Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: LXXIV Международной научно-практической конференции «Вопросы современной юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 26 июня 2017 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: Уголовное право

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Исаев М.С., Волкова Н.А. АНАЛИЗ ИЗМЕНЕНИЙ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА В СФЕРЕ ДЕКРИМИНАЛИЗАЦИИ ПОБОЕВ // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по матер. LXXIV междунар. науч.-практ. конф. № 6(67). – Новосибирск: СибАК, 2017. – С. 58-64.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

АНАЛИЗ ИЗМЕНЕНИЙ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА В СФЕРЕ ДЕКРИМИНАЛИЗАЦИИ ПОБОЕВ

Исаев Максим Сергеевич

студент Самарского государственного экономического университета,

 РФ, г. Самара 

Волкова Наталья Анатольевна

ст. преподаватель Самарского государственного экономического университета, Самарский национальный исследовательский университет имени академика С. П. Королёва,

РФ,  г. Самара 

ANALYSIS OF LEGISLATION CHANGES IN THE SPHERE OF DECRIMINALIZATION OF BEATS

Maxim Isaev

student of Samara State Economic University,

Russia, Samara 

Natalia Volkova

сhief Lecturer, Samara State Economic University, Samara National Research University named after academician S.P. Korolev,

Russia, Samara

 

АННОТАЦИЯ

В статье рассматриваются достоинства и недостатки процесса декриминализации побоев, а также возможные пути решения проблем, которые он имеет. Рассмотрены различные точки зрения за и против декриминализации побоев.

АННТОТАЦИЯ

The article examines the advantages and disadvantages of the process of decriminalization of beatings, as well as possible solutions to the problems that it has. Various points of view for and against the decriminalization of beatings have been analyzed.

 

Ключевые слова: декриминализация; побои; семейное насилие;

Keywords: decriminalization; beatings; domestic violence;

 

В январе этого года Госдума одобрила поправки в ст. 116 Уголовного кодекса, которые исключили уголовную наказуемость за насилие в отношении членов семьи. В предыдущей редакции данная норма просуществовала с июля 2016 года. В настоящий момент есть только административные наказания: штраф в 40 тыс. руб., арест и исправительные работы. На этот проект мгновенно обрушился шквал необоснованной критики. Противники данного решения, зачастую не разобравшись в вопросе, утверждают, что Дума узаконила семейное насилие, что это возврат к «Домострою» и пр. С уверенностью можно сказать, что подобные утверждения являются демагогией и игрой на общественном мнении. В опровержение данного тезиса достаточно сказать, что уголовная ответственность для лица будет наступать только в случае повторного нанесения побоев членам семьи.

Теперь касательно оценки самой декриминализации побоев. Её необходимо рассматривать с различных точек зрения. Среди экспертов и юристов – практиков нет единой позиции по данному вопросу. В качестве примера аргумента «За» можно привести позицию адвоката, эксперта Фонда поддержки правовой культуры Яны Тепляковой, которая считает, что декриминализация побоев позволит избежать провокаций со стороны супругов, находящихся в стадии расторжения брака. Она описывает пример из практики: жена двигалась в сторону почти уже бывшего мужа с чашкой горячего кофе с явным намерением вылить этот кофе на своего почти бывшего и на тот момент уже ненавистного супруга. Тот резко отвел ее руку, и в итоге она получила удар в область лба этой же чашкой. Кофе при этом остался на свитере у супруга. После полученного удара чашкой и появления небольшого синяка супруга нанесла визит в органы полиции. Последовало разбирательство — доследственная проверка по факту обращения супруги. С данным аргументом трудно не согласиться, поскольку побои часто используются в качестве провокации даже не самими членами семьи, а посторонними людьми, например, соседями по коммунальной квартире с целью выселения неугодной семьи и т.д., поэтому декриминализация семейных побоев видится способом решения этой проблемы. Не менее сильным аргументом за декриминализацию побоев является устранение правового неравенства между семейным насилием, за совершение которого следовала уголовная ответственность, и насилием вне семьи, за которое следовала   административная ответственность.

Противоположное мнение высказывает руководитель проекта «Насилию. нет» Анна Ривина. Она делает справедливое замечание, что «в нашей стране нет закона против домашнего насилия, который есть в 143 странах мира. И вместо того, чтобы принимать закон, который необходим, мы, наоборот, делаем шаг назад. Если мы берём законодательство в том виде, в котором оно существовало с августа (я говорю именно о побоях в отношении близких лиц — статье 116 Уголовного кодекса), то тогда государство хоть как-то берёт на себя задачу по защите пострадавших членов семьи, поскольку обвинение носит частно – публичный характер.» [6] Далее делает вывод, что декриминализация закрепляет насилие как норму поведения.

С точки зрения социальной необходимости уголовного наказания в ст. 116, непонятно, зачем оно нужно. Дело в том, что ст. 116 относится к типу уголовно-правовых норм, где заявитель сам является обвинителем. Это значит, что на нём лежит сбор доказательств, свидетельских показаний, проведение всех возможных экспертиз и защита своей позиции в суде. И вот тут мы должны задать вопрос: зная отношение наших людей к органам внутренних дел, судебной системе, отношение к семье в целом, кто в нынешней России будет вести уголовное судопроизводство в отношении своих членов семьи? Ответ очевиден: считаные единицы. В России 60-70% пострадавших от домашнего насилия не обращаются за помощью. Те немногие, которые дошли до отделения полиции и написали заявление на своего обидчика, через несколько дней отзывают своё заявление.  Большинство жертв просто не осмеливаются отправлять своих родных в места лишения свободы, или у них нет возможности вести уголовное судопроизводство в отношении них. В итоге, в прежнем виде УК имел уголовно-правовую норму, которая в большинстве случаев не функционировала бы. Верховный суд, который был инициатором декриминализации, предложил исправить это недоразумение переводом внутрисемейных побоев, не приносящие вреда здоровью, в разряд административных правонарушений. Законодатель с этой позицией согласился. Таким образом, декриминализация — не является отменой наказания, это только отмена уголовной ответственности [7], причём за правонарушение, совершённое однократно. Уголовная ответственность за так называемое семейное насилие в соответствии со статьей 116.1 Уголовного кодекса Российской Федерации будет возможна, но только в отношении лица, подвергнутого административному наказанию за аналогичное деяние. [4]

Итак, побои являются предметом административного права. С точки зрения социально-семейных отношений, санкции, предусмотренные КоАП за причинённые побои, являются более предпочтительными, нежели уголовное наказание. Административное судопроизводство для жертвы также окажется легче и быстрее, чем уголовное. На жертве не лежит бремя сбора доказательной базы, в дело включаются органы внутренних дел. По сравнению с частным обвинением по предыдущей редакции ст. 116, перевод побоев в отношении близких лиц в разряд административного производства кажется более уместным в реалиях современной России.

Далее рассмотрим детально санкции. Здесь опять всплывает проблема, тесно связанная с семейными отношениями, причём как в предыдущей, так и в текущей редакции. По предыдущей версии ст. 116 максимальное наказание за побои в отношении родственников было 2 года лишения свободы. [5] Исходя из судебной практики, суды редко применяли эту санкцию. Самым распространённым наказанием был штраф. Эта санкция осталась после декриминализации. Однако здесь и заключается проблема. Дело в том, что в ситуации с семейными побоями штраф может оказаться хуже для потерпевшего лица, чем просто отсутствие какого-либо наказания. Рассмотрим это на довольно распространённом (к сожалению) примере, когда пьющий, неработающий супруг избивает жену и детей. При этом, как правило, жена является единственным кормильцем в семье. И, в конечном итоге, она должна будет выплачивать штраф за своего неблагополучного супруга за то, что он её же избивает. А этот супруг никуда не девается, он продолжает жить вместе со своей жертвой, возможно, продолжает совершать насилие в отношении неё. В итоге мы приходим к выводу, что подобные санкции сводят на нет положительный эффект декриминализации. «Масла в огонь» добавляет совершенно невнятная позиция некоторых парламентариев. Вместо того, чтобы озвучить вышеперечисленные положительные моменты декриминализации и заняться решением проблем, которые она имеет, депутаты настаивают, что уголовное наказание за побои в отношении близких «несет непоправимый вред семейным отношениям» [3], то и дело говорили о «традиционных методах воспитания детей» и многое другое. Отсюда многие журналисты и общественные деятели и сделали вывод, что парламент выступает за легализацию семейного насилия, тем самым они так борются за семейные ценности и пр. Безусловно, общественная дискуссия крайне необходима. Однако в данном конкретном случае, как мы видим, ситуация превратилась в «сломанный телефон» — обе противоборствующие стороны дают неверную оценку этому явлению. А так как за этой «дискуссией» наблюдает достаточно большое число граждан, то у них может возникнуть неверное представление о данном правонарушении, в результате чего, это может негативно сказаться на статистике домашнего насилия, а потом обе стороны будут жаловаться, что декриминализация побоев не сработала.

О необходимости декриминализации побоев говорит и статистика. Рост числа преступлений небольшой тяжести, в том числе и побоев, отметил председатель Верховного Суда Лебедев. По статистике инстанции, с 2000 по 2014 год количество таких дел возросло с 15% (184 тысяч человек) до 46% (330 тысяч) от всех рассмотренных судами. Что качается побоев, то по статистике 2015 года было совершено 6,7 тыс. правонарушений по этой статье. Из них привлекли к ответственности более 4,5 тыс. человек. К сожалению, статистики по побоям с момента изменений июля 2016 года МВД пока не представило, однако по тем данным, что им уже передали из 17 регионов РФ, можно сделать вывод, что массового всплеска уголовного преследования за домашнее насилие не произошло, что подтверждает тезис о необходимости декриминализации.    Сам Лебедев уверен, что декриминализация не приведёт к росту преступности и появлению чувства безнаказанности. «Человека останавливает не то, что он станет уголовником, а осознание того, что совершённое им неправильно, неправомерно. Это даст человеку возможность более серьёзно относиться к своим действиям, потому что повторение преступления в будущем повлечёт уже уголовную ответственность.» [2]

Необходимо затронуть ещё один важный аспект этой проблемы. Он касается домашнего насилия в отношении несовершеннолетнего. И здесь затрагивается ненавистная многими нашими гражданами и общественными деятелями ювенальная юстиция и боязнь, что дети будут судиться с родителями по поводу неоднозначных методов воспитания. Отсюда и исходит так называемая «борьба за семейные ценности». Очевидно, в нашей стране нет единого подхода к тому, предметом чего является насильственные методы воспитания: уголовного, административного или семейного права. Как нет такого подхода и во всём мире. Всё мировое сообщество стоит на промежуточном историческом этапе. С одной стороны, невозможно вернуться к «Домострою», с другой, неправильно было бы дать детям абсолютную защиту от воздействия родителей. Думаю, правовая наука не найдёт решения данной проблемы ещё долгое время, но её необходимо более тщательно изучать.   

Таким образом, отмена уголовного наказания за причинение насильственных действий без вреда для здоровья является всё же верным решением. Методами уголовного права невозможно решить проблемы семейных взаимоотношений.

 Следующим логичным шагом по борьбе с насилием в отношении близких и родственников было бы внедрение в КоАП и УПК РФ новых видов наказания, таких как запрет на приближение. Подобная норма содержится в законодательстве многих западных стран. Предполагается, что ограничение зоны возможного контакта может выступать в качестве меры уголовного наказания за преступления, предусмотренные главами 16-18 УК РФ.  Если преступник приговорен к наказанию, не связанному с лишением свободы и постоянно контактирует с потерпевшим, то можно ли здесь говорить о какой-либо реабилитации пострадавшей стороны? В данной ситуации просто необходимо в целях восстановления справедливости и соблюдения принципа гуманизма ограничить возможное влияние преступника на здоровье, психику и жизнь в целом, пострадавших по его вине людей. Что касается реализации ограничения на приближение в отношении лица, совершающего побои в отношении членов семьи, то здесь можно поступить по примеру, скажем, Финляндии, где лицо, на которое наложен запрет, должно покинуть жилище и не имеет права туда возвращаться. Оно не имеет права встречаться с лицом, защищаемым данным запретом, а также контактировать с ним каким бы то ни было образом. Запрещено следовать и вести наблюдение за охраняемым лицом. Может быть вынесено решение о расширенном запрете на приближение в отношении членов одной семьи, что предполагает запрет находиться, например, на близлежащей к совместному жилищу территории. Предусмотрена возможность контакта только в исключительных случаях, например, болезни ребёнка, но только, если это заранее обговорено при наложении запрета, и только в присутствии посторонних лиц: соседей, родственников, работников соцзащиты. Нарушение запрета является преступлением, которое относится к сфере компетенции системы государственного обвинения, поэтому дело в суде по данному преступлению возбуждает прокурор. Все запреты на приближение регистрируются полицией в специальном реестре лиц, на которых наложен такой запрет. Полиция осуществляет контроль за соблюдением запретов и может также применять принудительные меры в случае их нарушения. Если, например, лицо, на которого наложен запрет на приближение, продолжает преследовать охраняемое лицо, то вызванная на место полиция имеет право задержать нарушителя запрета и провести допрос в целях определения дальнейших мер в его отношении. [1]

Верховный суд также может выпустить постановление, в котором будет содержаться рекомендация нижестоящим судам чаще применять в отношении тех, кто применяет побои в отношении членов семьи, санкции в виде административного ареста, так как изоляция людей друг от друга — главный залог, что насилие не повторится вновь. Ведь судебная практика говорит, что большее количество преступлений против личности совершается именно близкими людьми.      

 

Список литературы:

  1. Запрет на приближение. Департамент полиции Министерства внутренних дел. URL: http://www.riku.fi/binary/file/-/id/78/fid/461/ (Дата обращения: 18.04.2017)
  2. Звезда С. Что такое побои в семье и почему их хотят декриминализировать. [Электронный ресурс]//13.01.2017. TJournal.   URL: https://tjournal.ru/39760-chto-takoe-poboi-v-seme-i-pochemu-ih-hotyat-dekriminalizirovat (Дата обращения: 18.03.2017)
  3. Мизулина предложила декриминализировать семейные побои. [Электронный ресурс]//27.07.2016. Интерфакс. URL: http://www.interfax.ru/russia/520749 (Дата обращения:18.03.2017)
  4. Справка Государственно-правового управления. [Электронный ресурс] // 07.02.2017. kremlin.ru - Президент России.  URL: http://kremlin.ru/acts/news/53834 (Дата обращения: 11.03.2017)
  5. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 г. № 63-ФЗ (ред. от 03.07.2016 г.) // СПС Консультант плюс.
  6. Ударить нельзя судить: мнения за и против декриминализации семейных побоев [Электронный ресурс]// ТАСС. Информационное агентство России. 27.01.2017. URL: http://tass.ru/obschestvo/3971405 (Дата обращения: 11.04.2017)
  7. Шульман Е.М.  Особое мнение. [Электронный ресурс]// 27.01.2017. Радио «Эхо Москвы» URL: http://echo.msk.ru/programs/personalno/1916946-echo/ (Дата обращения 11.03.2017)
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом