Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XLIV Международной научно-практической конференции «Вопросы современной юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 22 декабря 2014 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: Гражданский и арбитражный процесс

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Огнева Н.С. ОБЪЕКТЫ ПРИЗНАНИЯ И ИСПОЛНЕНИЯ СУДЕБНЫХ И ИНЫХ АКТОВ В РОССИИ // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по матер. XLIV междунар. науч.-практ. конф. № 12(43). – Новосибирск: СибАК, 2014.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

ОБЪЕКТЫ  ПРИЗНАНИЯ  И  ИСПОЛНЕНИЯ  СУДЕБНЫХ  И  ИНЫХ  АКТОВ  В  РОССИИ

Огнева  Надежда  Сергеевна

аспирант  Самарского  государственного  университета,  РФ,  г.  Самара

E-mail: 

 

RECOGNITION  AND  ENFORCEMENT  OBJECTS  OF  JUDICIAL  AND  OTHER  ACTS

Nadezhda  Ogneva

post-graduate  of  Samara  state  university,  Russia,  Samara

 

АННОТАЦИЯ

Статья  посвящена  проблеме  объектов  признания  и  исполнения  судебных  и  иных  актов  в  России.  Анализируя  российское  гражданское  и  процессуальное  право  и  нормы  международных  соглашений,  автор  приходит  к  выводу  о  неоднозначном  толковании  ими  понятия  судебного  решения.  Рассматривая  отдельные  виды  судебных  и  иных  актов,  которые  могут  быть  признаны  и  исполнены  на  территории  России,  автор  высказывает  свою  точку  зрения  о  том,  может  ли  тот  или  иной  акт  иметь  такую  же  юридическую  силу  на  территории  Российской  Федерации,  какую  он  имеет  в  иностранном  государстве.

ABSTRACT

The  article  is  about  a  problem  of  recognition  and  enforcement  objects  of  judicial  and  other  acts  in  Russia.  Analyzing  the  Russian  civil  procedural  and  the  Russian  arbitral  procedural  legislation  and  the  rules  of  international  agreements  the  author  comes  to  conclusion  that  these  statutory  documents  ambiguously  explain  the  term  of  judicial  decision.  Considering  separate  types  of  judicial  and  other  acts  which  can  be  recognized  and  enforced  in  Russia,  the  author  points  out  his  own  opinion  whether  a  definite  act  can  have  the  same  legal  force  in  Russian  Federation  as  it  has  in  the  foreign  state.

 

Ключевые  слова:  признание;  исполнение;  акты  иностранных  судов;  судебное  решение;  заочное  решение;  судебный  приказ;  акт  о  прекращении  производства  по  делу;  мировое  соглашение;  нотариальный  акт. 

Keywords:  recognition;  enforcement;  acts  of  foreign  courts;  judgment  by  default;  judicatory  civil  order;  judgment  of  cassetur  breve;  adjustment,  notarial  act.

 

Российское  гражданское  и  арбитражное  процессуальное  законодательство  в  качестве  объектов  признания  и  исполнения  судебных  и  иных  актов  называет  достаточно  ограниченный  круг  таких  документов,  оставляя  «последнее  слово»  за  международными  конвенциями.  Несмотря  на  то,  что  приоритетным  источником  российского  права  является  международный  договор,  экономические  отношения  субъектов,  находящихся  под  разной  юрисдикцией,  развиваются  в  геометрической  прогрессии.  Количество  иностранных  граждан,  заинтересованных  в  защите  своих  прав  на  территории  зарубежного  государства  и  установленных  актами,  вынесенными  на  территории  другого  государства,  также  увеличивается.  Несмотря  на  достаточно  тесное  сотрудничество  в  настоящее  время  стран  между  собой,  такое  сотрудничество  не  является  эффективным  в  рамках  признания  и  исполнения  актов  иностранных  судов. 

Первой  причиной,  является  то,  что  гражданский  и  арбитражный  процесс  в  России  с  позиции  иностранной  стороны  представляется  достаточно  продолжительным  и  финансово  затратным.  Судебных  дел  по  данной  категории  рассматривается  в  России  не  так  много.  С  другой  стороны,  принимая  к  своему  производству  заявление  о  признании  и  исполнении  иностранного  акта,  российский  суд  очень  часто  не  готов  сформировать  четкий  вывод  по  такому  делу  ввиду  отсутствия  АПК  РФ  и  ГПК  РФ  четкой  и  исчерпывающей  регламентации  этого  вопроса. 

У  России  заключены  международные  договоры  о  сотрудничестве,  в  том  числе  в  них  урегулированы  и  вопросы  признания  и  исполнения  судебных  актов,  но  не  со  всеми  государствами.  С  учетом  того,  что  в  настоящее  время  государства  объединяются  в  целях  сотрудничества  и  достижения  общих  мировых  целей,  необходимо  иметь  четкое  представление,  какой  иностранный  акт  может  быть  признан  и  исполнен  на  территории  того  или  иного  государства.  Употребляя  термин  «иностранное  судебное  решение»,  российский  законодатель,  очевидно,  вкладывает  в  него  более  широкое  значение,  нежели  то,  что  используется  в  других  главах  кодексов.  В  главах  31  АПК  РФ  и  45  ГПК  РФ  законодатель  рассматривает  судебное  решение  с  точки  зрения  его  понимания  иностранным  правом.  Во-первых,  само  российское  законодательство  под  судебным  решением  определяет  судебный  акт,  являющийся  результатом  рассмотрения  дела  по  существу  в  первой  инстанции.  Очевидно,  российский  законодатель  не  ограничивается  лишь  судебными  актами,  вынесенными  в  первой  инстанции,  а  также  рассматривает  в  качестве  объекта  признания  и  исполнения  постановления  и  определения,  вынесенные  в  порядке  рассмотрения  дел  в  апелляционной,  кассационной  и  надзорной  инстанции.  Во-вторых,  под  понятием  судебного  решения  (как  объекта  признания  и  исполнения)  каждое  государство  понимает  свой  определенный  круг  актов.  Брюссельская  конвенция,  например,  затрагивающая  вопросы  юрисдикции  и  исполнения  судебных  решений  по  гражданским  и  коммерческим  спорам,  под  таким  решением  понимает  любое  решение,  вынесенное  судом  или  органом  правосудия  государства-члена  такой  конвенции,  независимо  от  того,  как  оно  поименовано.  Это  может  быть:  постановление,  решение,  судебный  приказ  об  исполнении  решения  или  определение  о  судебных  издержках  и  расходах,  которое  выдано  служащим  суда  (статья  25  Брюссельской  конвенции)  [1].  Согласно  статье  19  Конвенции  о  правовой  помощи  от  25  января  1979  г.,  заключенной  между  СССР  и  Итальянской  Республикой,  государства-участники  конвенции  помимо  прочего  признают  и  решения,  регулирующие  семейные  правоотношения.  Это:  признание  отцовства,  установление  опеки,  попечительства  и  усыновления,  либо  их  отмены  [6,  с.  729].  Анализируя  правила,  содержащиеся  в  международных  договорах,  необходимо  учитывать  сложность  перевода  таких  договоров,  а  также  различие  правовых  систем  и  их  подходов  к  пониманию  правовой  природы  судебного  решения.  Т.Н.  Нешатаева  отметила:  «Для  признания  иностранного  акта  на  территории  РФ  необходимо  соблюдение  следующего  условия:  такой  акт  должен  являться  результатом  правоприменительной  деятельности  по  осуществлению  правосудия  с  использованием  судебного  метода  ведения  процесса»  [4,  с.  146].        

Проанализируем  сущность  тех  актов,  которые  могут  носить  название  актов,  отражающих  деятельность  по  отправлению  правосудия.

В  теории  цивилистической  науки  выделяют  следующие  отличительные  свойства  судебного  решения:

· Неопровержимость.  Не  подлежит  обжалованию  судебное  решение,  вступившее  в  законную  силу. 

·Исключительность.  Судебным  решением  устанавливаются  факты  и  правоотношения,  которые  не  могут  быть  оспорены  в  другом  гражданском  процессе.  Лица,  участвующие  в  рассмотрении  дела,  не  могут  вновь  заявить  те  же  требования,  которые  уже  были  ими  заявлены  на  том  же  основании.

·Обязательность.  Судебное  решение  устанавливает  для  сторон  определенные  права  и  накладывает  на  стороны  определенные  обязанности.  Дальнейшие  правоотношения  сторон  будут  регулироваться  вынесенным  судебным  решением. 

·Исполнимость.  В  случае  если  стороны  в  споре  не  выполняют  свои  обязанности  в  добровольном  порядке,  такие  обязанности  подлежат  исполнению  в  принудительном  порядке.

Российское  законодательство  не  выделяет  отдельно  заочные  решения  в  качестве  возможных  объектов  признания  и  исполнения.  Встречается  и  положительная  практика  разрешения  подобных  дел.  Например,  Федеральный  Арбитражный  суд  Московского  округа  в  своем  постановлении  от  24.06.2008  г. 

не  нашел  оснований  для  отказа  в  удовлетворении  заявления  одной  из  сторон  о  признании  и  приведении  в  исполнение  заочного  решения,  вынесенного  иностранным  судом  (г.  Варшавы).  ФАС  Московского  округа  при  принятии  своего  решения  по  указанному  делу  обобщил  нормы  АПК  РФ  и  Договора  между  РФ  и  Республикой  Польша  от  16.09.1996  г.  «О  правовой  помощи  и  правовых  отношениях  по  гражданским  и  торговым  делам»  и  пришел  к  выводу,  что  в  них  не  установлены  основания  для  отказа  в  удовлетворении  такого  заявления  [7]. 

Представляется  разумным,  что  иностранное  заочное  судебное  решение  подлежит  признанию  и  исполнению  вне  зависимости  от  прямого  упоминания  о  нем  в  международном  договоре  или  процессуальном  кодексе  РФ  и  также  по  умолчанию  включено  в  перечень  расширительного  толкования  термина  «судебное  решение»,  используемое  законодателем  в  главах  31  АПК  РФ  и  45  ГПК  РФ.  Сторонником  возможности  признания  и  исполнения  иностранного  заочного  решения  является  и  секретарь  Британо-российской  юридической  ассоциации,  Катерина  Хэслам-Джонс,  которая  в  своем  докладе  в  рамках  международной  конференции,  прошедшей  17  февраля  2012  года  в  Кассационном  суде  Франции,  в  качестве  одного  из  условий  исполнения  иностранного  решения  на  примере  Соединенного  Королевства  указывает  то,  что  «судебное  решение  должно  быть  полным  и  окончательным  для  конкретной  инстанции».  Последним,  по  ее  словам,  является,  среди  прочих,  заочное  судебное  решение  в  пользу  истца  вследствие  неявки  ответчика  [5]. 

Анализируя  судебные  решения,  следует  отметить  и  такую  категорию  актов,  выносимых  судами,  как  судебные  приказы.  По  своей  правовой  природе  судебный  приказ  является  и  судебным  решением  и  исполнительным  документом.  Судебный  приказ  разрешает  заявленное  суду  требование  по  существу,  и  нет  никаких  препятствий  для  того,  чтобы  подобный  акт  иностранного  государства  имел  такую  же  силу  и  мог  быть  исполнен  и  на  территории  Российской  Федерации.  Судебные  приказы  как  одна  из  форм  судебных  решений  характерна  для  многих  стран  СНГ,  например,  таких  как:  Азербайджан,  Казахстан,  Беларусь.

Полагаю,  нельзя  забывать  и  про  то,  что  судебное  решение,  как  любой  другой  акт  правоприменительной  деятельности,  порождает  определенные  права  и  накладывает  обязательства  на  стороны.  Одним  из  основных  принципов  всего  российского  права  можно  считать  то,  что  все  права  лиц  должны  равным  образом  охраняться,  защищаться  и  реализовываться.  В  связи  с  этим  возникает  вопрос  и  о  ряде  других  иностранных  актов,  которые  также  порождают  за  собой  определенные  юридические  факты  и  правоотношения  между  сторонами,  обременяя  их  соответствующими  обязанностями. 

К  вышеупомянутым  актам  относятся  иностранные  акты  о  прекращении  производства  по  делу.  Вопрос  их  признания  и  исполнения  является  неоднозначным.  С  одной  стороны,  основополагающей  целью  судопроизводства  является  защита  прав  граждан  и  участников  предпринимательских  отношений.  Суд  государства,  отказывающий  в  признании  и  исполнении  иностранных  актов  о  прекращении  производства  по  делу,  дает  сторонам  возможность  подать  заново  аналогичный  иск  уже  в  другом  государстве,  что  повлечет  за  собой  нарушение  принципа,  положенного  в  основу  всего  процессуального  права:  иск,  по  одному  предмету,  между  теми  же  сторонами  и  по  тем  же  основаниям  не  может  быть  рассмотрен  дважды.  С  другой  стороны,  если  для  рассмотрения  определенного  спора  предусмотрена  исключительная  подсудность,  то  вынести  определение  о  прекращении  производства  по  делу  компетентен  только  этот  суд.  Таким  образом,  возникает  вопрос,  какой  нормой  в  таком  случае  должен  руководствоваться  суд,  вынося  определение  о  прекращении  производства  по  делу,  если  такое  дело  ему  фактически  неподсудно.  Получается,  в  данном  случае  приоритетом  являются  нормы  национального  права  и  исключительной  подсудности. 

Мировые  соглашения  как  возможный  объект  признания  и  исполнения  российским  законодателем  урегулирован.  Помимо  этого,  мировые  соглашения  выделены  в  качестве  объектов  признания  и  исполнения  в  Минской  Конвенции  о  правовой  помощи,  Договором  между  Российской  Федерацией  и  Республикой  Польша  о  правовой  помощи,  в  ч.  2  ст.  52  Договора  под  судебными  решениями  понимаются  помимо  прочего  утвержденные  (заключенные)  судом  мировые  соглашения  по  гражданским  делам  имущественного  спора  [3]. 

Обращаясь  к  правовой  природе  мировых  соглашений  и  их  соотнесения  с  понятием  судебного  решения,  употребляемого  в  понимании  глав  31  АПК  РФ  и  45  ГПК  РФ,  мировые  соглашения  отвечают  двум  основным  критериям:  1)  они  принимаются  в  ходе  гражданско-правового  спора,  2)  в  результате  заключения  мирового  соглашения  рассмотрение  дела  оканчивается,  3)  мировым  соглашением,  как  и  судебным  решением,  устанавливаются  права  и  обязанности  сторон,  определяется  порядок  выстраивания  дальнейших  их  правоотношений.  Полагаю,  что  мировые  соглашения  также  можно  рассматривать  в  качестве  предмета  свободного  признания  и  исполнения  на  территории  разных  государств.

Дискуссионным,  является  вопрос  о  возможности  признания  и  исполнения  нотариальных  актов.  Многие  авторы  утверждают,  что  нотариальные  акты  подлежат  признанию  и  исполнению  только  в  том  случае,  когда  такая  возможность  предусмотрена  международными  договорами.  Исследователи  объясняют  это  тем,  что  судебным  органом  нотариус  не  является,  правосудие  не  осуществляет,  а  нотариальный  акт  не  является  результатом  судебного  разбирательства.  Вместе  с  тем  в  условиях  постоянного  развития  предпринимательских  отношений  и  поддержания  внешнеэкономических  связей,  а  также  в  результате  распространенной  миграции  населения,  вопрос  о  возможности  свободного  признания  и  исполнения  нотариального  акта  приобретает  все  большую  значимость.  Европейским  союзом  и  европейским  парламентом,  например,  был  разработан  Регламент  №  650/201  [8],  который  урегулировал  вопросы  наследования  и  возможность  создания  единого  на  территории  Европы  свидетельства  о  наследовании.  Согласно  Регламенту  нотариальные  акты  могут  свободно  признавать  и  исполняться  в  рамках  ЕС,  за  исключением  случаев,  когда  признание  и  исполнение  нотариального  акта  может  нарушить  публичный  порядок.  Возвращаясь  к  вопросу  расширительного  толкования  понятия  «судебное  решение»,  стоит  отметить,  что  в  соответствии  с  Договором,  заключенным  между  Российской  Федерацией  и  Монголией  (от  20.04.1999  г.)  [2]  под  судебными  решениями,  в  том  числе,  понимаются  и  нотариальные  акты.  Вероятно,  имеются  в  виду  такие  акты,  которые  имеют  силу  исполнительной  надписи.  В  основу  указанного  Договора,  признания  и  исполнения  судебных  решений,  согласно  этому  документу  положен  принцип  взаимности. 

Таким  образом,  вопрос  объектов  признания  и  исполнения  является  недостаточно  урегулированным  с  точки  зрения  его  законодательного  закрепления  в  российском  праве.  Нельзя  оставить  без  внимания  то,  что  развитие  предпринимательских  отношений  и,  в  первую  очередь,  международных  коммерческих  отношений,  всегда  влечет  за  собой  необходимость  адекватной  защиты  нарушенных  прав.  Возникает  вопрос,  каким  образом  сторона,  чьи  права  каким-либо  образом  нарушены  или  ограничены,  сможет  реализовать  их  в  полном  объеме  на  основании  вынесенного  судом  акта,  если  такой  акт  не  может  быть  признан  и  исполнен  на  территории  другого  государства  по  тем  соображением,  что  данный  вопрос  не  получил  своего  достаточного  отражения  в  законе.  Очевидно,  что  для  эффективного  развития  внешнеэкономических  отношений  российскому  законодателю  необходимо  всерьез  задуматься  о  четкой  регламентации  актов  иностранных  судов,  которые  могут  быть  признаны  и  исполнены  на  территории  российского  государства. 

 

Список  литературы:

  1. Брюссельская  конвенция  по  вопросам  юрисдикции  и  принудительного  исполнения  судебных  решений  в  отношении  гражданских  и  коммерческих  споров.  Заключена  в  г.  Брюсселе  27.09.1968  г.  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://195.182.154.82:8083/texts/index.phtml?id=44054  (дата  обращения:  20.12.2014).
  2. Договор  между  Российской  Федерацией  и  Монголией  «О  правовой  помощи  и  правовых  отношениях  по  гражданским  и  уголовным  делам».  Подписан  в  г.  Улан-Баторе.  20.04.1999.  //  СЗ  РФ.  02.06.2008.  №  22.  Доступ  из  справ.-правовой  системы  «Консультант  Плюс».  (дата  обращения:  20.12.2014).
  3. Договор  между  Российской  Федерацией  и  Республикой  Польша  «О  правовой  помощи  и  правовых  отношениях  по  гражданским  и  уголовным  делам».  Варшава.  16.09.1996.  //  СЗ  РФ.  18.02.2002.  №  7.  Доступ  из  справ.-правовой  системы  «Консультант  Плюс».  (дата  обращения:  20.12.2014).
  4. Зайцев  Р.В.  Признание  и  приведение  в  исполнение  в  России  иностранных  судебных  актов:  Дисс.  …  канд.  юрид.  наук.  Екатеринбург,  2005.  —  216  с. 
  5. Зверева  Н.С.  ЕС-Россия  на  пути  к  полноправному  взаимному  признанию  судебных  решений  //  Арбитражный  и  гражданский  процесс.  2012.  №  5.  Доступ  из  справ.-правовой  системы  «Консультант  Плюс».  (дата  обращения:  20.12.2014).
  6. Конвенция  между  СССР  и  Итальянской  Республикой  о  правовой  помощи  по  гражданским  делам.  25  января  1979.  //  Ведомости  ВС  СССР.  27.08.1986.  №  35.  Доступ  из  справ.-правовой  системы  «Консультант  Плюс».  (дата  обращения:  20.12.2014).
  7. Постановление  ФАС  Московского  округа  от  24.06.2008.  №  КГ-А/405467-08  по  делу  №  А40-439/08-69-10.  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=AMS;n=97558  (дата  обращения:  20.12.2014).
  8. Регламент  №  650/2012  Европейского  парламента  и  Совета  Европейского  Союза  «О  юрисдикции,  применимом  праве,  признании  и  исполнении  решений,  принятии  и  исполнении  нотариальных  актов  по  вопросам  наследования,  а  также  создании  Европейского  свидетельства  о  наследовании».  Принят  в  г.  Страсбурге.  04.07.2012  г.  Доступ  из  справ.-правовой  системы  «Консультант  Плюс».  (дата  обращения:  29.11.2014).

 

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий