Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XLVII Международной научно-практической конференции «Вопросы современной юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 18 марта 2015 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: Уголовное право

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Дядюн К.В. РЕГЛАМЕНТАЦИЯ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА УБИЙСТВО МАТЕРЬЮ НОВОРОЖДЕННОГО РЕБЕНКА: СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ УГОЛОВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РОССИИ И СКАНДИНАВСКИХ СТРАН // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по матер. XLVII междунар. науч.-практ. конф. № 3(45). – Новосибирск: СибАК, 2015.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

 

РЕГЛАМЕНТАЦИЯ  ОТВЕТСТВЕННОСТИ  ЗА  УБИЙСТВО  МАТЕРЬЮ  НОВОРОЖДЕННОГО  РЕБЕНКА:  СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЙ  АНАЛИЗ  УГОЛОВНОГО  ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА  РОССИИ  И  СКАНДИНАВСКИХ  СТРАН

Дядюн  Кристина  Владимировна

канд.  юрид.  наук,  доцент  кафедры  уголовно-правовых  дисциплин  ВФ  РТА,  РФ,  г.  Владивосток

E-mail: 

 

REGULATION  OF  RESPONSIBILITY  FOR  MURDER  BY  MOTHER  OF  THE  NEWBORN  CHILD:  THE  RATHER-LEGAL  ANALYSIS  CRIMINAL  LEGISLATION  OF  THE  RUSSIA  AND  THE  SCANDINAVIAN  COUNTRIES

Dyadyun  Kristina

candidate  of  juridical  sciences,  associate  professor  of  department  of  criminal  law  VB  RCA,  Russia,  Vladivostok

 

АННОТАЦИЯ

В  данной  статье  анализируются  особенности  регламентации  ответственности  за  детоубийство  в  уголовном  законодательстве  РФ  и  стран  Скандинавии.  Автор  исследует  законодательный  подход  в  области  установления  признаков  потерпевшего,  объективной  стороны  данного  преступления.  Также  в  статье  рассматриваются  санкции  за  убийство  матерью  новорожденного  ребенка  и  анализируются  уточняющие  примечания  к  соответствующей  статье.  В  результате  предлагаются  авторские  модификации  рассмотренной  нормы.

ABSTRACT

In  given  article  features  of  a  regulation  of  responsibility  for  infanticide  in  the  criminal  legislation  of  the  Russian  Federation  and  the  countries  of  Scandinavia  are  analyzed.  The  author  investigates  the  legislative  approach  in  the  field  of  an  establishment  of  signs  of  the  victim,  the  objective  party  of  the  given  crime.  Also  in  article  sanctions  for  murder  by  mother  of  the  newborn  child  are  considered  and  specifying  notes  to  corresponding  article  are  analyzed.  Author's  updatings  of  the  considered  norm  are  as  a  result  offered.

 

Ключевые  слова:  убийство  матерью  новорожденного  ребенка;  уголовное  законодательство  скандинавских  стран;  новорожденный  ребенок;  назначение  наказания;  родовой  процесс.

Keywords:  murder  by  mother  of  the  newborn  child;  the  criminal  legislation  of  the  Scandinavian  countries;  the  newborn  child;  appointment  of  punishment;  generic  process.

 

 

Убийство  матерью  новорожденного  ребенка  достаточно  распространенное  преступление  в  современном  мире.  При  этом  в  большинстве  стран  данное  деяние  относится  к  числу  привилегированных.  Представляется,  что  основанием  смягчения  ответственности  выступает  учет  особого  психофизиологического  состояния  женщины,  обусловленного  процессом  родов.  Однако  далеко  не  во  всех  государствах  соответствующая  норма  сконструирована  надлежащим  образом,  исключающим  проблемы  толкования  и  применения. 

Так,  УК  РФ  в  ст.  106  закрепляет  по  сути  3  различных  критерия  отнесения  данного  деяния  к  числу  привилегированных  [8]:

1.    время  совершения:  время  родов/сразу  после  них;  при  этом  отсутствует  увязка  указанных  пределов  с  состоянием  женщины,  т.  е.  причинение  смерти  младенцу  под  влиянием  факторов,  обусловленных  процессом  родов,  и  убийство  новорожденного  женщиной,  не  испытывающей  каких-либо  психоэмоциональных  модификаций  (в  силу  физиологических  особенностей,  многократных  родов  и  т.  п.)  будут  расцениваться  в  одинаковых  пределах:  влечь  смягчение  уголовной  ответственности.

2.  обстановка  совершения:  психотравмирующая  ситуация;  исходя  из  логического  анализа,  данная  обстановка  также  должна  быть  увязана  с  обстоятельствами,  сопутствующими  родовому  процессу  (отказ  отца  от  ребенка,  недостаточность  материальной  обеспеченности  матери  для  предоставления  ребенку  необходимых  условий  и  т.  д.),  однако  из  текста  ст.  106  такой  вывод  опять-таки  прямо  не  следует,  а  его  практическая  реализация  обусловлена  индивидуальным  подходом  правоприменителя,  что  на  практике  далеко  не  всегда  присутствует.

3.  состояние  психического  расстройства,  не  исключающего  вменяемости;  которое  в  качестве  привилегирующего  обстоятельства  в  рамках  рассматриваемой  статьи  также  должно  обусловливаться  психофизиологическими  аспектами,  взаимосвязанными  с  родовым  процессом,  в  противном  случае  не  было  бы  оснований  в  отдельной  регламентации  соответствующего  фактора  в  силу  наличия  общей  статьи  об  ограниченной  вменяемости.

Еже  одним  проблемным  вопросом  является  отсутствие  четких  критериев  потерпевшего  от  данного  преступления:  педиатрия  определяет  новорожденность  периодом  равным  одному  лунному  месяцу  (28  календарных  дней),  акушерство  —  одной  неделе,  судебная  медицина  —  одним  суткам  [2,  с.  31;  5,  с.  386].  Также  однозначно  не  определен  и  начальный  момент  жизни. 

Какие-либо  уточняющие  обстоятельства  в  действующей  редакции  ст.  106  УК  РФ  также  отсутствуют.  Неоднозначной  представляется  и  санкция  рассматриваемой  статьи,  предусматривающей  несколько  видов  наказания  с  различными  сроками  реализации.  Следует  отметить,  что  при  всей  «привилегированности»  данного  состава,  предусмотренное  им  деяние  —  убийство:  умышленное  причинение  смерти,  поэтому  излишний  либерализм  в  сфере  назначения  наказания  представляется  необоснованным,  особенно  вкупе  с  несовершенной  формулировкой  диспозиции  соответствующей  статьи.

В  целях  совершенствования  уголовного  законодательства  и  адекватного  его  толкования  и  применения  целесообразно  учитывать  опыт  зарубежных  стран  в  аналогичной  области.  В  рамках  данной  статьи  представлен  анализ  нормы  об  ответственности  за  убийство  матерью  новорожденного  ребенка  в  УК  РФ  и  уголовном  законодательстве  скандинавских  стран  (Дании,  Норвегии,  Швеции).

Таблица  1. 

Сравнительный  анализ  нормы  об  ответственности  за  убийство  матерью  новорожденного  ребенка  по  УК  РФ  И  УК  скандинавских  стран

страна

признаки  потерпев

шего

отличительные

  признаки  деяния

санкция

уточнения

Россия

не  определены

·   во  время/сразу  после  родов;

·   в  условиях  психотравмирующей  ситуации;

·   в  состоянии  психического  расстройства,  не  исключающего  вменяемости

·ограничение  свободы  на  срок  2—4  лет;

·  принуди

тельные  работы  на  срок  до  5  лет;

· лишение  свободы  на  срок  до  5  лет

отсутствуют

Дания

не  определены

в  течение/сразу  после

  родов  под  воздействием  бедственного  состояния/испытывая  страдания  вследствие  факторов,  вызванных  родами

тюремное  заключение  на  срок  3—4  г

наказание  может  быть  отменено,  если  присутствовал  только  покушение  без  вреда  для  ребенка

Норве

гия

определены:  момент  начала  родов  —  сутки  после  родов

родовой  процесс

тюремное  заключение  на  срок  1—8  лет

·       увеличение  срока  наказания  до  12  лет  при  наличии  повторности  или  особо  отягчающих  обстоятельств;

·       наказание  может  быть  отменено,  если  отсутствуют  тяжкие  телесные  повреждения  и  значительный  вред  здоровью  ребенка

Швеция

не  определены

нарушение  душевного  состояния/наличие  сильной  нужды,  обусловленных  факторами,  взаимосвязанными  с  родовым  процессом

заключение  на  срок  до  6  лет

отсутствуют

 

Из  представленной  таблицы  видно,  что  законодатель  рассмотренных  зарубежных  стран  увязывает  возможность  смягчения  ответственности  за  указанную  разновидность  убийства  обстоятельствами  так  или  иначе  взаимосвязанными  с  родовым  процессом.  Такой  подход  видится  абсолютно  обоснованным.  Так,  как  отмечает  ряд  исследователей  [3,  с.  142;  4,  с.  131—132;  1]  систематическое  и  грамматическое  толкование  уголовного  закона  позволяет  заключить,  что  признак  психического  расстройства,  не  исключающего  вменяемости,  обусловленного  влиянием  родового  процесса,  присущ  всем  случаям  убийства  матерью  новорожденного  ребенка  в  ракурсе  регламентации  соответствующей  уголовной  ответственности.  По  исследуемой  проблеме  был  проведен  опрос  450  человек  (обычных  граждан;  студентов  юридических  вузов  и  сотрудников  правоохранительных  органов).  Большинство  опрошенных  (62,2  %)  отметили,  что  смягчение  уголовной  ответственности  за  убийство  матерью  новорожденного  ребенка  должно  обусловливаться  состоянием  психического  расстройства,  не  исключающего  вменяемости,  вызванного  влиянием  родового  процесса  и  связанных  с  ними  обстоятельств.  Более  того,  64,5  %  также  подчеркнули  невозможность  смягчения  ответственности  за  данное  преступление  при  доказанности  его  запланированности  и  в  отсутствие  каких-либо  психологических  отклонений  субъекта.  При  этом  еще  24,5  %  респондентов  указали  на  необходимость  квалификации  вышеозначенной  разновидности  детоубийства  как  убийства  с  отягчающими  обстоятельствами  (заведомо  беспомощного  для  виновного  лица).  Примечательно,  что  означенные  позиции  были  практически  идентичны  у  всех  категорий  опрошенных.

Что  касается  определения  признаков  потерпевшего,  несомненно,  выделяется  подход  норвежского  законодателя,  конкретизирующий  рамки  «новорожденности».  Следует  отметить,  что  в  большинстве  современных  уголовных  кодексов  указанные  критерии  не  определены,  что  затрудняет  адекватное  и  единообразное  толкование  и  применение  соответствующей  нормы.

По  мнению  большинства  респондентов  (48,9  %)  состояние  новорожденности  следует  исчислять  в  рамках  1  суток,  в  основном  такая  позиция  поддерживается  обычными  гражданами  (не  связанными  с  юриспруденцией).  На  втором  месте  —  1  лунный  месяц  (28  календарных  дней)  —  24,4  %.  Указанную  позицию  отмечали  сотрудники  правоохранительных  органов.  Представляется,  во  избежание  споров  и  разнотолков,  следует  закреплять  рассматриваемые  критерии  на  законодательном  уровне:  либо  в  соответствующей  норме  уголовного  закона,  либо  в  примечании  к  ней.

Следующим  значимым  вопросом  в  свете  рассматриваемой  темы  является  установление  видов  и  размеров  наказания  за  рассматриваемое  преступное  деяние.  В  данном  контексте  наиболее  близка  позиция  законодателя  РФ  и  Дании.  Хотя  российский  законодатель  и  предусматривает  больший  спектр  видов  наказания,  однако  при  анализе  данного  вопроса  следует  учитывать  и  общую  структуру  соответствующих  уголовных  кодексов,  в  том  числе  и  установленный  перечень  наказаний.  В  указанном  вопросе  уголовное  законодательство  скандинавских  стран  весьма  схоже,  именно  поэтому  за  рассматриваемое  преступление  устанавливается  только  один  вид  наказания  —  тюремное  заключение,  различаются  лишь  сроки.  В  частности  по  УК  Швеции  максимальное  наказание  за  данное  преступное  деяние  —  6  лет  тюремного  заключения,  по  УК  Норвегии  —  8  лет  [9;  7].  На  первый  взгляд  указанные  пределы  ответственности  за  «привилегированное»  преступление  достаточно  суровы,  однако  уголовный  закон  скандинавских  стран  содержит  уточнения,  позволяющие  модифицировать  установленные  пределы:  возможность  полной  отмены  уголовной  ответственности  за  покушение  на  рассматриваемое  преступление  при  отсутствии  вреда  для  ребенка  (§  238  УК  Дании;  §  234  УК  Норвегии)  [6;  7];  также  возможно  ужесточение  наказания:  до  12  лет  тюремного  заключения  при  наличии  повторности/особо  отягчающих  обстоятельств  (§  234  УК  Норвегии).  Такой  подход  представляется  обоснованным,  позволяет  максимально  индивидуализировано  подходить  к  вопросу  об  уголовной  ответственности  и  наказании  за  рассматриваемое  преступление  с  учетом  всех  обстоятельств  дела.  Видится  обоснованным  рассмотреть  возможность  внесения  соответствующих  модификаций  и  в  российский  уголовный  закон.

Суммируя  вышеизложенное,  можно  сделать  следующие  основные  выводы:

1.  уголовное  законодательство  скандинавских  стран  представляется  более  адекватным  в  сфере  регламентации  признаков  убийства  матерью  новорожденного  ребенка:  смягчение  ответственности  обусловлено  особым  состоянием  женщины,  взаимосвязанным  с  процессом  родов;

2.  позитивным  аспектом  можно  считать  наличие  возможности  в  уголовных  кодексах  скандинавских  стран  индивидуализированного  подхода  к  наказанию  за  рассмотренное  преступление:  от  полного  освобождения  от  уголовной  ответственности  до  максимального  ее  ужесточения  в  зависимости  от  конкретных  обстоятельств;

3.    положительной  отличительной  особенностью  необходимо  признать  закрепление  в  УК  Норвегии  признаков  потерпевшего  лица.

Таким  образом,  законодательный  подход  рассмотренных  скандинавских  государств  в  области  регламентации  ответственности  за  убийство  матерью  новорожденного  ребенка  представляется  более  обоснованным  как  с  теоретической,  так  и  с  практической  точки  зрения,  позволяет  максимально  индивидуализировано  подходить  к  вопросу  назначения  наказания  и  обеспечивает  реализацию  целей  и  задач,  положенных  в  основу  создания  соответствующих  норм.  Представляется  целесообразным  рассмотреть  возможность  заимствования  рассмотренных  плюсов  законодательного  подхода  зарубежных  стран  в  данной  области  в  УК  РФ  в  целях  совершенствования  толкования  и  применения  соответствующей  нормы  и  реализации  задач  ее  обусловивших.

 

Список  литературы:

  1. Бородин  С.В.  Преступления  против  жизни.  М.,  1999. 
  2. Вермель  И.Г.  Сложные  вопросы  судебной  медицины.  Свердловск,  1989.
  3. Кондрашова  Т.В.  Проблемы  уголовной  ответственности  за  преступления  против  жизни,  здоровья,  половой  свободы  и  половой  неприкосновенности.  Екатеринбург,  2000.
  4. Маляев  К.В.  Уголовно-правовая  охрана  жизни.  Н.  Новгород,  2005. 
  5. Судебная  медицина/под  ред.  А.А.  Матышева,  А.Г.  Деньковского.  Л.,  1985. 
  6. Уголовный  кодекс  Дании//  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://law.edu.ru/norm/norm.asp?normID=1241524  (дата  обращения:  10.03.2015).
  7. Уголовный  кодекс  Норвегии.  СПб.,  2003. 
  8. Уголовный  кодекс  РФ.  М.,  2014. 
  9. Уголовный  кодекс  Швеции//  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.sweden4rus.nu/rus/info/juridisk/ugolovnyj_kodeks_shvecii  (дата  обращения:  10.03.2015).

 

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий