Статья опубликована в рамках: LXIII Международной научно-практической конференции «Вопросы современной юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 20 июля 2016 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: Актуальные вопросы противодействия преступности, носящей коррупциогенный характер

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Елисеев А.М., Каххоров Д.Г. ИНСТИТУТ НАЛОЖЕНИЯ АРЕСТА НА ИМУЩЕСТВО: ПРОБЛЕМЫ И НОВАЦИИ // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по матер. LXIII междунар. науч.-практ. конф. № 7(58). – Новосибирск: СибАК, 2016.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ИНСТИТУТ НАЛОЖЕНИЯ АРЕСТА НА ИМУЩЕСТВО: ПРОБЛЕМЫ И НОВАЦИИ

Елисеев Алексей Михайлович

Каххоров Давлатали Гаффорович

аспирант института права Волгоградского государственного университета,

РФ, г. Волгоград

INSTITUTE OF SEIZURE OF PROPERTY: CHALLENGES AND INNOVATION

Davlatali Kakharov

graduate student Law Institute, Volgograd State University,

Russia, Volgograd

Alex Eliseev

student 3nd year Law Institute, Volgograd State University,

Russia, Volgograd

 

Аннотация

В статье рассматриваются положения, регламентирующие институт наложения ареста на имущество. Авторами проведен анализ действовавшего ранее законодательства, и выявлен ряд правовых коллизий, возникавших в судебной практике при наложении ареста на имущество. Кроме этого, выделены новации в законодательстве по данному вопросу.

Abstract

The article deals with the provisions governing the institution of property seizure. The author analyzed the previous legislation, and identified a number of legal conflicts arising in judicial practice in the seizure of property. In addition, analyzing the changes come into force, the author of the article are highlighted innovations in the legislation on the matter.

 

Ключевые слова: собственность, арест имущества, преступные действия.

Keywords: property, seizure of property, criminal acts.

 

Защита права собственности в Российской Федерации является одним из приоритетных направлений деятельности государства. В уголовном судопроизводстве в целях защиты интересов государства, а также потерпевших от преступлений, возможно ограничение права собственности путем применения мер уголовно-процессуального принуждения.

Ни в коем случае вмешательство государства в отношения собственности не должно быть произвольным и нарушать баланс между законными интересами общества и необходимыми мерами защиты прав личности. При достижении данного равенства и недопущения чрезмерного обременения лица необходимо соблюдать требования справедливости, разумности и соразмерности используемых средств. При этом ограничения права собственности могут вводиться федеральным законом, только если они необходимы для защиты иных конституционно значимых ценностей, в том числе прав и законных интересов других лиц [4].

В национальном законодательстве одной из эффективных мер, ограничивающих право собственности, является наложение ареста на имущество. Целью данного процессуального действия является обеспечение исполнения приговора в части заявленного гражданского иска, который в рамках уголовного судопроизводства выступает одним из важных средств защиты прав и законных интересов потерпевших от преступлений. Сущность ареста заключается в ограничении для собственников или владельцев имущества права распоряжаться, даже иногда пользоваться им, для того чтобы преступники не смогли скрыть или избавиться от своей собственности, оказав справедливым притязания потерпевших. При этом, законом предусмотрена возможность сохранения ареста имущества и в случаях, когда предварительное расследование по уголовному делу приостановлено.

До 15 сентября 2015 года данное правовое явление было регламентировано ч. 2 ст. 115 УПК РФ. Статья 115 УПК РФ закрепила право суда, изымать арестованную собственность у владельца, передавая её на хранение собственнику или владельцу этого имущества либо иному лицу. Кроме того, суд приобрел право накладывать арест не только на имущество непосредственных лиц преступления, но и принадлежащее третьим лицам, в том числе его добросовестным приобретателям, которые невольно стали участниками мошеннических действий. Арест на имущество третьих лиц в соответствии со статьей 115 УПК РФ налагался в случаях, если у следователя имелись достаточные данные полагать, что оно было получено в результате преступных действий, а также использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия преступления, либо для финансирования терроризма, организованной преступной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации).

Несмотря на достаточно подробную регламентацию в уголовно-процессуальном законодательстве процедуры наложения ареста на имущество, тем не менее, при реализации процессуальных действий, направленных на ограничение прав на имущество или его изъятие, правоприменители сталкиваются с рядом сложностей. Законодательные пробелы, выявленные в результате правоприменительной деятельности по ряду ситуаций, связанных с арестом имущества, обусловили определенную судебную практику, позволившую отметить о необходимости изменения данных процессуальных норм.

К числу ярко выраженных законодательных коллизий, возникавших на тот момент можно отнести:

  • Игнорирование нормы ст. 90 УПК РФ «Преюдиция», которое проявляется в непринятии во внимание решений арбитражных судов в правоприменительной практике судов общей юрисдикции при наложении ареста на имущество и распоряжении вещественными доказательствами;
  • Возникновение сложностей при определении обоснованности удовлетворения судом ходатайства органа предварительного расследования о наложении ареста на имущество, принадлежащее третьим лицам, на основании данных, полученных в ходе оперативно-розыскных мероприятий, оформленных ненадлежащим образом. Исходя из смысла ч. 1 ст. 108 УПК РФ, постановление о наложении ареста на имущество не может быть основано на информации, не проверенной в ходе судебного заседания, в частности, на результатах оперативно-розыскной деятельности, представленных в нарушение требований ст. 89 УПК РФ. В связи с этим отсылка суда на допустимость использования информации, добытой оперативным путем, является некорректной, поскольку в процессе доказывания может быть использована лишь информация, отвечающая требованиям УПК РФ;
  • Возникновение сложностей в ходе процедуры ареста и изъятия имущества, используемого в качестве вещественных доказательств по уголовному делу. Согласно ст. 35 Конституции РФ [3], ограничение права собственности возможно только на основании судебного решения, в связи с чем указывается, что даже имущество, являющееся вещественным доказательством, не может быть изъято, уничтожено или удерживаться без решения суда или против воли собственника. Поэтому после вынесения приговора вопросы о дальнейшей судьбе вещественных доказательств и отмене ареста на имущество должны разрешаться в соответствии с принципом состязательности сторон;
  • неправомерное хранение вещественных доказательств следственными органами, проявляющееся в недопустимости немотивированного удержания изъятого имущества на неопределенный срок [2, с. 191–194].

Именно эти правовые пробелы вынудили законодателя принять федеральный закон от 29.06.2015 № 190-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» [5, с. 3], вступивший в силу 15 сентября 2015 года. Данный закон внес ряд существенных изменений в процедуру применения меры процессуального принуждения в виде наложения ареста на имущество.

В соответствие с новой редакцией УПК РФ в отношении института наложения ареста на имущество, можно отметить следующие основные новации:

  • введение термина «имущество», содержание которого не совпадает с определением данной дефиниции, закрепленной в ГК РФ. Например, с позиции уголовного судопроизводства под имуществом понимаются любые вещи, включая наличные деньги, ценные бумаги, безналичные средства, находящиеся на счетах и во вкладах в банках, имущественные права, включая права требования и исключительные права (п. 13.1 ст. 5 УПК РФ). Согласно гражданскому законодательству данный перечень включает также результаты работ и оказание услуг, объекты интеллектуальной собственности, а также нематериальные блага (ст. 128 ГК РФ);
  • конкретизация порядка наложения и снятия ареста с имущества. При наложении ареста теперь суд должен не только обосновать свое решение, но и установить ограничения по владению, пользованию и распоряжению имуществом, о чем необходимо предупреждать тех лиц, которым арестованное имущество передается на хранение. Арест или ограничение прав на имущество могут быть сняты автоматически по истечению установленного судом срока ареста или отказа в его продлении (ч.ч. 1, 6, 9 ст. 115 УПК РФ);
  • закрепление права третьих лиц подавать иск о назначении им денежной компенсации в случае необоснованного продления сроков ареста их имущества (ч. 6 ст. 115.1 УПК РФ, ст. 1069–1070 ГК РФ). Обращение в суд с иском о присуждении компенсации возможно, если продолжительность срока ареста превысила четыре года, если уголовное преследование не прекращено или приговор еще не вступил в силу. По вступившему в силу приговору или прекращенному уголовному делу заявление о присуждении компенсации может быть подано не раньше, чем через шесть месяцев с этого момента;
  • указание на то, что арест, наложенный на безналичные денежные средства лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми или несущими по закону за них материальную ответственность, должен быть отменен, если установлена и подтверждена соответствующими документами принадлежность им данных средств;
  • установление порядка продления сроков ареста имущества (ст. 115. 1 УПК РФ). Например, при продлении данной меры процессуального принуждения разрешено участие лиц, имущество которых арестовано, при этом следователь или дознаватель, прежде чем ходатайствовать перед судом о продлении сроков ареста, обязан документально зафиксировать тот факт, что основания для применения ареста не отпали.

Исходя из вышеизложенного, следует сделать вывод о том, что такая мера процессуального принуждения как наложение ареста на имущество в настоящее время выступает серьезным и эффективным инструментом обеспечения исполнения приговора, которое ограничивает осуществление ряда важных гражданских прав.

 

Список литературы:

  1. Гражданский кодекс Российской Федерации от 30.11.1994 № 51-ФЗ // – [Электронный ресурс] – Режим доступа. – URL: http://www.consultant.ru/document/cons/doc_LAW_5142/ (Дата обращения 21.07.2016 г.).
  2. Карягина О.В. «Наложение ареста на имущество: вопросы оптимизации уголовно-процессуального законодательства» // Журнал Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. – 2015. № 10-1 С. 191–194.
  3. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ – [Электронный ресурс]. Консультант Плюс Режим доступа // URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_28399/ (Дата обращения 21.07.2016 г.).
  4. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 06.07.2016) – [Электронный ресурс] – Консультант Плюс Режим доступа // URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_34481/ (Дата обращения 21.07.2016 г.).
  5. Федеральный закон от 29 июня 2015 г. № 190-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Российская газета. 6 июля 2015. № 145 – [Электронный ресурс] – РГ РФ Режим доступа // URL: http://rg.ru/2015/07/06/upk-dok.html. С. 3 (Дата обращения 18.04.2016 г.).
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий