Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Telegram: sibac
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: LVIII Международной научно-практической конференции «Вопросы современной юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 17 февраля 2016 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: Теория государства и права

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Жусупов Б.А. СТАНОВЛЕНИЕ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ В КЫРГЫЗСТАНЕ // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по матер. LVIII междунар. науч.-практ. конф. № 2(53). – Новосибирск: СибАК, 2016.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

СТАНОВЛЕНИЕ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ В КЫРГЫЗСТАНЕ

Жусупов Болотбек Асанович

канд. юрид. наук, доц., кафедра «Уголовного права и процесса»

Ошский государственный юридический институт,

Кыргызская Республика г. Ош

FORMATION OF CRIMINAL ENFORCEMENT POLICY IN KYRGYZSTAN

Bolotbek Zhusupov

cand. Jur. Sci., associate professor, chair “Criminal law and process”

Osh state legal institute,

Kyrgyzstan, Osh

 

АННОТАЦИЯ

В данной статье проанализировано начало и становления уголовно-исполнительной политики в Кыргызстане и факторы, влиявшие на нее. Целью данного исследования является определение объективных и субъективных факторов возникновения становления уголовно исполнительной политики в Кыргызстане. Основными методами исследования общенаучные методы познания. Особое внимание обращено методу исторического детерминизма общественных процессов.

ABSTRACT

This article analyzes the origin and formation of penal policy in Kyrgyzstan and the factors affecting it. The aim of this study is determination of objective and subjective factors of the formation of criminal policy in Kyrgyzstan. The main research methods General scientific methods of cognition. Special attention is paid to the method of historical determinism of social processes.

 

Ключевые слова: обычное право, ответственность, уголовно-исполнительная политика, исторические процессы, кодекс, дифференциация.

Keywords: common law, responsibility, penal policy, historical processes, code, differentsatsiya.

 

Исследования данной проблемы в Кыргызстане имеет некоторые особенности, связанные с регулированием общественных отношений исторического периода до середины ХIХ века.

В истории кыргызов регулирование общественных отношений, как правило, осуществлялись обычным правом, и многие источники не сохранены в формально определенной форме (в бумагах).

Обычное право – это совокупность правил поведения, традиционно основанный на нормах Адата.

Нормы Адата изменялись, приспосабливались в зависимости от условий общественной жизни. У кыргызов до середины ХIХ века оно играло существенную роль в регулировании общественных отношений [5, с. 23].

Более комплексно обычное право кыргызов исследовано Б.И. Борубашевым на монографическом уровне (Государственно-правовое регулирование общественных отношений кыргызов в составе Российского государства (1855–1917 гг.) [1].

По мнению Б.И. Борубашева, систематизация Адата дает возможность раскрыть несколько основных принципов, к числу которых можно отнести; родовую собственность на имущество, общинную ответственность за правонарушения, родоплеменные связи правонарушителя и потерпевшего в определении степени тяжести преступления, проведения судебных процессов с участием родоплеменных групп, отсутствие разграничения уголовной и гражданской ответственности [1, с. 9].

Из исторических источников автору известно, что на примитивном уровне за правонарушения к лицу применялись определенные принудительные воздействия, которые представляли собой водворение в специальное огражденное место правонарушителя так называемый «зындан», залог (барымта), требования выкупа, изгнания из села.

Необходимо обратить внимание и на то что, объектом барымты мог быть и человек, несовершеннолетие дети.

Особенностью исполнения уголовного наказания явилось и то что, оно не индивидуализировалось и иногда распространялось на весь род, или односельчан.

Становление уголовно-исполнительной политики в Кыргызстане неразрывно связано с государственностью и обусловлено историко-детерминированными процессами, происходившими на определенном этапе общественного развития соответствующего периода.

В общественно-политической жизни кыргызов регулирование общественных отношений во многом связаны с историческими процессами присоединения к Российской империи.

19 февраля 1876 года император Александр II принял Указ о расформировании Кокандского ханства и об организации в Ферганской области Туркестанского генерал-губернаторства [2, с. 265–268].

В конце августа 1876 года Алай присоединился к составу Российской империи, в его территории входили пять волостей.

С началом исторического процесса на территории Кыргызстана действовала наравне с обычным право имперская система права России.

До Октябрьской революции 1917 года в Кыргызстане системной специализированной организации учреждений исполнения наказаний не существовало.

С установлением советского строя начался разгром старой общинно-государственной системы управления и попытка установления самостоятельной системы исполнения наказаний.

Исходя, из вышеизложенных обстоятельств можно сделать вывод о том, что исторические процессы оказали огромное влияние на становления уголовно-исполнительной политики в Кыргызстане.

Начала действовать централизованная система управления.

В конце 1924 года произошло национально-государственное размежевание республик Средней Азии, вместо бывшей Туркестанской АССР, были образованы Узбекская и Туркменская союзные республики; Таджикская, Кара-Калпакская и Кара-Киргизская автономные области в составе Российской Федерации [4, с. 73].

Первое национально-государственное образование в виде Кара-Киргизской автономной области киргизский народ получил в 1924 году в результате национально-территориального размежевания Средней Азии. В 1925 году было завершено создание национальной государственности киргизского народа в форме ограниченной автономии.

В мае 1925 года Кара-Киргизская автономная область была переименована в Киргизскую автономную область. В ноябре 1926 года Киргизская автономная область в существующих границах была преобразована в Киргизскую автономную Советскую Социалистическую Республику. Высшим органом государственной власти КАССР стал съезд Советов автономной республики, а в период между его сессиями – Президиум ЦИК, правительство Киргизской АССР – Совнарком [6, с. 61].

Существенное влияние на становление уголовно-исполнительной политики в Кыргызстане оказало принятие 16 октября 1926 года Исправительно-трудового кодекса РСФСР [3, с. 870]. На основе данного законодательного акта были приняты исправительно-трудовые кодексы Союзных Республик.

Несмотря на первенство, данный акт содержал более прогрессивные положение уголовно–исполнительной политики, к числу, которых можно отнести; деление преступников на категории на основе личных, психологических, возрастных, особенностей.

Данный Исправительно-трудовой кодекс РСФСР [3] также определил систему учреждений исполнения наказаний; исправительные трудовые дома, сельскохозяйственные, ремесленные и фабричные колонии, специальные изоляторы, переходные трудовые дома, дома для несовершеннолетних. Четвертая глава данного Кодекса установила принудительное привлечение к труду без заключения под стражу.

На основании вышеизложенных обстоятельств, можно сделать вывод о том, что в становлении уголовно–исполнительной политики можно отнести следующие характерные особенности:

  • уклад жизнедеятельности кыргызов, национально-психологические особенности и историко-политические процессы;
  • до Октябрьской революции уголовно-исполнительная политика была в раздробленной форме, и не носила системного характера, она велась локально;
  • уголовно-исполнительная политика не была самостоятельной деятельностью;
  • исполнение наказания применялись на основе обычного права кыргызов и в интересах феодально-патриархальных слоев;
  • уголовно-исполнительная политика не дифференцировалась, и не индивидуализировалась;
  • более систематизированная уголовно-исполнительная политика начало действовать после присоединения кыргызов в состав Российской империи;
  • существенное изменение в уголовно-исполнительной политике Кыргызстана с принятием исправительно-трудового кодека РСФСР 16 октября 1924 года.

Исправительно-трудовой кодекс РСФСР [3] содержал в себе организационно-правовые стороны уголовно-исполнительной политики, которые развивались вместе с другими органами управления, стал более самостоятельным, содержал принципы дифференциации осужденных при исполнении уголовных наказаний.

 

Список литературы:

  1. Борубашев Б.И. Государственно-правовое регулирование общественных отношений кыргызов в составе Российского государства (1855–1917 гг.) (Историко-правовое исследование) автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук. 2009 г.– Б. С. 9.
  2. Джамгерчинов Б. Присоединение Киргизии к России – М, 1959 – С. 265–268.
  3. Исполнительно-трудовой кодекс РСФСР //СУ РСФСР 1924. № 86 С. 870.
  4. Нурбеков К. История государства и права Киргизской ССРч.2.Фрунзе. 1970. С. 73.
  5. Политология. Энциклопедический учебник, Бишкек 2004 г. Под редакцией Ү. Асанова, 23 с.
  6. Сооданбеков С. Укушев М. Конституционное право Кыргызской Республики. – Б., 2001. – С. 61.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом