Статья опубликована в рамках: XLV-XLVI Международной научно-практической конференции «Вопросы современной юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 18 февраля 2015 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: Уголовное право

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
ЛИЧНОСТЬ РЕЦИДИВИСТА В КРИМИНОЛОГИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ ХХ ВЕКА // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по матер. XLV-XLVI междунар. науч.-практ. конф. № 1-2(44). – Новосибирск: СибАК, 2015.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

 

ЛИЧНОСТЬ  РЕЦИДИВИСТА  В  КРИМИНОЛОГИЧЕСКОЙ  ТЕОРИИ  ХХ  ВЕКА

Меликов  Эльнур  Мамедагаевич

аспирант,  Российская  академия  правосудия,  помощник  судьи,  Октябрьский  районный  суд  г.  НовосибирскаРФгНовосибирск

E-mail: 

 

THE  IDENTITY  OF  THE  RECIDIVIST  IN  CRIMINOLOGICAL  THEORY  OF  THE  TWENTIETH  CENTURY

Melikov  Elnur

graduate  student,  Russian  Academy  of  Justice,  Assistant  judge,  the  Oktyabrsky  district  court  of  Novosibirsk,  Russia,  Novosibirsk

 

АННОТАЦИЯ

В  статье  дано  понятие  личности  преступника,  личности  рецидивиста  в  отечественной  криминологической  теории  XX  века.  Приведены  точки  зрения  различных  ученых.  Освещена  история  учета  личности  преступника  при  назначении  наказания.

ABSTRACT

In  the  article  the  concept  of  offender,  recidivist  personality  in  national  criminological  theories  of  the  20th  century.  Shows  the  point  of  view  of  different  scientists.  Illuminated  history  of  records  of  offender  when  sentencing.

 

Ключевые  слова:  уголовное  право;  личность  преступника,  учет  личности  при  назначении  наказания. 

Keywords:  criminal  law;  identity  of  the  offender,  account  when  sentencing  the  person.

 

Механизм  преступного  поведения  неотделим  от  лица,  совершающего  преступление,  его  потребностей  и  допускаемых  путей  их  удовлетворения,  личностных  качеств,  которые  находят  свое  воплощение  в  совершенном  деянии.

Анализируя  человеческую  природу,  С.В.  Познышев  отмечал:  «Жизнь  отдельной  личности  протекает  в  рамках  известных  объективных  условий,  в  связи  с  которыми  и  в  соответствии  с  ее  характером  у  нее  вырабатывается  круг  определенных  общих  целей  и  способов  их  достижения,  и  из  этого  слагается  главное  содержание  ее  жизни.  …  По  самой  природе  своей  человек  стремится  к  удовольствиям  и  избегает  страданий»  [6,  с.  25—26].  Однако  реализация  этих  устремлений  осуществляется  как  криминальным,  так  и  некриминальным  способом.  «Преступный  тип  представляет  собой  такого  рода  психическую  конституцию,  при  которой  личность  развивается  и  получает  осуществление  стремление  к  известному  преступлению  при  таких  обстоятельствах,  при  которых  у  громадного  большинства  людей  такого  стремления  не  возникает,  или,  по  крайней  мере,  последнее  не  получает  достаточного  для  его  осуществления  развития»  [6,  с.  28].

При  определении  меры  наказания  уже  в  «Руководящих  началах  по  уголовному  праву  РСФСР  1919  года»  и  в  УК  РСФСР  1922  года  предписывалось  изучать,  наряду  с  иными  существенными  обстоятельствами,  «личность  преступника,  поскольку  таковая  выяснялась  в  учиненном  им  преступлении  и  его  мотивах  и  поскольку  возможно  уяснить  ее  на  основании  его  образа  жизни  и  прошлого»  [8,  с.  181],  более  того,  большая  часть  отягчающих  и  смягчающих  обстоятельств  характеризовала  степень  опасности  именно  личности  преступника.

При  анализе  рецидивной  преступности  отмечалось:  «Преступника–рецидивиста  характеризует  повышенная  степень  общественной  опасности  его  личности.  Это  находит  свое  выражение  в  самом  факте  повторного  совершения  таким  лицом  преступления  вопреки  примененным  к  нему  ранее  мерам  исправительно-трудового  воздействия.  При  изучении  личности  рецидивиста  могут  быть  обнаружены  такие  его  качества,  которые  в  сочетании  с  отрицательно  влияющими  на  него  внешними  факторами  и  в  результате  сознательного  решения,  принятого  рецидивистом,  приводят  его  к  совершению  преступления.  В  то  же  время  индивидуальные  свойства  преступника  могут  способствовать  или  препятствовать  совершению  им  преступления,  но  не  могут  фатально  обрекать  на  это»  [3,  с.  314].

Таким  образом,  личность  преступника  на  заре  отечественной  криминологии  была  объектом  научного  интереса  криминологов  того  времени,  однако  изучалась  лишь  как  «часть  анализа  преступности».

В  то  время  личность  преступника  изучалась  с  целью  научного  обоснования  деятельности,  направленной  на  предупреждение  преступности.  «Цель  изучения  личности  рецидивистов  —  составление  их  социальной  и  психологической  характеристики  и  поиски  средств  их  исправления»  [3,  с.  7].

Ситуация  изменилась  в  70-е  годы  прошлого  века,  когда  личность  преступника  была  включена  в  предмет  криминологии. 

«Советская  криминология  —  марксистская  наука  о  преступности,  ее  состоянии,  структуре,  динамике,  о  причинах  преступности  и  условиях,  ей  способствующих,  о  личности  преступника  и  о  путях  и  средствах  предупреждения  преступлений  в  социалистическом  обществе»  [4,  с.  6].  Преступление  —  это  акт  сознательного  поведения  конкретного  человека,  поэтому  без  учета  социальных  признаков,  характеризующих  этого  человека,  без  анализа  их  нравственно-психологических  свойств,  влияющих  на  поведение,  невозможно  понять  причины  преступления  и  преступности  в  целом  [4,  с.  8].

«Под  личностью  преступника  понималась  совокупность  социальных  и  социально  значимых  свойств,  признаков,  связей,  отношений,  характеризующих  лицо,  виновно  нарушающее  уголовный  закон  и  в  сочетании  с  иными  условиями  и  обстоятельствами  влияющих  на  его  антиобщественное  поведение»  [4,  с.  150]. 

В.Д.  Филимонов  отмечал:  «Понятие  личности  преступника  по  сравнению  с  понятием  личности  в  целом  носит  частный  характер  и  служит  для  отделения  личности  преступника  от  личности  других  людей.  От  личности  законопослушных  граждан  личность  преступника  отличается  свойствами,  породившими  преступное  поведение,  от  личности  других  преступников  —  во-первых,  особенностями  этих  свойств,  во-вторых,  другими  свойствами  личности,  не  имеющими  криминогенного  значения»  [7,  с.  28].

Указывая  на  повышенную  общественную  опасность  личности,  совершающей  преступление  после  уголовного  осуждения,  В.Д.  Филимонов  отмечал,  что  «…общественная  опасность  лица,  повторно  совершившего  преступление,  приобретает  качественное  отличие  в  тех  случаях,  когда  второе  преступление  совершено  после  осуждения  за  первое.  Антиобщественные  свойства  личности  здесь  оказываются  более  устойчивыми  и  зачастую  требуют  для  искоренения  особых  мер»  [7,  с.  33].

В.П.  Малков,  анализируя  рецидивную  преступность,  приводит  и  обобщает  результаты  исследований  повторно  совершенных  преступлений,  которые  имели  место  в  конце  60-х  годов  прошлого  века.  Ссылаясь  на  данные,  полученные  В.Н.  Рощиным  и  М.П.  Лашиным,  он  так  же  отмечает,  что  среди  воров,  подвергшихся  изучению,  75  %  ранее  совершали  кражи  [5,  с.  93]. 

Указанная  особенность  рецидивной  преступности,  отмеченная  криминологами  еще  в  середине  ХХ  века,  присуща  этому  виду  преступности  и  в  современной  России.  «По  данным  статистики  только  с  2005  по  2009  г.  количество  лиц,  совершивших  повторные  преступления,  возросло  более  чем  на  60  %,  а  число  уголовных  посягательств  со  стороны  рецидивистов  —  на  95  %»  [2,  с.  25].

Автор,  анализируя  первые  советские  уголовно-правовые  нормативные  акты,  отмечает,  что  в  соответствии  со  ст.  45  УК  РСФСР  1926  года  суд  должен  был  при  назначении  наказания  руководствоваться  «своим  социалистическим  правосознанием,  исходя  из  учета  общественной  опасности  совершенного  преступления,  обстоятельств  дела  и  личности  совершившего  преступление». 

Личность  преступника  в  период  действия  этих  нормативно-правовых  актов  изучалась  только  в  рамках  уголовного  права  при  назначении  наказания.

Изучение  личности  преступников  криминологами  не  отвергалось,  но  личность  преступника  рассматривалась  не  как  самостоятельная  категория  и  не  входила  в  предмет  изучения  науки  криминологии,  а  являлась  факультативной,  изучалась  в  процессе  анализа  преступности,  в  том  числе  и  рецидивной,  исключительно  для  выработки  мер,  направленных  на  ее  предупреждение.  Личность  преступника  включена  в  предмет  криминологии  лишь  в  70-е  годы  прошлого  века.  Криминологи  второй  половины  ХХ  века,  изучая  личность  преступника,  разграничивая  присущие  ей  свойства  и  качества  и  свойства  и  качества  личности  законопослушного  человека,  не  особенно  расходились  во  мнении.

Статья  60  УК  РФ,  определяя  общие  начала  назначения  наказания,  содержит  указание  на  то,  что  при  назначении  наказания  особенности  личности  виновного  учитывается,  наравне  с  характером  и  степенью  общественной  опасности  совершенного  преступления.  Таким  образом,  в  содержание  понятия  «личность  виновного»  входят  не  только  обязательные  признаки,  относящиеся  к  субъекту  преступления,  но  и  другие  признаки  личности  виновного,  характеризующие  его  как  гражданина  государства,  члена  общества,  представителя  определенной  социальной  группы,  общественной  организации,  члена  семьи,  трудового  коллектива  и  т.  д.  Поэтому  суд  при  назначении  наказания  должен  исследовать  данные,  характеризующие  личность  виновного,  его  поведение,  социальные  связи  и  образ  жизни  до  совершения  преступления  и  учитывать  индивидуальные  особенности  личности.

Качественная  характеристика  общественной  опасности  криминогенной  личности  —  способность  к  совершению  преступлений;  личность  преступника  —  личность  человека,  совершившего  преступление.  Личность  преступника  отличается  от  личности  не  преступника  наличием  таких  нравственно-психологических  качеств,  составляющих  содержание  общественной  опасности,  которые  во  взаимодействии  с  обстоятельствами  внешней  среды  детерминируют  преступление.

Криминогенная  личность  —  объект  профилактической  деятельности  специально  уполномоченных  на  то  органов,  личность  преступника  —  объект  уголовно-правового  воздействия,  профилактическое  значение  которого  заключается  в  назначении  наиболее  эффективного,  необходимого  и  достаточного  наказания  для  максимального  достижения  его  целей  и  организации  исправительного  воздействия  для  предотвращения  рецидива.

Внимание  законодателя  должно  быть  обращено  на  личностные  качества  преступника,  свидетельствующие  либо  о  его  неисправимости  или,  наоборот,  об  отсутствии  злостности,  но  совершении  преступлений  под  воздействием  ситуации,  которой  он  не  мог  противостоять  по  определенным  причинам. 

В  связи  с  чем,  в  целях  полного  учета  особенностей  личности  преступника,  а  не  формального  учета  совершенных  им  преступлений  предлагается  ч.  3  ст.  60  УК  РФ  изложить  в  следующей  редакции:

«При  назначении  наказания  учитываются  характер  и  степень  общественной  опасности  преступления,  личность  виновного,  склонность  к  совершению  преступлений,  мотивы  и  цели  преступления,  роль  виновного,  его  поведение  во  время  или  после  совершения  преступления,  в  том  числе  обстоятельства,  смягчающие  и  отягчающие  наказание,  а  также  влияние  назначенного  наказания  на  исправление  осужденного  и  на  условия  жизни  его  семьи».

 

Список  литературы:

  1. Бышевский  Ю.В.  Характеристика  осужденных,  отбывающих  наказание  за  кражи:  Монография.  Омск:  Омская  Академия  МВД  России,  2008.  —  С.  146.
  2. Косарева  Л.В.,  Косарев  В.Н.  Рецидивная  преступность:  уголовно-правовые  и  криминологические  аспекты:  учебное  пособие.  Волгоград,  2010.  —  С.  56.
  3. Криминология:  Учебник  /изд.  2-е,  испр.  и  доп.  М.:  Юридическая  литература,  1968.  —  С.  472.
  4. Криминология:  Учебник  /изд.  3-е,  испр.  и  доп.  М.:  Юридическая  литература,  1976.  —  С.  439.
  5. Малков  В.П.  Множественность  преступлений  и  ее  формы  по  советскому  уголовному  праву.  Казань:  издательство  Казанского  университета,  1982.  —  С.  173.
  6. Познышев  С.В.  Криминальная  психология.  Преступные  типы.  М.:  Госиздат,  1926.  —  С.  255.
  7. Филимонов  В.Д.  Общественная  опасность  личности  преступника.  Томск:  издательство  Томского  университета,  1970.  —  С.  277.
  8. Швеков  Г.В.  Первый  советский  уголовный  кодекс.  М.:  Издательство  Высшая  школа,  1970.  —  С.  202.

 

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий