Телефон: +7 (383)-312-14-32

Статья опубликована в рамках: XI Международной научно-практической конференции «Вопросы современной юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 09 апреля 2012 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: Административное право и процесс

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции, Сборник статей конференции часть II

Библиографическое описание:
Андреева Л.А., Богданов А.Г. НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ СИСТЕМАТИЗАЦИИ АДМИНИСТРАТИВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по матер. XI междунар. науч.-практ. конф. Часть I. – Новосибирск: СибАК, 2012.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ СИСТЕМАТИЗАЦИИ АДМИНИСТРАТИВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

 

Андреева Любовь Александровна

канд. юрид. наук, доцент филиала Российского государственного гуманитарного университета, г. Великий Новгород

Богданов Анатолий Геннадьевич

адвокат коллегии адвокатов «Защитник», г. Великий Новгород

E-mail: andreeva56@mail.ru

 

В настоящее время регулирование административных правоотно­шений сопровождается процессами, которые во многом могут быть устранены посредством систематизации административного законода­тельства. В действительности, нормы одного закона исключают адми­нистративное правовое установление другого, законодательные поло­жения часто не ясны и не конкретны, разрабатываются и принимаются многочисленные подзаконные акты, которые дублируют и подменяют КоАП РФ и другие федеральные законы. Административная ответст­венность субъектов является юрисдикцией как Российской Федерации, так и субъектов РФ, которые имеют полномочия на издание норматив­ных актов об административной ответственности. В современных условиях, когда происходит осознание значимости административной составляющей в жизни каждого гражданина и общества в целом, а одновременно стремительное увеличение объемов нормативного мате­риала, рост интереса к вопросу систематизации административного законодательства является вполне закономерным.

В связи с отсутствием обособленных нормативных актов, регули­рующих исключительно административный процесс либо администра­тивное материальное право, необходимо обратиться к науке админист­ративного права, предлагающей различные подходы к систематизации административного законодательства. В юридической литературе весьма активно высказываются предложения о разработке и принятии Административно-процессуального кодекса Российской Федерации и тем самым дальнейшей систематизации административного права, разделив весь объем административного законодательства на мате­риальную и процессуальную составные части [7, с. 104; 14, с. 196—199; 12, с. 54; 3, с. 158]. Разделяя мнение Салищевой Н. Г. [15, с. 93—98], необходимо отметить, что реализация предложения о формирова­нии отдельного Административно-процессуального Кодекса, требует немедленного воплощения, так как наличие в одном кодексе материальных и процессуальных норм в значительной мере затрудняет практику применения норм административного права.

В науке административного права существуют различные взгля­ды на систему административного права, а также административного процесса. Двойственность понятий административной правосубъект­ности и административно-процессуальной правосубъектности, приво­дит к несовпадению содержания отдельных субъектов административ­ного права.

Например, Ю. Н. Старилов в целом ряде своих научных работ отстаивает идею о тождественности таких понятий, как администра­тивный процесс, административное судопроизводство, административ­ная юстиция [17, с. 6-32]. Подобные дискуссии указывают на то обстоятельство, что в этой сфере у административистов имеются проблемы, без решения которых создание полноценного администра­тивно-процессуального кодекса невозможно.

Широта и емкость административно-процессуальных отношений создают предпосылки для выделения неограниченного перечня различных видов административных производств, особенно если учесть, что при желании каждое из выделяемых производств может быть рассмотрено как ряд самостоятельных составляющих. Практичес­ки все разработчики предлагают свои разновидности административ­ных производств, например, судебное обжалование административных актов; производство по делам об обжаловании решений и действий, вытекающих из налоговых правоотношений с участием физических лиц и организаций; производство по делам об оспаривании решений, связанных с государственной регистрацией или отказом в государст­венной регистрации общественных или религиозных объединений, а также решений о ликвидации, запрете, приостановлении или ином ограничении их деятельности; административно-договорное произ­водство и т. д. Очевидно, что данный список можно было бы продол­жить. Например, выделить производства по приватизации государст­венного и муниципального имущества; распределению ресур­сов [16, с. 38, 2], учредительное [1, с. 128—131; 13, с. 53], по примене­нию мер воздействия, предусмотренных законодательством о защите прав несовершеннолетних (ч. 2 ст. 2.3 КоАП РФ) и т. д.

В производстве по делам об административных правонарушениях участвуют ряд органов и лиц, выполняющих различные процессуаль­ные функции. Они объединяются общим термином «субъекты производства». Наряду с субъектами, непосредственно осуществляю­щими его, в произ водстве участвуют и иные субъекты. Обстоятель­ную характеристику этим субъектам дает законодатель, выделивший их в КоАП РФ в гл. 21 «Лица, участвующие в производстве по делу об административном правонарушении» [8]. Одни из указанных субъектов участвуют в производстве в связи с тем, что при рассмот­рении дел об административных правонарушениях затрагиваются их интересы, поэтому государство предоставило им права, обеспечи­вающие возможность активного участия в рассмотрении дел. Другие же своих личных интересов в производстве по делу не имеют, но независимо от этого привлекаются к участию в нем в связи с тем, что это необходимо для выяснения истины, наиболее полного и всесто­роннего установления всех обстоятельств по делу. Все лица, участвую­щие в производстве по делам об административных правонарушениях, реализуют свои права и выполняют обязанности посредством правоот­ношений, в которые они вступают с другими субъектами производст­ва. Соответственно в производстве по делам об административных правонарушениях все лица, участвующие в нем, независимо от форм, объема прав и обязанностей также выступают субъектами произ­водства и обладают правосубъектностью. Несмотря на то, что процессуальное положение каждого из участников определено в КоАП РФ (в частности, объем их процессуальных прав и обязанностей далеко не одинаков), наличие ряда общих признаков, характеризую­щих их правовой статус, определило позицию законодателя, выделив­шего эту группу субъектов в самостоятельной главе КоАП РФ. Таким образом, по своему правовому статусу, месту в структуре админист­ративно-процессуальной деятельности, выполняемым функциям, заинтересованности в деле и иным параметрам понятия «участник производства» и «субъект производства» далеко не однозначны, и первое понятие следует признать более узким, чем второе, входящим в него. В иных производствах, входящих в структуру административ­ного процесса, такая детальная регламентация их участников отсутствует.

В связи с этим представляется правильным определить, что характерная для отдельных административно-процессуальных произ­водств подчиненность понятия «участник производства» по отношению к понятию «субъект производства» верна и для всего административного процесса в целом. Таким образом, участники административного процесса могут быть охарактеризованы как граждане, иные лица, организации в лице их представителей, наделен­ные правами и несущие определенные обязанности, которые позво­ляют им участвовать в рассмотрении административных дел с целью защиты своих прав и законных интересов либо прав и законных инте­ресов представляемых ими лиц, граждан или организаций, а также содействовать осуществлению административного процесса.

Центральное место в системе процессуальных норм, заключен­ных в кодексе, занимает правонарушитель. Несмотря на то, что пред­полагаемый правонарушитель, еще не признанный в установленном судом порядке, таковым поименуется, наступают последствия презумпции виновности, так как в административном процессе отсутствуют соответствующие отграничения правосубъектности обви­няемого в правонарушении и правонарушителя. Однако, некоторые ав­торы, не только допускают двойственность субъектов административ­ного процесса, но вместе с тем допускают, что одной из особенностей административно-процессуальных правоотношений является то, что в них могут участвовать и некоторые субъекты, которые, по общему правилу, не участвуют в материальных административно-правовых отношениях, например, мировой судья. Таким образом, так назы­ваемая «универсальность» субъектов административно-процессуаль­ных правоотношений по сравнению, например, с субъектами граж­данско-процессуальных и уголовно-процессуальных отношений, обла­дающих в известной мере ограниченным субъектным составом, огра­ничивает субъекты административных правоотношений в их праве.

По мнению С. Н. Махиной, административный процесс может быть рассмотрен с точки зрения управленческого процесса как под отрасль административного права и как административный процесс как форма правосудия. С. М. Махина отмечает, что в управленческом процессе участвуют три группы субъектов. Первую (самую немного­численную) группу составляют субъекты, «наделенные исключитель­но властными полномочиями (управляющая сторона) — Президент Российской Федерации, некоторые высшие должностные лица, выс­шие органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации и другие. Вторую группу составляют субъекты, на которых распрост­раняется это властное воздействие (управляемая сторона). К ним отно­сятся физические лица (не наделенные властными полномочиями в сфере управления граждане и лица без гражданства), юридические лица, общественные организации и др. Третья группа включает тех субъектов, которые одновременно обладают и властными полномо­чиями и находятся под управленческим воздействием (в различных управленческих отношениях выступают или как управляющая сторо­на, или как управляемая). Это — должностные лица, государственные и муниципальные служащие, структурные подразделения органов государственной власти и др. [13, с. 53] С другой стороны, по мнению С. М. Махиной, административный процесс представляется как форма правосудия, то к его субъектам относятся две группы. Первая — это субъекты, непосредственно заинтересованные в результатах юриди­ческого процесса, чьи интересы и субъективные права подлежат защи­те всеми процессуальными способами и приемами. Например, в гражданском процессе — истец и ответчик, а в административном — жалобщик и административный орган. Вторая группа — это лидирую­щие субъекты, выполняющие свои функции в «чужом» интересе, в целях законного и обоснованного решения рассматриваемого юриди­ческого дела. Это — суд, прокурор и другие должностные ли­ца [13, с. 53]. Рассмотрев такое деление, можно сделать вывод, что административный процесс может быть представлен как деление административного процесса на две стадии: внесудебного и судебного рассмотрения дела, что в целом не дает оснований определения пра­вового положения субъектов в административном процессе. Предс­тавляется, что данное определение субъектов административного процесса представляется ошибочным. Поэтому, рассматривая адми­нистративный процесс, необходимо исходить из существа процес­суальных норм, обеспечивающих его, что возможно с точки зрения определения правосубъектности в административном процессе, отгра­ничив субъекты материального и процессуального административного права.

Изменение подведомственности рассмотрения дела об админист­ративном правонарушении также приводит к нарушениям администра­тивного процесса. Например, 3 марта 2011 года был принят закон Новгородской области № 930-ОЗ «Об административной комиссии городского округа Новгородской области и наделении органов мест­ного самоуправления городского округа Новгородской области отдель­ными государственными полномочиями по созданию и обеспечению деятельности административной комиссии» (далее — областной закон № 930-ОЗ), который, в статье 1, определяет правовые основы создания и деятельности административной комиссии городского округа Новго­родской области (далее — административная комиссия), а также наде­ляет органы местного самоуправления городского округа Новгородс­кой области отдельными государственными полномочиями по созда­нию и обеспечению деятельности административной комиссии [4].

В соответствии с ч. 1 ст. 3 областного закона № 930-ОЗ под административной комиссией понимается коллегиальный орган, создаваемый органами местного самоуправления для рассмотрения дел об административных правонарушениях, отнесенных к ее компе­тенции областным законом «Об административных правонаруше­ниях» [6]. Согласно ст. 2 закона Новгородской области от 28 декабря 2010 года № 907-ОЗ «Об областном бюджете на 2011 год и на плановый период 2012 и 2013 годов» [5] областной закон № 930-ОЗ должен быть введен в действие с 23 марта по 31 декабря 2011 года, то есть административная комиссия должна быть создана на территории городского округа Новгородской области и приступить к реализации своих полномочий не позднее 31 декабря 2011 года. В силу п. 1—1 ст. 29 областного закона «Об административных правонарушениях» рассмотрение дел об административных правонарушениях, совершен­ных на территории городского округа Новгородской области, отнесено к подведомственности административной комиссии городского округа Новгородской области [6]. Ранее дела указанной категории рассмат­ривались мировыми судьями. Таким образом, с учётом положений ч. 3 ст. 1.7 КоАП РФ — производство по делу об административном право­нарушении осуществляется на основании закона, действующего во время производства по указанному делу, дела об административных правонарушениях, совершенных до 17 апреля 2011 года, начиная с указанной даты, подлежат рассмотрению тем органом, к подведомст­венности которого соответствующие дела отнесены областным зако­ном «Об административных правонарушениях» [6], то есть админист­ративной комиссией. При этом, исходя из положений ст. 2 Федераль­ного закона от 6 октября 2003 года № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» [19] под городским округом понимается городское поселение, которое не входит в состав муниципального района, органы местного самоуправ­ления которого осуществляют полномочия по решению вопросов местного значения, а также могут осуществлять отдельные государст­венные полномочия, передаваемые органам местного самоуправления федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации. Таким городским округом на территории Новгородской области, в котором создана административная комиссия, является Великий Новгород, в связи, с чем рассмотрение дел об административных правонарушения, при учёте положений ч. 1 ст. 29.5 КоАП РФ о рассмотрении дела об административном правонарушении по месту его совершения при отсутствии ходатайства о рассмотрении такого дела по месту жительства правонарушителя, совершенных на терри­тории только Великого Новгорода отнесено к подведомственности указанной административной комиссии. Если административное правонарушение, предусмотренное ст. 6 областного закона «Об адми­нистративных правонарушениях» [6], было совершено на территории какого-либо из муниципальных районов, в том числе и на территории Новгородского района (судебные участки №№ 13, 14, 39), то дела о таких правонарушениях продолжают оставаться подведомственны мировым судьям [11]. Такое решение субъекта федерации в значи­тельной степени затрудняет производство по делам об администра­тивных правонарушениях, а также способствует избирательному регу­лированию административных правонарушений, определения субъек­тов, полномочных участвовать в процессе.

В административно-правовой науке наиболее распространена точка зрения Л. В. Коваля, относящего к признакам, характеризующим понятие субъекта административно-деликатных отношений, личную и служебную юридическую заинтересованность в исходе дела, а также способность своим поведением воздействовать на развитие правоотно­шения [1, с. 128—131; 10, с. 111]. В настоящее время содержание административного процесса в значительной степени изменилась, а также изменился объем пассивного и активного административно-процессуального права отдельных субъектов. Например, условием применения административной ответственности выступает определен­ная процедура — производство по делам об административных правонарушениях, которая регламентирует порядок возбуждения, рассмотрения, пересмотра дел об административных правонаруше­ниях, определяет правовой статус участников. Производство по делам об административных правонарушениях выступает гарантией соблю­дения прав привлекаемых к административной ответственности лиц. Значительная роль в производстве по делам об административных правонарушениях отдана суду. Вместе с тем потребность общества в оперативном реагировании власти на различные правонарушения диктует необходимость и во внесудебной процедуре административ­ного производства. Однако и внесудебное рассмотрение должно про­ходить по правилам, установленным производством по делам об адми­нистративных правонарушениях и регламентированным Кодексом об административных правонарушениях РФ. Основную причину затруд­нений в создании административно-процессуального кодекса в совре­менных условиях сформулировал Ю. А. Тихомиров, утверждая, что явно не хватает материала для создания данного акта [18, с. 13]. Безусловно, речь, конечно, идет не об отсутствии необходимого коли­чества нормативных источников. Создание такого кодекса возможно лишь при условии глубокой научной проработки самых разнообраз­ных направлений административно-процессуальной деятельности, выявлении и обосновании критериев административного производст­ва, общих закономерностей, принципов, запретов, вопросов взаимоза­висимости и взаимообусловленности различных административных производств.

Процессуальная форма выступает важнейшим условием призна­ния лица виновным и применения к нему мер административного на­казания. Эта форма должна быть соблюдена независимо от того,какой орган рассматривает дело, и предусмотрена ли она в специальном законе. Поскольку указанные деяния являются административными правонарушениями, по смыслу ст. 118 (ч. 2) Конституции РФ [9] в данном случае должно применяться процессуальное законодательство, относящееся к рассмотрению дел, возникающих из административных отношений. При этом подлежит доказыванию, как сам факт соверше­ния соответствующего правонарушения, так и степень вины правона­рушителя.При отсутствии вины физического и юридического лица административная ответственность к ним применяться не может.

В отношении правовых оснований привлечения лица к административной ответственности, необходимо обратить внимание не только на законность самого нормативного правового акта, устанав­ливающего определенные правила поведения и ответственность за их нарушение, но и на полномочия должностного лица, составившего протокол об административном правонарушении, а также должност­ного лица или органа, рассмотревшего дело о привлечении к адми­нистративной ответственности. Нередки случаи, когда протоколы об административном правонарушении составляются должностными лицами, не имеющими соответствующих полномочий, или дела о привлечении к административной ответственности рассматриваются органами вне рамок их компетенции.

Необходимо отметить, что административный процесс отличает­ся большим массивом нормативных актов, к ним относятся и Консти­туция РФ, конституции, уставы субъектов РФ, регулирующие некото­рые процедурные вопросы деятельности правительств, администра­ций, федеральные законы, КоАП РФ. Вместе с тем, основная масса административно-процессуальных норм содержится в ведомственных нормативных актах, нормативный материал разрознен, единые пра­вила административного процесса отсутствуют. Поэтому целесообраз­но разработать и принять Административно-процессуальных Кодекс РФ, который позволил бы упорядочить нормы административно-процессуального права и отграничить их от административного мате­риального права. Выделение разделов 4 и 5 КоАП РФ в отдельный кодекс, видимо, будет предполагать расширение правил производства по делам об административных правонарушениях, детализации его институтов. Вместе с тем возникают два вопроса.

Во-первых, сама по себе тенденция расширения перечня правил может заслуживать неоднозначной оценки. Так, если речь идет о вклю­чении особенностей порядка производства по делам об администра­тивных правонарушениях в отношении отдельных субъектов, обла­дающих административно-юрисдикционным иммунитетом, согласова­нии положений КоАП РФ и АПК РФ, либо о включении в текст кодекса тех правил, которые включены в различные нормативные источники. Например, более детальная регламентация права состав­ления протокола об административном правонарушении, необходим более избирательный подход.

Некоторые авторы полагают, что отсутствуют реальные негатив­ные последствия объединения материально-правового и процессуаль­ного компонентов в одном документе, что это компенсируется удобством применения КоАП РФ, особенно если учитывать режим работы и квалификацию должностных лиц, его применяющего. Бах­рах Д. Н. отмечает, что если основной причиной является разница в правовой природе этих компонентов, то не проще ли решить данную проблему, изменив название КоАП РФ, например, на Кодекс РФ об административной ответственности [2], тем более что кодификация в основе своей предполагает объединение норм, а не наоборот. Возмож­но, существующую структуру КоАП РФ с учетом его объема и особен­ностей применения следует относить не к его недостаткам, а к его достоинствам.

В связи с этим, представляется разумной и третья точка зрения, предлагающая выделить из КоАП РФ в отдельный кодекс Правил дорожного движения (ПДД) в связи с обособленностью нормативного регулирования, особым правовым статусом объектов и субъектов ПДД.

Проблема двойственности субъектов в административном праве и процессе влияет на эффективность применения административно-правовых мер. Несмотря на увеличение количества правовых актов, проблема административной ответственности физических и юриди­ческих лиц не получила должного решения ни в теории ни на практи­ке. Основы административно-процессуального законодательства долж­ны содержать нормы: направленные на согласование административ­но-процессуального законодательства и не подменяющие собой уже существующие правила, требующие учета при разработке всех последующих нормативных правовых актов, регламентирующих административно-процессуальные отношения, как федерального, так и регионального уровней; имеющие прямое действие, способные непос­редственно влиять на те сферы общественных отношений, которые имеют соответствующее нормативное обеспечение.

Требуют регулирования правила, которые могут в отдельных случаях не применяться по причине отсутствия в соответствующем нормативном акте прямого предписания. Например, о необходимости вручения расписки должностным лицом при получении от гражданина каких-либо документов, письменного отказа в принятии документов; о недопустимости возложения на гражданина обязанности представлять документы, не предусмотренные действующим законодательством; недопустимости ссылок должностного лица на отсутствие в тексте ведомственной инструкции нормы, соответствующей требованию закона; о недопустимости обратной силы актов, ухудшающих положе­ние граждан и организаций в сфере административно-процессуальных отношений; о правилах исчисления установленных сроков, последст­виях их нарушения; и т.д.

Особого внимания заслуживает вопрос о взаимозависимости различных видов административных производств. Например, отсутст­вие составленного протокола об административном правонарушении может являться основанием для отказа в совершении определенных действий, хотя такая зависимость вовсе не следует из текста соответствующего законодательства. Полагаем, что новый кодекс в целях более эффективной защиты прав и свобод граждан должен регламентировать способы и механизм самозащиты от действий и решений, нарушающих их права и свободы. Считаем, что такой под­ход не только позволит достаточно быстро получить научно обосно­ванный и приносящий реальную практическую пользу нормативный правовой акт, но и послужит основой к созданию административно-процессуального кодекса.

Рассмотрев проблемы систематизации и кодификации админист­ративного законодательства следует отметить, что реформирование административной правовой системы неизбежно потребует создания административно-процессуального кодекса, выделения отдельных час­тей из кодекса в самостоятельные нормативные акты, а также совер­шенствования нормативного регулирования административного управления.

Список литературы:

  1. Андреева Л. А. Проблемы административно-правового регулирования экономических отношений на современном этапе (по материалам Новгородской области) [Текст] / Л. А. Андреева // Административное пра­во Российской Федерации: Проблемные вопросы развития отрасли право­вой системы преподавания курса: Сб. статей [под общ.ред. Н. Г. Сали­щевой]: НовГУ им.Ярослава Мудрого. — Новгород, 1999. — С. 128—131.
  2. Бахрах Д. Н. Административное судопроизводство, административная юстиция и административный процесс // Государство и право. 2005. N 2.
  3. Викторов И. И. К вопросу о создании в Российской Федерации института административного судопроизводства // Актуальные проблемы админист­ративного и административно-процессуального права: Материалы между­народной научно-практической конференции / Под ред. начальника Мос­ковского университета МВД России, доктора юридических наук, профес­сора В. Я. Кикотя. М.: МосУ МВД России, 2003. С. 158.
  4. Закон Новгородской области № 930-ОЗ от 23.03.2011 «Об админист­ративной комиссии городского округа Новгородской области и наделении органов местного самоуправления городского округа Новгородской области отдельными государственными полномочиями по созданию и обеспечению деятельности административной комиссии» — [Электрон­ный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://region.adm.nov.ru/vlast/duma/
  5. Закон Новгородской области от 28 декабря 2010 года № 907-ОЗ «Об областном бюджете на 2011 год и на плановый период 2012 и 2013 годов» — [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://region.adm.nov.ru/vlast/duma/
  6. Закон Новгородской области от 11.08.2008 № 362-ОЗ «Об администра­тивных правонарушениях» — [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://region.adm.nov.ru/vlast/duma/
  7. Килясханов И. Ш. Права и свободы граждан в сфере административно-юрисдикционной деятельности милиции: Монография. Омск: Омский юридический институт МВД России, 1996. С. 104.
  8. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. № 195-ФЗ — [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://base.consultant.ru/
  9. Конституция Российской Федерации. — [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://base.consultant.ru/
  10. Коваль Л. В. Административно-деликтное отношение. К., 1979. С. 111.
  11. Новгородский областной суд. Офиц.сайт. [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://oblsud.nvg..sudrf.ru/
  12. Масленников М. Я. Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях необходима концептуальная реконструкция // Полицейское право. 2006. N 2 (6). С. 54.
  13. Махина С. Н. Административный процесс: проблемы теории, перспективы правового регулирования. Воронеж, Изд-во Воронежского гос. ун-та, 1999. — С. 53.
  14. Панова И. В. Административно-процессуальная деятельность в Российской Федерации. Саратов, 2001. С. 196 — 199.
  15. Салищева Н. Г. Проблемные вопросы проекта Кодекса РФ об административных правонарушениях [Текст] / Салищева Н. Г.// Административное право Российской Федерации: Проблемные вопросы развития отрасли правовой системы преподавания курса: Сб.статей [ под общ.ред. Н. Г. Салищевой ] : НовГУ им.Ярослава Мудрого. — Новгород, 1999. — С. 93—98.
  16. Сорокин В. Д. Административный процесс и административно-процессуальное право. СПб.: Издательство Юридического института (Санкт-Петербург), 2002. С. 38.
  17. Старилов Ю. Н. Административная юстиция: исторические корни и новейшее развитие института административного судопроизводства (вступительная статья) // Административная юстиция: конец 19 — начало 20 века: Хрестоматия. Ч. 1 / Сост. и вступ. ст. Ю. Н. Старилова. Воронеж: Издательство Воронежского государственного университета, 2004. С. 6 — 32.
  18. Тихомиров Ю. А. О концепции развития административного права и процесса // Государство и право. 1998. № 1. С. 13.
  19. Федеральный закон от 6 октября 2003 года № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» — [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://base.consultant.ru/
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом