Статья опубликована в рамках: XLIII Международной научно-практической конференции «Вопросы современной юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 19 ноября 2014 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: Уголовное право

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Косицына В.М. ОРГАНИЗАЦИЯ СОГЛАСОВАННЫХ МЕРОПРИЯТИЙ ПО БОРЬБЕ С КОНТРАБАНДОЙ КУЛЬТУРНЫХ ЦЕННОСТЕЙ ВСФЕРЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ УГОЛОВНОЙ ЮРИСДИКЦИИ // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по матер. XLIII междунар. науч.-практ. конф. № 11(42). – Новосибирск: СибАК, 2014.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

ОРГАНИЗАЦИЯ  СОГЛАСОВАННЫХ  МЕРОПРИЯТИЙ  ПО  БОРЬБЕ  С  КОНТРАБАНДОЙ  КУЛЬТУРНЫХ  ЦЕННОСТЕЙ  ВСФЕРЕ  МЕЖДУНАРОДНОЙ  УГОЛОВНОЙ  ЮРИСДИКЦИИ

Косицына  Виолетта  Михайловна

аспирант  Российской  таможенной  академии,  РФ,  г.  Санкт-Петербург

E-mailwiollette@yandex.ru

 

ORGANISATION  OF  CONCERTED  EFFORTS  IN  CONTRABAND  CONTROL  OF  CULTURAL  VALUES  IN  THE  SPHERE  OF  INTERNATIONAL  CRIMINAL  JURISDICTION

Violetta  Kositsyna

post-graduate  student  of  Russian  Customs  Academy,  Russia,  St.  Petersburg

 

АННОТАЦИЯ

В  статье  дается  понятие  международной  уголовной  юрисдикции,  территории  совершения  контрабанды  культурных  ценностей  в  рамках  Таможенного  союза,  производства  расследования  уголовного  дела  в  соответствии  с  уголовно-процессуальным  законодательством  стран-членов  Таможенного  союза,  осуществлении  согласованных  оперативно-профилактических  мероприятия.

ABSTRACT

The  term  international  criminal  jurisdiction  of  cultural  values  contraband  commitment  is  given  within  the  framework  of  the  Customs  Union,  the  production  of  criminal  investigation  in  line  with  criminal  procedure  legislation  of  the  Custom  Union  member  countries,  realization  of  immediately  coordinated  preventive  activities.

 

Ключевые  слова:  понятие  международной  уголовной  юрисдикции;  территория;  контрабанда  культурных  ценностей;  общественная  опасность;  согласованные  оперативно-профилактические  мероприятия.

Keywords:  a  term  of  international  criminal  jurisdiction;  territory;  cultural  values  contraband;  social  danger;  immediately  coordinated  preventive  activities. 

 

Организация  согласованных  мероприятий  по  борьбе  с  контрабандой  культурных  ценностей,  связана,  прежде  всего,  с  вопросами  касающимися  международной  уголовной  юрисдикции  —  это  одно  из  наиболее  сложных  и  проблематичных  понятий,  входящих  в  систему  современного  уголовного  права,  данный  вопрос  крайне  важен  для  становления  реально  действующей  системы  современного  уголовного  права  как  целостной  системы  и  его  отдельных  институтов,  например,  для  международного  сотрудничества  в  борьбе  с  транснациональной  преступностью. 

Международное  сотрудничество  в  регулировании  вопросов  юрисдикции  уходит  своими  корнями  в  древнюю  историю  и  сначала  было  связано  с  необходимостью  защиты  права  собственности  (соглашения  о  возвращении  беглых  рабов)  и  борьбы  с  крайне  ограниченным  кругом  преступлений  (прежде  всего  с  политическими  преступлениями,  преступлениями  против  интересов  казны,  а  также  с  эмиграцией,  которую  считали  преступной)  [8].Неразвитость  межгосударственных  связей  исключала  любую  необходимость  расширения  или  углубления  такого  сотрудничества  —  оно  оставалось  в  зачаточном  состоянии  практически  до  конца  второго  тысячелетия  —  первые  межгосударственные  соглашения  появились  в  этой  области  только  в  середине  ХІХ  в.,  в  последствии  такое  сотрудничество  стало  чрезвычайно  широким  и  динамичным.  Столь  запоздалое  развитие  связано  с  тем,  что  лишь  с  появлением  идеи  территориального  верховенства  стало  возможным  возникновение  внутригосударственной  (национальной)  уголовной  юрисдикции,  и  лишь  затем  —  в  конце  ХVІІІ  в.,  государства  расположились  к  вступлению  в  международное  сотрудничество  по  борьбе  с  преступностью.  На  границе  ХVІІІ—ХІХ  вв.  задачи  борьбы  с  преступностью  приобретают  международные  свойства  —  именно  в  это  время  появляются  первые  международные  договора  об  экстрадиции.  С  ХІХ  в.  международные  договора  стали  использовать  в  целях  унификации  уголовного  законодательства. 

Развитие  концепции  международной  уголовной  юрисдикции  получает  новый  мощный  формирующий  толчок  в  своем  развитии  в  период  между  двумя  мировыми  войнами,  в  частности  Версальский  договор,  предусматривавший  осуществление  юрисдикции  особого  международного  суда  для  суда  над  бывшим  немецким  кайзером,  стал  важным  этапом  в  этом  процессе.  Лига  Наций  неоднократно  обсуждала  вопрос  о  создании  специального  суда,  компетентного  отправлять  правосудие  в  связи  с  нарушениями  международного  публичного  порядка,  а  также  преступлениями  против  права  народов. 

В  последствии  Нюрнбергский  и  Токийский  трибуналы,  стали  первыми  окончательно  сформированными  юрисдикционными  органами  именно  международной  уголовной  юстиции.  Нюрнбергский  трибунал,  созданный  на  основе  Устава  Международного  военного  трибунала  1945  г.,  который  был  принят  на  Лондонской  конференции,  получил  свои  юридические  полномочия  по  тому  факту,  что  каждое  из  государств,  которое  было  стороной  в  договоре,  имело  юрисдикцию  в  отношении  преступлений  и  лиц,  которые  в  них  обвинялись.  Лондонское  соглашение,  таким  образом,  представляло  собой  договор  об  объединении  независимых  национальных  юрисдикций.  Нужно  признать,  что  наряду  с  традиционными  юрисдикционными  основаниями  в  основе  юрисдикции  каждого  государства,  подписавшего  договор,  лежал  принцип  «юрисдикции  победителей»,  что,  однако,  не  умаляет  его  юридической  и  политической  значимости. 

На  современном  этапе,  несмотря  на  значительные  политические  разногласия,  которые  препятствовали  реализации  идеи  международной  уголовной  юстиции,  она  интенсивно  развивалась  и  получила  убедительное  обоснование.  Большую  роль  в  этом  процессе  сыграла  Комиссия  международного  права  ООН. 

В  ходе  ретроспективного  исследования  концепции  международной  уголовной  юрисдикции  можно  заключить,  что  международно-правовые  теории  уголовной  юрисдикции,  которые  окончательно  сформировались  к  XIX  в.,  можно  (с  определенной  долей  условности)  разделить  на  две  основные  группы: 

·     теории  эгоистичные  —  вытекающие  исключительно  из  идеи  отдельного,  самостоятельного,  суверенного  государства,  вмешательство  в  дела  которого  является  преступным  и  недопустимым; 

·     теории  космополитические  —  принимающие  во  внимание  не  только  священный  для  современного  международного  права  институт  нерушимого  и  неделимого  суверенитета  отдельного  государства,  но  и  международные  интересы. 

Идея  международной  уголовной  юрисдикции,  на  современном  этапе  своего  развития  осуществляется  исключительно  «именем  мирового  сообщества»,  что  является  логическим  следствием  развития  космополитической  теории  международной  уголовной  юрисдикции  и  представления  о  «всемирной  справедливости».

Однако,  несмотря  на  то,  что  на  границе  ХІХ—ХХ  столетий  возникли  новые  области  международного  сотрудничества  по  вопросам  юрисдикции  и  активно  расширялись  существующие,  и  вплоть  до  настоящего  времени  такое  сотрудничество  было  одной  из  наиболее  активно  развивающихся  областей  международного  права,  решение  такого  вопроса  как  конфликт  национальных  юрисдикций  остается  все  еще  неразрешенным  и  дискуссионным. 

В  связи  с  этим,  представляется  крайне  принципиальным  определить  понятие  международной  уголовной  юрисдикции,  которая  представляется  как  нормативный  комплекс,  регламентирующий  правовые  основания  юрисдикции,  условия  и  порядок  ее  осуществления,  пределы  юрисдикции  и  другие  юрисдикционные  аспекты  создания  и  деятельности  института  международной  уголовной  ответственности,  осуществляемой  от  имени  как  всего  мирового  сообщества,  так  и  существенной  его  части. 

Данное  определение  считаем  возможным  сформулировать  исходя  из  основных  принципов,  которым  должна  отвечать  международная  уголовная  юрисдикция:  прежде  всего,  соответствовать  требованиям  легитимности,  целостности  и  единства. 

Вопрос  о  легитимности  международной  уголовной  юрисдикции  следует  понимать  как  правомерность  ее  основания,  которая  касается  самой  сути  понятия  международной  уголовной  юрисдикции,  как  совокупность  неких  властных  полномочий,  предоставляемых  определенным  юрисдикционным  органам  (например,  международным  судам,  Интерполу,  и  т.  д.)  в  определенных  пределах. 

Такое  требование,  как  единство,  предполагает  наличие  единых  принципов  и  условий  юрисдикции  в  отношении  всего  круга  лиц,  государств,  ситуаций,  на  которые  она  распространяется.

Правило  о  единстве  обеспечивает  реализацию  одних  и  тех  же  условий  распространения  юрисдикции  вне  зависимости  от  каких-либо  обстоятельств,  как  то:  гражданство,  должностное  или  иное  положение  лица,  с  целью  реализовать  на  практике  принцип  равенства  всех  перед  законом.

Данное  требование  обусловливает  взаимодействие  и  взаимосвязь  разных  элементов  юрисдикции,  не  допускающих  изъятий  или  исключений,  ведущих  к  дисбалансу  системности  юрисдикции. 

Международная  уголовная  юрисдикция  может  быть  представлена  в  двух  основных  формах:

1.  общеобязательной  (внедоговорной)  юрисдикции,  которая  может  осуществляться  исключительно  от  имени  всего  мирового  сообщества,  в  связи  с  чем  применение  данной  формы  международной  уголовной  юрисдикции  возможно,  если  рассматриваемые  преступные  деяния:

·     нарушают  интересы  мирового  сообщества  в  целом,  т.е.  являются  универсальными;

·     с  позиции  политической  оценки  —  создают  ситуацию,  которая  представляет  собой  угрозу  международному  миру  и  безопасности.

2.  мультинациональная  (договорная)  юрисдикция,  —  форма  международной  уголовной  юрисдикции,  которая  реализуется  на  основании  соответствующих  соглашений  государств,  учреждающих  конкретный  юрисдикционный  орган. 

Хотя  очевидно,  что  для  системы  МУП  первый  вид  юрисдикции  является  более  приоритетным  по  отношению  ко  второму  виду,  однако  существование  и  эффективная  деятельность  всей  системы  современного  МУП  возможна  только  при  условии  комплексного  использования  обоих  видов  международной  уголовной  юрисдикции. 

Таким  образом,  понятие  «юрисдикция»  является  категорией  как  национального,  так  и  МУП.  При  этом,  не  смотря  на  все  разнообразие  возможных  модификаций,  международная  уголовная  юрисдикция  может  быть  двух  типов:  договорная  (мультинациональная)  и  общеобязательная.  Узкая  концепция  юрисдикции  сводится  к  компетенции  судебных  органов,  т.  е.  пределов  юрисдикции  по  времени,  месту,  персональной  и  предметной  характеристики.  Такая  трактовка  юрисдикции  представляется  полноценной  лишь  применительно  к  национальной  уголовной  правовой  системе,  но  не  в  международном  уголовном  праве.

Применительно,  к  рассматриваемым  вопросам,  проблемы  международной  юрисдикции  отнесены  к  введенью  суверенных  государств  —  участников  ТС.

С  момента  своего  создания  таможенные  органы  России  выполняют  важную  задачу  сохранения  культурного  и  исторического  наследия  страны.  С  учетом  интенсивного  развития  международного  оборота  культурных  ценностей,  усиления  внимания  государства  к  сохранению  и  национального  культурного  наследия,  особенно  актуальны  перспективы  усовершенствования  взаимодействия  таможенной  службы  с  органами  внутренних  дел,  как  основных  субъектов,  обеспечивающих  решение  комплексных  задач  защиты  внешнеэкономической  деятельности  государства  от  преступных  посягательств.  На  этом  фоне  для  скорейшей  интеграции  правоохранительных  подразделений  государств  Таможенного  союза  и  реализации  общих  программ  по  борьбе  с  трансграничной  преступностью  возрастает  роль  активной  деятельности  международных  подразделений  таможенных  органов,  обеспечивающих  налаживание  рабочих  взаимоотношений  между  правоохранительными  структурами  и  создание  устойчивых  оперативных  каналов  по  обмену  оперативной  информацией  в  рамках  единого  таможенного  пространства.

В  период  с  23  по  24  октября  2012  г.  делегация  МВД  России  и  Минкультуры  России  приняла  участие  в  очередном  заседании  рабочей  группы  экспертов  по  вопросам  борьбы  с  преступлениями  в  сфере  культурных  ценностей,  созданной  в  2004  г.  по  инициативе  ЮНЕСКО.  Основной  целью  встречи  стало  обсуждение  текущих  проблем  и  тенденций,  связанных  с  розыском  и  возвратом  похищенных  культурных  ценностей,  их  незаконным  оборотом,  подделкой  [6].  После  перемещения  похищенного  за  границу  возможности  правоохранительных  органов  СНГ  по  их  розыску  значительно  снижаются,  культурное  наследие  теряется  из  виду,  возможность  его  реального  возврата  законному  владельцу  практически  утрачивается.

Договор  об  особенностях  уголовной  и  административной  ответственности  [3],  устанавливает:  если  иное  не  предусмотрено  настоящим  Договором,  уголовное  дело  возбуждается  и  расследуется  по  месту  совершения  преступления,  а  в  случае  невозможности  определения  места  совершения  преступления  -  по  месту  обнаружения  преступления. 

Если  лицо,  в  отношении  которого  осуществляется  уголовное  преследование  компетентным  органом  одной  Стороны,  является  гражданином  другой  Стороны,  которая  его  не  выдает,  уголовное  дело  может  быть  направлено  для  осуществления  уголовного  преследования  данного  лица  этой  другой  Стороне.

В  случае  совершения  лицом  преступления  на  территории  нескольких  Сторон  местом  его  совершения  считается  территория  Стороны,  на  которой  совершено  последнее  преступное  деяние. 

Если  преступления  совершены  лицом  на  территории  разных  Сторон,  то  по  согласованию  между  уполномоченными  в  соответствии  с  законодательством  Сторон  органами  уголовное  дело  может  расследоваться  на  территории  той  Стороны,  где  совершено  большинство  преступлений  или  наиболее  тяжкое  из  них.

Каждая  сторона  в  соответствии  со  своим  законодательством  может  возбуждать  и  расследовать  уголовные  дела  по  преступлениям,  направленным  против  ее  интересов,  совершенным  на  территории  других  Сторон.  В  данном  случае  огромную  роль  играет  международное  сотрудничество  подразделений  правоохранительных  органов  с  компетентными  органами  иностранных  государств,  которое  осуществляется  на  основе  международных  договоров  Российской  Федерации,  законодательства  Российской  Федерации,  приказов,  распоряжений  МВД  России,  а  также  НЦБ  Интерпола  МВД  России  (в  начале  2013  года  с  использованием  информационного  ресурса  отдела  НЦБ  Интерпола  выявлено  12  лиц,  находящихся  в  международном  розыске,  из  них:  с  целью  ареста  и  выдачи  —  6  (инициаторы  розыска  —  Турция,  Иордания,  Киргизия,  Молдова,  Узбекистан,  Литва);  с  установлением  местонахождения  —  6,  из  них  4  без  вести  пропавших  (Молдова,  Латвия,  Нидерланды,  Франция)  [13]).

Базовой  формой  сотрудничества  является  обмен  международными  запросами  об  оказании  содействия  в  проведении  оперативно-розыскных  мероприятий.  Обмен  международными  запросами  осуществляется  в  отношении  уголовно  наказуемых  деяний.  Международное  сотрудничество  с  компетентными  органами  иностранных  государств  в  сфере  уголовного  судопроизводства  осуществляется  в  соответствии  с  требованиями  части  5  Уголовно-процессуального  кодекса  Российской  Федерации  и  действующими  международными  договорами  в  данной  сфере.

Предварительное  расследование  по  уголовному  делу  производится  в  соответствии  с  уголовно-процессуальным  законодательством  Стороны,  на  территории  которой  расследуется  уголовное  дело.

В  случае  выявления  одной  Стороной  при  рассмотрении  заявления,  сообщения  о  преступлении  или  в  ходе  расследования  уголовного  дела  о  преступлении  признаков  другого  уголовно-наказуемого  деяния,  не  являющегося  преступлением,  предусмотренного  статьей  1  Договор  об  особенностях  уголовной  и  административной  ответственности,  совершенного  на  территории  другой  Стороны,  материалы  передаются  этой  другой  Стороне  для  рассмотрения  в  соответствии  с  ее  уголовно-процессуальным  законодательством.

В  виду  такого  положения  дел  организация  согласованных  мероприятий  по  борьбе  с  контрабандой  культурных  ценностей  приобретает  стратегическое  значение.  Вместе  с  тем,  необходимо  отметить,  что  на  практике  крайне  редко  применяется  оперативно-розыскное  мероприятие  «международная  контролируемая  поставка»  (исследование  показывает,  что  данное  оперативно-розыскное  мероприятие  в  2008  году  применялось  лишь  по  30  уголовным  делам)  [2].

Анализ  практики  взаимодействия  по  вопросам  проведения  оперативно-розыскных  мероприятий,  согласованных  и  скоординированных  операций,  направленных  на  предупреждение,  выявление  и  пресечение  контрабанды  культурных  ценностей  ограничивается  единичными  фактами.  Такая  форма  взаимодействия  с  правоохранительными  органами  стран  СНГ,  как  проведение  совместных  оперативно-розыскных  мероприятий  по  документированию  преступной  деятельности  единичны.  В  основном,  взаимодействие  осуществляется  в  форме  проведения  совместных  комплексных  операций  («Граница-2001»,  «Транзит»,  «Янтарь»,  «Рубеж-Юго-Запад»,  «Граница-заслон»,  «Антиквариат»,  «Канал»,  «Фальшивка»  и  т.  д.).

Для  определения  приоритетных  направлений  взаимодействия  в  борьбе  с  контрабандой  культурных  ценностей  компетентным  органам  стран  СНГ  необходимо  осуществлять  взаимный  обмен  результатами  мониторинга  по  указанному  виду  преступления,  ее  структуры  и  динамики,  прогнозирование,  что  позволит  организовать  проведение  двусторонних  согласованных  оперативно-профилактических  мероприятий  по  декриминализации.

 

Список  литературы:

  1. Александров  А.И.,  Федоров  А.В.  Модельный  закон  «Об  оперативно-розыскной  деятельности»  для  государств-участников  СНГ//  Правоведение.  —  1999.  —  №  1.  —  236  с.
  2. Анализ  «О  состоянии  взаимодействия  следственных  и  оперативных  подразделений  МВД  России  при  выявлении  и  расследовании  преступлений  на  основных  каналах  транзита  наркотиков  по  территории  Российской  Федерации»,  проведенный  Управлением  по  делам  об  организованной  преступной  деятельности  и  коррупции  в  соответствии  с  п.  5.2  Протокола  оперативного  совещания  при  заместителе  Министра  —  начальнике  Следственного  комитета  при  МВД  России  от  21  июля  2009  года.  //  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  Shtab.peter  (дата  обращения  11.09.2014).
  3. Договор  об  особенностях  уголовной  и  административной  ответственности  за  нарушения  таможенного  законодательства  Таможенного  союза  и  государств-членов  Таможенного  союза  (Подписан  в  г.  Астане  05.07.2010)  (Договор  вступил  в  силу  30.12.2011.  Россия  ратифицировала  Договор  (Федеральный  закон  от  05.04.2011  №  59-ФЗ).  Договор  вступил  в  силу  для  России  30.12.2011//  Собрание  законодательства  РФ.  6  августа  —  2012  г.  —  №  32.  —  Ст.  4476. 
  4. Журнал  «Антиквариат,  предметы  искусства  и  коллекционирования»  /  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://antik.ru/old  (дата  обращения  10.11.2012).
  5. Закон  РФ  от  15.04.1993  №  4804-1  (ред.  от  23.07.2013)  «О  вывозе  и  ввозе  культурных  ценностей»//  Российская  газета,  №  92,  15.05.1993.
  6. МВД  России  /  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://mvd.ru/mvd/structure1/Upravlenija/Nacionalnoe_centralnoe_bjuro_Interpola/Publikacii_i_vistuplenija/item/145489  (дата  обращения  13.12.2012).
  7. Оськина  И.Ю.,  Лупу  А.А.  Международное  уголовное  право:  Учебное  пособие  для  бакалавров.  М.:  ИТК  Дашков  и  К,  2012.  —  312  с.
  8. Оськина  И.Ю.,  Лупу  А.А.  Развитие  международного  уголовного  права  //  ЭЖ-юрист  №  5,  2013.
  9. Постановление  Коллегии  Таможенного  комитета  Союза  Беларуси  и  России  от  15.06.1999  «О  взаимодействии  белорусских  и  российских  таможенных  органов  в  сфере  борьбы  с  таможенными  правонарушениями»  (вместе  с  «Положением  о  взаимодействии  таможенных  органов  России  и  Беларуси  в  борьбе  с  таможенными  правонарушениями»,  утв.  15.06.1999)  //  «Консультант  Плюс».  (дата  обращения  03.04.2014).
  10. Таможенный  кодекс  Таможенного  союза  (приложение  к  Договору  о  Таможенном  кодексе  Таможенного  союза,  принятому  Решением  Межгосударственного  совета  Евразийского  экономического  сообщества  (высшего  органа  Таможенного  союза)  на  уровне  глав  государств  от  27.11.2009  №  17)  (ред.  от  16.04.2010).  //  Собрание  законодательства  РФ.  —  2010.  —  №  50.  —  Ст.  6615. 
  11. Уголовный  кодекс  Российской  Федерации  от  13.06.1996  №  63-ФЗ  (ред.  от  21.07.2014,  с  изм.  и  доп.,  вступ.  в  силу  с  04.08.2014).  //  «Консультант  Плюс».  (дата  обращения  09.04.2014).
  12. Федеральный  закон  от  05.04.2011  №  59-ФЗ  «О  ратификации  Договора  об  особенностях  уголовной  и  административной  ответственности  за  нарушения  таможенного  законодательства  таможенного  союза  и  государств-членов  таможенного  союза»  //  Собрание  законодательства  РФ,  —  11.04.2011,  —  №  15,  —  ст.  2032.
  13. Interpol.peter  Положительный  опыт  использования  баз  данных  Генерального  Секретариата  Интерпола  с  использованием  информационного  ресурса  территориальными  органами  МВД  России  Санкт-Петербурга  и  Ленинградской  области  на  районном  уровне/  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  Interpol.peter  (дата  обращения  10.11.2014).

 

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий