Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65

Статья опубликована в рамках: LXXI-LXXII Международной научно-практической конференции «Вопросы современной юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 24 апреля 2017 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: Конституционное право

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Абдрахманов Д.В. ГЛОБАЛЬНОЕ ИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЩЕСТВО КАК ВЫЗОВ ГОСУДАРСТВЕННОМУ СУВЕРЕНИТЕТУ: КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОЙ АСПЕКТ // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по матер. LXXI-LXXII междунар. науч.-практ. конф. № 3-4(65). – Новосибирск: СибАК, 2017. – С. 95-103.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ГЛОБАЛЬНОЕ ИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЩЕСТВО КАК ВЫЗОВ ГОСУДАРСТВЕННОМУ СУВЕРЕНИТЕТУ: КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОЙ АСПЕКТ

Абдрахманов Денис Вадимович

аспирант кафедры теории государства и права, конституционного и административного права юридического факультета Южно-Уральского государственного университета

РФ, гЧелябинск

GLOBAL INFORMATION SOCIETY AS A CHALLENGE TO STATE SOVEREIGNTY: THE CONSTITUTIONAL-LEGAL ASPECT

Denis Abdrakhmanov

postgraduate student of the Department of Theory of State and Law Department, of Constitutional and Administrative Law, South Ural State University,

Russia, Chelyabinsk

 

АННОТАЦИЯ

Автор анализирует взаимосвязь и взаимозависимость государственного суверенитета и информационного общества. Актуальность работы обусловлена тем, что развитие информационного общества стало одним из ориентиров социально-экономического развития Российской Федерации. В то же время развитие информационного общества обуславливает комплекс угроз, связанных с информационной безопасностью государства. Отсутствие «информационного суверенитета» в современном мире может привести к потере государственного суверенитета в целом. На основе анализа мер по обеспечению «информационного суверенитета» автор показывает взаимозависимость суверенитета и информационного общества. При этом выявленные взаимосвязи для национального и глобального информационного общества отличны друг от друга.

ABSTRACT

The author analyzes the relationship and interdependence of national sovereignty and the Information Society. The relevance of the work due to the fact that the development of the information society became one of the landmarks of the socio-economic development of the Russian Federation. At the same time, the development of the information society leads to complex risks associated with information security of the state. The lack of «information sovereignty» in today's world can lead to the loss of the State sovereignty in general. Based on the analysis of measures to ensure «information sovereignty» the author demonstrates interdependence of the sovereignty and the Information Society. Herewith the revealed relations to the national and global information society are different from each other.

 

Ключевые слова: государственный суверенитет; информационный суверенитет; национальное информационное общество; глобальное информационное общество.

Keywords: state sovereignty; «information sovereignty»; the national information society; global information society.

 

Развитие информационного общества подобно индустриальной революции выступило катализатором системных изменений в экономике, социальной, духовной и политической сферах. Американский социолог Д. Белл ещё в XX веке отмечал, что в наступающем столетии решающее значение для экономической и социальной жизни, для способов производства знания, а также для характера трудовой деятельности человека приобретет становление нового социального уклада, зиждущегося на телекоммуникациях [2, с. 330]. Воздействие информационных технологий на экономику иногда сравнивают с предшествующими технологическими инновациями – электричеством и железными дорогами [11, с. 102].     

Не является исключением и правовая сфера: исследователи являются свидетелями активного процесса изменения информационного законодательства, пытающегося «удовлетворить» постоянно растущие аппетиты информационного общества. Анализ, проведенный сотрудниками сектора информационного права ИГП РАН показал, что действующее информационное законодательство достаточно лабильно и подвержено частым изменениям. «Уже в течение 1–2 лет с момента принятия закона он подвергается изменениям и дополнениям, что говорит о недостаточной продуманности его подготовки, уязвимости ряда положений. В этом процессе заметно влияние ситуаций и смены политики в процессе обеспечения управления в области информатизации» – отмечается в концепции Информационного кодекса Российской Федерации [8, с. 16–17].       Стабильные, порой фрагментарные, изменения информационного законодательства – доказательство постоянной эволюции общественных отношений, складывающихся в условиях информационного общества, а также наглядный пример поиска государством оптимальных механизмов решения различных правовых проблем. Например, А.И. Химченко выделяет такие правовые проблемы, как проблемы информационной безопасности, цифрового неравенства, персональных данных, информационно-коммуникационной сети «Интернет» и облачных технологий [19, с. 10–12].

Регулирование общественных отношений в условиях информационного общества осуществляется в двух направлениях: с одной стороны, государство стремиться создать оптимальную правовую среду для развития информационного общества в благоприятных для общества, человека и государства целях, и создать эффективные механизмы нивелирования угроз, обусловленных развитием информационного общества – с другой.

Основной угрозой, обусловленной развитием информационного общества, является угроза информационной безопасности Российской Федерации, то есть угроза состоянию защищенности сбалансированных интересов личности, общества и государства. «Национальная безопасность Российской Федерации существенным образом зависит от обеспечения информационной безопасности, и в ходе технического прогресса эта зависимость будет возрастать» – справедливо отмечается в Доктрине информационной безопасности Российской Федерации [4].

Доктриной информационной безопасности предельно ясно определены интересы государства в информационной сфере. Ключевым интересом государства в информационной сфере является создание условий для государственного суверенитета России. Основополагающий, первоочередной характер государственного суверенитета среди иных интересов Российской Федерации в информационной сфере обусловлен конституционно-правовой природой этого государственного атрибута.

Сущность такого политико-правового феномена как государственный суверенитет достаточно освещена в правовой доктрине. Родоначальник и основоположник концепции государственного суверенитета Жан Боден отмечал, что «власть государства постоянна и абсолютна; это – высшая и независимая власть как внутри страны, так и в отношениях с зарубежными державами. Выше носителя суверенной власти – только бог и законы природы» [10, с. 227]. А.Л. Бредихин выделяет следующие основные характеристики суверенитета: возможность носителя верховной власти самостоятельно определять и реализовывать свою волю. Это означает, что носитель суверенной власти имеет право издавать веления исходя из сугубо собственных интересов; верховная власть должна осуществляться без внешних ограничений, т.е. другие суверенные субъекты не имеют прав влиять или иным образом вмешиваться в политико-правовые процессы этого государства [3, с. 142]. Суверенитет государства следует рассматривать как «специфический признак государства, выражающий верховенство государственной власти по отношению ко всем иным организациям и лицам в стране и независимость ее в сфере взаимоотношений данного государства с другими государствами» [18, с. 80]. Выделяются также «внутренний» и «внешний» аспекты суверенитета государства. Суверенитет государства внутри страны (внутренний аспект суверенитета) выражается в единстве и распределении государственной власти на всё население и общественные организации страны [17, с. 39]. Суверенитет государства за пределами его территории (внешний аспект суверенитета) проявляется в способности государства выступать полноправным субъектом международного права, самостоятельно формировать и реализовывать внешнюю политику [9, с. 5–10]. Суверенитет по смыслу статей 3, 4, 5, 67 и 79 Конституции Российской Федерации предполагает верховенство, независимость и самостоятельность государственной власти, полноту законодательной, исполнительной и судебной власти государства на его территории и независимость в международном общении, представляет собой необходимый качественный признак Российской Федерации как государства, характеризующий ее конституционно - правовой статус – отмечает Конституционный Суд Российской Федерации [13].

Осознание сути суверенитета и его значения для государства позволяет прийти к выводу о его первостепенном значении по отношению к иным интересам государства в информационной сфере. Очевидно, что создание условий для гармоничного развития информационной инфраструктуры, для реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина в области получения информации и пользования ею в целях обеспечения незыблемости конституционного строя, политической, экономической и социальной стабильности, а также обеспечение законности и правопорядка будет невозможно, если государство не обладает все полнотой власти при реализации внутренней политики, если кто-то (помимо этого государства) имеет право влиять или иным образом вмешиваться в политико-правовые процессы этого государства. Очевидно, что не суверенное политико-правовое образование (квазигосударство) не может выступать полноправным субъектом международного права наряду с суверенными государствами, самостоятельно формировать и реализовывать внешнюю политику, а, следовательно, и о развитии равноправного и взаимовыгодного международного сотрудничества идти речи не может. В этой связи обращает на себя внимание тезис о том, что, если «нет суверенитета – нет государства, а суждения о «несуверенном» государстве следует воспринимать только как теоретические конструкции» [6, с. 70].

Таким образом, краеугольным камнем в создании эффективных механизмов, направленных на нивелирования угроз, обусловленных развитием информационного общества, является необходимость обеспечения государственного суверенитета в информационной сфере. Государственный суверенитет в информационной сфере следует рассматривать не как самостоятельный вид суверенитета государства, а как проявление верховенства и независимости государственной власти в информационной сфере общества, в которой государство проводит самостоятельную и независимую от кого-либо политику. Это проявление государственного суверенитета нередко называют «информационным», «цифровым» суверенитетом. «В качестве новой ключевой компоненты суверенитета сегодня выступает цифровой суверенитет. Это право и возможность национального правительства самостоятельно и независимо определять и внутренние и геополитические национальные интересы в цифровой сфере. Это также способность вести самостоятельную внутреннюю и внешнюю информационную политику, распоряжаться собственными информационными ресурсами, инфраструктурой национального информационного пространства, гарантировать электронную и информационную безопасность государства» – отмечает один из известных деятелей российской IT-индустрии Игорь Ашманов [5].

Следует отметить, что отсутствие государственного суверенитета в информационной сфере – серьезная предпосылка к потере государственного суверенитета в целом. Во-первых, как справедливо отмечает профессор Токийского технологического института Ю. Хаяши, процесс информатизации общества XXI века будет пронизывать все сферы жизни людей, менять ее содержание и формы, так как информация становится одной из главных ценностей, консолидирующих человечество [1, с. 30–35]. Следовательно, потеря суверенитета в информационной сфере неизбежно приведет к потере суверенитета в иных сферах, пронизанных процессом информатизации (экономическая сфера, политическая сфера, социальная и духовная сферы). Во-вторых, отсутствие государственного суверенитета в информационной сфере подрывает обороноспособность государства в информационной войне, поражение в которой порой равнозначно поражению в войне «горячей». Современной истории известно не мало примеров, когда в результате продуманной информационной политики оправдывались вторжения в иностранные государства перед мировым сообществом, гражданами государства-агрессора, совершались цветные революции и т.д. Неслучайно, что в Концепции внешней политики Российской Федерации отмечаются намерения в применении необходимых мер по отражению информационных угроз суверенитету и безопасности [7].

Уяснение основополагающей роли государственного суверенитета в регулировании информационного общества в части хеджирования рисков информационной безопасности позволяет обозначить несколько концептуальный вопросов. Первый вопрос заключается в том, при помощи каких средств можно обеспечить реальный (а не формальный) государственный суверенитет в информационной сфере и каково сейчас status quo. Второй вопрос состоит в оценке влияния этих средств на развитие информационного общества.

Средства обеспечения государственного суверенитета в информационной сфере носят разноплановый характер: они могут быть правовыми, организационно-техническими, а также экономическими. Роль правовых средств заключается в обеспечении адекватного нормативно-правового регулирования информационной безопасности, отвечающего всем вызовам развивающегося информационного общества. Организационно-технические меры направлены на практическую реализацию мер по информационной безопасности, а также на постоянное совершенствование элементов её системы. Экономические меры призваны создать оптимальные экономические условия для реализации организационно-технических средств с точки зрения финансирования мероприятий по их совершенствованию, а также оптимального регулирования экономических процессов.

В настоящее время обеспечение государственного суверенитета Российской Федерации в информационной сфере находится на низком уровне. Во-первых, это связано с большой долей импорта на внутреннем рынке информационно-коммуникационных технологий. Во-вторых, вследствие большой доли импорта крайне актуальной остается проблема кибершпионажа. В-третьих, законодательство Российской Федерации не ориентировано на обеспечение государственного суверенитета в информационной сфере. Акцентируя внимание именно на этой проблеме, следует отметить, что конституционно-правовое закрепление государственного суверенитета носит традиционный характер и не отвечает на вызовы современного информационного общества. Распространяя суверенитет России на всю её территорию, Конституция Российской Федерации упускает распространение государственного суверенитета на национальное информационное пространство, в том числе на национальный сегмент глобальной сети «Интернет». В настоящее время все больше IT-экспертов сходятся во мнении, что в целях пресечения утечки важной информации сеть «Интернет» может распасться на десятки отдельных и автономных сетей в национально-государственных границах [16, с. 11 – 15].

Приступая к оценке влияния средств обеспечения государственного суверенитета в информационной сфере на развитие информационного общества отметим, что информационное общество существует и развивается на двух уровнях – национальном и международном. Необходимость и всевозможные выгоды от развития информационного общества декларированы на обоих уровнях: в Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации [15] и в Окинавской хартии глобального информационного общества [12, с. 51–56]. Территориальное отличие между информационным обществом Российской Федерации и глобальным информационным обществом не нуждается в дополнительных комментариях. Средства обеспечения государственного суверенитета в информационной сфере по-разному влияют на развитие национального и глобального информационного общества.

В первом случае обеспечение государственного суверенитета не вступает в явный конфликт с развитием национального информационного общества. Действительно, защита от внешних информационных угроз не окажет существенного влияния на возможность развития внутреннего информационного общества. Ключевым здесь является именно возможность развития национального информационного общества, так как в определенный момент времени оно может быть не готово к полноценной реализации мер обеспечения государственного суверенитета в информационной сфере. Эта неготовность выражается в скудном ассортименте элементов информационного общества с приставкой «отечественное» (отечественные информационные технологии, отечественная идеология и т.д.). В этой связи обеспечение суверенности будет «шагом вперед и двумя назад» в развитии информационного общества.

Во втором случае обеспечение государственного суверенитета в информационной сфере и развитие глобального информационного общества – почти взаимоисключающие задачи. Это обусловлено практической невозможностью определенного государства сохранять контроль над информационной политикой в условиях высокой интеграции в глобальное информационное общество. Интересно отметить, что на сегодняшний день всё настойчивее звучит призыв подвергнуть ревизии само понятие «суверенитет национального государства» в пользу глобализированного «объединенного суверенитета», обосновывая перспективность наднациональных (а не международных) структур и институтов [14, с. 6–8]. В этом плане глобальное информационное общество следует рассматривать как определённый вызов государственному суверенитету.

Из вышеизложенного следуют взаимосвязь и взаимозависимость государственного суверенитета с информационным обществом. С развитием информационного общества усиливаются угрозы государственному суверенитету как основополагающему элементу информационной безопасности государства. Меры, направленные на обеспечение государственного суверенитета, в свою очередь, приводят к сдерживанию процессов, направленных на развитие информационного общества. Эти взаимосвязь и взаимозависимость ставят перед регулятором общественных отношений непростую задачу – задачу поиска золотой середины или выбора между Сциллой и Харибдой.

 

Список литературы:

  1. Алексеева И.Ю. Возникновение идеологии информационного общества // Информационное общество. – 1999. – № 1. – С. 30–35.
  2. Белл Д. Социальные рамки информационного общества. Сокращ. перев. Ю.В. Никуличева // Новая технократическая волна на Западе. Под ред. П.С. Гуревича. – М., 1988. – С. 330–342.
  3. Бредихин А.Л. Суверенитет как политико-правовой феномен: монография. – М.: Инфра-М, 2012. – 128 с.
  4. Доктрина информационной безопасности Российской Федерации, утв. Президентом РФ 09.09.2000 № Пр-1895. // Российская газета. – № 187. – 28.09.2000.
  5. Забил я цифрой пушку туго // Российская газета - Неделя № 6085 (109). 23 мая 2013 г. № 6085 // [Электронный ресурс] – Режим доступа: URL: https://rg.ru/2013/05/23/ashmanov.html (дата обращения: 22.04.2017)
  6. Конституционное право: университетский курс: учебник: в 2 т. / под ред. А.И. Казанника, А.Н. Костюкова. – М.: Проспект, 2015. – 480 с.
  7. Концепция внешней политики Российской Федерации, утв. Президентом РФ 12.02.2013 // СПС «Консультант Плюс». (дата обращения: 22.04.2017)
  8. Концепция Информационного кодекса Российской Федерации / Под ред. И.Л. Бачило – М.: ИГП РАН – Изд-во «Канон+» РООИ «Реабилитация», 2014. – 192 с.
  9.  Красинский В.В. Государственный суверенитет: гносеологический аспект проблемы // Современное право. – 2015. – № 7. – С. 5–10.
  10. Лейст Э.О. История политических и правовых учений. – М.: Зерцало, 2000. – 688 с.
  11. Мелюхин И.С. Информационное общество: проблемы становления и развития (философский анализ): дис. ... докт. философ. наук. – Москва, 1997. – 276 с.
  12. Окинавская хартия глобального информационного общества от 22 июля 2000 года // Дипломатический вестник. – 2000. – № 8. – С. 51–56.
  13. Постановление Конституционного Суда РФ от 07.06.2000 № 10-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений Конституции Республики Алтай и Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации». // СЗ РФ. – 19.06.2000. – № 25. – Ст. 2728.
  14. Симонишвили Л.Р. Проблемы понимания «суверенитета государства» в современных условиях // Международное публичное и частное право. – 2014. № 1. – С. 6–8.
  15. Стратегия развития информационного общества в Российской Федерации, утв. Президентом РФ 7 февраля 2008 № Пр-212 // Российская газета. – 2008. – № 34.
  16. Тарасов А.М. Киберугрозы, прогнозы, предложения // Информационное право. – 2014. – №. 3. – С. 11–15.
  17. Теория государства и права / Под ред. М.Н. Марченко. – М., 1987. – 528 с.
  18. Тихомиров Ю.А. Суверенитет в условиях глобализации // Суверенная демократия в конституционно-правовом измерении: Сб. ст. и материалов. – М., 2007. – С. 62 – 75.
  19. Химченко А.И. Информационное общество: правовые проблемы в условиях глобализации: Автореф. дис. канд. юрид. наук. – Москва, 2013. – 23 с.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом