Статья опубликована в рамках: LVII Международной научно-практической конференции «Инновации в науке» (Россия, г. Новосибирск, 30 мая 2016 г.)

Наука: История

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции часть 1, Сборник статей конференции часть 2

Библиографическое описание:
Поляхова Е.Н., Королев В.С. ВЛИЯНИЕ ЛЕОНАРДА ЭЙЛЕРА, МИХАИЛА ЛОМОНОСОВА И ЕКАТЕРИНЫ ДАШКОВОЙ НА ФОРМИРОВАНИЕ АКАДЕМИИ НАУК В РОССИИ // Инновации в науке: сб. ст. по матер. LVII междунар. науч.-практ. конф. № 5(54). Часть I. – Новосибирск: СибАК, 2016. – С. 119-130.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ВЛИЯНИЕ ЛЕОНАРДА ЭЙЛЕРА, МИХАИЛА ЛОМОНОСОВА И ЕКАТЕРИНЫ ДАШКОВОЙ НА ФОРМИРОВАНИЕ АКАДЕМИИ НАУК В РОССИИ

Поляхова Елена Николаевна

канд. физ.-мат. наук, доц, Санкт-Петербургский государственный университет,

РФ, г. Санкт-Петербург

Королев Владимир Степанович

канд. физ.-мат. наук, доц, Санкт-Петербургский государственный университет,

РФ, г. Санкт-Петербург

INFLUENCE OF EULER, LOMONOSOV AND DASHKOVA ON THE FORMATION OF ACADEMY OF SCIENCES IN RUSSIA

Elena Polyakhova

сandidate of Physical and Mathematical Sciences, Assistant Professor,

Saint-Petersburg State University,

Russia, Saint-Petersburg

Vladimir Korolev

сandidate of Physical and Mathematical Sciences, Assistant Professor,

Saint-Petersburg State University,

Russia, Saint-Petersburg

 

АННОТАЦИЯ

Рассматривается история формирования и развития математической и астрономической научных школ России в XVIII веке усилиями Леонарда Эйлера, Михаила Ломоносова и княгини Екатерины Дашковой, а также их совместная поддержка Санкт-Петербургской Императорской Академии Наук.

ABSTRACT

History of the Development of Mathematical and Astronomical Scientific Schools in Russia in XVIII Century are presented. Efforts of Leonhard Euler, Mikhail Lomonosov and Ekaterina Dashkova in St. Petersburg Imperial Academy of Sciences.

 

Ключевые слова: математика, астрономия, научные школы, история Академии Наук.

Keywords: mathematics, astronomy, scientific schools, history of Academy of Sciences in Russia.

 

Введение

15 апреля 2017 г. мировая научная общественность сможет отметить уже 310 лет со дня рождения Леонарда Эйлера (1707–1783), выдающегося ученого, специалиста в области математики, механики, физики и астрономии, академика Императорской Академии Наук в Петербурге. Его влияние по многим направлениям оказалось весьма значительным при развитии Академии Наук, которая начинала формироваться с 1724 г. при Петре I, руководствовавшемся концепцией об огромной пользе в борьбе с общим научно-техническим отставанием России. В дальнейшем эти идеи активно поддерживал Ломоносов (1711–1765), одобряя принципы развития прикладных наук.

В течение почти 12 лет своей жизни с 1783 по 1794 г. княгиня Екатерина Романовна Дашкова (1743–1810) официально возглавляла главное научное учреждение России – Санкт-Петербургскую Императорскую Академию Наук. Этот период стал очень активным и плодотворным как для молодой российской академической науки, так и для общественной деятельности самой Дашковой.

Леонард Эйлер.

В 1727 г. Л. Эйлер приехал из швейцарского города Базеля в Петербург, где он работал в Академии Наук до 1741 г. Его порекомендовал Даниил Бернулли, который приехал в Петербург раньше. В Базель для Эйлера были высланы средства, и уже 24 мая 1727 г. он прибыл в Петербург. Скоро он был назначен адъюнктом сначала в области физиологии, а затем в области математики. С 1731 г. Эйлер являлся профессором и академиком (то есть членом Императорской Академии Наук) в области физики и теоретической механики. В 1733 г. Эйлер стал и оставался неизменно петербургским академиком в области математики вплоть до своего отъезда в Берлин в 1741 г.

 

Рисунок 1. Портрет Леонарда Эйлера

 

Во время своего пребывания в Берлине (1741–1766) Л. Эйлер оставался «Почетным Членом» Академии, сохраняя тесные контакты с Петербургской Академией Наук, считая себя ее представителем в Берлине. Он активно интересовался работой Петербургской Академии, подбирал новые кандидатуры европейских ученых для приглашения в Россию. Больше половины ученых, приглашенных в Петербургскую Академию во время пребывания Эйлера в Берлине, были рекомендованы им лично или через его переписку.

В 1766 г. Эйлер возвратился в Петербург, где он с восторгом и торжественностью был принят в Академии Наук, а также получил средства на покупку своего собственного дома по распоряжению императрицы Екатерины II, которая дала ему аудиенцию и обсуждала с ним вопросы будущего развития наук в Академии и в России в целом. Что касается науки, почти на первой же встрече после своего возращения на общем собрании всех членов Академии, проходившей 7 августа 1766 г., Л. Эйлер представляет рукопись, состоящую из двух томов своей трехтомной книги по интегральному исчислению. С этого дня, в течение 17 лет, Эйлер представил Петербургской Академии свыше 500 рукописей, среди которых было несколько фундаментальных книг. Он готовил по две рукописи в неделю. Академия Наук публиковала эти работы в течение 80 лет после смерти Эйлера до 1862 г. [1; 5; 6; 12]. Многие работы Эйлера позднее были переведены с латинского усилиями академика А.Н. Крылова [13] в сопровождении подробных комментариев.

Второй период его научной деятельности связан с нестабильной ситуацией в Академии в 1770–1780 гг. Эта ситуация была успешно стабилизирована после назначения княгини Екатерины Романовны Дашковой на должность Директора Императорской Академии наук [4; 7; 11]. Она была первым Директором Академии, выразившим заслуженное уважение Л. Эйлеру как великому математику и старейшему академику, но случилось это только в последний год его жизни.

Эйлер принимал участие в организационной работе Академии как председатель Академической Конференции, т. е. регулярного общего собрания академиков. Его старший сын, академик в области физики Иоганн Альбрехт Эйлер с 1769 г. по 1800 г. был постоянным конференц-секретарем. Эйлер и его сын осуществляли важную работу по поиску и утверждению кандидатов (русских и иностранных) на приглашение в Академию. Многие кандидатуры были рассмотрены и согласованы благодаря обширной международной переписке Эйлера. После смерти Эйлера его сын и многие последователи продолжили эту деятельность, в том числе и княгиня Е.Р. Дашкова.

Что касается управленческой деятельности Эйлера в Академии, то он всегда поддерживал концепцию частичного самоуправления, но концепция эта просуществовала недолго. Идея самоуправления Академии принадлежала еще Михаилу Васильевичу Ломоносову (1711–1765). Вскоре после своего возвращения в Россию в 1766 г. Эйлер был приглашен в качестве члена консультативного совета при Директоре Академии. Совет был назначен императрицей Екатериной II в октябре 1766 г. Членами совета были также академики Иоганн Альбрехт Эйлер, Яков Штелин, Степан Румовский, Семен Котельников и Иоганн Леман. В 1766 г. Эйлер предлагает комиссии меморандум со своим планом реорганизации Академии Наук. Он представляет множество конструктивных деталей и полезных предложений с целью улучшить организационную и научную работу Академии от работы редакционной коллегии и руководства по книгопечатанию до наиболее выгодных финансовых условий, предоставляемых приглашенным в Россию иностранцам. Его предложения практически так и не были приняты к сведению, в основном из-за деспотизма и бюрократии Директора Академии и администрации того времени. С момента возникновения этой конфликтной ситуации с Директором Академии, Эйлер как глава Академической Конференции и его сын как постоянный конференц-секретарь, с разрешения Императрицы Екатерины II приняли решение выйти из комиссии в феврале 1774 г.

Чтобы лучше понять причину конфликта ученых с Директором Академии, следует объяснить ситуацию в Академии до назначения княгини Дашковой в 1783 г. Атмосфера действительно была напряженной и натянутой. В отличие от первых лет возникновения Академии в 1724 г. ее процветание теперь подошло к концу. Во время правления императрицы Анны Иоанновны политическая жизнь в России становится нестабильной. Академия вполне ощутила на себе эту нестабильность и нешуточные финансовые затруднения. Многие выдающиеся иностранные ученые, приглашенные в Россию из-за границы, в 1730–40 годы принимают решение вернуться в Европу. Среди них оказались и ведущие математики, и физики. Леонард Эйлер был одним из последних, кто покинул Россию. В 1741 г. он отправился в Берлин. Только глава академической астрономической обсерватории француз Жозеф-Никола Делиль продержался в России дольше всех, отправившись в Париж лишь в 1747 г. На пути в Париж он заехал в Берлин к Эйлеру и помог ему в наладке астрономических наблюдений в разрушенной Семилетней войной Берлинской обсерватории.

Михаил Ломоносов.

В 1741 г. Михаил Ломоносов, будущий великий русский ученый, учившийся в то время в Германии, возвращается в Россию. Ранее Ломоносов обучался сначала в Москве в Православной Славяно-Греко-Латинской Академии (1731–1735), а затем в Академическом Университете в Петербурге при Академии Наук (1735–1736). После двухгодичного университетского обучения, в сентябре 1736 г. Ломоносова посылают в университет г. Марбурга, где он был учеником (1736–1740) выдающегося европейского математика, физика и философа Христиана Вольфа (1679–1754), друга и единомышленника знаменитого математика и философа Готфрида Вильгельма Лейбница (1646–1716). Затем Ломоносов учился (1740–1741) во Фрейберге (Саксония) в Горной Академии. По возвращении в Россию Ломоносов становится адъюнктом Академии в области физики, а в 1745 г. профессором в области химии и минералогии, а также академиком, т. е. постоянным членом Академии Наук.

 

Рисунок 2. Портрет Михаила Ломоносова

 

Ломоносова можно рассматривать как основоположника естественных наук в России, особенно в физике, медицине, минералогии и прикладных науках. Находясь в Берлине, Эйлер поддерживал научные начинания Ломоносова в области физики и астрономии. В своих рецензиях работ Ломоносова в 1747 г. и 1753 г. Эйлер высоко оценивает результаты молодого ученого.

С 1758 г. Ломоносов возглавил Географический Департамент Академии. На протяжении более двадцати лет Ломоносов прилагал огромные усилия для поддержания организационной работы Академии, образовательного процесса в гимназии Академии и в ее университете, которые были основаны одновременно с Академией в 1724 г. Что касается гимназии, то это была первая государственная средняя школа в России. Эйлер составил для гимназии учебник по арифметике, его коллега Крафт написал школьные учебные пособия по геометрии и географии, Ломоносов был автором учебных пособий на русском языке по физике и истории. Георг Крафт был директором Академической гимназии (1738–1758), а затем её директором стал Ломоносов.

Для помощи руководству Академии в 1766 г. была создана дополнительная должность Директора Академии со всеми президентскими полномочиями и с достаточно большим числом чиновников в подчинении. Первым Директором (1766–1774) был граф Владимир Орлов (1743–1831), который закончил Лейпцигский университет. Граф был младшим среди пяти братьев Орловых [10], которые помогли императрице Екатерине II взойти на престол после дворцового переворота в 1762 г.

Почти сразу в Академии начались конфликты, обусловленные личным деспотизмом Директора и бюрократией Канцелярии. Эйлер демонстративно покидает Комитет в 1774 г. во время Директорства графа Орлова. В порядке протеста против деспотизма и вопиющих нарушений прав ученых все академики дружно отказываются подчиняться Директору, в особенности отказываются собираться на проводимую регулярно два раза в неделю Академическую Конференцию. В течение нескольких лет никаких собраний вообще не проводилось. Екатерине II сообщили о конфликте между Директором и академиками. Несколько академиков написали жалобу, а среди подписавшихся фигурировала и подпись Эйлера. Императрица назначила следственную комиссию провести расследование в Академии. В результате двухмесячного расследования в 1782 г. Директор был уволен, а ситуация в Академии ясно показала, что теперь ученые в России представляют собой социально сильный слой населения, который нужно принимать во внимание. Произошедшее стало доказательством идеи Ломоносова о необходимости самоуправления в Императорской Академии Наук.

Екатерина Дашкова.

24 января 1783 года императрицей Екатериной II был назначен новый Директор в лице княгини Екатерины Романовны Дашковой. Началась новая эпоха в существовании Академии Наук. В течение 12 лет (1783–1794), но официально до 1796 г., Дашкова стояла во главе Императорской Академии Наук в качестве Директора и одновременно являлась главой так называемой Российской Академии (Русского языка и Литературы) [2; 9]. Находясь во главе российской науки, она вызывала восхищение у своих современников своим талантом администратора. Она вела упорную борьбу за усиление престижа двух Академий и за развитие науки в России. Княгиня Дашкова была первым государственным деятелем-женщиной, выдающейся национальной фигурой. В возрасте 18 лет (1762 г.) она участвует в дворцовом перевороте для передачи власти Екатерине II, в возрасте 38 лет (1783 г.) она становится во главе двух российских Академий. Эта общественная деятельность ставит ее в один ряд с выдающимися деятелями века Просвещения в Европе и эпохи «Просвещенного Абсолютизма» в России или так называемого «Золотого века Екатерины Великой».

 

 

Рисунок 3. Портреты Екатерины Дашковой

 

Дашкова родилась в Петербурге 17 (28) марта 1743 г. (по другим сведениям 1744 г.) в семье графа Романа Илларионовича Воронцова (1707–1783), старшего брата графа Михаила Илларионовича Воронцова (1714–1767), который во время правления императрицы Елизаветы Петровны (1709–1761) и затем императора Петра III (1728–1762) неизменно занимал пост государственного канцлера России. Он был другом и сторонником Михаила Ломоносова в вопросах реорганизации науки в России [7].

Графиня Екатерина Воронцова выходит замуж за князя Михаила Дашкова (1736–1764). Дашковы живут по большей части в Петербурге, но также бывают в Москве и в своем поместье в окрестностях Москвы Она хорошо образована, изучает европейскую литературу, в особенности французских писателей эпохи Просвещения (Вольтер, Дидро, Монтескье), у нее своя библиотека из 900 томов. Княгиня Дашкова часто встречается при дворе с Великой Княгиней Екатериной, женой будущего императора России, и становится её близкой подругой как женщина с одинаковыми политическими идеями. Дашковой было тогда 18 лет, а Екатерине около 30. Эта дружба существенным образом повлияла на жизнь княгини Дашковой. Она принимает активное участие в государственном перевороте против императора Петра III, который в 1762 г. Екатерина организует в России, не только как близкий друг императрицы, но и как политическая фигура, имеющая влияние при императорском дворе и в аристократическом обществе Петербурга. После коронации императрицы Дашковы живут в официальной императорской резиденции в Зимнем дворце, получив высокие посты при дворе и значительную финансовую поддержку.

Позднее княгиня Дашкова путешествует по Европе, где знакомится со многими политическими деятелями, учеными и философами, артистами и актерами, музыкантами и художниками. Она посещает университеты, местные парламенты, больницы, фабрики, музеи, парки и археологические раскопки. Дашкова возвращается в Россию в 1782 г. Ее природная энергия, патриотизм, коммуникабельность и дружелюбие, осознание важности развития науки в России, продолжительная переписка и дружба со многими европейскими учеными и выдающимися деятелями эпохи Просвещения – все эти особенности и черты её характера стали основанием для последующего назначения.

24 января 1783 г. княгиня Дашкова назначена на пост Директора Академии Наук указом императрицы Екатерины II. По предписанию императрицы в 1783 г. создана Российская Академия (по изучению русского языка и словесности), но на самом деле своим созданием эта Академия была обязана исключительно инициативе Дашковой [2; 4; 11]. Она воплотила в жизнь идею Ломоносова о необходимости такой Академии в России. Княгиня Дашкова была назначена Президентом Российской Академии. Время правления Екатерины II ознаменовалось не только прогрессом в политике, но и в общественной жизни. Петербург становился центром образования и культуры. Чтобы образование было доступно для людей разного социального положения, стали строиться различные образовательные учреждения, а также была построена Академия Художеств. На протяжении 12 лет княгиня Дашкова возглавляет обе Академии. Ей удалось довести до конца огромную программу, которую предложила она сама, чтобы стимулировать развитие науки в России. Дашковой принадлежит заслуга первого научного издания «Собрания Трудов Ломоносова» [8].

Дашкова обсуждала с Леонардом Эйлером организационные вопросы устройства Академии, особенно, если дело касалось приглашения в Россию математиков и физиков из Европы. Некоторые кандидатуры были предложены самим Эйлером, еще несколько кандидатов были предложены позднее его учениками и коллегами. Всем предложенным ученым Дашкова отправила официальные приглашения. В период директорства Дашковой 20 человек стали академиками. Примером интереса Дашковой к исследованиям ученых служит ее попытка приобрести точную модель Гринвичской Обсерватории с детальным описанием всех ее астрономических инструментов. Сооружение В. Гершелем в 1787 г. в Англии огромного по тем временам телескопа восхитило ее.

В Институте Русского языка и Литературы «Пушкинский Дом» Российской Академии Наук в Петербурге находится портрет Дашковой неизвестного автора 18 века. Этот прекрасный портрет также был широко известен благодаря удачной гравюре А. Уоррена. Недавно этот портрет был воссоздан масляными красками специально для Московского Гуманитарного Института имени Дашковой. В Петербурге на подножье монумента Екатерины Великой находится бронзовая фигура сидящей Дашковой с открытой книгой.

Этот великолепный памятник высотой 15 метров, представляет собой бронзовую фигуру Императрицы, облаченную в королевское одеяние, которая стоит на гранитном пьедестале. Фигура Дашковой находится на подножье монумента в числе фигур самых приближенных помощников Императрицы, среди главных деятелей той эпохи: Г.А. Потемкина, А.А. Безбородко, П.А. Румянцева, А.Г. Орлова, А.В. Суворова, В.Я. Чичагова, И.И. Бецкого, Г.Р. Державина. Памятник был возведен в Санкт-Петербурге по проекту русского художника М. Микешина в 1873 г. Все девять фигур на подножье монумента создал выдающийся российский скульптор А. Опекушин.

 

 

Рисунок 4. Памятник Екатерины II и фигура Екатерины Дашковой

 

В 1784 г. мраморный бюст Л. Эйлера был установлен в конференц-зале Академии. Автором был академик Академии Художеств в Петербурге французский скульптор Жан-Доминик Рашетт (1744–1809), который был лично знаком с Эйлером. Эта скульптура была создана по особой просьбе княгини Дашковой при общем согласии и финансовой поддержке всех академиков в память «Великого Эйлера». Красивый мраморный постамент для этого скульптурного портрета Эйлера был подарен Академии княгиней Дашковой лично. Скульптура была установлена в зале старого здания Академии напротив места председателя, затем в 1789 г. была перенесена в новое задание Академии.

 

 

Рисунок 5. Бюст Эйлера был установлен в Академии

 

Теперь эта скульптура на том же постаменте находится в Москве в резиденции президента Российской Академии Наук на Ленинском проспекте. Копию этой скульптуры, которая находится в Эрмитаже в Петербурге в отделе русского искусства, выполнил Ж.-Д. Рашетт. Он создал также барельеф с профилем Л. Эйлера, который по предложению Дашковой передали Парижской Академии Наук.

Другие подробности и достижения петербургской научной школы по астрономии, математике, классической и небесной механике можно прочитать в работах [3–6; 12].

 

Работа выполнена при финансовой поддержке Программы проведения фундаментальных исследований СПбГУ по приоритетным направлениям (грант 6.37.341.2015).

 

Список литературы:

  1. Леонард Эйлер и современная наука // Материалы Международной научной конференции. – СПб: Научный Центр РАН. 2007. 470 с.
  2. Лозинская Л.Я. Во главе двух академий. – М: Наука. 1978, 1983. 140 с.
  3. Невская Н.И. Петербургская астрономическая школа XVIII в. – Л: Наука, 1984. 240 с.
  4. Поляхова Е.Н., Бессарабова Н.В. Княгиня Е.Р. Дашкова как директор Санкт-Петербургской Академии Наук: поддержка развития российских математической и астрономической научных школ в XVIII веке. // В сборнике статей: «Е.Р. Дашкова и Екатерининская эпоха. Культурный фундамент современности». – М: Изд-во МГИ им. Е.Р. Дашковой, 2011. С. 29–51.
  5. Поляхова Е.Н. Классическая небесная механика в работах Петербургской школы математики и механики в XIX веке. – СПб: Изд-во «Нестор-История», 2012. 140 с.
  6. Поляхова Е.Н., Королев В.С., Холшевников К.В. Достижения петербургской научной школы по астрономии и небесной механике. // Естественные и математические науки в современном мире. 2015, № 36-37. С. 96–111.
  7. Смагина Г.И. Сподвижница Великой Екатерины: очерки о жизни и деятельности директора Петербургской Академии наук княгини Екатерины Романовны Дашковой. СПб, 2006. 141 с.
  8. Смагина Г.И. Княгиня и ученый: Е.Р. Дашкова и М.В. Ломоносов (К 300-летию со дня рождения М.В. Ломоносова). – СПб: Росток. 2011. – 416 с.
  9. Тишкин Г.А. Дашкова и учебная деятельность в Петербургской Академии Наук // Очерки по истории Ленинградского университета. – Л. 1989.
  10. Тычинина Л.В., Бессарабова Н.В. Княгиня Дашкова и императорский двор. – М., 2006.
  11. Тычинина Л.В., Бессарабова Н.В. «Она была рождена для больших дел». Летопись жизни княгини Екатерины Романовны Дашковой. – М. МГИ им. Е.Р. Дашковой, 2009. 311 с.
  12. Холшевников К.В. Небесная механика // История астрономии в России и СССР / Под ред. академика В.В. Соболева. – М.: Изд-во «Янус-К», 1999. С. 78–132.
  13. Холшевников К.В., Поляхова Е.Н., Королев В.С. Работы академика А.Н. Крылова по астрономии, механике, прикладной математике и истории науки. Вестник С-Петербургского университета. 2016. Серия 1: Математика, Механика, Астрономия. Том 3 (61), вып. 2. С. 324–334.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий