Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65

Статья опубликована в рамках: XIX Международной научно-практической конференции «Вопросы современной юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 03 декабря 2012 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: Гражданское, жилищное и семейное право

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции, Сборник статей конференции часть II

Библиографическое описание:
Бексултанова Р.Т. ВОПРОСЫ ОТВЕТСТВЕННОСТИ СТОРОН ЗА НАРУШЕНИЕ БРАЧНОГО ДОГОВОРА ПО ДЕЙСТВУЮЩЕМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по матер. XIX междунар. науч.-практ. конф. Часть I. – Новосибирск: СибАК, 2012.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
 
 

ВОПРОСЫ ОТВЕТСТВЕННОСТИ СТОРОН ЗА НАРУШЕНИЕ БРАЧНОГО ДОГОВОРА ПО ДЕЙСТВУЮЩЕМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН

Бексултанова Роза Тайгошкаровна

канд. юрид. наук, заведующий кафедрой «Юриспруденция»Кокшетауский университет им.А. Мырзахметоваг. Кокшетау, Республика Казахстан

E-mailroza311258@mail.ru

 

В случае неисполнения или ненадлежащего исполнения стороной брачного договора своих обязательств, данная сторона несет ответственность.

Действующее гражданское законодательство предусматривает два принципа исполнения обязательств: принцип надлежащего исполнения и принцип реального исполнения [1].

Принцип надлежащего исполнения, предусмотренный ст. 272 ГКРК, устанавливает, что «обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований ― в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями». Принцип надлежащего исполнения предполагает, что обязательство должно быть исполнено надлежащими субъектами, в надлежащем месте, в надлежащее время, надлежащим предметом и надлежащим образом [2].

Принцип реального исполнения сформулирован в ст. 275 ГК РК и в качестве общего правила предписывает обязательность исполнения обязательства в натуре, т. е. совершение должником именно того действия, которое составляет содержание обязательства без замены этого действия денежным эквивалентом в виде возмещения убытков и уплаты неустойки. В то же время действие принципа реального исполнения обязательства в ст. 275 ГК РК сужено. Если уплата неустойки и возмещение убытков в случае ненадлежащего исполнения обязательства не освобождают должника от исполнения обязательства в натуре, если иное не предусмотрено законом или договором, то на случай неисполнения обязательства сформулировано иное правило: возмещение убытков и уплата неустойки за неисполнение обязательства освобождают должника от исполнения обязательства в натуре, если иное не предусмотрено законом или договором [3, с. 28].

Оба эти принципа имеют диспозитивный характер, поскольку нормы, в которых они воплощены, предоставляют сторонам право сформулировать правила иные, чем установлены законом. Например, в ст. 272 ГК РК предусмотрено, что стороны должны, прежде всего, руководствоваться условиями обязательства, определяемыми сторонами, и сущностью самого обязательства, а также требованиями закона и иных правовых актов. Ст. 275 ГК РК предусматривает оговорку «если иное не предусмотрено законом или договором».

Соотношение принципов надлежащего и реального исполнения обязательств не может быть определено как субординационное. Оба принципа имеют самостоятельное значение, и ни один не является доминирующим по отношению к другому. Скорее, здесь следует подчеркнуть их взаимообусловленность. Например, невозможно представить надлежащее исполнение обязательства, если оно не исполнено в натуре. С другой стороны, реальное исполнение не может быть ненадлежащим, ибо пока обязательство развивается нормально, без нарушений, реальное исполнение предполагает и его надлежащее исполнение. Роль принципа реального исполнения проявляется в полной мере в случае ненадлежащего исполнения, когда обязанность исполнить обязательство в натуре не связывается с выплатой денежной компенсации (убытков или неустойки). Вследствие просрочки исполнения кредитор может вообще утратить интерес в исполнении обязательства.

В связи с тем, что брачным договором возможно регулировать только имущественные отношения, то определенная специфика присутствует и в отношении применения ответственности при нарушении имущественных отношений. Например, в случае ненадлежащего исполнения супругом обязанностей, связанных с участием другого супруга в его доходах, и в особенности обязанностей по несению семейных расходов, второй супруг может требовать возмещения убытков и уплаты неустойки, если это предусмотрено брачным договором. Например, если один из супругов не исполнил свою обязанность по оплате коммунальных услуг, в результате чего пришлось погасить долги, уплатить штраф за счет общего имущества, тем самым причинил ущерб интересам другого супруга, последний имеет право требовать возмещения убытков за счет личного имущества супруга.

Так же должна наступать ответственность супруга за неисполнение его обязанностей по содержания второго супруга. Например, если договором предусмотрено, что супруг ежемесячно должен выплачивать по 25.000 тенге на содержание супруги, в случае неправомерного удержания этой суммы супруга вправе взыскать с него проценты за пользование денежными средствами.

В случае неисполнения либо ненадлежащего исполнения стороной брачного договора своих обязательств, данная сторона обязана возместить второй стороне причиненные этим убытки, предусмотренные статьей 9 ГК РК, которые определяются как реальный ущерб и упущенная выгода.

Если брачным договором предусмотрено, то, наряду с убытками, сторона, не исполнившая, либо ненадлежаще исполнявшая свои обязанности, может уплачивать неустойку. В соответствии со статьей 351 ГК РК, неустойка может выступать в форме штрафа, либо пени. Следует полагать, что если брачным договором не предусмотрена неустойка, то тогда сторона, право которой нарушено неисполнением либо ненадлежащим исполнением обязательства, вправе применить правила законной неустойки [4, с. 165].

Кроме того, если между сторонами брачного договора возникает денежное обязательство, то в случае неисполнения, либо ненадлежащего исполнения обязанностей (уклонение от их возврата, неправомерное удержание и др.) сторона вправе взыскать проценты за пользование чужими денежными средствами (ст. 353 ГК РК).

Брачный договор может содержать элементы других гражданско-правовых договоров, например, супруг взял на себя обязанности по приобретению определенных вещей для своей супруги (автомобиля, шубы, золотых украшений), данное положение брачного договора имеет элементы договора дарения в форме обещания подарить имущество. В данном случае супруг вправе отказаться от исполнения этой обязанности без наступления ответственности только в случае, если после заключения брачного договора его имущественное, семейное положение, либо состояние здоровья изменились настолько, что исполнение договора в новых условиях приведет к существенному снижению уровня его материального состояния (ст. 401 ГК РК). Супруг должен доказать, что его доходы значительно уменьшились и стали ниже доходов на дату заключения брачного договора, соответственно неисполнение обещания не влечет имущественной ответственности. Однако по законодательству одного изменения семейного положения недостаточно для правомерного отказа супруга-дарителя от исполнения договора, необходимо, чтобы наряду с изменением семейного положения исполнение договора в новых условиях приводило к существенному снижению уровня жизни супруга-дарителя. Аналогичная ситуация и в случае изменения состояния здоровья дарителя. Законодатель рассматривает не любую возможность ухудшения здоровья, а лишь такую, которая приводит к существенному изменению уровня жизни.

В остальных случаях у одаряемого супруга есть право требовать исполнение договора в натуре, а в случае его неисполнения применить меры ответственности (возмещение убытков, уплата неустойки ст. 293 ГК РК).

По законодательству некоторых государств (например, Беларусь) брачный договор может содержать не только положения, регламентирующие имущественные отношения между супругами, но и положения, которые регулируют личные неимущественные отношения супругов (например, связанные с формами, методами и средствами воспитания детей). В случае нарушения обязательств неимущественного характера вряд ли возможно применение имущественной ответственности. Однако это допустимо, если такая ответственность будет предусмотрена в договоре [5, с. 4].

Из вышеизложенного можно сделать вывод, что ответственность за неисполнение, либо ненадлежащее исполнение стороной брачного договора наступает не только в том случае, если это предусмотрено договором. Ответственность может наступить и в силу закона, поскольку брачный договор является разновидностью гражданско-правового договора, и на брачный договор распространяют свое действие нормы гражданского законодательства об ответственности за нарушение обязательств ― глава 20ГК РК (ст. 41 Кодекса Республики Казахстан «О браке (супружестве) и семье»).

 

Список литературы:

  1. Гражданский кодекс Республики Казахстан (общая часть) от27 декабря 1994 г.Введен в действие Постановлением Верховного Совета РК 27 декабря 1994 года № 269-XII. // СПС «ЮРИСТ» [Электронный ресурс]― Режим доступа:URL:
    '; // -->

    /.

  2. Кодекс Республики Казахстан «О браке (супружестве) и семье» от 26 декабря 2011 года № 518-IV// «Казахстанская правда» от 7 января 2012 года № 6―7 (26825-26826).
  3. Максимович Л.Б. Брачный контракт. «Комментарии. Разъяснения».―М.: Ось. 1997. ―96 с.
  4. Муканова М.Ж. Брачный договор по законодательству Республики Казахстан. ―Караганда: ТОО Арко. 2004. ―240 с.
  5. Сергунина Б. Брачный договор. Состояние законодательства и перспективы развития. // Юридическая газета. 1998. ―№ 8. С. 4.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом