Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XXXI Международной научно-практической конференции «Инновации в науке» (Россия, г. Новосибирск, 31 марта 2014 г.)

Наука: История

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции, Сборник статей конференции часть II

Библиографическое описание:
Осьмаков И.Н. О ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РУССКОЙ ДУХОВНОЙ МИССИИ В ПЕКИНЕ В XVII—XX ВЕКАХ // Инновации в науке: сб. ст. по матер. XXXI междунар. науч.-практ. конф. № 3(28). Часть II. – Новосибирск: СибАК, 2014.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

О  ДЕЯТЕЛЬНОСТИ  РУССКОЙ  ДУХОВНОЙ  МИССИИ  В  ПЕКИНЕ  В  XVIIXX  ВЕКАХ

Осьмаков  Игорь  Николаевич

аспирант  кафедры  российской  истории  Белгородского  национального  исследовательского  университета,  РФ,  г.  Белгород

 

ABOUT  ACTIVITY  OF  RUSSIAN  SPIRITUAL  MISSION  IN  BEIJING  IN  THE  XVII—XX  CENTURIES

Igor  Osmakov

the  post-graduate  student  of  chair  of  the  Russian  history  of  the  Belgorod  national  research  university,  Russia  Belgorod

 

АННОТАЦИЯ

В  статье  отражена  роль  Русской  духовной  миссии  в  Пекине  в  формировании  основ  для  взаимодействия  православной  культуры  и  традиций  Китая.  Методологической  основой  для  написания  статьи  стали  принцип  объективности,  системности  научного  анализа,  комплексного  использования  источников.  Автор  предлагает  обзор  форм  и  способов  взаимодействия  русской  православной  культуры  в  условиях  китайского  общества.

ABSTRACT

In  article  the  role  of  Russian  spiritual  mission  in  Beijing  on  formation  of  bases  for  interaction  of  orthodox  culture  and  traditions  of  China  is  reflected.  A  methodological  basis  for  article  writing  became  an  objectivity  principle,  complex  use  of  sources.  The  author  offers  the  review  of  forms  and  ways  of  interaction  of  Russian  orthodox  culture  in  the  conditions  of  the  Chinese  society.

 

Ключевые  слова:  Русская  духовная  миссия  в  Пекине;  Китай;  культурный  обмен;  миссионер.

Keywords:  Russian  orthodox  mission  in  Beijing;  China;  cultural  exchange;  the  missionary.

 

Русская  духовная  миссия  в  Пекине  —  церковно-политическое  представительство  Русской  Православной  Церкви  и  государства,  действовавшее  в  Пекине  в  XVII—XX  веках.  Деятельность  миссии  была  организована  в  соответствии  с  внутри-  и  внешнеполитическими  интересами  и  задачами  России.  Она  играла  важную  роль  в  установлении  и  поддержании  российско-китайских  отношений,  была  центром  научного  изучения  Китая  и  подготовки  первых  русских  синологов.  Из-за  отсутствия  дипломатических  отношений  между  обоими  государствами  члены  миссии  в  течение  длительного  времени  являлись  неофициальными  представителями  российского  правительства  в  Китае.

В  задачи  членов  миссии  входило  изучение  маньчжурского,  китайского  и  монгольского  языков,  а  также  истории,  культуры  и  религии  Китая  [1,  с.  68].  Состав  миссии  определялся  из  числа  молодых  людей  окончивших  православные  духовные  заведения.  До  отправления  миссии  они  предварительно  изучали  особенности  китайской  медицины,  математики,  литературы  и  философии,  систему  Конфуция,  историю,  географию,  статистику  и  юриспруденцию  китайского  государства. 

После  подписания  в  1858  году  Тяньцзинского,  а  в  1860  г.  Пекинского  договоров  положение  миссии  изменилось.  В  Пекине  открылись  дипломатические  представительства  западных  государств,  в  том  числе  и  России.  В  1861  году  в  Пекин  прибыл  постоянно  аккредитованный  посланник  в  ранге  министра-резидента  Л.Ф.  Баллюзек,  и  была  учреждена  постоянно  действующая  Российская  дипломатическая  миссия,  которой  была  передана  от  духовной  миссии  ее  дипломатическая  функция.  Русская  духовная  миссия  превратилась  в  учреждение  с  исключительно  религиозными  (миссионерскими)  функциями  и  перешла  из  ведения  Министерства  Иностранных  Дел  в  Духовное  ведомство.  Период  с  момента  освобождения  миссии  от  дипломатических  функций  и  до  ее  официального  закрытия  считается  временем  расцвета  деятельности  миссии.

Активное  развитие  культурного  обмена  выражалось  в  принятии  более  200  китайцами  крещения,  причем  2  из  них  были  рукоположены  в  священнический  сан.  С  1858  г.  в  миссионерское  училище  для  православных  китайских  юношей  был  объявлен  набор.  Получить  православное  образование  изъявляли  желание  и  принявшие  православие  китаянки,  в  связи  с  чем  с  1859  г.  для  них  в  школе  при  миссии  был  открыт  отдельный  класс. 

Стоит  отметить,  что  училище  для  мальчиков  в  конце  XIX  в.  в  Китае  не  редкость.  В  то  время  как  училище  для  девочек  решительное  нововведение.  Нельзя  сказать,  что  китайцы  не  учили  своих  дочерей,  учили,  но  только  люди  состоятельные  при  этом  обучение  осуществлялось  на  дому.  Класс,  устроенный  за  счет  российской  казны  и  открытый  для  всех  девочек,  преимущественно  бедных,  желающих  научиться  основам  православного  вероучения,  и  при  этом  рукоделию  необходимому  в  семейном  быту,  являлся  действительно  вещью  в  Китае  новой,  поражающей  китайцев.

Большой  приток  населения  в  миссионерское  подворье  потребовал  от  миссии  строительства  больницы  для  китайских  прихожан  и  оказание  им  в  случае  необходимости  медицинской  помощи.  В  1860  г.  для  строительства  больницы,  миссия,  при  поддержке  местных  властей  приобрела  участок  земли.  Открытие  миссионерской  больницы  на  60  мест,  соответствующей  европейским  стандартам  того  времени,  состоялось  в  1861  г.  [4,  c.  6].

С  целью  передачи  миссионерского  опыта  готовящимся  членам  миссии  в  1862  г.  между  Санкт-Петербургом  и  Русской  духовной  миссией  в  Пекине  установилась  почтовая  связь.  В  письмах,  отправлявшихся  четыре  раза  в  год  из  Петербурга  в  Пекин  и  обратно  (не  позднее  20-го  числа  февраля,  мая,  августа  и  ноября),  указывались  особенности  адаптации  православной  культуры  в  Китае. 

В  конце  70-х  гг.  XIX  века  Русская  духовная  миссия  в  Пекине  стала  пользоваться  все  большим  расположением  китайского  правительства.  Это  отражалось  в  том,  что  по  его  указу  члены  миссии  перестали  подвергаться  преследованиям,  что  в  данный  период  применялось  к  католическим  и  протестантским  проповедникам  [6,  с.  141].  Также  представители  миссии  практически  не  были  стеснены  в  общении  с  местным  населением,  хотя  и  находились  под  надзором  пекинской  полиции.  Данное  послабление  было  связано  с  тем,  что  православная  миссия  в  глазах  китайцев  не  имела  политического  характера  и  рассматривалась  как  нравственно-религиозная  организация,  «не  вела  назойливой  пропаганды  и  не  интриговала  народ  при  дворе  богдыхана,  и  не  увлекалась  меркантильными  целями»  [2,  с.  7].

В  целях  приобщения  китайцев  к  основам  православия  члены  миссии  проводили  многоплановую  работу  как  внутри  миссии,  так  и  среди  местного  населения.  Так  за  период  с  1860  г.  по  1900  г.  миссионерам  удалось  сделать  полный  перевод  Нового  Завета  и  напечатать  его  в  Пекине  китайским  способом  (гравированными  деревянными  досками).  Так  же  на  китайский  язык  были  переведены:  Псалтирь,  Требник,  Служебник,  Пространный  катехизис,  Священная  история  Ветхого  и  Нового  Завета  с  краткой  церковной  историей.  Три  раза  в  неделю  начальник  миссии  проводил  катехизические  беседы  с  прихожанами,  где  им  объяснялись:  Закон  Божий,  Священная  история,  православные  обряды  и  таинства,  ход  богослужений,  история  Церкви.

Помимо  этого,  члены  миссии  занимались  изучением  господствующих  религиозных  вероучений  в  Китае.  Они  составили  записки  по  религиозно-нравственным  обрядам  и  традициям  Китая,  изучали  особенности  феншуя,  сделали  критический  обзор  конфуцианства,  напечатали  русско-китайский  словарь  для  албазинцев,  тонический  китайско-русский  словарь  по  русскому  алфавиту  (в  500  иероглифов).

Устройство  хозяйства  миссии  соответствовало  китайским  традициям.  Так,  например,  обработка  принадлежавших  миссии  земельных  угодий,  производилась  с  учетом  китайского  календаря.  Также  при  участии  местных  православных  китайцев  в  подворье  миссии  были  организованы  мастерские  по  производству  шелка,  фарфора,  бумаги,  изделий  из  слоновой  кости,  а  также  маслобойня,  мельница  и  мыловарня.

В  своей  повседневной  жизни  миссионеры  старались  соблюдать  размеренный  китайский  уклад.  Они  осуществляли  подъем  в  шесть  часов  утра,  по  выстрелам  из  пушек,  означавших  начало  обучения  императорской  гвардии.  Затем  следовал  легкий  завтрак.  С  восьми  часов  утра  и  до  обеда  проводились  занятия  по  китайскому  языку.  После  обеда  и  до  вечера,  священнослужители,  занимались  составлением  проповедей.  Во  время  церковных  праздников  проводились  богослужения.  Таким  образом,  внутреннее  устройство  Русской  духовной  миссии,  было,  в  некоторых  аспектах,  подчинено  вековым  китайским  традициям.

В  конце  XIX  в.  при  миссионерском  подворье  был  устроен  православный  воспитательный  дом  для  китайских  детей.  В  него  принимались  дети  независимо  от  их  происхождения  и  воспитывались  до  достижения  ими  десятилетнего  возраста,  после  чего  возвращались  родителям  [3,  с.  61]. 

Процесс  активного  культурного  обмена  пришелся  на  период  90-х  гг.  XIX  века,  когда  большое  количество  китайцев  желали  не  только  принять  крещение,  но  и  воцерковиться.  Для  этого  члены  миссии  составили  русско-китайский  словарь  церковных  выражений.  Также  ими  был  сделан  перевод  на  китайский  язык  кафизм  Псалтыри  [5,  с.  53].

В  1890  г.  были  полностью  восстановлены  и  реорганизованы  мужское  и  женское  училища.  Преподавательскую  деятельность  в  них  вели  православные  китайцы.  В  обеих  школах  (особенно  в  женской)  учили  основам  православного  вероучения.  Лучшие  ученики  и  ученицы  обучались  чтению  славянского  текста  богослужебных  книг  и  русскому  языку  [7,  с.  63].

Таким  образом,  члены  Русской  духовной  миссии,  находясь  в  Пекине,  внесли  большой  вклад  в  развитие  социокультурного  взаимодействия  между  Россией  и  Пекином.  Их  вклад  в  развитие  межнациональных  и  межрелигиозных  отношений  высоко  ценился  в  Российской  империи.

 

Список  литературы:

  1. Акт  об  учреждении  Русской  Духовной  Миссии  в  Пекине  от  4  октября  1856  г  //  Сборник  договоров  и  дипломатических  документов  по  делам  Дальнего  Востока.  Документы  и  материалы.  В  4  т.  Т.  1.  М.:  Международные  отношения,  2008.
  2. Ичжи  Юй  Бо.  Духовные  христианские  миссии:  вчера,  сегодня,  завтра  //  Дунфан  цзачжи.  1867.  №  3.
  3. Николай  (Адоратский),  иером.  История  Пекинской  Духовной  Миссии.  СПб,  2006.
  4. Российский  государственный  исторический  архив.  Фонд  728.  Министерство  иностранных  дел.  Опись.  22.  Дело.  2.
  5. Самойлов  Н.А.  Пекинская  духовная  миссия  во  во  второй  половине  XIX  в  //  Православие  на  Дальнем  Востоке.  1993.  №  9.
  6. Указ  Ми  Цин  о  деятельности  в  Пекине  Православного  Миссионерского  Подворья  от  5  ноября  1868  г  //  Сборник  договоров  и  дипломатических  документов  по  делам  Дальнего  Востока.  Документы  и  материалы.  Т.  2.  М.,  2008.
  7. Чугуевский  Л.И.  Из  истории  издания  восточных  текстов  в  России  во  второй  половине  XIX  века  //  Страны  и  народы  Востока.  1971.  №  8.

 

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий