Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XLVIII Международной научно-практической конференции «Вопросы современной юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 20 апреля 2015 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: Уголовное право

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Чистанов Т.О. Понятие и признаки преступного сообщества (организации) // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по матер. XLVIII междунар. науч.-практ. конф. № 4(46). – Новосибирск: СибАК, 2015.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

 

Понятие и признаки преступного сообщества (организации)

 

Чистанов  Томас  Олегович

аспирант  Хакасского  государственного  университета  им.  Н.Ф.  Катанова,  РФ,  г.  Абакан

E-mail:  tomaschistanov@mail.ru

 

CONCEPT  AND  CHARACTERISTICS  OF  THE  CRIMINAL  COMMUNITY

Tomas  Chistanov

graduate  student  of  The  Khakas  State  University,  Russia,  Abakan

 

АННОТАЦИЯ

Преступное  сообщество  является  одной  из  наиболее  опасных  форм  организованной  преступной  деятельности.  Посягает  на  все  сферы  общественной  жизни  и  угрожает  нормальному  функционированию  государственных  органов,  предприятий,  жизни  и  здоровью  граждан.  Между  тем,  существует  ряд  проблем  уголовной  ответственности  за  организацию  и  участие  в  преступном  сообществе.

ABSTRACT

Criminal  community  is  the  most  dangerous  form  of  organized  criminal  activity.  Encroaches  on  all  spheres  of  public  life  and  threatens  the  proper  functioning  of  state  institutions,  enterprises,  life  and  health  of  citizens.  in  the  criminal  law,  there  are  problems  of  criminal  responsibility  for  organizing  and  participating  in  a  criminal  association.

 

Ключевые  слова:  преступное  сообщество;  организованная  преступность;  организованная  преступная  деятельность;  структурированность;  преступление.

Keywords:  criminal  association;  organized  crime;  organized  criminal  activity;  structuring  crime.

 

 

Понятие  преступного  сообщества  (организации)  дается  в  части  4  статьи  35  Уголовного  кодекса  РФ:  Преступление  признается  совершенным  преступным  сообществом  (преступной  организацией),  если  оно  совершено  структурированной  организованной  группой  или  объединением  организованных  групп,  действующих  под  единым  руководством,  члены  которых  объединены  в  целях  совместного  совершения  одного  или  нескольких  тяжких  либо  особо  тяжких  преступлений  для  получения  прямо  или  косвенно  финансовой  или  иной  материальной  выгоды  [11].

В  соответствии  с  положениями  статьи  35  Уголовного  кодекса  РФ,  преступное  сообщество  (организация)  представляет  собой  особую  форму  организованной  группы,  отличающейся  от  других  организованных  преступных  формирований,  прежде  всего,  своими  целями,  а  также  высочайшей  степенью  организованности  и  общественной  опасности. 

Уголовная  ответственность  за  создание  преступного  сообщества  (преступной  организации)  (ч.  1  ст.  210  УК  РФ)  «наступает  с  момента  фактического  образования  указанного  преступного  сообщества  (преступной  организации),  то  есть  с  момента  создания  в  составе  организованной  группы  структурных  подразделений  или  объединения  организованных  групп  и  совершения  ими  действий,  свидетельствующих  о  готовности  преступного  сообщества  (преступной  организации)  реализовать  свои  преступные  намерения,  независимо  от  того,  совершили  ли  участники  такого  сообщества  (организации)  запланированное  тяжкое  или  особо  тяжкое  преступление.  Если  лицо  или  группа  лиц  присоединились  к  уже  созданному  преступному  сообществу  (преступной  организации)  в  целях  реализации  преступных  намерений,  то  их  ответственность  по  статье  210  УК  РФ  наступает  с  момента  вхождения  их  в  сообщество  (организацию)  в  зависимости  от  фактически  выполняемых  ими  действий»  [9].

Н.А.  Колоколов  отмечает:  «О  наличии  преступного  сообщества  (организации)  свидетельствует,  во-первых,  возникновение  отношений  власти-подчинения  между  членами  преступной  организации,  которые,  в  отличие  от  одного  «голого»  преступного  намерения,  не  спрячешь.  В  этой  связи  трудно  не  согласиться  с  авторами  Постановления  №  12,  которые  настаивают  на  том,  что  уголовная  ответственность  за  создание  преступного  сообщества  должна  наступать  именно  с  момента  его  образования.  Факт  реализации  им  своих  целей  для  квалификации  действий  виновных  по  ст.  210  УК  РФ  никакого  значения  не  имеет»  [5].

В  соответствии  с  разъяснениями  Верховного  суда  РФ:  «Закон  не  устанавливает  каких-либо  правовых  различий  между  понятиями  преступное  сообщество  и  преступная  организация»  [9].  Как  отмечает  Н.П.  Водько,  употребление  в  норме  закона  двух  терминов  (сообщество  и  организация),  характеризующих  одно  понятие,  представляется  неоправданным,  так  как  это  вносит  лишь  сумятицу  и  вызывает  непродуманные  теоретические  поиски  сходств  и  различий  преступного  сообщества  и  преступной  организации  [3].

По  мнению  Верховного  суда  РФ,  разъяснившего  порядок  применения  части  4  статьи  35  УК  РФ:  «Преступное  сообщество  должно  обладать  сплоченностью  и  создаваться  для  совершения  нескольких  тяжких  и  особо  тяжких  преступлений,  либо  объединение  организаторов,  руководителей  или  представителей  организованных  групп,  созданное  в  этих  же  целях.  О  сплоченности  может  свидетельствовать  наличие  у  руководителей  и  участников  этого  сообщества  единого  умысла  на  совершение  тяжких  и  особо  тяжких  преступлений,  а  также  осознание  ими  общих  целей  функционирования  такого  преступного  сообщества  и  своей  принадлежности  к  нему.  Для  данной  формы  организованной  преступности  характерно  сочетание  в  различной  совокупности  таких  признаков,  как  наличие  организационно-управленческих  структур,  общей  материально-финансовой  базы,  образованной,  в  том  числе,  из  взносов  от  преступной  и  иной  деятельности,  иерархии,  дисциплины,  установленных  ими  правил  взаимоотношения  и  поведения  участников  преступного  сообщества  и  т.  д.  Сплоченность  может  также  характеризоваться  особой  структурой  сообщества  (например,  руководитель,  совет  руководителей,  исполнители  отдельных  заданий),  наличием  руководящего  состава,  распределением  функций  между  его  участниками.  О  сплоченности  сообщества  свидетельствует  планирование  преступной  деятельности  на  длительный  период,  подкуп  и  другие  коррупционные  действия,  направленные  на  нейтрализацию  представителей  правоохранительных  и  иных  государственных  органов»  [4].

Л.М.  Прозументов  отмечает:  «По  мнению  законодателя,  основное  отличие  преступного  сообщества  (организации)  от  организованной  группы  заключается  в  цели  их  объединения:  организованная  группа  объединяется  для  совершения  одного  или  нескольких  преступлений  без  указания  их  тяжести,  а  преступное  сообщество  (организация)  объединяется  для  совершения  одного  или  нескольких  тяжких  либо  особо  тяжких  преступлений  для  получения  прямо  или  косвенно  финансовой  или  иной  материальной  выгоды»  [10].

Похожую  позицию  в  вопросе  отличий  преступного  сообщества  (организации)  от  иных  видов  соучастия  занимает  Верховный  Суд  РФ  в  Постановлении  Пленума  «О  судебной  практике  рассмотрения  уголовных  дел  об  организации  преступного  сообщества  (преступной  организации)  или  участии  в  нем  (ней)»,  указывая:  «Сообщество  (преступная  организация)  отличается  от  иных  видов  преступных  групп,  в  том  числе  от  организованной  группы,  более  сложной  внутренней  структурой,  наличием  цели  совместного  совершения  тяжких  или  особо  тяжких  преступлений  для  получения  прямо  или  косвенно  финансовой  или  иной  материальной  выгоды,  а  также  возможностью  объединения  двух  или  более  организованных  групп  с  той  же  целью»  [9].

Такой  подход  не  в  полной  мере  раскрывает  специфические  особенности  преступного  сообщества  (организации),  которые  позволили  бы  безошибочно  отграничить  его  от  других  видов  организованных  группировок. 

В  связи  с  этим,  В.М.  Быков  полагает:  «преступное  сообщество  (преступную  организацию)  от  организованной  группы  отличают  другие  более  значимые  для  научно  обоснованного  понимания  преступного  сообщества  (преступной  организации)  признаки,  и  в  первую  очередь  —  профессионализм  его  членов,  проявляющийся  в  способах  совершения  преступлений.  Для  членов  преступного  сообщества  (преступной  организации)  постоянное  совершение  преступления  становится  их  профессией,  основным  способом  получения  преступных  доходов,  их  образом  жизни  и  мышления.  Именно  профессионализм  членов  преступного  сообщества  (преступной  организации),  проявляющийся  в  постоянном  совершении  все  новых  и  новых  преступлений,  в  постоянном  совершенствовании  способов  их  совершения,  является  одним  из  важных,  но  не  единственным  признаком  преступного  сообщества  (преступной  организации).  Однако  в  рассматриваемой  редакции  ч.  4  ст.  35  УК  РФ  законодатель  не  счел  необходимым  указать  на  этот  признак  преступного  сообщества  (преступной  организации),  что  по-прежнему  порождает  определенные  трудности  в  разграничении  организованных  групп  от  преступного  сообщества  (преступных  организаций)»  [1].

Действительно,  признак  профессионализма  членов  преступного  сообщества  (организации)  мог  бы  стать  серьезным  основанием  отграничения  его  от  других  видов  организованных  группировок.  С  другой  стороны,  довольно  сложно  дать  четкое  определение  понятию  профессионализма  членов  преступного  сообщества,  вероятнее  всего  данный  признак  носит  оценочный  характер  и  квалификация  по  данному  составу  будет  в  большей  степени  зависеть  от  позиции  правоприменительных  органов.

В  соответствии  с  изменениями  уголовного  законодательства,  в  статью  210  УК  РФ  включена  часть  4,  предусматривающая  уголовную  ответственность  для  еще  одного  специального  субъекта  данного  преступления  —  «лица,  занимающего  высшее  положение  в  преступной  иерархии».  Это  совершенно  новое  понятие  для  уголовного  закона.

Никитенко  и  Якушева  указывают  на  то,  что  "включенный  в  статье  210  УК  РФ  новый  квалифицирующий  признак  совершения  преступления  лицом,  «занимающим  высшее  положение  в  преступной  иерархии»,  безусловно,  породит  сложности  на  практике,  поскольку  эти  дефиниции  —  «высшее  положение»,  «преступная  иерархия»  —  имеют  во  многом  оценочный  характер»  [8].

Верховный  Суд  РФ  указывает,  что  судам  надлежит  устанавливать  занимаемое  этим  лицом  положение  в  преступной  иерархии,  в  чем  конкретно  выразились  действия  такого  лица  по  созданию  или  по  руководству  преступным  сообществом  (преступной  организацией)  либо  по  координации  преступных  действий,  созданию  устойчивых  связей  между  различными  самостоятельно  действующими  организованными  группами  либо  по  разделу  сфер  преступного  влияния  и  преступных  доходов,  а  также  другие  преступные  действия,  свидетельствующие  о  его  авторитете  и  лидерстве  в  преступном  сообществе  (преступной  организации).  О  лидерстве  такого  лица  в  преступной  иерархии  может  свидетельствовать  и  наличие  связей  с  экстремистскими  и  (или)  террористическими  организациями  или  наличие  коррупционных  связей  и  т.  п.  В  приговоре  необходимо  указать,  на  основании  каких  из  названных  признаков  суд  пришел  к  выводу  о  наличии  в  действиях  лица  состава  преступления,  предусмотренного  ч.  4  ст.  210  УК  РФ  [9].

А.С.  Королев  утверждает,  что  состав  ч.  4  ст.  210  УК  РФ  подразумевает  наличие  специального  субъекта,  характеристики  которого  имеют  сугубо  оценочный  характер.  Он  также  ставит  под  сомнение  использование  на  практике  обсуждаемой  нормы,  ибо  оценка  преступников  по  степени  их  авторитета  или  влияния  в  уголовной  среде  не  имеет  общепризнанных  критериев  в  уголовном  законодательстве  [6].

По  данным  Судебного  департамента  Верховного  Суда  Российской  Федерации,  за  период  2009—2011  гг.  за  организацию  преступного  сообщества  осуждены  44  человека,  за  участие  в  преступном  сообществе  —  217,  и  всего  пятеро  —  по  ч.  3  ст.  210  Уголовного  кодекса  Российской  Федерации  за  создание  преступного  сообщества  или  участие  в  нем  с  использованием  служебного  положения  [2].  Нет  ни  одного  приговора,  вступившего  в  законную  силу  по  ч.  4  ст.  210  УК  РФ,  т.  е.  не  доказана  вина  ни  одного  лица,  занимающего  высшее  положение  в  преступной  иерархии.

 

Список  литературы:

  1. Быков  В.М.  Проблемы  применения  ст.  210  УК  РФ  в  новой  редакции  ФЗ  от  03.11.09  №  245-ФЗ:  Право  и  политика.  2011.  №  1
  2. Данные  о  состоянии  судимости  //  Официальный  сайт  Верховного  Суда  РФ//  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  www.cdep.ru/index.php?id=79&item=951  (дата  обращения  18.03.2014).
  3. Зайнутдинова  А.Р.  Организованные  формы  соучастия:  диссертация  на  соискателя  ученой  степени  к.ю.н.  Казань.  КГУ,  2001.  —  С.  78.
  4. Кассационное  определение  Верховного  суда  РФ  от  22.10.2013  №  11-О13-25  //  СПС  Консультант  Плюс  (дата  обращения  18.03.2014).
  5. Колоколов  Н.А.  Российская  Cosa  Nostra:Интервью.Эж-Юрист.2010.  №  25.
  6. Королев  А.С.  Борьба  с  преступными  авторитетами  в  рамках  новых  положений  Уголовного  кодекса  Российской  Федерации  (краткий  анализ  изменений,  предусмотренных  Федеральным  законом  от  3  ноября  2009  г.  №  245-ФЗ)  //  Российский  следователь.  —  2010.  —  №  19.  —  С.  21.
  7. Кудрявцева  В.Н.,  Эминова  В.Е.  Криминология:  Учебник,  М.  1997.  —  С.  259—260.
  8. Никитенко  И.,  Якушева  Т.  Организация  преступного  сообщества:  проблемы  квалификации  //  Уголовное  право.  —  2010.  —  №  5.  —  С.  61.
  9. О  судебной  практике  рассмотрения  уголовных  дел  об  организации  преступного  сообщества  (преступной  организации)  или  участии  в  нем  (ней):  Постановление  Пленума  Верховного  Суда  РФ  от  10  июня  2010  года.  СПС  Консультант  Плюс  (дата  обращения  18.03.2014).
  10. Прозументов  Л.М.  Преступное  сообщество  (организация)  как  форма  соучастия  в  преступлении  //  Право.  2011.
  11. Уголовный  кодекс  Российской  Федерации  от  13.06.1996  №  63-ФЗ  (ред.  от  03.02.2014)//  СПС  Консультант  Плюс  (дата  обращения  18.03.2014).

 

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий