Телефон: +7 (383)-312-14-32

Статья опубликована в рамках: XI Международной научно-практической конференции «Вопросы современной юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 09 апреля 2012 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: Гражданское, жилищное и семейное право

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции, Сборник статей конференции часть II

Библиографическое описание:
Хамидуллина Ф.И., Файзрахманов К.Р., Теймуров Э.С. НОВЕЛЛЫ В ПРАВОПРИМЕНЕНИИ ИНСТИТУТА УМЕНЬШЕНИЯ НЕУСТОЙКИ // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по матер. XI междунар. науч.-практ. конф. Часть I. – Новосибирск: СибАК, 2012.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

НОВЕЛЛЫ В ПРАВОПРИМЕНЕНИИ ИНСТИТУТА УМЕНЬШЕНИЯ НЕУСТОЙКИ

Хамидуллина Фарида Ильдаровна

канд. юрид. наук, доцент Казанского (Приволжского) федерального университета, г. Казань

Файзрахманов Карим Рафисович

студент Казанского (Приволжского) федерального университета, г. Казань

Теймуров Эльвин Сахават оглы

студент Казанского (Приволжского) федерального университета, г. Казань

E-mail: Fkr90@mail.ru

 

В последнее время одной из наиболее обсуждаемых новостей в российском праве является существенный пересмотр позиции высших судебных инстанций в отношении института уменьшения неустойки.

27 октября 2011 года в Высшем Арбитражном Суде Российской Федерации (далее ВАС РФ) были обсуждены наиболее дискуссионные аспекты Проекта Постановления Пленума ВАС РФ «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации» [9] и уже 22 декабря 2011 года было принято Постановле­ние Пленума ВАС РФ «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации» [7].

В течение длительного времени в практике применения судами ст. 333 Гражданского кодекса РФ (далее ГК РФ) сохранялась относительно ясная позиция по вопросам случаев снижения неустой­ки, ее пределах и полномочиях суда по реализации права на ее умень­шение. Квинтэссенцией, существовавшей ранее позиции, является положение п.1 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 14 июля 1997 г. № 17 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации» [3] согласно которому суд имел право по своей инициативе разрешать вопрос о снижении явно несоразмерной неустойки.

Принципиальный сдвиг в определении пределов субъективного права суда на уменьшение неустойки был выражен в Постановлении Президиума ВАС РФ от 13 января 2011 г. № 11680/10 [8], в котором суд отметил, что уменьшение неустойки судом в рамках своих полно­мочий не должно допускаться, так как это вступает в противоречие с принципом осуществления гражданских прав своей волей и в своем интересе, а также с принципом состязательности. Кроме того, необос­нованное уменьшение неустойки судами с экономической точки зрения позволяет должнику получить доступ к финансированию за счет другого лица на нерыночных условиях, что в целом может стиму­лировать недобросовестных должников к неплатежам и вызывать крайне негативные макроэкономические последствия.

Принцип осуществления гражданских прав своей волей и в своем интересе был также заложен в качестве ключевого довода, изложен­ного в упомянутом Постановление Пленума ВАС РФ «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации», в обосновании того, что суд может снизить размер неустойки только по заявлению стороны ответчика.

Таким образом, на сегодняшний день очевидным является то, что в результате толкования судами положений ст. 333 ГК РФ [10] субъек­тивное право суда на уменьшение неустойки было существенным образом ограничено, что явно свидетельствует о том, что право приме­нение института снижения неустойки «эволюционировало» в юриди­ческом смысле этого слова.

Центральными вопросами, стоящими перед авторами настоящей статьи, являются: во-первых, теоретическое осмысление причин пересмотра позиции ВАС РФ в отношении применения ст. 333 ГК РФ, во-вторых, обоснование существующего подхода, в-третьих, сравнительный анализ двух различных подходов в отношении пределов субъективного права суда на уменьшение неустойки, и наконец, в-четвертых, выявление дискуссионных аспектов, рассматриваемой проблематики.

По мнению авторов, необходимо иметь четкое представление о значении последствий эволюции института снижения неустойки. В данной сфере объективно присутствует доля публичного интереса, так как довольно часто граждане попадают в ситуацию, вынуждающую их подписывать соглашения с условием о заведомо несоразмерной неус­тойке. Карапетова А. Г. отмечал, что позиция ВАС РФ, выраженная в п. 1 информационного письма от 14.07.1997 N 17 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 333 ГК РФ», теоретически и практически вполне оправданна, особенно в российских условиях. Если уж закон берется защищать нерадивого должника, согласивше­гося на включение в договор неадекватно высокой неустойки, то нужно быть последовательным и защищать его и в суде, если он «забудет» заявить соответствующее ходатайство [4].

Следуя данной логике справедливо предположить, что ВАС РФ в условиях 1997 года, принимая во внимание низкий уровень правовой культуры многих субъектов гражданского оборота, стремился защи­тить «нерадивого» должника и ограничить власть контрагента, зани­мающего доминирующее положение на рынке. В связи с этим необхо­димо уяснить причины, в связи с которыми ВАС РФ наряду с авторами Концепции развития гражданского законодательства [5] решили, что в настоящее время роль суда в защите «нерадивого» должника отпала.

Парадоксальность ситуации осложняется тем, что 21 декабря 2000 года Конституционный суд Российской Федерации (далее КС РФ) в определении об отказе в принятии к рассмотрению жалобы Симкина Валерия Михайловича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации [6] ука­зал, что предоставленная суду возможность снижать неустойки в случае ее чрезмерности по сравнению с последствиями нарушения обязательства является одним из правовых способов, предусмотренных в законе, которые направлены против злоупотребления правом свободного опреде­ления неустойки размера неустойки, т. е., по существу, — на реализацию части 3 статьи 17 Конституции РФ [11].

С этой точки зрения, Постановление Президиума ВАС РФ от 13 января 2011 г. № 11680/10 вступает в противоречие с позицией КС РФ в части субъективного права суда на уменьшение неустойки. Более того, КС РФ считает, что установление баланса между применяемой к нарушителю меры ответственности и действительного размера ущерба это не право суда, а его обязанность.

Любопытным, с точки зрения осмысления природы правого института уменьшения неустойки, является взгляд Белова В. А., который отмечал неправильность конструирования института снижения неустойки как меры, направленной на пресечение злоупотребления правом. Он предлагает рассматривать систему гражданского законодательства, допускающую одновременное существование, как только компенсацион­ных, так и только карательных санкций (но не санкций, являющихся и компенсационными и карательными). Неустойка, взыскание которой предназначено для упрощения компенсации убытков — зачетная (оценочная), альтернативная и исключительная — может быть уменьшена в том конкретном случае, когда на практике ее компенсационная функция перерастает в штрафную. Неустойка, взыскание которой изначально предназначается для наказания правонарушителя (штрафная неустойка, т. е., неустойка, взыскиваемая сверх убытков и исполнения обязательства в натуре), уменьшению в принципе не подлежит. Никогда. Ни при каких обстоятельствах. Требование неустойки в размере, существенно превышающем сумму подлежащих компенсации возможных убытков придает неустойке несвойственную для нее карательную функцию. Таковая может быть придана ей только законом или прямо выраженным соглашением сторон. При отсутствии и того и другого кредитор, требующий неустойку в чрезмерной сумме, нарушает положения договора и законодательно закрепленный принцип недопустимости одно­стороннего изменения обязательств, т. е., совершает гражданское право­нарушение [1]. Продолжая анализ, Белов В. А. раскрывает мотивы, по которым законодатель не обязал суд пресекать требование неустойки, несоразмерной последствиям нарушения обязательства, как гражданское правонарушение во всяком случае его обнаружения. По мнению Белова В. А., суд не может быть обязан к уменьшению даже явно несораз­мерной неустойки в каждом случае, ибо основанием возникновения обязательства ее уплаты явились такие действия должника, которые являются гражданским правонарушением и влекут применение мер гражданско-правовой ответственности, перед нами своеобразный, если можно так сказать, «зеркальный» случай встречной вины. Да, кредитор не обязательно получит явно несоразмерную неустойку, но если он ее все-таки потребует, и если даже она будет взыскана, ничего страшного в этом нет, ибо должник сам виноват в этом взыскании [1].

При подобной трактовке, рассматриваемой тематики, по мнению авторов, возникает проблема крушения самой концепции штрафной неустойки. В соответствии с абз. 5 п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 22 декабря 2011 года «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации»: «Условия договора о неприменении или ограничении применения статьи 333 Кодекса, а также установление верхнего или нижнего предела размера неустойки не являются препятствием для рассмотрения судом вопроса о снижении неустойки» [7]. В таком случае, если суд заведомо не свя­зан условием о фиксированной штрафной неустойке, возникает резон­ный вопрос необходимости и допустимости выделения штрафной неустойки в структуре видов неустоек.

На взгляд авторов, ответ на вопрос о причинах пересмотра позиции ВАС РФ в отношении пределов субъективного права суда на уменьшение следует искать скорее не в правовой природе института неустойки и даже не в уровне правовой культуры субъектов гражданс­кого оборота, а в правоприменительной практике. Следует согласиться с мнением Карапетова А. Г. в части того, что неблагоприятным для кредитора фактором является повсеместное некорректное использова­ние судами механизма, заложенного в ст. 333 ГК РФ. Сложившаяся судебная практика рассматривает возможность снижать процентную ставку по ст. 333 ГК РФ не как возможность в исключительных случаях сбалансировать серьезность нарушения и строгость санкции, а как чуть ли не общее правило [4]. Представляется, что ВАС РФ при пересмотре подхода в отношении субъективного права суда снижать неустойку исходил также из того, что субъектами арбитражно-процес­суальных отношений являются профессиональные участники рынка (предприниматели), это означает, что они, вступая в гражданско-пра­вовые отношения, несут повышенную ответственность и риск наступ­ления неблагоприятных для них последствий. Исходя из этого, поло­жения, рассматриваемого Постановления Пленума ВАС РФ от 22 декабря 2011 года «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации», огранивающие субъективное право суда на уменьшение размера неустойки призваны укрепить договорную дисциплину участников гражданских правоотно­шений. В данном случае подобный подход, по мнению авторов, вполне целесообразен и оправдан, однако не следует абсолютизировать принцип осуществления гражданских прав своей волей и в своем интересе. Распространение данного принципа в части его применения на институт уменьшения неустойки, в рамках гражданско-процес­суальных отношений неизбежно приведет к ущемлению прав граждан, которые не всегда представляют себе комплекс материальных и процессуальных прав, предоставленных им законом, учитывая при этом, что граждане зачастую вступают в отношения с заведомо нерав­ным субъектным составом. Это, в свою очередь, приведет к тому, что правоохранительная функция суда будет нивелирована.

Новеллой, с точки зрения научной новизны, позицию ВАС РФ рас­сматривать нельзя, примерно аналогичную норму содержала статья 1607 Проекта Гражданского уложения Российской Империи, согласно которой если в договоре назначена неустойка в очевидно преувеличенном размере или если она представляется чрезмерною ввиду неисполнения должником обязательства лишь в незначительной части, то суд может, по просьбе должника, уменьшить размер неустойки, но обязан при этом принять в соображение не только имущественные, но и другие справедливые инте­ресы верителя [2]. Очевидно, что институт уменьшения неустойки претер­пел существенные изменения, однако лишь правоприменительная прак­тика покажет жизнеспособность принятой редакции Постановления Пле­нума ВАС РФ от 22 декабря 2011 года «О некоторых вопросах примене­ния статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации». Плоскость рассматриваемой проблематики не исчерпывается вопросами, рассмот­ренными в настоящей статье, в частности, спорным является распростра­нение положений ст. 333 ГК РФ применительно к п. 2 ст. 381 ГК РФ мерам ответственности за неисполнение договора, обеспеченного задатком.

Список литературы:

  1. Белов В. А. Уменьшение неустойки // Банковское право. — М.: Юрист, 2000, № 3. — С. 19—35;
  2. Гражданского уложения Российской империи с постатейными объяснениями, извлеченными из трудов Редакционной комиссии, систематизированное А. Л. Саатчианом, под редакцией И. М. Тютрюмова Т. 2. СПб., 1910 — С. 206;
  3. Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 14 июля 1997 г. N 17 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации»// Вест­ник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации — 1997 — № 9;
  4. Карапетов А. Г. Неустойка как средство защиты прав кредитора в российском и зарубежном праве. — М. «Статут» 2005. — С. 84;
  5. Концепция развития гражданского законодательства Российской Федера­ции (одобрена Советом при Президенте РФ по кодификации и совер­шенствованию гражданского законодательства 7 октября 2009 г.)// Вест­нике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации,—200 — № 11;
  6. Определение об отказе в принятии к рассмотрению жалобы Симкина Валерия Михайловича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации [электронный ресурс] Документ опубликован не был. Доступ из справочно-правовой системы «Гарант»;
  7. Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22 декабря 2011 г. N 81 «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации»// [электронный ресурс] — Режим доступа—URL : http://www.arbitr.ru/as/pract/post_plenum/41518.html;
  8. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 13 января 2011 г. № 11680/10// Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации — 2011 — № 4;
  9. Проект Постановления Пленума ВАС РФ «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации»// [электронный ресурс] — Режим доступа—URL: http://www.arbitr.ru/_upimg/B4708D7BFE0508CBCA4DF289AD2A81EA_333Президиум.pdf;
  10. Российская Федерация. Законы. Гражданский Кодекс Российской Федерации [Текст]: [федер. закон РФ: часть первая от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ, часть вторая от 26 января 1996 г. № 14-ФЗ, часть третья от 26 ноября 2001 г. № 146-ФЗ и часть четвертая от 18 декабря 2006 г. № 220—ФЗ с изм. и доп.] // Собрание законодательства РФ. — 1994. — № 32. — Ст. 3301;
  11. Российская Федерация. Конституция (1993). Конституция РФ [Текст] // Российская газета. — 1993. — № 237.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом