяга)  [6,  с.  408—425].

Вместе  с  тем,  современная  практика  борьбы  со  взяточничеством  практически  не  изменилась.  Социальная  напряженность  и  периоди­ческие  кризисы  являются  питательной  средой  коррупции,  зачастую  приводят  к  росту  коррупционных  преступлений.  Федеральный  закон  от  25  декабря  2008  года  №  273-ФЗ  «О  противодействии  коррупции»  [12]  определяет  противодействие  коррупции  как  деятельность  органов,  институтов  гражданского  общества,  организаций  и  физических  лиц  в  пределах  их  полномочий  по  предупреждению  коррупции.  Вместе  с  тем  в  законе  отсутствует  механизм  в  области  пресечения,  раскрытия  и  наказания  коррупционных  преступлений  ввиду  отсутствия  норм  УК  РФ  и  КоАП  РФ. 

Среди  официальных  трактовок  коррупции  можно  выделить  определение  ООН,  которое  является  наиболее  полным,  отражает  ее  суть,  то  есть  злоупотребление  для  выгоды  и,  возможно  может  послужить  основой  квалифицирующего  признака  коррупционного  преступления.  Формы  коррупции  разнообразны:  от  получения  взяток  за  совершение  как  законных,  так  и  незаконных  действий  (в  том  числе  за  вмешательство  коррумпированных  должностных  лиц  в  конку­рентную  борьбу  в  пользу  взяткодателей).  До  сложных  и  завуали­рованных  в  виде  участия  должностных  лиц  в  различных  сферах  предпринимательской  деятельности,  продажи  должностей  и  званий.  Коррумпированности  должностных  лиц  высшего  уровня,  участвующих  в  законотворчестве  в  виде  лоббирования  законов  за  вознаграждение  и  т.  п.  Наиболее  типичные  проявления  коррупции  —  подкуп  чиновников,  взяточничество  за  предоставление  благ  и  преимуществ,  протекционизм  (выдвижение  работников  по  признаку  родства,  землячества,  личной  преданности  и  приятельских  отношений). 

Попытки  определения  перечня  коррупционных  преступлений  предпринимались  правоохранительными  органами.  Например,  в  совместном  Указании  Генпрокуратуры  РФ  №  399/11,  МВД  РФ  №  1  от  28.12.2009  (ред.  от  30.04.2010)  «О  введении  в  действие  Перечней  статей  УК  РФ,  используемых  при  формировании  статистической  отчетности»  [9]  преступления  коррупционной  направленности  диффе­ренцированы  на  три  группы,  всего  40  составов  преступлений.  В  приказе  СК  при  Прокуратуре  РФ  от  19.03.2009  г.  №  7  «Об  утверждении  и  введении  в  действие  формы  статистической  отчетности  «Сведения  о  противодействии  коррупции  при  организации  деятельности  по  выявлению,  расследованию,  раскрытию  и  предуп­реждению  коррупционных  преступлений  следственными  органами  СК  при  прокуратуре  РФ»  [7]  к  преступлениям  коррупционной  направ­ленности  отнесены  29  составов,  представляемых  почти  все  родовые  объекты  уголовного  законодательства.  Представляет  интерес  классификация  в  приказе  Судебного  департамента  при  Верховном  Суде  РФ  от  20.05.2009  №  97  «Об  утверждении  Табеля  форм  статистической  отчетности  о  деятельности  федеральных  судов  общей  юрисдикции  и  мировых  судей,  образцов  форм  статистической  отчетности»  [8]  к  ним  отнесены  42  состава,  охватывающих  весь  объектный  спектр  Особенной  части  УК  РФ.  Таким  образом,  как  на  теоретическом  уровне,  так  и  в  практике  отсутствует  единое  мнение  о  преступлениях,  относимых  к  коррупционным.  Под  ними  понимаются  все  должностные  или  служебные  преступления,  отсут­ствует  четкое  объектное  отнесение  преступлений  к  коррупционным,  не  определен  круг  субъектов  коррупционных  преступлений,  так  как  большинством  исследователей  понимает  только  государствен­ного  или  муниципального  служащего. 

Безусловно,  взяточничество  представляет  собой  коррупционное  преступление.  Однако,  в  отличии  от  иных  преступлений  корруп­ционной  направленности,  внимание  законодателя  к  квалификации  взяточничества,  по  мнению  авторов,  чрезмерно.  В  свою  очередь  это  привело  к  увеличению  количества  преступлений  данной  категории,  «двойному  либо  тройному  счету»  этого  вида  преступлений,  «гипервнимания»  к  взяточничеству  в  ущерб  изучения  проблем  коррупции  в  целом  и  других  коррупционных  преступлений.

В  целях  дифференциации  ответственности  за  коррупционные  преступления  в  Уголовном  кодексе  РФ  закреплены  четыре  вида  взятки.  Это  коммерческий  подкуп,  дачу  взятки,  получение  взятки  и  посредничество  во  взяточничестве,  причем  устанавливаются  кратные  штрафы  в  размерах,  зависящих  от  вида  взятки.  Расширена  диспозиция  статьи  290  Уголовного  кодекса  РФ,  к  предмету  взятки  кроме  денег  и  ценных  бумаг  относится  и  «незаконное  оказание  услуг  имущественного  характера».  Уголовный  кодекс  РФ  дополнен  статьей  291  «Посредничество  во  взяточничестве»,  в  которой  дано  определение  самого  вида  преступления,  а  также  указана  мера  ответственности  посредников  во  взяточничестве.  Ранее  посредник,  всегда  оставался  только  свидетелем  в  уголовном  деле.

Однако,  следует  отметить,  что  на  практике  по-прежнему  за  совершение  данных  преступлений  привлекаются  в  основном  учителя  и  врачи,  крупные  коррупционеры  остаются  безнаказанными.  Кроме  этого  привлечь  к  ответственности  за  совершение  коммер­ческого  подкупа  проблематично,  т.  к.  инициатива  возбуждения  уголов­ного  дела  в  коммерческой  организации  должна  исходить  от  руково­дителя  организации.  Обычно  руководители  не  предпринимают  таких  действий,  что  способствует  дальнейшему  процветанию  коррупции. 

Понятие  взяточничества  —  это  правовое  понятие,  которое  объединяет  два  состава  преступления  —  получение  взятки  и  ее  дачу.  Взяточничество  является  одним  из  проявлений  коррупции,  представляет  собой  собирательный  юридический  термин,  который  охватывает  собой  два  самостоятельных  состава  должностных  преступ­лений  против  государственной  власти,  интересов  государственной  службы  и  службы  в  органах  местного  самоуправления  —  получение  взятки  и  дачу  взятки.

Вместе  с  тем,  взятка  является  наиболее  типичным  и  характерным  проявлением  коррупции,  этого  опаснейшего  криминального  явления,  дискредитирующего  органы  власти  и  подрывающего  их  авторитет,  затрагивает  законные  права  и  интересы  граждан.  Высокая  степень  общественной  опасности  дачи-получения  взятки  определяется  тем,  что  она  резко  деформирует  нормативно  установленный  порядок  осуществления  некоторой  частью  должностных  лиц  своих  служебных  полномочий  и  в  связи  с  этим  грубо  нарушает  интересы  государства,  правопорядок  и  законность.

Получение  взятки  и  дача  взятки  —  это  два  взаимосвязанных  преступных  деяний,  они  не  могут  совершаться  сами  по  себе,  вне  связи  друг  с  другом,  то  есть  они  находятся  относительно  друг  друга  в  положении  необходимого  соучастия,  при  котором  отсутствие  факта  дачи  взятки  означает  и  отсутствие  ее  получения.  В  данном  случае  охраняемым  законом  объектом,  то  есть  тем,  на  что  посягает  взятка,  является  правильная,  отвечающая  интересам  общества  функцио­нальная  работа  государственного  аппарата,  предприятий,  организаций,  учреждений,  а  также  общественных  организаций.  Таким  образом,  объективной  стороной  является  наличие  общественно  опасного  последствия  в  виде  существенного  нарушения  прав  и  законных  интересов  граждан  или  организаций  либо  охраняемых  законом  интересов  общества  или  государства.

Предметом  дачи  или  получения  взятки,  а  также  посредничества  в  совершении  этих  преступлений  в  самом  широком  смысле  является  любая  выгода  материального  характера,  в  том  числе  и  имущественные  права  и  обязанности,  например,  освобождение  взяткополучателя  от  обязанности  уплатить  денежный  долг,  вернуть  собственнику  ранее  взятое  у  него  имущество.  Таким  образом,  решающим  для  уголовной  ответственности  за  данное  преступление  является  не  внешняя  форма  получения  взятки,  не  способ  ее  передачи,  а  сам  факт  приобретения  должностным  лицом  определенной  имущественной  выгоды  за  совершение  или  не  совершение  им  в  интересах  дающего  каких-либо  действий  с  использованием  своего  служебного  положения.

В  связи  с  вышеизложенным,  авторы  предлагают  объединить  составы  статей  290  и  291  УК  РФ,  создав  единую  норму,  определяющую  понятие  «взяточничество».  Это  позволит  отграничить  взяточничество  от  других  составов  коррупционных  преступлений,  дать  правовую  оценку  преступления,  с  указанием  умысла  всех  субъектов.  Например,  под  предлогом  декриминализации  по  действующему  уголовному  законодательству  наказание  за  получение  взятки  наполо­вину  снижено,  исключено  дополнительное  эффективное  наказание  —  конфискация  имущества  (достаточно  сравнить  санкции  основного  состава  данного  преступления  по  ч.  1  ст.  173  УК  РСФСР  [10]  и  ч.  1  ст.  290  УК  РФ  [11]).  Одновременно  в  санкцию  включено  альтерна­тивное  более  мягкое,  чем  лишение  свободы,  наказание  —  штраф,  что  позволяет  взяткополучателю  практически  официально  откупиться  от  ответственности.  В  связи  с  этим,  аналогичные  по  своему  содержанию  противоправные  деяния,  оцениваются  неединообразно.  Объединение  статей  290  и  291  УК  РФ  позволит  избежать  двойного  учета  взяточничества,  унификации  уголовной  ответственности  как  за  дачу,  так  и  получение  взятки.

 

Список  литературы:

  1. Брякин  Н.Н.  Об  истории  возникновения  и  развития  понятия  «взяточничество»  //  Актуальные  проблемы  государства  и  гражданского  общества  на  современном  этапе  развития  российского  законодательства.  —  Астрахань:  Изд.  Дом  «Астраханский  университет»,  2007.  С.  13—18.
  2. Даль  В.И.  Толковый  словарь  русского  языка.  Современная  версия.  М.,  2000.  С.  121,  387.
  3. Карнович  Е.П.  Замечательные  богатства  частных  лиц  в  России.  СПб.,  1885.  С.  17—18.
  4. Кобрин  В.Б.  Иван  Грозный  (История  Москвы:  портреты  и  судьбы).  М.,  1989.  С.  36—37.
  5. Костомаров  Н.И.  Русская  история  в  жизнеописаниях  ее  главнейших  деятелей.  М.:  Изд-во  «Эксмо»,  2004.  С.  905.
  6. Краткое  изложение  судебных  процессов  или  судебных  тяжб  //  Российское  законодательство  X—XX  вв.  Т.  4.  М.,  1986.  С.  408—425.
  7. Приказ  СК  при  Прокуратуре  РФ  от  19.03.2009  г.  №  7  «Об  утверждении  и  введении  в  действие  формы  статистической  отчетности  «Сведения  о  противодействии  коррупции  при  организации  деятельности  по  выяв­лению,  расследованию,  раскрытию  и  предупреждению  коррупционных  преступлений  следственными  органами  СК  при  прокуратуре  РФ»  //  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.durex-promo.ru.
  8. Приказ  Судебного  департамента  при  Верховном  Суде  РФ  от  20.05.2009  №  97  «Об  утверждении  Табеля  форм  статистической  отчетности  о  деятельности  федеральных  судов  общей  юрисдикции  и  мировых  судей,  образцов  форм  статистической  отчетности»//[Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.durex-promo.ru.
  9. Указание  Генпрокуратуры  РФ  №  399/11,  МВД  РФ  №  1  от  28.12.2009  (ред.  от  30.04.2010)  «О  введении  в  действие  Перечней  статей  УК  РФ,  используемых  при  формировании  статистической  отчетности»  //  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.durex-promo.ru.
  10. Уголовный  кодекс  РСФСР  (утв.  ВС  РСФСР  27.10.1960)  //  «Свод  законов  РСФСР»,  т.  8,  с.  497.  Документ  утратил  силу.
  11. Уголовный  кодекс  Российской  Федерации  от  13.06.1996  №  63-ФЗ  //  СЗ  РФ,  17.06.1996,  №  25,  ст.  2954.
  12. Федеральный  закон  «О  противодействии  коррупции»  от  25  декабря  2008  года  №  273-ФЗ  (в  ред.  от  21.11.2011  №  329  //  Собрание  законодательства  РФ  —  2008.  —  №  52  (ч.  1).  —  Ст.  6228;  2011.  —  №  48.  —  Ст.  6730.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий