Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: XII Международной научно-практической конференции «Вопросы современной юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 03 мая 2012 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: Гражданский и арбитражный процесс

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Алексеева С.В. К ВОПРОСУ О РОЛИ ПРИМЕНЕНИЯ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ В РЕСПУБЛИКЕ КАЗАХСТАН // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по матер. XII междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2012.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

К ВОПРОСУ О РОЛИ ПРИМЕНЕНИЯ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ В РЕСПУБЛИКЕ КАЗАХСТАН

Алексеева Снежана Владимировна

магистр «юриспруденции»,

преподаватель колледжа КАЗНУ им. Аль-Фараби, г. Алматы
Е-mail: 

 

В юридической науке широко распространено понимание судеб­ной практики как единства правовой деятельности и сформированного на его основе социально-правового опыта, то есть правополо­жений [7, c. 97].

Судебная практика — это понятие, которое в странах романо-германской правовой системы обозначает совокупность решений судов (всех юрисдикций) по тем или иным делам. Чаще всего она обобщается в специальных сборниках, и может играть фактически роль дополнительного источника права, насыщая пробелы, которые существуют в законодательстве.

В более узком понимании этого понятия, судебная практика — это опыт и знания, которые нарабатываются специалистами в области права относительно тех или иных законодательных вопросов. Судебная практика многогранна и может охватывать многие вопросы относительно отечественной законодательной базы.

Появление правоположений судебной практики обусловлено преж­де всего тем, что в процессе применения абстрактных законодательных норм в реальных жизненных ситуациях суды вынуждены толковать и конкретизировать их. В итоге формируются более конкретные правила, правоположения. «Нормы права устанавливают меру поведения, а судебная практика накапливает конкретные формы поведения в границах этой нормы» [3, c. 25].

В Республике Казахстан, судебная практика, не порождая обяза­тельных норм, оказывает определенное воздействие как на деятельность собственно судебной системы, так и на правовую систему в целом.

Во-первых, в ходе судебной практики осуществляется толкование норм законодательства применительно к конкретному делу, которое так­же может уточнять и конкретизировать, а, в конечном счете совершенст­вовать законодательство. В ходе судебной практики обнаруживаются пробелы в праве, которые восполняются через аналогию закона и аналогию права. Частое применение судами аналогии права и закона — это сигнал о необходимости внесения изменений и дополнений в зако­нодательство. Кроме того, в процессе применения судами законода­тельства обнаруживаются его скрытые и явные недочеты и пороки, идет проверка на опыт жизненности и правильности того или иного отдель­ного закона. В результате обобщения и анализа судебной практики происходит опосредованное ее влияние на развитие законодательства, поскольку Закон «О судебной системе и статусе судей в РК» предусмат­ривает право председателя Верховного суда вносить Президенту РК предложения по совершенствованию законодательства [8].

Если обратиться к трудам таких правоведов, как Р. Давид, К. Жоффре-Спинози [4, c. 47], И. Ю. Богдановская [2, c. 35], А. Барак и др. [1, c. 57], то по их мнению, в странах романо-германской правовой семьи судебная практика признается пусть вторичным после закона, но источником права.

Другой способ развития законодательства — это создание судеб­ной практикой прецедентов толкования на основе формулирования правоположений, которые могут настолько совершенствовать законо­дательство, что можно говорить даже в данном случае о правообразо­вательном характере судебной практики. В юридической литературе правильно отмечалось, что результаты толкования вытекают из закона, являются выводами из действующего законодательства. Однако, ведь и законы часто являются только выводами из других законов, вытекают из других законов. Тем более это можно рассматривать в инструкциях, приказах и других актах нормативного характера. Если из различных возможных толкований одно принимается как правильное и фикси­руется в судебной практике, оно приобретает значение правополо­жения, входящего в состав объективного права. Постановления и определения Верховного суда РК по конкретному делу вызывают повторение и делаются предметом подражания. Судья охотно подчи­няется авторитету судебной практики, поскольку возможная предстоя­щая отмена его решений, противоречащих этой практике, является тем видом прину­дительной санкции, которая обеспечивает применение этой практики. Это не значит, что Верховный суд, отменяя решение, указы­вает в качестве основания для отмены на противоречие между отменен­ным решением и судебной практикой. В качестве основания для отмены решения делается ссылка на закон, но он толкуется Верховным судом в таком смысле, в каком эта инстанция его понимает и применяет на практике.

Следовательно, судебная практика в этом смысле представляет собой определенные положения права, снабженные принудительной санкцией (угрозой отмены решения). Некоторые ученые (С. Братусь, А. Венгеров) считают, что устранение пробелов в праве путем применения аналогии закона или аналогии права является одной из функций судебной практики. Это и законотворческий процесс, поскольку суд, применяя аналогию закона или аналогию права, заполняет недостатки или пробелы в праве, то есть создает новую норму права, на основании которой решается дело [3, c. 27].

В. Жуйков, сторонник судебной практики как источника права, отмечает, что недостатки и пробелы в праве были и всегда будут, как бы законодатель не хотел или не умел принимать необходимые законы. Ведь предусмотреть все отношения, требующие законода­тельного регу­лирования, просто невозможно. Особенно ярко это проявляется в период кардинального обновления законодательного массива и в ситуа­циях, когда роль судебной практики в целом и как источника права, в частности, значительно повышается. Далее ученый юрист-практик отме­чает, что суд, выполняя свои обязанности, устраняет недостатки, пробе­лы и противоречия в законодательстве. В то же время суд просто вы­нужден создавать право, иначе его деятельность будет не просто неэф­фективной, а приведет к результатам, которых общество от него совсем не ждет. Суд не будет защищать права, а, наоборот, будет способст­вовать нарушению этих прав. Ученый предлагает официально признать судебную практику по конкретным делам источником права [5, c. 86].

Судебная практика в целом имеет немаловажное значение для правообразования в Казахстане.

Изо дня в день судами разрешаются самые разнообразные споры участников конкретных правоотношений. Все эти споры в своем разрешении проходят все стадии судебного разбирательства и все инстанции, формируя массив судебной практики.

Верховный Суд Республики Казахстан как высший судебный орган в Республике Казахстан осуществляет высший судебный надзор за всеми судебными решениями по всем категориям дел. В рамках своей деятельности Верховный Суд анализирует принятые судами судебные акты, дает им окончательную правовую оценку, при необходимости корректирует их, приводя в соответствие с нормами действующего права Казахстана, следит за единообразным применением права, изучает и обобщает сформировавшуюся судебную практику по конкретным категориям дел.

По результатам изучения и обобщения судебной практики Верховный Суд РК на своих пленарных заседаниях принимает нормативные постановления.

С принятием Конституции Республики Казахстан 1995 г. диску­тируемый в юридической литературе вопрос о том, считать ли руково­дящие разъяснения Верховного Суда РК самостоятельным источником действующего права, был разрешен окончательно. В соответствии с п. 1 ст. 4 Конституции РК нормативные постановления Верховного Суда РК также признаются источником права Республики Казахстан наряду с другими источниками действующего права Республики Казахстан и являются общеобязательными [6].

В нормативных постановлениях Верховного Суда РК:

  1. содержатся разъяснения и руководящие указания по разрешению тех или иных спорных вопросов в судебной практике, устранению неясностей и противоречий в применимом праве,
  2. дается нормативное судебное толкование правовых норм других источников права,
  3. в случае существования пробелов в законодательстве формулируются самостоятельные правовые нормы.

При этом нормативные постановления Верховного Суда Республики Казахстан, будучи по Конституции РК самостоятельным источником действующего права Казахстана, не подменяют собой и не исключают существования и действия других источников права, принимаемых другими компетентными органами государства.

Таким образом, в целом судебная практика после ее анализа и обобщения в результате нормотворческой деятельности самого Верховного Суда Республики Казахстан и уполномоченных государственных органов в рамках их компетенции учитывается и непосредственно влияет на дальнейшее развитие и совершенствование системы права Республики Казахстан.

 

Список литературы:

  1. Барак А. Судебное усмотрение. М.: Норма, 2003.— 145 c.
  2. Богдановская И. Ю. Закон в английском праве. М., 2006. — 103 c.
  3. Братусь С. И., Венгеров А. Б. Судебная практика в советской правовой системе. — М., 1975.— 66 c.
  4. Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. М., 1996. — 96 c.
  5. Жуйков В. «Судебная защита прав граждан и юридических лиц»: М., 1997. — 157 c.
  6. Конституция Республики Казахстан от 30 августа 1995 г. // «Казахстанская правда» от 22 мая 2007 г.
  7. Марченко М. Н. Общая теория государства и права. Т. 2. М.: Зерцало, 1998. — 343 с.
  8. О судебной системе и статусе судей РК: закон Респ. Казахстан от 25 дек. 2000 г. N 132-II (с изменениями и дополненими по состоянию на 17.11.2008 № 80-4) // www.pavlodar.com
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом