Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: XLVII Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 21 июня 2021 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: Уголовное право

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Улезько С.И. ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ И АНТИКОРРУПЦИОННАЯ ПОЛИТИКИ ГОСУДАРСТВА // Актуальные проблемы юриспруденции: сб. ст. по матер. XLVII междунар. науч.-практ. конф. № 6(46). – Новосибирск: СибАК, 2021. – С. 111-114.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ И АНТИКОРРУПЦИОННАЯ ПОЛИТИКИ ГОСУДАРСТВА

Улезько Сергей Иванович

д-р юрид. наук, проф., проф. кафедры уголовного права и криминологии ФГБОУ ВО "Чеченский государственный университет",

РФ, г. Грозный

АННОТАЦИЯ

В статье дается анализ антикриминальной политики в области борьбы с коррупционной преступностью, а также процессы ее становления и, что немаловажно, идеологический аспект; анализ проблем создания условий для достижения экономической безопасности уголовно-юридическим инструментарием, заострено внимание на вопросах борьбы с проявлениями коррупции в области предпринимательства и иного рода активности в сфере экономики.

 

Ключевые слова: уголовная политика, коррупция, коррупциогенность, правовой механизм, модернизация законодательства, противодействие.

 

В качестве одного из направлений профилактического противодействия коррупции представляется принятие законов, не дающих возможности должностным лицам совершать коррупционные сделки. С позиции уголовного наказания, преступления коррупционной направленности причисляются к плохо раскрываемым и сложно доказуемым. В этом состоит причина сверх значимости профилактических мероприятий по противодействию им, а таких мер в настоящее время и вовсе мало.

Автор указывает не столько о нормах законодательства, закрепляющих запрещение чиновникам вести бизнес или рассчитывать за сделанные ими шаги на материальное поощрение, сколько о таком определении их правомочий, которое не позволит им действовать невозбранно и продвигать чьи-либо интересы. Требуется установить адекватную меру пользования административным аппаратом усмотрения, поскольку полный отказ от него чреват несостоятельностью государственного управления. Параллельно с этим, надлежит сделать так, чтобы в законодательстве не смогли появляться нормы, затрудняющие (непосредственно или опосредованно) процесс управления и образующие, посредством этого, благодатную почву для выстраивания административных барьеров, для рвачества, мздоимства, прочих коррупционных проявлений.

Далее пойдет речь о чаще всего встречающихся в отечественном законотворчестве случаях, почти всегда приобретающих коррупциогенный характер. Суть предоставляемой экспертом оценки заключается в установлении объективного уровня возможности использования той или иной специфики законодательных стандартов в целях коррупции.

Для удобства их можно будет также называть коррупционными факторами/аспектами/детерминантами/причинами. [1,с.66].

Коррупционные детерминанты делятся на группы, которые объединяют разные стороны осуществляемого исследования коррупциогенности. Данные группы предоставляют возможность оценивания придерживаемости принципов юридической техники для установления наиболее приемлемых полномочий, достижения открытости предпринимаемых государственными служащими шагов, а также соотнесения этих шагов с существующей практикой использования законов в рассматриваемой области.

Зачастую диспозиция нормы права (закрепление правила поведения) определяется как отсылочная (перенаправляющая к норме другой статьи этого или иного правового документа) или бланкетная (дающая госорганам (муниципалитетам) право по собственному усмотрению формировать правила поведения) [2,с.82].

Коррупциогенный потенциал этой детерминанты заключается в побуждении составителем закона органа исполнительной власти к созданию удобных для него условий, чаще всего во вред интересам граждан вследствие предоставления ему карт-бланша в части нюансов управления теми или иными отношениями (чаще всего речь идет о порядке и сроках претворения определенных правомочий). Как бы, в самой детерминанте, нет ничего коррупциогенного, но она действует косвенно, помогая и делая возможным появление прямых коррупционных детерминант, например, широты полномочий, позволяющих чиновнику действовать по своему усмотрению, «жонглирования» временными промежутками предоставления услуг, повышенных требований к частным и юрлицам.

Определить эту детерминанту несложно. По обыкновению, в правовых документах используются нормы вроде этой: порядок и сроки (того или другого) устанавливаются Правительством РФ (уполномоченных органом исполнительной власти).

Обосновывают дальнейшее использование таких отсылок следующим:

- составитель законов не в курсе специфики регулирования какой-то конкретной сферой, поэтому действовать диспозитивно, исходя из специфики (среди прочего порядка претворения правомочий, схемы и временных промежутков предоставления услуг), и дальше должны органы исполнительной власти;

- так как порядок изменения законодательного акта более сложный, чем подзаконного акта, а обстоятельства требуют изменений, не нужно единичными случаями, деталями нагружать закон.

Как знать, может вначале, в период существования свободного пространства в законодательстве страны такое обоснование было целесообразным. Однако в настоящее время данный подход нуждается в пересмотре.

Проблема законодательного регулирования «деталей» (порядка, сроков) является проблемой профессионализма разработчиков законодательных проектов, а профессиональность заключается помимо всего прочего и в обращении к экспертам сообразной сферы (тем более что большая часть законодательных проектов вырабатывается непосредственно исполнительной ветвью власти). Сенаторы же, среди прочего путем привлечения специалистов по коррупциогенности, в состоянии установить степень учета опасности действий коррупционного характера в этой сфере в предлагаемых порядке и сроках. [3,с.30]

Фактор широких возможностей законотворчества, осуществляемого ведомствами и локальным способом, так же сопряжен с ранее указанными факторами (с множественностью отсылочных и бланкетных норм), поскольку позволяет регламентировать ряд значимых нюансов подзаконными нормативными актами. Иногда это имеет под собой разумную основу, но при условии, что важные условия регламентации устанавливаются законом.

Зачастую следует рассматривать не только конкретизацию норм закона, пояснений порядка их использования, но и принятия госорганом своих норм права (о процедуре проработки заявлений субъектов гражданского права и юрлиц, о проведении конкурсного мероприятия и т.д.). Часто эти нормы идут вразрез с законами РФ и субъектов РФ.

Данная детерминанта может быть обстоятельно исследована в ходе проверки работы госорганов, в случае если эксперт не останавливается только на законе, а осуществляет проверку и самого ведомственного акта. Причем важно оценивать не только содержательное наполнение этого акта, но также и его форму. Если в законе будут оставлены бреши, которые смогут быть автономно восполнены иными субъектами права, то он может спровоцировать с их стороны легитимацию практикуемых схем коррупции. Помимо этого, известно, что нередко юридические лица в структуру представительских расходов закладывают взятки чиновникам [4,с.136].

Необходимо осуществить проверку наличия в этом законе или ином правовом документе, на который ссылаются, описания меры ответственности за невыполнение служебных обязанностей, несоблюдение специальных ограничений и воспрещений.

Меры ответственности должны находиться в соответствии с исполняемыми компетенциями и установленными, для чиновника ограничениями и воспрещениями. Эксперт обязан сопоставить данные нормы с положениями об ответственности в законах, касающихся государственной службы, со специализированными нормами о поведении служащих и об их ответственности, среди прочего, дисциплинарной. Степень конкретизации конструкции ответственности влияет на ее достижимость и неминуемость.

В законодательных актах должны быть указаны четкие формулировки причин ответственности, лучше, если они будут разделены на меры ответственности для каждого типа нарушений (дисциплинарные, административные, криминальные, гражданско-правовые). Словосочетанию «несет определенную законодательством криминальную и административную ответственность» должны соответствовать сообразные статьи УК РФ и КоАП РФ.

 

Список литературы:

  1. Петрянин А.В. Международно-правовые основы противодействия преступлениям коррупционной направленности //Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России. 2017. № 1(37). С. 66-68.
  2. Краснов М.А., Талапина Э.В., Южаков В.Н. Коррупция и законодательство: анализ закона на коррупциогенность // Журнал российского права. 2005. № 2. С. 77-88.
  3. Южаков В. Н., Ефремов А. А. Мониторинг судебной практики по вопросам антикоррупционной экспертизы и перспективы ее развития // Мониторинг правоприменения. 2017. № 1. С. 27-33.
  4. Бидова Б.Б. Правовой анализ современной уголовной политики по обеспечению экономической безопасности //Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. 2020. №2. С. 130-138.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом