Телефон: +7 (383)-312-14-32

Статья опубликована в рамках: IX Международной научно-практической конференции «Вопросы современной юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 06 февраля 2012 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: Гражданское, жилищное и семейное право

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
АНАЛИЗ ПРОБЛЕМ ЗАЩИТЫ КОММЕРЧЕСКОЙ ТАЙНЫ // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по матер. IX междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2012.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

АНАЛИЗ ПРОБЛЕМ ЗАЩИТЫ КОММЕРЧЕСКОЙ ТАЙНЫ

Щербачева Любовь Владимировна

канд. юрид. наук, доцент кафедры Гражданского права и процесса

Московский Университет МВД России, г. Москва

E-mail: dok2081@rambler.ru

 

Долгое время одним из самых спорных вопросов в литературе и практике является вопрос о том, можно ли рассматривать коммерческую тайну в качестве объекта интеллектуальной собственности. Всё существующее в юридической литературе разнообразие мнений на этот счёт, можно свести к двум диаметрально противоположным точкам зрения. Представители первой считают, что коммерческая тайна может считаться объектом интеллектуальной собственности. Так, по мнению А. П. Сергеева, «коммерческая тайна обладает всеми свойствами объекта интеллектуальной собственности и является его особой разновидностью» [11, с. 621].

Институт коммерческой тайны имеет в российском праве довольно глубокие корни. Проблема защиты конфиденциальной информации, в том числе коммерческой тайны, признавалась важным аспектом российской правовой доктрины и была неплохо разработана в отечественной юриспруденции. Примером может служить Уголовное уложение 1903 года включавшее в себя целую главу, посвящённую ответственности за разглашение различного рода тайн: главу XXIX «Об оглашении тайн», предметом трёх из шести статей являлись: тайна фабричная, тайна коммерческая и тайна кредитная.  Правда в действие эта глава так и не была введена.

Необходимость защиты коммерческой тайны была обоснована в вышедшей в 1910 году, во многом не утратившей своей актуальности до настоящего времени, монография В. Розенберга «промысловая тайна» [10, с. 271].Затрагивались проблемы, связанные с коммерческой тайной и в трудах другого выдающегося цивилиста второй половины XIX — начала XX века — Г. Ф. Шершеневича. Так, Г. Ф. Шершеневич отмечал, что коммерческая тайна распространяется на купеческие книги, за которыми закон признал принцип неприкосновенности [19, с. 196].

Качественно новый этап формирования института коммерческой тайны на законодательном уровне в России начался с принятием в 1990 г. Закона СССР «О предприятиях в СССР» от 4 июня 1990 года [4], где впервые дается определение коммерческой тайны, провозглашается необходимость ее защиты. Под коммерческой тайной, не являющиеся государственными секретами сведения, связанные с производством, технологической информацией, управлением и финансами и другой деятельностью предприятия, разглашение (передача, утечка) которых может нанести ущерб его интересам отмечалось в статье 33 Закона [4].

В соответствии со ст. 2 Закона РСФСР «О собственности в РСФСР» от 24 декабря 1990 года [5], секреты производства относились к охраняемым объектам интеллектуальной собственности. Разъяснения по этому поводу дало также принятое 5 декабря 1991 г. в целях обеспечения деятельности Государственной налоговой службы, правоохранительных, судебных и контролирующих органов Постановление Правительства РСФСР № 35 «О перечне сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну» [9].

В российских условиях обеспечить действенную защиту информации крайне сложно, так как реальностью нашего времени стало практически свободная продажа баз данных о российских компаниях на рынке, даже тех, защиту которых обязано обеспечивать государство в лице своих уполномоченных органов. Российский бизнес по факту остается «прозрачным» для всякого рода авантюристов, хакеров, мошенников и недобросовестных сотрудников компаний.

Принятие Федерального закона «О коммерческой тайне» от 29 июля 2004 г. № 98-ФЗ [15]закрепил институт коммерческой тайны в юридическом обороте.Однако, некоторые, эксперты справедливо полагают, что правовой механизм реализации права на защиту ценных для хозяйствующего субъекта сведений по-прежнему затруднен, поскольку все нормативно-правовые акты, включаязакон «О коммерческой тайне», в которых затрагиваются проблемы коммерческой тайны, имеют в основном декларативный либо отсылочный характер и не устанавливают эффективного механизма реализации защиты права на информацию, составляющую коммерческую тайну. Пробелом в законе «О коммерческой тайне» было  отсутствие самого понятия и степеней конфиденциальности, по аналогии со степенями секретности для сведений, составляющих государственную тайну. Это затрудняет установление санкций за нарушение коммерческой тайны.

Многие исследователи неоднократно и вполне справедливо указывали на разнообразие терминов, используемых при регулировании вопросов коммерческой тайны, например: производственная тайна, деловая конфиденциальная информация, промышленная тайна, торговый секрет, секрет фирмы, ноу-хау и т. д. [7, с. 59—64] Такое разнообразие можно объяснить тем, что в большинстве стран отсутствуют нормативные акты, посвященные защите информации, а нормы о коммерческой тайне включены в самые различные акты или же существуют лишь в виде судебных прецедентов.

Легальное определение коммерческой тайны дает в настоящее время статья 139 Гражданского Кодекса РФ и Федеральный закон о коммерческой тайне [2]. Гражданский кодекс РФ устанавливает, что коммерческая тайна — это информация, имеющая действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу её неизвестности третьим лицам, к которой нет доступа на законном основании и обладатель которой принимает меры по охране её конфиденциальности.

В статье 3 Закона о коммерческой тайне определяется, что коммерческая тайна — конфиденциальность информации, позволяющая ее обладателю при существующих или возможных обстоятельствах увеличить доходы, избежать неоправданных расходов, сохранить положение на рынке товаров, работ, услуг или получить иную коммерческую выгоду. При этом информация, составляющая коммерческую тайну, — это научно-техническая, технологическая, производственная, финансово-экономическая или иная информация (в том числе составляющая секреты производства (ноу-хау)), которая имеет действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности ее третьим лицам, к которой нет свободного доступа на законном основании и в отношении которой обладателем такой информации введен режим коммерческой тайны [15]. Закон «о коммерческой тайне», раскрывает режим коммерческой тайны как правовые, организационные, технические и иные принимаемые обладателем информации, составляющей коммерческую тайну, меры по охране ее конфиденциальности.

Очевидно, что законодатель раскрывает содержание правового института посредством двух ключевых взаимосвязанных понятий: «информация» и «конфиденциальность». При этом данная информация должна иметь потенциальную коммерческую ценность. Общее количество нормативных актов в той или иное мере затрагивающих вопросы информации исчисляется десятками тысяч. В качестве узкоспециализированных, фундаментальных источников в этой группе можно выделить Федеральный закон от 20 февраля 1995 г. № 24-ФЗ «Об информации и информатизации и защите информации» [13] и Федеральный закон «Об участии в международном информационном обмене» от 4 июля 1996 г. № 85-ФЗ [14]. Прогрессивные для своего времени законы не только закрепили легальное определение базовых понятий информационного законодательства, но и установили многие принципиальные нормы, регулирующие оборот информационных ресурсов и защиты информации.

Согласно статьи 2 Закона об информации, информатизации и защите информации, «информация» — сведения о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях и процессах независимо от формы их представления [13]. Однако нельзя признать правомерным определение конфиденциальной информации, установленное той же статьей, согласно которому конфиденциальной информацией признается исключительно документированная информация. Такое определение вступает в противоречие со многими правовыми институтами. Например, буквально следуя легальному определению нельзя признать конфиденциальными сведения, передаваемые больным лечащему врачу (врачебная тайна), прихожанином священнику во время исповеди (тайна исповеди), от обвиняемого к его адвокату (адвокатская тайна) и т. п.

С точки зрения этимологии, слово «конфиденциальный» происходит от латинского confidentia — доверие и в современном русском языке означает «доверительный, не подлежащий огласке, секретный» [12, с. 359]. Слово «секрет», которое также необходимо рассмотреть, заимствовано из французского secret — «тайна». Однако, как отмечал Ефремов А. А., понятие тайны в правовой науке не совсем совпадает с понятием конфиденциальной информации, так как тайна означает ещё и правовой режим информации [3, с. 56].

При анализе видов конфиденциальной информации возникают большие сложности, связанные с противоречивостью и недостатками отечественного законодательства. Так, согласно п. 2 ст. 10 ФЗ «Об информации...» [13], документированная информация с ограниченным доступом по условиям ее правового режима подразделяется на информацию, отнесенную к государственной тайне, и конфиденциальную. Это положение вызывает серьезную критику. Как отмечает А. И. Алексенцев, понятия «секретный», «конфиденциальный», «тайна» равнозначны, в результате получается парадокс - секретная информация (государственная тайна) исключена из сферы секретной [1, с. 5—6]. Правда, данное разделение информации оговорено фразой «по условиям ее правового режима», который действительно различается у сведений, составляющих государственную тайну, и у других сведений. Однако в данном случае эта норма закона противоречит определению конфиденциальной информации, данному в ст. 2 закона «об информации, информатизации и защите информации» [13].

А. И. Алексенцев указывает, что исключение государственной тайны из состава конфиденциальной информации не согласуется и с международными актами. В ст. 8 ФЗ «Об участии в международном информационном обмене» информация, отнесенная к государственной тайне, поставлена в один ряд с «иной конфиденциальной информацией» [14].

В свете вышесказанного представляется неправильной и попытка некоторых ученых обосновать разделение информации с ограниченным доступом на государственную тайну и конфиденциальную так как «есть сведения, защищать которые владелец или пользователь обязан, и те, защищать которые он имеет право, рассчитывая на помощь государства». В частности А. И. Алексенцев указал, что к конфиденциальной информации должна быть отнесена вся информация с ограниченным доступом, составляющая любой вид тайны [1, с. 6—7]

В настоящее время нет четкой и единой классификации видов конфиденциальной информации, хотя действующими нормативными актами установлено свыше 30 ее разновидностей. Определенные попытки такой классификации предпринимались учеными. Не имея возможности более детально исследовать вопросы классификации, следует ограничиться выводом, что в наиболее общем виде на законодательном уровне получили закрепление две разновидности тайн: государственная и коммерческая [6, 15].

ГК РФ и Закон о коммерческой тайне [2, 15], а также ряд других федеральных законов позволяют признать информацию коммерческой тайной, если она:

1.    имеет действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности ее третьим лицам;

2.    не подпадает под перечень сведений, доступ к которым не может быть ограничен, и перечень сведений, отнесенных к государственной тайне;

3.    к ней нет свободного доступа на законном основании;

4.    обладатель информации принимает меры к охране ее конфиденциальности.

Вместе с тем, законодатель, употребляя подобные критерии, не дает ответа на вопрос, что вкладывается в определение действительная или потенциальная коммерческая ценность. Под коммерческой ценностью в литературе понимается способность информации быть объектом рыночного оборота [8].

ГК РФ предоставил право руководителю предприятия самостоятельно решать вопрос об объеме сведений, подлежащих засекречиванию. Таким образом, он же и будет решать вопрос о ценности той информации, которая будет защищаться в режиме коммерческой тайны. В общем, следует признать, что реальное коммерческое значение коммерческой информации законодатель всецело отдал на усмотрение здравого смысла.

Под понятие коммерческой тайны могут подпадать самые разнообразные сведения и знания, как технического характера, так и организационного или финансового. Например, коммерческой тайной может являться изобретение, на которое работодатель, умышленно сохраняющий его в тайне, принял решение не подавать заявку. В качестве коммерческой тайны не возбраняется охранять стратегию фирмы при продвижении товара на рынок, или оригинальное решение и т. п.

Однако в России, возникает ситуация, при которой происходит бесконтрольный незаконный, по сути, экономический оборот конфиденциальной коммерческой информации. Продается информация, которая находится в распоряжении налоговых, таможенных органов, Пенсионного фонда РФ, органов валютного контроля, паспортных столов и других ведомств, призванных обеспечивать ее защиту от несанкционированного доступа. Тем самым наносится значительный ущерб не только коммерческим интересам российских компаний, но и материальным и моральным интересам физических лиц.

Таким образом, хотелось бы подчеркнуть, что коммерческая тайна, представляя собой особо ценную информацию для своих обладателей, напрямую затрагивающая интересы и собственников, и работников предприятий, несомненно, является разновидностью интеллектуальной собственности и нуждается в адекватной, а не декларативной защите.

В данной статье проанализированы лишь некоторые проблемы защиты прав на коммерческую тайну как интеллектуальную собственности в России.

Следует, также отметить, большая часть проблем на текущий период локализованы, как  в сфере защиты коммерческой тайны, так и  защиты авторских прав. В совокупности с низким уровнем стимулирования инновационной активности в стране, а также проблемами, связанными с реформированием науки и образования, вопросы защиты интеллектуальной собственности приобретают для России стратегический характер. Если некий автор не уверен, что его права на созданный продукт будут обеспечены адекватной системой правовой защиты, скорее всего, он с готовностью продаст плоды своего труда другому государству. Отсутствие действенных механизмов защиты интеллектуальной собственности препятствует созданию полноценного экономического оборота объектов интеллектуальной собственности, приводит к недооценке активов предприятий, из-за «утечки» информации наносится вред их деловой репутации и в ряде случаев становится причиной банкротств, «недружественных поглощений». В России действуют специальные фирмы, занимающиеся промышленным шпионажем, конкурентной разведкой и т. п.

Проанализировав проблемы, связанные с коммерческой тайной в заключении, следует отметить, что обеспечение защиты интеллектуальной собственности в целом должно быть важнейшим направлением государственной правовой и экономической политики России.

 

Список литературы:

1.        Алексенцев А. И. О составе защищаемой информации. //Безопасность информационных технологий.— 1999. —№ 2. — с. 5—6, 6—7

2.        Гражданский кодекс Российской Федерации 1—4 части (с учетом изменений, внесенных по состоянию на 05.04.2011 г.) — [Электронный ресурс] — Гарант, 2011

3.        Ефремов А. А. Информация как объект гражданских прав//Студенты в правовой науке: Сб. науч. тр. Вып. 1: Проблемы и перспективы современного российского права (Поиск новых идей). — Воронеж: Изд-во Воронеж.ун-та, 1998. — с. 56

4.        Закон СССР «О предприятиях в СССР» от 4 июня 1990 года//Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. — 1990. — № 25.

5.        Закон РСФСР от 24 декабря 1990 г. «О собственности в РСФСР»//Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. — 1990. — № 30.

6.        Закон Российской Федерации № 5485-1 от 21 июля 1993 года «О государственной тайне» (с последующими изменениями и дополнениями) // Российская газета. — 1993. — 21 сентября; Собрание законодательства Российской Федерации. — 1997. — № 41.

7.        Коломиец А. Защита информации, составляющей коммерческую тайну: Сравнительный обзор российской и зарубежной практики // Закон. — 1998. — № 2. — с. 59—64

8.        Комментарий к Гражданскому кодексу РФ. Ч. 1. /Под ред. О. Н. Садикова. М. 1998

9.        Постановление Правительства РСФСР № 35 «О перечне сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну»//Собрание актов Президента РСФСР и Правительства РСФСР. — 1992. — № 1—2.

10.     Розенберг В. Промысловая тайна. СПб.: Типография редакции Министерства финансов, 1910 — с. 271

11.     Сергеев А. П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации. — М. 1996 — с. 621

12.     Словарь иностранных слов. — М.:ЮНВЕС,1995. — с. 359

13.     Федеральный закон от 20 февраля 1995 г. № 24-ФЗ «Об информации и информатизации и защите информации»//Собрание законодательства Российской Федерации. — 1995. — № 8.// Российская газета. 2003. 7 июля.

14.     Федеральный закон от 4 июля 1996 года № 85-ФЗ «Об участии в международном информационном обмене»//Собрание законодательства Российской Федерации. — 1996. — № 28.

15.     Федеральный закон «О коммерческой тайне» от 29 июля 2004 г. № 98-ФЗ (с изм. и доп., вступающими в силу с 01.01.2008) — [Электронный ресурс] — Консультант плюс 2011 г.

16.     Шершеневич Г. Ф. Курс торгового права в 4 томах. — СПб., 1908—1912 гг — с. 196

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом