Статья опубликована в рамках: XX Международной научно-практической конференции «Вопросы современной юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 16 января 2013 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: Актуальные вопросы противодействия преступности, носящей коррупциогенный характер

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Ярмухаметов Р.З., Щеглова Т.Н. АНАЛИЗ КОРРУПЦИОННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по матер. XX междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2013.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
 
Выходные данные сборника:

 

АНАЛИЗ КОРРУПЦИОННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Ярмухаметов Рустам Зиннурович

д-р экон. наук, канд. юрид. наук, профессор СИ БашГУ, г. Сибай

E-mail: aelita-idelbekova@mail.ru

Щеглова Татьяна Николаевна

студент 1 курса юридического факультета СИ БашГУ, г. Сибай

E-mail: tanya-trofimova@mail.ru

 

На основе проведенного анализа проблем противодействия коррупционной преступности в органах государственной власти и местного самоуправления можно сделать следующие выводы:

Поиск новых путей противодействия коррупции приобретает особую значимость и актуальность, распространенность коррупции в современном российском обществе стала важным негативным фактором, определяющим сознание населения. Фактически признанно, что коррупция в России стала системной проблемой, без решения которой невозможно дальнейшее развитие страны.

Среди наиболее коррумпированных институтов, являются органы власти на федеральном и региональном уровнях, органы местного самоуправления, правоохранительные органы, суды, политические партии. Рост коррупции в органах государственной власти и местного самоуправления обусловлен, прежде всего, отсутствием четкого законодательного регулирования некоторых вопросов о государст­венной службе, действенного контроля за доходами государственных служащих и их источниками.

В связи обостренной криминогенной ситуации в России и той опасности, которую коррупция представляет для российской государственности, давно назрела реформа отечественного антикор­рупционного законодательства, которая позволила бы обеспечить эффективную правовую защиту личности, общества и государства от произвола со стороны чиновников. Деятельность органов государственной власти в сфере предупреждения коррупционной преступности на государственной и муниципальной службе должна включать в себя правовые, организационные, социальные, управленческие и иные меры. Притом расширение роли правовых норм в борьбе с данным видом противоправных деяний нуждается в обеспечении их фактического выполнения. Указом Президента России утвержден и принят Национальный План по противодействию коррупции 31 июля 2008 года № Пр-1568 [6]. На основании данного Плана принят Федеральный закон Российской Федерации от 25 декабря 2008 г. № 27-Федеральный закон «О противодействии коррупции» [10], а также другие Федеральные законы, вносящие изменения и дополнения в ряд законодательных актов. Однако принятие названных документов является лишь началом масштабных перемен, которыми должна быть ознаменована борьба с коррупцией в Российской Федерации, не смотря на то, что значение принятия указанных законов для России трудно переоценить. И поэтому, все правовые проблемы соответствующего противодействия, и требует дальнейшей разработки.

Следует отметить, что в Федеральном законе «О противодействии коррупции» [8], термин коррупция трактуется очень узко. Связано это в первую очередь с тем, что в определении дается понятие только о прямой выгоде в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера, иных имущественных прав. Считается целесообразным внесение дополнения в пункт «а» части 1 статьи 1 Федерального закона «О противодействии коррупции» [11]. Следует отметить, что в статье 1 после слов «в целях получения выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера, иных имущественных прав для себя или для третьих лиц либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу другими физическими лицами» указать «а также в целях получения выгоды в виде услуг неимущественного характера». Предлагаем также закрепить в теории криминологии следующее понятие «коррупционной преступности» — это антисоциальное, общественно опасное явление, угрожающее экономической и политической безопасности Российской Федерации, составляющее совокупность преступлений, совершаемых должностными лицами в целях личного обогащения за счет государства, коммерческих и иных организаций и граждан путем получения с использованием должностных полномочий материальных и иных благ в ущерб интересам государства и общества.

Анализ комплекса нормативных правовых актов, которые в той или иной степени касаются вопроса о противодействии коррупции, позволяет сделать обобщенный вывод о том, что среди, основных недостатков действующего законодательства, устанавливающего специальные ограничения для должностных лиц, фактически нет продуманной и унифицированной системы ограничений. Представляется необходимым оптимизировать систему должностных лиц, обобщить и унифицировать ограничения для них, продумать ряд ограничений применительно к каждой категории должностных лиц, причем с таким расчетом, чтобы ограничения и меры ответственности для высших должностных лиц были увеличены, чем для низших должностных лиц.

Представляем необходимым разработку и принятие Этического Кодекса государственного служащего в ближайшие сроки и внесение дополнения в Федеральный закон Российской Федерации от 25 декабря 2008 г. № 273-Федеральный закон «О противодействии коррупции» [12]. В статью 6 «Меры по профилактике коррупции» следующего содержания: после слов «6) развитие институтов общественного и парламентского контроля за соблюдением законода­тельства Российской Федерации о противодействии коррупции» дополнительный пункт следующего содержания «7) неукоснительное соблюдение государственными служащими норм Этического Кодекса государственного служащего, а также применение мер юридической ответственности за их нарушение». Многие международно-правовые акты требуют введения единого принципа осуществления государст­вами своей юрисдикции в случаях международной коррупции. Ввиду того, что различные конвенции придерживаются либо принципа территориальности, либо защищают принцип гражданства, остаются, лазейки между юрисдикциями различных стран при транснацио­нальной коррупции. Обещание дать взятку, относимое, статьями 15, 16, 18 Конвенции ООН [4] и статьями других рассматриваемых Конвенций к коррупционному преступлению, само по себе не образует основания уголовной ответственности по российскому законода­тельству, поскольку не содержит «признаков приготовления к преступлению, предусмотренному ч. 2 ст. 30 УК РФ. Исходя из смысла ст. 291 УК РФ, предложение взятки может быть квалифицировано как приготовление к даче взятки, когда оно выражено как намерение передать должностному лицу то, что признается предметом взятки, при согласии этого лица на его получение. Такая ситуация характеризуется уже не обещанием, а сговором на дачу-получение взятки, что может служить основанием уголовной ответственности лишь в случаях сговора на совершение этих преступлений при отягчающих или особо отягчающих обстоятельствах. Российское законодательство не предусматривает уголовной ответственности юридических лиц, в том числе в случаях активного подкупа, злоупотребления влиянием в корыстных целях и отмывания преступных доходов, о которых идет речь в ст. 18 Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию [3]. Принимая во внимание концептуальные основы установления уголовной ответственности за общественно опасные деяния в российском уголовном праве, следует признать, что имплементация этих международно-признанных норм в Уголовном кодексе Российской Федерации без кардинального изменения его основных принципов и инструментов в настоящее время невозможна. Для сотрудников правоохранительных органов наиболее характерны злоупотребления служебным положением, противоправное участие в предпринима­тельской деятельности, покровительство криминальным структурам, взяточничество. Незаконное вознаграждение сотрудники правоохрани­тельных органов получают чаще всего за освобождение от ответственности за административные и уголовно-наказуемые правонарушения. Этим явлениям способствует также несовершенство законодательства. Согласно ч. 1 ст. 75 УК РФ — «Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием» предусмотрено факультативное освобождение от уголовной ответственности. Однако действующая законодательная формула освобождения от уголовной ответственности типа «… лицо может быть освобождено…» означает, что применение этой нормы связано с усмотрением правоприменителя, а не однозначным, обязательным действием нормативного предписания. Действие данного уголовно-правового института, таким образом, регулируется усмотрением должностного лица. Подобные законодательные положения часто ведут к произволу правоприменителя, являются условиями для совершения должностных преступлений.

Несмотря на то, что в России в последние десятилетия регулярно создаются соответствующие структуры в сфере противодействия коррупции, видимых и ощутимых результатов нет, так как по своей сути это вспомогательные и совещательные структуры, лишенные реальных рычагов власти. Создание специальных органов по координации деятельности в области противодействия коррупции путем комплектования их состава из представителей федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации считается неприемлемым, в виду очевидной неэффективности, так как бесполезно с точки зрения противодействия коррупции.

Законодательство некоторых зарубежных стран содержит весьма развитую систему норм, направленных на противодействие коррупции. Некоторые положения и идеи, реализованные в уголовном законодательстве этих стран, могут быть использованы в уголовном законодательстве Российской Федерации для оптимизации уголовно-правовых методов противодействия коррупции. При этом следует помнить, что система права любой отдельно взятой страны представляет собой взаимосвязанный комплекс, и, следовательно, простое перенесение норм права другого государства в Россию, где имеется собственное законодательство, может не обладать той эффективностью, как применение этой же нормы в правовых условиях другого государства.

 

Список литературы:

  1. Воронин Ю.А. Коррупционная преступность в системе государственной и муниципальной службы, Екатеринбург: Изд-во УрАГС, 2006 г.
  2. Конвенция об уголовной ответственности за коррупцию / Собрание законодательства Российской Федерации 2009 г. — № 20.
  3. Конвенция об уголовной ответственности за коррупцию статья 18 / Консультант Плюс.
  4. Конвенция ООН статьями 15, 16, 18 Консультант Плюс.
  5. Конституция Российской Федерации текст Конституции опубликован в «Российской газете» от 25 декабря 1993 г. № 237,и текст Конституции с учетом поправок, внесенных законами Российской Федерации о поправках к Конституции Российской Федерации от 30 декабря 2008 г. № 6-ФКЗ и от 30 декабря 2008 г. № 7-ФКЗ, опубликован в «Российской газете» от 21 января 2009 г. № 7.
  6. Национальный план противодействия коррупции: Утвержденный Президентом РФ 31 июля 2008 г. № Пр-1568.
  7. О противодействии коррупции 19 декабря 2008 г. № 273-ФЗ/ Российская газета. 2008 г. Консультант плюс.
  8. Определение «коррупция», закрепленному в Федеральном законе «О противодействии коррупции» Консультант плюс.
  9. Уголовный кодекс Российской Федерации, Консультант плюс.
  10. Федеральный закон Российской Федерации от 25 декабря 2008 г. № 27-Федеральный закон «О противодействии коррупции».
  11. Часть 1 статьи 1 Федерального закона «О противодействии коррупции» Консультант плюс.
  12. Федеральный закон Российской Федерации от 25 декабря 2008 г. № 273-Ф3 «О противодействии коррупции» Консультант плюс.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий