Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XX Международной научно-практической конференции «Вопросы современной юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 16 января 2013 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: Муниципальное право

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
ПОЛИТИКО-ПРАВОВАЯ ПРИРОДА МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по матер. XX междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2013.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
 
Выходные данные сборника:

 

ПОЛИТИКО-ПРАВОВАЯ ПРИРОДА МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ

Дархамбаева Айнура Даулетбековна

канд. юрид. наук, Академии экономики и права
им. У.А. Джолдасбекова, г. Талдыкорган

Е-mail: nuri_7878@mail.ru

 

В демократическом государстве мнение граждан и органов местного самоуправления оказывает воздействие на политико-правовые процессы в управлении. По мере поступательного развития демократического процесса выражение общественного мнения приобретает более упорядоченный характер. Освоение социумом электоральных механизмов влияния на власть способствует более четкому выявлению социальных позиций, образованию социальных и политических структур. Именно они доводят требования и настроения до уровня государственного решения насущных проблем [6, с. 35].

Также очевиден и другой момент: от характера социальных групп зависит не только динамика общества, но и его статика, т. е. особенности функционирования всех социальных институтов в конкретный исторический момент. Если люди как носители определенных обязанностей в рамках того или иного социального института (партии, пресса, образование, здравоохранение и т. д.) не соответствуют по духу и возможностям необходимому для решения поставленных перед ними задач уровню — угроза кризиса встает неминуемо. И, наконец, от того, из каких именно групп состоит общество, какие из них занимают лидирующие позиции, а какие — подчиненные; от их идеологии и реальной деятельности (политической, экономической и пр.) зависит сам тип общества, общественно-политическое и государственное устройство, полнота, характер и степень совершенности правовой базы государства. Социальные группы образуют общественно-политическую систему и являются ее основными элементами [6, с. 37].

Самоуправление является одним из наиболее распространенных политико-правовых образований, той социальной группой, которая в полной мере отражает идеалы демократических движений современного общества. В различных государствах местное самоуправление формируется по разному, в той или иной мере зависимой от государства. Для того, чтобы понять ее сущность, необходимость, рассмотрим природу местного самоуправления как такового.

В широком значении самоуправление как социально-правовой феномен имеет в своей основе процесс самоорганизации как объективное явление любой материи. В данном случае мы имеем дело с самоорганизующимися, самоуправляемыми сообществами. «Тогда, — обращает внимание А.Б. Жумадилова, — самоуправляемое сообщество в рамках отдельной территории следует понимать как объективное явление жизни общества и одну из форм его самоорганизации» [4, с. 14].

С.И. Ожегов дает следующее определение термину «местное самоуправление»: «внутреннее, своими собственными силами управление делами в какой-либо организации, коллективе» [8, с. 51].

Автор одного из основательных трудов по местному самоуправлению Л.А. Велихов еще в 1920-х гг. отмечал, что «самоуправление», как и большинство терминов в социальных науках, не имеет вполне точного и единого научного значения и разными авторами понимается различно [1, с. 235]. По мнению ученого, местное самоуправление – это «государственное управление каким-либо кругом дел на местах, образуемое посредством избрания уполномоченных на то лиц от господствующего класса местного населения» [1, с. 236].

Наиболее полное и широкое толкование понятия «местное самоуправление» было дано еще в XVII столетии в Англии, а оттуда заимствовано в прошлом веке государствоведами Германии (Selbstverwaltung) и России. В этой связи важно отметить, что во Франции соответствующего термина «местное самоуправ­ление» не существует, и он заменен понятиями «децентрализация» или «муниципальная власть» (pouvoir municipal) [1, с. 235—236].

Известный российский государствовед Н.И. Лазаревский под местным самоуправлением понимал децентрализованное государ­ственное управление, где самостоятельность местных органов обеспечено системой такого рода юридических гарантий, которые, создавая действительность децентрализации, вместе с тем обеспе­чивают и текущую связь органов местного государственного управления с данной местностью и ее населением [5, с. 15].

Другой русский юрист Н.И. Свешников определял «самоуправ­ление как новую форму администрации, заключающуюся в свободном участии народа в заведовании делами, вверенными местными административными органами, то есть свободное участие народа в местной администрации» [5, с. 13].

Весьма распространенной является трактовка самоуправления как независимости от центра, возможности какой-нибудь административной единицы (республики, области и т. д.) самостоятельно решать свои внутренние проблемы.

Местное самоуправление, — по мнению Н.И. Глазуновой, Ю.М. Забродина и А.Г. Поршнева, — это право и реальная способность органов местногосамоуправления регламентировать значительную часть государственных дел и управлять ею, действуя в рамках закона, под свою ответственность и в интересах местного населения [2, с. 42].

Показательное для XX века определение местного самоуправления дается Европейской Хартией о местном самоуправлении, в ст. 3 которой установлено, что «местное самоуправление — это право и реальная способность органов местного самоуправления регламентировать значительную часть государственных дел и управлять ею, действуя в рамках закона, под свою ответственность и в интересах местного населения» [3]. Согласно п. 3 ст. 4 Хартии, осуществление государственных полномочий, как правило, должно преимущественно возлагаться на органы власти, наиболее близкие к гражданам [3].

В Модельном законе СНГ от 6 декабря 1997 г. «Об общих принципах организации местного самоуправления» «под местным самоуправлением понимается форма реализации власти народа, осуществляемая посредством самостоятельной и под свою ответственность деятельности населения муниципальных образований по решению вопросов местного значения в соответствии с Конституцией и законами государства» [7].

Сопоставляя вышеназванные определения, нетрудно отметить разницу, объяснение которой можно найти, изучая эволюцию самого процесса общественной самоорганизации. Справедливо отметить, что содержание понятия «местное самоуправление» и система отправления власти на местах, которая отображалась этим понятием, исторически менялось.

В данном случае представляет особый интерес исследование А.А. Таранова, посвященное анализу современных форм самоуправ­ления местного сообщества. Автор, в частности, отмечает, что в реальной жизни многих государств формы организации местной власти, их функции менялись часто. Объективные эволюционные процессы способствовали зарождению различных форм самоуправ­ления местного сообщества в зависимости от притягательности идей, обеспечивающих права на развитие человека, условий оптимального взаимодействия граждан на местном уровне, обеспечивающих возможность решения собственных проблем, и других факторов [10, с. 17].

За местным самоуправлением признается одна из первых форм самоорганизации общества, возникшая задолго до образования государств на принципах, близких к современным его моделям.

В качестве отправной, многими авторами выделяется идея свободной общины, которую отстаивали такие выдающиеся мыслители, как Штейн, Гнейст, Токвиль, Лабанд, Турэ. В их учениях были выделены социально-правовые тенденции самоорганизации общества и прослежена эволюция концепции организации местной власти, что отразилось в теории муниципального права, как новой научной дисциплины. А.А. Таранов подчеркивает, что теория имела свою привлекательность, поскольку опиралась на идеи неотчуж­даемости, неприкосновенности свободной общины. Однако по мере усиления институтов государства возникала необходимость сбалансировать интересы самоуправления и государственного управления, тем более, что они должны были соответствовать административно-территориальному устройству и другим атрибутам государственности [10, с. 17].

Усложнение отношений в обществе, следствием чего явилось усложнение регулирования отношений в самоуправляемых сообществах привело к тому, что последние в свою очередь стали объединяться, преобразовываться и «разрастаться» в государство. В современном мире данные сообщества есть ничто иное как местное самоуправление, которые в свою очередь разнообразны, но однако должны иметь свою неизменяемую основу, признаки, характерные именно для местного самоуправления не зависимо от модели и видов.

Во многих государствах помимо высших и центральных органов государственной власти, в систему входят также и местные органы государственного управления, которые осуществляют управление на местах и имеют определенные черты схожие с местным самоуправлением. На практике, пожалуй, самой важной проблемой является именно определение места местного самоуправления и его взаимосвязь с государственными органами.

В большинстве демократических государств именно местные органы управления непосредственно решают повседневные, наиболее важные общественные вопросы. Это обусловливает сравнительно высокую управленческую заинтересованность и активность граждан в деятельности местных органов власти. К тому же непосредственное участие людей в управлении своей общиной, селом, районом, городом, предприятием не требует высокого профессионализма и полити­ческой ответственности, необходимых при управлении делами централизованного управления в масштабе всего огромного государства. Все это создает благоприятные предпосылки для широкого воплощения самоуправленческих принципов на уровне местной административно-территориальной организации [9, с. 209].

Что касается местного самоуправления в Казахстане, то А.Б. Жумадилова отмечает, что при «определении сущности местного самоуправления в Республике Казахстане следует также исходить из его двойственного государственно-общественного (смешанного) характера. В местном самоуправлении может быть достигнут баланс сочетания общественного и государствен­ного» [4, с. 27]. При этом, по мнению исследователя, «самостоятель­ность органов местного самоуправления не означает, что она полностью исключается из сферы воздействия вышестоящих государственных органов. На современном этапе государство, признавая самостоятельность местных органов, сохраняет за собой право надзора за законностью этих решений» [4, с. 29].

Согласно истинной ее сущности, в рамках осуществления непосредственной демократии, местное самоуправление должно быть рассмотрено именно с точки зрения института самоуправления народа.

Углубляя демократизм политической системы общества, необходимо помнить, что расширение участия масс в управлении — это не столько самоцель, сколько средство их превращения в подлинных хозяев своей страны, наиболее полного выражения многообразных интересов и воли людей, повышения эффективности управления обществом: Поэтому существование традиционных и создание новых демократических институтов оправданы лишь постольку, поскольку их деятельность отвечает этим требованиям, служит экономическому и социальному прогрессу общества [9, c. 202].

Развивая институты самоуправления, общество и государство, в конечном счете, отдают предпочтение непосредственной демократии перед представительной. Радикальное расширение непосредственной демократии выступает в качестве средства установления эффективного контроля общества над аппаратом государственного управления, методикой его деятельности. Не требует подтверждения тот фактор, что вопросы территориального значения должны быть переданы под управление местного самоуправления. На сегодняшний день — это социальная политика всех без исключения демократических государств.

Таким образом, местное самоуправление представляет собой форму самоорганизации общества. Органы местного самоуправления не входят в систему государственной власти. Деятельности органов местного самоуправления присущи следующие признаки: самостоятельность, организационная обособленность, многообразие организационных форм, соответствие материальных и финансовых ресурсов местного самоуправления его компетенции, ответственность перед государством, гражданами и организациями, гласность, государственная гарантия местного самоуправления, соблюдение прав и свобод человека и гражданина, сочетание представительной демократии с формами прямого волеизъявления населения.

 

Список литературы:

  1. Велихов Л.А. Основы городского хозяйства (Общее учение о городе, его управлении, финансах и методах хозяйства). — М.-Л.: Государственное издательство, 1928. — 468 с.
  2. Государственное и муниципальное управление / Под ред. Н.И. Глазуновой, Ю.М. Забродина, А.Г. Поршнева. — М.: Магистр, 1997. — 496 с.
  3. Европейская хартия о местном самоуправлении // Серия Европейских договоров. № 122. — Страсбург: Совет Европы, Отдел изданий и документов. — 15.10.1985 г.
  4. Жумадилова А.Б. Конституционно-правовые основы местного самоуправления в Республике Казахстан (вопросы теории и практики): дисс. … канд. юрид. наук: 12.00.02. — Алматы, 2005. — 126 с.
  5. Лазаревский Н.И. Основные теории местного самоуправления: происхождение и развитие. — М., 1996. — 400 с.
  6. Лукашева А.В. Общественное мнение и законотворчество. Демократия и права человека // Гражданин и право. — 2001. — № 11. — с. 34—44.
  7. Модельный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления». Принят на 10 пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств-участников СНГ (постановление № 10—17 от 6 декабря 1997 г.) // СПС «Параграф».
  8. Ожегов С.И. Словарь русского языка. — М., 1989. — 694 с.
  9. Политология: Курс лекций / Под ред. М.Н. Марченко. — М.: Изд-во МГУ, 1993. — 255 с.
  10. Таранов А.А. Муниципальное право Республики Казахстан. — Алматы: Баспа, 1999. — 144 с.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий