Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Telegram: sibac
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: LVII Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 20 апреля 2022 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: Гражданское, жилищное и семейное право

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Комарова Я.В. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПРИМЕНЕНИЯ СУБСИДИАРНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ В РОССИЙСКОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ // Актуальные проблемы юриспруденции: сб. ст. по матер. LVII междунар. науч.-практ. конф. № 4(56). – Новосибирск: СибАК, 2022. – С. 49-55.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПРИМЕНЕНИЯ СУБСИДИАРНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ В РОССИЙСКОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ

Комарова Яна Валерьевна

студент юридической школы Дальневосточного федерального университета,

РФ, г. Владивосток

CURRENT PROBLEMS IN RUSSIAN LEGISLATION IN THE FIELD OF APPLICATION OF SUBSIDIARY LIABILITY

 

Iana Komarova

Law school student Far Eastern Federal University,

Russia, Vladivostok

 

АННОТАЦИЯ

В статье, при анализе судебной практики, выявляются некоторые несоответствия в российской законодательной базе по субсидиарной ответственности, а также рассматриваются проблемы, с которыми сталкиваются суды при вынесении решений.

ABSTRACT

Analyzing judicial practice, the article reveals some inconsistencies in the Russian legislative framework on subsidiary liability, and also examines the problems that courts face when making decisions.

 

Ключевые слова: Судебная практика, субсидиарная ответственность, Закон о банкротстве, Гражданский кодекс РФ, исковая давность, требования к должнику.

Keywords: Judicial practice, subsidiary liability, Bankruptcy Law, Civil Code of the Russian Federation, statute of limitations, claims against the debtor.

 

Актуальность исследования обусловлена тем обстоятельством, что в настоящее время привлечение к субсидиарной ответственности является достаточно популярным механизмом. Однако, несмотря на целый ряд специальных работ, посвященных субсидиарной ответственности, правовая база данного института, в основе своей, ограничивается лишь некоторыми статьями Гражданского Кодекса РФ (далее – ГК РФ), и единичными Федеральными законами.

Российская судебная система, несмотря на большое количество рассматриваемых дел в данной области  (в 2019 году из 2500 дел, рассмотренных по существу требований о привлечении к субсидиарной ответственности, было удовлетворено 1355, то есть больше половины), неоднозначна в принятии решений по спорам [11]. Таким образом, при вынесении решений судами, можем проследить прямую взаимосвязь между судебной практикой и отсутствием разработанной законодательной базы.

Кроме того, массивная часть новелл по привлечению к субсидиарной ответственности контролирующих лиц была внесена в законодательство в 2016 и 2017 годах, в связи с этим, судебная практика формируется относительно непродолжительное время, и складывается таким образом, что чаще всего «в плюсе» остаются кредиторы, и ответственность с контролирующих лиц снимается достаточно сложно.

Хотелось бы рассмотреть законодательную коллизию, носящую скорее теоретический характер. С 1.09.2014 установление любой (в том числе субсидиарной) ответственности учредителей (участников) юридического лица может иметь место ис­ключительно на основании ГК РФ или другого закона. В соответствии с п. 2 ст. 56 ГК РФ (в ред. Федерального закона от 5.05. 2014 № 99-ФЗ[]) учре­дитель (участник) юридического лица или собственник его имущества не отвечает по обязатель­ствам юридического лица, за исключением случаев, предусмотренных Гражданским кодексом РФ или другим законом. В действовавшей ранее редакции абз. 1 п. 3 ст. 56 ГК РФ допускалось установление ответственности иных лиц по обязательствам юридического лица не только законами, но также учредительными документами юридического лица.

Совершенно непо­нятно при этом, по каким причинам ст. 56 ГК РФ не пред­усматривает возможности установления дополнительной ответственности других лиц по обязательствам юридического лица в силу учредительных до­кументов юридического лица или на основании договора, заключенного та­кими лицами с кредиторами юридического лица. Подобное регулирование в части субсидиарной ответственности не согласуется с п. 1 ст. 399 ГК РФ, согласно которому субсидиарная ответственность может устанавливаться не только законом, но и иными правовыми актами, под «иными правовыми актами» в ГК РФ представляются исключительно указы Президента Российской Федерации и постановления Правительства Российской Федерации (п. 6 ст. 3 ГК РФ), или условиями обяза­тельства [1].

Сопоставление п. 1 ст. 399 ГК РФ и п. 2 ст. 56 ГК РФ в действующей редакции приводит к выводу о том, что субсидиарная ответственность не может быть установлена учредительными документами юридического лица [1]. Это выглядит абсурдным, поскольку лишает кредиторов дополнительных гарантий, которые могли бы добровольно принимать на себя участники юридического лица, фиксируя их в учредительных документах. Таким образом, возникает вопрос, какая из данных норм является общей, а какая — специальной, имеющей приоритет.  С одной стороны, ст. 399 ГК РФ является общей нормой (поскольку указывает об ответственности любых лиц), а п. 2 ст. 56 ГК РФ — специальной (поскольку указывает об ответственности учредителей (участников) по обязательствам юридических лиц). С другой стороны, ст. 399 ГК РФ может рассматри­ваться и как специальная (поскольку регулирует вопросы субсидиарной ответственности), а п. 2 ст. 56 ГК РФ — как общая норма (поскольку регулирует любую ответственность по обязательствам юри­дических лиц). Однозначно разобраться с приоритетами действия данных норм без внесения по­правок в законодательство или разъяснений высшей судебной инстанции невозможно.

Еще одной проблемой является то, что российское законодательство в сфере банкротства меняется достаточно динамично, и не всегда суды учитывают все текущие изменения при вынесении решений, в том числе открытым остаётся вопрос о сроках исковой давности привлечения к субсидиарной ответственности.

Одним из изменений в российском законодательстве по вопросу исковой давности стала новая редакция Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002 № 127-ФЗ (далее - №127-ФЗ) [14, 15]. Ст.10 Федерального Закона «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002 № 127-ФЗ утратила силу в соответствии с Федеральным Законом от 29.07.2017 № 266-ФЗ. Ранее в ней закреплялся срок исковой давности в один год.

Новая редакция п.5 ст. 61.14 Федерального Закона «О несостоятельности (банкротстве) устанавливает один субъективный трехлетний срок исковой давности, исчисляемый с даты, когда заявитель узнал об основаниях субсидиарной ответственности и два объективных срока, а именно, 10 лет со дня совершения действия (или бездействия) и не позднее 3 лет со дня признания должника банкротом [14].

Новая редакция также рассматриваемого Федерального закона ограничивает возможность восстановления срока на подачу заявления в арбитражный суд до двух лет (если срок был пропущен по уважительной причине) [12].

Что же касается применения данных новелл в судебной практике, то одна из позиций заключается в том, что новые нормы не могут применяться к отношениям, которые имели место быть до вступления их в законную силу, если иное не предусмотрено законом [8], то есть, если срок исковой давности истек до введения нового закона, то он не может быть «реабилитирован», если заявление о привлечении  субсидиарной ответственности будет подано после истечения срока исковой давности, но после изменения этих сроков. В целом, не могу не встать на рассматриваемую позицию российских судов [4, 6].

Некоторые же суды и вовсе исчисляют исковую давность с момента, когда конкурсный управляющий узнал о наличии оснований для привлечения контролирующих лиц к субсидиарной ответственности, не принимая во внимание тот факт, что у юридического лица контролирующее лицо могло фактически смениться в силу обстоятельств. Кроме того, проанализировав некоторые судебные акты, полагаем, что конкурсный управляющий в принципе может действовать недобросовестно [2]. Очевидно, что всегда следует кропотливо изучить, когда то или иное лицо фактически узнало об основаниях наличия субсидиарной ответственности.

Еще одной проблемой является то, что суды не позволяют субсидиарным должникам ознакомиться с материалами банкротного дела, так как по факту они не относятся ни к участникам дела о банкротстве (ст. 34 федерального закона № 127- ФЗ) ни к участникам арбитражного процесса (ст. 35 федерального закона № 127-ФЗ) [14].

Однако стоит отметить важнейший факт того, что ст. 34 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» во взаимосвязи с другими нормами признана частично не соответствующей  Конституции РФ в частности ст. 17, 19 (ч.1), ст. 46 (ч.1 и ч.2) и ст. 55 (ч.3) федерального закона [10].

Данное Постановление является неким маяком для граждан в поиске средств для защиты своих прав и интересов, способное раз и навсегда поставить точку в правовом несоответствии, при котором лицо, чьи права и интересы затрагивались в споре, не участвовало в нем [10].

Далее хотелось бы рассмотреть еще один спорный вопрос, а именно условия, при которых кредитор имеет право выступить с требованием к субсидиарному должнику. Согласно п.1 ст. 399 ГК РФ, данное право появляется только после предъявления требования к основному должнику (после отказа основного выполнить обязательства), но, как быть если основной должник признает за собой долг, но в настоящий момент не имеет возможности его исполнить. Основной должник в данном случае не отказывается от выполнения обязательства, но в реалиях его не выполняет.

Де факто ст. 399 ГК РФ защищает в первую очередь интересы кредиторов, основываясь на этом было бы совершенно нелогично предоставлять субсидиарным должникам возможность избежать ответственности лишь потому, что основной должник признает свой долг формально [1]. Опираясь на судебную практику, кредитор все же имеет возможность предъявить требование к субсидиарному должнику в тех случаях, когда основной должник длительно не исполняет обязательство, несмотря на наличие судебного решения [13]. 

Таким образом,  для предъявления требования к субсидиарному должнику кредитору нет необходимости выполнять какие-либо дополнительные условия, кроме тех, которые прямо указаны в ГК РФ [9].

Кроме того, стоит отметить, что недостаточность денежных средств является основанием для удовлетворения требования субсидиарным должником [5]. Однако, в связи с этим, снова возникает вопрос, а чем же подтверждается недостаточность денежных средств или имущества?

В судебной практике принято считать, что недостаточность возникает тогда, когда кредитор использовал все возможности по взысканию долга, и уже после этого обращается с отдельным иском к субсидиарному должнику [7].

На наш взгляд, также под прицелом остается вопрос о том, прекращается ли субсидиарная ответственность после ликвидации юридического лица, являющегося основ­ным должником. Это является прямым следствием того, что в законодатель­стве до сих пор не урегулированы основания изменения или прекращения субсидиарных правоотношений, о чем давно говорится в литературе. Согласно ст. 419 ГК РФ, ликвидация юридического лица прекращает обязательство, кроме случаев, когда законом или иными правовыми актами ис­полнение обязательства ликвидированного юридического лица возлагается на другое лицо [1]. Однако к данному пункту стоит привести пример из судебной практики, так, завершение дела о банкротстве и внесение записи об исключении должника из ЕГРЮЛ не препятствуют рассмотрению заявления по существу в рамках дела о банкротстве, учитывая, что контролирующие должника лица правоспособность сохранили [10].

В заключение целесообразно определить еще некоторые выводы. Несмотря на проводимые реформы гражданского законодательства, по-прежнему остается неясным объем ответственности субсидиарного должника, а именно, по каким именно требованиям кредитора к основному должни­ку отвечает субсидиарный должник: только по требованиям о применении мер ответственности за нарушение основного обязательства или также по требованиям об исполнении основного обязательства.

Общие положения о субсидиарной ответственности, предусмотренные в ст. 399 ГК РФ, не дают ясного представления и об основаниях ответственности субсидиарного должника. С одной стороны, основанием любой гражданско-правовой ответственности должно быть противоправное поведение субъекта, к которому применяются меры ответственности. Однако анализ законодательства приводит к выводу о том, что субсидиарный должник, в большинстве случаев, неправомерных действий не совершает (отвечает не за собственное, а за чужое противоправное поведение), хотя, безусловно, существуют и исключения.

Таким образом, нормы правового регулирования субсидиарной ответственности в законодательстве о юридических лицах оставляют много вопросов как теоретического, так и практического характера. Кроме того, на взгляд автора, субсидиарная ответственность в российском законодательстве достаточно строгая и чаша весов, с вынесенными решениями, перевешивает в пользу кредиторов, происходит некий дисбаланс в правовой системе в связи с пробелами в законодательстве и с быстро проводимыми изменениями.

 

Список литературы:

  1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 №51-ФЗ ред. от 26.10.2021 [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс» (дата обращения 31.03.2022).
  2. Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 06.08.2018 N 308-ЭС17-6757(2,3) по делу № А22-941/2006 [Электронный ресурс] // СПС «Гарант» (дата обращения 31.03.2022).
  3. Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 12.09.2019 № 305-ЭС18-15765 [Электронный ресурс] // СПС «Гарант» (дата обращения 31.03.2022).
  4. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 13.11.2019 N Ф05-240/2018 по делу № А40-55760/2016 [Электронный ресурс] // СПС «Гарант» (дата обращения 31.03.2022).
  5. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 9.09.2015 № Ф05- 11827/15 по делу № А40-149586/2013 [Электронный ресурс] // СПС «Гарант» (дата обращения 31.03.2022).
  6. Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 02.08.2019 N Ф06-22805/2017 по делу № А49-9656/2015 [Электронный ресурс] // СПС «Гарант» (дата обращения 31.03.2022).
  7. Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 4.08. 2015 № Ф06- 25319/15 по делу № А57-23448/2014. [Электронный ресурс] // СПС «Гарант» (дата обращения 31.03.2022).
  8. Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 24.04.2019 N Ф07-2825/2019 по делу № А56-54903/2012 [Электронный ресурс] // СПС «Гарант» (дата обращения 31.03.2022).
  9. Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 26.06 2015 № Ф09-3613/15 по делу № А60-36702/2014; Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 7.09.2015 № Ф10-2841/15 по делу № А54-6138/2014  [Электронный ресурс] // СПС «Гарант» (дата обращения 31.03.2022).
  10. Постановление Конституционного Суда РФ от 16.11.2021 № 49-П "По делу о проверке конституционности статьи 42 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и статьи 34 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" в связи с жалобой гражданина Н.Е. Акимова"  [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс» (дата обращения 31.03.2022).
  11. Постановление Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 55 «О применении арбитражными судами обеспечительных мер» [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс» (дата обращения 31.03.2022).
  12. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 № 53 "О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве" [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс» (дата обращения 31.03.2022).
  13. Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 04.08.2014 N Ф04-7427/14 по делу № А03-21662/2013 [Электронный ресурс] // СПС «Гарант» (дата обращения 31.03.2022).
  14. Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" от 26.10.2002 № 127-ФЗ (последняя редакция) [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс» (дата обращения 31.03.2022).
  15. Федеральный закон «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 29.07.2017 г. № 266-ФЗ (последняя редакция) [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс» (дата обращения 31.03.2022).
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом