Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: V Международной научно-практической конференции «Вопросы современной юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 03 октября 2011 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: Актуальные вопросы противодействия общеуголовной преступности

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Князева Е.А. ПОНЯТИЕ «УГОНА (ЗАХВАТА)» СУДНА ВОЗДУШНОГО ИЛИ ВОДНОГО ТРАНСПОРТА ЛИБО ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНОГО ПОДВИЖНОГО СОСТАВА // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по матер. V междунар. науч.-практ. конф. № 5. – Новосибирск: СибАК, 2011.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

 

ПОНЯТИЕ  «УГОНА  (ЗАХВАТА)»  СУДНА  ВОЗДУШНОГО  ИЛИ  ВОДНОГО  ТРАНСПОРТА  ЛИБО  ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНОГО  ПОДВИЖНОГО  СОСТАВА

Князева  Екатерина  Анатольевна

аспирант  ЮИ  ДВФУ,  г.  Владивосток

E-mail:  coldcase@yandex.ru

 

Норма,  закрепленная  в  ч.  1  ст.  211  УК  РФ,  определяет  рассматриваемое  преступление  как  неправомерное  завладение  (угон  или  захват  с  целью  угона)  судна  воздушного  или  водного  транспорта  либо  железнодорожного  подвижного  состава.  Преступление  в  обеих  его  формах  может  быть  совершено  только  путем  активных  действий. 

Поскольку  в  диспозиции  ст.  211  УК  РФ  термин  неправомерность  законодателем  не  употребляется,  отсюда  можно  сделать  вывод  о  том,  что  данный  признак  не  является  обязательным  для  объективной  стороны  рассматриваемого  преступления.  Однако  ясно,  что  действия  по  угону  или  захвату  транспортных  средств  по  своей  сути  не  могут  быть  неправомерными. 

Вместе  с  тем  законность  подобных  действий  (в  отличие  от  ст.  166  УК  РФ)  должна  быть  ограничена  лишь  случаями  завладения  транспортными  средствами,  принадлежащими  виновному  на  праве  собственности  или  находящимися  в  его  правомерном  владении  (легкомоторные  самолеты,  дельтапланы,  маломерные  морские  и  речные  суда).  Завладение  транспортным  средством  при  наличии  указанных  обстоятельств  исключает  состав  угона.  В  остальных  случаях  (закрепление  транспортного  средства  за  угонщиком  по  роду  его  деятельности,  возможность  им  распоряжаться)  уголовная  ответственность  наступает  по  ст.  211  УК  РФ  [5,  с.  134].

Под  угоном  в  данной  норме  следует  понимать  неправомерное  самовольное  завладение  соответствующим  транспортным  средством,  находящимся  на  земле,  на  воде  или  в  воздухе,  и  перемещение  его  в  пространстве  (если  оно  находилось  в  состоянии  покоя),  изменение  направления  движения  или  любое  другое  отклонение  от  первоначально  назначенного  курса  (судна,  находящегося  в  движении),  или  установление  своего  незаконного  влияния,  даже  если  транспортное  средство  не  отклонилось  от  своего  курса,  но  такая  возможность  у  виновного  реально  была.  Маршрут  в  силу  ряда  причин  может  и  не  меняться,  но  угон  будет  налицо. 

В  связи  с  этим  автор  считает  более  чем  спорным  мнения  тех  специалистов,  которые  привносят  в  характеристику  угона  как  признака  объективной  стороны  субъективные  моменты,  указывая  на  использование  транспортного  средства  «в  личных  или  иных  антиобщественных  целях»  [2,  с.  454].  Цели  и  мотивы  угона  не  являются  основными  признаками  рассматриваемого  преступления,  поэтому  указание  на  них  при  определении  понятия  угона  совершенно  излишне. 

Угон  судна  воздушного  или  водного  транспорта  либо  железнодорожного  подвижного  состава  может  быть  совершен  как  с  применением  насилия,  так  и  форме  угрозы  применения  насилия.  Под  насилием  в  смысле  ч.  1  ст.  211  УК  РФ  следует  понимать  нанесение  ударов,  побоев,  ограничения  свободы  и  т.п.  в  отношении  пассажиров,  членов  экипажа  либо  других  лиц,  то  есть  применение  насилия,  не  опасного  для  жизни  или  здоровья  потерпевшего.  Для  квалификации  не  имеет  значение,  в  отношении  кого  применяется  насилие.  Важно,  чтобы  оно  применялось  с  целью  захвата  или  угона  судна  либо  состава. 

Насильственные  действия  могут  выражаться  в  нападении  на  лиц,  охраняющих  или  обслуживающих  транспортное  средство,  с  целью  проникновения  в  него.  Насилие  возможно  и  в  отношении  членов  экипажа,  пассажиров  или  других  лиц  с  целью  установления  и  поддержания  контроля  над  транспортным  средством  в  целом  без  непосредственного  вмешательства  в  управление  судном  либо  составом.  Эти  действия  предполагают  установление  такого  контроля,  при  котором  преступник  вынуждает  экипаж  совершить  отклонение  от  заданного  курса.

Под  угрозой  насилия  следует  понимать:  действия,  внешне  выражающие  решимость  применить  насилие,  например,  демонстрация  оружия  или  взрывчатых  веществ;  угроза,  выраженная  в  словесной  форме,  например,  взрывом  воздушного  или  морского  судна  либо  железнодорожного  подвижного  состава,  уничтожение  его  иным  способом,  причинением  ему  повреждений,  создающих  опасность  его  уничтожения,  убийством,  причинением  телесных  повреждений  любой  тяжести.  Особенно  эффективны  такого  рода  угрозы  во  время  движения  (полета)  транспортного  средства,  поскольку  они  могут  спровоцировать  панику  на  борту.

Если  угоняется  судно  воздушного  или  водного  транспорта  либо  железнодорожного  подвижного  состава,  находящиеся  в  состоянии  покоя,  без  экипажа  (на  взлетно-посадочной  полосе  аэродрома,  в  ангаре,  у  причальной  стенки  в  порту,  на  якорной  стоянке,  в  депо,  на  станции,  на  перегонных  путях,  в  парке  отстоя  станций  и  т.д.),  возможно  совершение  угона  без  применения  насилия  путем  тайного  завладения  транспортным  средством.  Угон  судна  воздушного  или  водного  транспорта  либо  железнодорожного  подвижного  состава,  находящегося  в  движении  (полете),  без  применения  насилия  возможен  только  представителем  экипажа  или  непосредственно  лицом,  осуществляющим  управление  транспортным  средством.  Из  вышеперечисленного  можно  сделать  вывод  о  том,  что  угон  судна  или  состава  лицом,  за  которым  транспортное  средство  закреплено  по  роду  его  деятельности  (в  отличие  от  ст.  166  УК  РФ),  будет  во  всех  случаях  квалифицироваться  по  ст.  211  УК  РФ.

Однако  по  поводу  насильственного  угона  тоже  возникают  споры.  В  частности  они  вызваны  с  попыткой  ограничения  понятия  угона,  связывая  его  только  с  насильственным  завладением  транспортным  средством  или  с  его  захватом,  то  есть  родовое  понятие  угона  подменяется  одной  из  его  разновидностей. 

А.  И.  Чучаев  подверг  критике  данную  концепцию  на  том  основании,  что  «насильственный  способ  установления  незаконного  контроля  над  судном  не  охватывается  понятием  угона,  а  служит  обязательным  признаком  захвата  транспортного  средства»  [9,  с.  150].  Автор  считает  данный  аргумент  справедливым.  Конечно,  без  насилия  захват  невозможен,  но  он  является  лишь  одним  из  способов  угона.  Поэтому  захват  транспортного  средства,  не  пресеченный  на  этой  стадии,  а  завершившийся  его  угоном,  будет  являться  одновременно  и  насильственным  угоном  данного  транспортного  средства.  Следовательно,  угон  может  быть  как  насильственным,  так  и  ненасильственным. 

В  большинстве  случаев  действия,  направленные  на  угон,  предполагают  применение  психического  или  физического  насилия.  Особенно  это  касается  судов  воздушного  транспорта,  так  как  в  соответствии  с  законом  суда  с  максимальной  сертифицированной  взлетной  массой,  превышающей  45  500  кг,  или  пассажировместимостью  более  60  человек  дополнительно  оборудуются  специальными  системами,  предотвращающими  использование  судна  не  ответственным  лицом  [6].  Поэтому  в  большинстве  случаев  тайный  захват  воздушного  судна  с  целью  его  угона  представляется  невозможным  и,  как  правило,  совершается  в  отношении  судна,  уже  находящегося  в  полете.  Исключением  могут  стать  легкие  и  сверхлегкие  воздушные  суда  [10,  с.  89].

Под  захватом  следует  понимать  насильственное  завладение  транспортным  средством,  находящемся  на  земле  или  в  воздухе,  с  целью  его  угона.  Не  сложно  заметить,  что  угон  и  захват  как  способы  совершения  преступления  тесно  связаны  между  собой.  Однако  полностью  они  не  совпадают. 

Захват  рассматривается  как  начальный  момент  насильственного  угона  и  в  этом  смысле  всегда  предшествует  ему.  Однако  с  учетом  повышенной  степени  общественный  опасности  преступления  законодатель  признает  его  оконченным  уже  с  момента  захвата  судна,  при  наличии  цели  на  последующий  его  угон. 

Захват  транспортного  средства  выражается  в  противоправном  завладении  судном  или  составом  и  установлением  над  ним  контроля  и  предполагает  последующий  его  угон.  Захват  воздушного  судна  с  иной  целью,  если  при  этом  отсутствуют  фактические  признаки  угона,  такие  как  изменение  заданного  курса  полета,  места  посадки,  прибытия  и  т.п.,  не  охватываются  составом  преступления  статьи  211  УК  РФ.  Такого  рода  общественно  опасные  действия  на  воздушном  транспорте  охватываются  понятием  «незаконный  захват  воздушного  судна»,  указанного  в  ст.  11  Токийской  конвенции  от  14  сентября  1963  г.  [8],  в  ст.  1  Гаагской  конвенции  от  16  декабря  1970  г.  [1]  и  в  п.  «а»  ст.  1  Монреальской  конвенции  от  23  сентября  1971  г.  [4].

Понятие  «захват  морского  судна»  приведено  в  п.  «г»  ст.  3  Положения  «О  федеральной  системе  защиты  морского  судоходства  от  незаконных  актов,  направленных  против  безопасности  мореплавания».  Под  захватом  морского  судна  понимают  незаконные  акты,  направленные  против  безопасности  мореплавания,  а  именно  общественно  опасные  деяния,  запрещенные  законодательством  Российской  Федерации  и  международными  договорами  Российской  Федерации,  посягающие  на  безопасность  морского  судоходства  [7]. 

Понятие  «незаконного  захвата  судна  водного  транспорта»  содержится  и  в  ст.  3  Конвенции  от  10  марта  1988  года,  заключенной  в  Риме,  «О  борьбе  с  незаконными  актами,  направленными  против  безопасности  морского  судоходства»,  а  именно:  «Любое  лицо  совершает  преступление,  если  оно  незаконно  и  преднамеренно:  захватывает  судно  или  осуществляет  контроль  над  ним  силой  или  угрозой  силы  или  путем  любой  другой  формы  запугивания»  [3,  с.  264]. 

Захват  как  насильственное  преступление  преследует  своей  целью  установление  контроля  над  транспортным  средством.  Контроль  может  быть  непосредственным,  то  есть  когда  управление  транспортным  средством  берет  на  себя  сам  преступник;  опосредованным  –  управление  остается  в  руках  членов  экипажа  воздушного,  морского  или  речного  судна,  машиниста  железнодорожного  локомотива,  но  они  вынужденным  выполнять  команды  угонщика  [5,  с.  138]. 

Насилие  как  элемент  захвата  может  быть  физическим  и  психическим.  Насилие  должно  иметь  определенную  степень  выраженности.  Под  физическим  насилием  в  простом  составе  преступления,  предусмотренного  ч.  1  ст.  211  УК  РФ,  понимается  «насилие,  не  опасное  для  жизни  и  здоровья  потерпевшего».  Таким  насилием  являются  побои,  причинение  легкого  вреда  здоровью,  не  вызвавший  кратковременного  расстройства  здоровья  или  незначительной  стойкой  утраты  общей  трудоспособности,  а  также  иные  насильственные  действия,  связанные  с  причинением  потерпевшему  физической  боли  либо  с  ограничением  его  свободы. 

Психическое  насилие  –  угроза  причинения  насилия.  Угроза  должна  быть  наличной,  действительной,  реальной,  но  она  не  может  распространяться  дальше  возможности  причинения  того  вреда,  который  охватывается  понятием  «насилие,  не  опасное  для  жизни  и  здоровья  потерпевшего».  Потерпевшими  могут  быть  члены  экипажа  воздушных,  морских,  речных  судов,  работники  поездной  бригады,  пассажиры,  а  также  иные  лица,  например,  представители  охранных  служб,  обслуживающий  персонал  аэродрома,  вагонного  депо,  морвокзала  и  т.д. 

Применяя  физическое  насилие,  преступник  желает  парализовать  волю  и  нейтрализовать  сопротивление  лиц,  имеющих  отношение  к  угоняемому  транспортному  средству,  с  тем,  чтобы  установить  несанкционированный  контроль  над  ним.  В  тех  же  целях  применяется  и  угроза  причинить  физический  вред  той  или  иной  степени  тяжести.  Применение  насилия  в  иных  целях  (не  как  средства  захвата  транспортного  средства  и  установления  контроля  над  ним)  не  влечет  ответственности  по  ст.  211  УК  РФ.  Например,  причинение  физического  вреда  пассажиру  после  совершения  угона  или  захвата  транспортного  средства  по  мотивам  мести  за  ранее  оказанное  им  сопротивление  должно  квалифицироваться  по  статьям  о  преступления  против  личности.

 

Список  литературы:

  1. Гаагская  Конвенция  о  борьбе  с  незаконным  захватом  воздушных  судов  от  16  декабря  1970  г.  //  Сборник  действующих  договоров,  соглашений  и  конвенций,  заключенных  СССР  с  иностранными  государствами.  Вып.  XXXVII/  М.,  1974.  С.  292-296.
  2. Комментарий  к  Уголовному  кодексу  Российской  Федерации.  Ростов  н/Д,  1996.  С.  454.
  3. Международное  уголовное  право  в  документа:  Учебное  пособие  в  2-х  томах.  Т.  1.  М.:  Статут,  2010.  С.  264.
  4. Монреальская  Конвенция  о  борьбе  с  незаконными  актами,  направленными  против  безопасности  гражданской  авиации  от  23  сентября  1971  г.  //  Сборник  действующих  договоров,  соглашений  и  конвенций,  заключенных  с  СССР  с  иностранными  государствами.  Вып.  XXIX.  М.,  1975.  С.  90-95.
  5. Полный  курс  уголовного  права  в  5-ти  томах.  Т.  IV.  Преступления  против  общественной  безопасности  /  под  ред.  А.И.  Коробеева.  Спб.:  Юридический  центр  Пресс,  2008.  С.  134-138.
  6. Постановление  Правительства  РФ  от  30  июля  1994  г.  №  897  (в  ред.  От  14.12.2006.  №  767)  //  Российская  газета  №  8  от  21.01.2007.
  7. Постановление  Правительства  РФ  от  11  апреля  2000  г.  №  324  «Об  утверждении  положения  о  федеральной  системе  защиты  морского  судоходства  от  незаконных  актов,  направленных  против  безопасности  мореплавания»  (в  ред.  Постановления  Правительства  РФ  от  14.07.2006  N  425)  //  Собрание  законодательства  РФ.  2000.  16.  Ст.  1714.
  8. Токийская  Конвенция  о  преступлениях  и  некоторых  других  актах,  совершаемых  на  борту  воздушных  судов,  от  14  сентября  1963  г.  //  Сборник  международных  договоров  СССР.  Вып.  XLIV.  М.,  1990.  С.  218-225.
  9. Чучаев  А.И.  Безопасность  железнодорожного,  водного  и  воздушного  транспорта.  Саратов:  Изд-во  Сарат.  ун-та,  1988.  С.  150.
  10. Узденов  А.И.  Угон  транспортного  средства  по  уголовному  законодательству  Российской  Федерации:  дис.  …  канд.  юрид.  наук:  12.00.08.  Ростов  н/Д.  2008.  С.  89.

 

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом